Кому в России мешают русские

Рубрика: Статьи
Кому в России мешают русские

Борис Миронов

Оглавление

Нация и государство

Жупел «русского фашизма»

Кому мешает национализм

России нужны герои

Это должен знать русский

Миронов Борис Сергеевич

 

Нация и государство

Яко дым истаял шумливый ещё вчера, крикливый кагал хулителей, ненавистников России, все сделались рьяными поборниками России, ревнителями её силы и независимости.

Уста, ещё не остывшие от многозлобия к России, теперь неутомимо вещают о возрождении её былой мощи. Все оборотились в «патриотов России», в «государственников», «державников».

Только не дай Бог свершаемое оборотничество принять лишь за шутовской маскарад в политическом балагане.

Это значило бы прозевать страшный удар, выцеленный в русских, потому что, под шум и гам возрождения великой России, сводят русский народ, потому что, велеречивый гомон о спасении, сохранении, приумножении России, становлении богатого, мощного, независимого российского государства, вовсе не означает, не содержит в себе и грана заботы о спасении, сохранении и приумножении русского народа.

Идёт тонко продуманная игра на подмене понятий.

Мы, русские, обоснованно, на выверке веков, считаем, так оно и есть, что основу крепости, необоримости России извечно составлял русский народ, ныне 120-миллионный народ в 150-миллионной России.

Когда нам говорят о возрождении мощи и славы России, само собой разумеем благо русского народа — наше национальное благо.

Но, вчитайтесь, вслушайтесь в нынешних «спасителей» России, тех, что у власти, и тех, что рвутся к власти, у них же и слова нет о русской нации, более того, как черти от ладана бегут они от всякого помыслия о национализме, для них весь круг забот — только интересы государства.

Но мера интересов государства — расплывчата, неосязаема, самое главное, может не иметь ничего общего с интересами нации.

Ведь, было уже, пережили, когда государство богатое и могучее, а народ нищенствовал, закрома государства были полны, а народ голодал, с каждым годом нарастал вал производства стали, чугуна и сплавов, а в магазинах — шаром покати, не хватало самого насущного.

И сейчас наше государство не обеднело, да только народ в нём бедствует и вымирает.

Поэтому, хватит говорить об интересах государства, пора громко и внятно заявить об интересах нации, и каждый шаг, каждое политическое, экономическое действие вымерять, оценивать именно интересами нации.

Не нация для государства, а государство для нации!

Государство — лишь машина, обслуживающая нацию. Весь сложнейший механизм государства, каждая его шестерёнка подчинены только одному — росту могущества нации.

Если государственный механизм — тесен, неловок, мешает развитию нации, ничуть зазорного, если нация будет, раз за разом, его переналаживать под свои нарастающие потребности.

Когда профессор, лауреат Государственной премии, автор 120 изобретений не имеет возможности купить такую же квартиру, машину, как владелец торговой лавки, — это свидетельство разлаженного государственного механизма, отсутствия в государстве заботы о развитии и укреплении нации.

Когда труженик — нищ в государстве, в котором процветает жулик, то такое антинациональное государство требует немедленной починки.

Ничего — во имя государства, всё — во имя нации!

Так называемые, «государственные интересы» — это, как правило, чьи-то личные, корыстные интересы, групповые, партийные, олигархические, замаскированные под общественно значимые, они раздраивают общество на классы, сословия, прослойки.

Только национальные интересы крепят общество в монолит.

Что угодно и как угодно можно закамуфлировать под государственный интерес, государственную необходимость — неосязаемую, незримую, когда весь народ, за исключением жуликов от власти, портняжек «государственных интересов», ради «государственных интересов», может прозябать в нищете.

Только национальный интерес имеет чётко осязаемую оценку — нация нравственна, крепка, уверена в себе.

Руководящий принцип государственного строительства — поддержание жизнетворчества нации, создание условий для национального политического и социального расцвета.

И то государство разумнее, эффективнее для нации, которое даёт больше возможностей для этого.

Такому государственному устройству чужды любые революционные преобразования, социалистические ли, демократические, потому что всякие революции посягают, в первую очередь, на национальные традиции, национальный уклад жизни — основу жизни нации.

Нация, порабощённая революционными реформами, перестаёт жить естественной для неё жизнью, она отупляется и принижается, приучается жить и действовать не по своему национальному разуму, согласно со своим национальным инстинктом, а по команде захватчиков власти, которые, в свою очередь, действуют, исходя из заимствованных извне, чуждых для нации идей.

Уже само их стремление к революционным преобразованиям, губительным и гибельным для нации, есть свидетельство их непонимания нации, для которой они чужие.

Нация творит, исходя из своей истории и руководствуясь своей совестью.

Только то государственное строительство имеет смысл, только та политика в основе государства разумна, а само государственное устройство надёжно, целью и обязанностью которых является создание наиболее благоприятных, жизнеудобных, жизненностойких условий для нации, для воспитания национальной духовной личности, перед которой бессильны соблазн и искушение насылаемого на неё сатанизма.

Благо такого государственного устройства — в сохранении национальной души народа, потому что не войны и экономические поражения, а только паралич народной души способен обречь нацию на гибель.

Вопрос о приоритете национальных интересов над государственными — кто для кого и кто кому служит — для дальнейшего развития России не теоретический и не просто назрел, а стал насущным.

Нет первозначимее его ориентира в определении пути России, в выборе её вожатых от депутатов до Президента.

Сегодня все жаждущие мандатов и государственных кресел проникновенно много говорят о своей любви к России, о своём стремлении сделать её богатой и могучей.

Как будто в этом есть проблема — экая задача! — сделать богатой и могучей Россию, у которой 64% мирового сырья, больше, чем у какой-либо другой страны мира, больше, чем у всех стран мира вместе взятых.

Да, как же не любить такую громаду богатств!

Тут самый распоследний для России негодяй полюбит её и заставит себя, приучит себя, почти не картавя, выговаривать возжеланное, хоть и ненавистное ему имя.

И зачем делать Россию богатой, если она и так сказочно богата, нет богаче её на земле?

И независимее её нет никого, потому что она более других обладает основой независимости — людьми, сырьём и пространством.

Надо не позволять грабить Россию, прекратить вывоз её богатств, и больше ничего не надо для её процветания, ни к чему уши всем прожужжавшие гении-теоретики от экономики и прочих наук, что уже десять лет обещают облагодетельствовать Россию заемными заумными теориями по западному образцу, о котором ещё Ф.М. Достоевский сказал:

«На этот подкопанный и заражённый гражданский строй и указывают народу нашему, как на идеал, к которому он должен стремиться...»

Конечно же, обещать укрепить и обогатить государство куда проще, чем взять на себя ответственность за процветание нации.

Укрепление государства, его обогащение — это внешние изменения строя и быта, не раз опробованные колониальной системой Запада.

Достаточно завезти в страну оборудование, поставить под него коробки сборочных заводов, приставить к станкам людей, дать им возможность зарабатывать, магазины товаром набить, опять же, из-за рубежа завезённым, — и всё.

Чем плохо государство? Люди работают, при деле и сыты.

Но, будет ли крепка и независима нация в таком государстве?

Вывести государство из кризиса — создать рабочие места, оживить экономику, — именно к этому сводят всё дело нынешние власть имущие и вставшие в очередь на власть, — но всё это может сделать для России и чужой дядя, и сколько таких дядей уже объявилось по миру.

А вот, вывести нацию из кризиса, вывести народ из апатии, уныния, духовной лености — пробудить его национальное сознание, национальное творчество, национальную гордость — этого за нас не сделает никакой дядя.

Более того, заморский дядя, по-родственному опекающий находящихся у власти в России, больше всего боится именно пробуждения русской нации, возрождения национального сознания в русском народе, коренном народе России, способном поднять, увлечь, повести все остальные народы России.

Почему так важно уяснить всю пропасть разницы между становлением богатого, независимого государства и богатой, независимой нации?

Потому, что вненациональное государство разваливается также быстро, как и создаётся, даже очень богатое, даже очень независимое, и СССР — тому в пример, трагичный, горький урок.

Если бы интересы русской нации лежали в основе политики прежнего СССР, сплочённого вокруг великой России и великого русского народа, то Советский Союз не распался бы никогда, потому что ни его руководителям, ни народу невозможно было бы смириться с разделением нации.

Крепко лишь национальное государство.

Только нация, объединённая единым духом, вечна, непоколебима, незыблема.

Сегодня вопрос определения приоритета государства и нации — это вопрос быть или не быть русской нации.

Все, кто у власти, все, кто рвётся к власти, настырно говорят о своём желании видеть Россию богатой и независимой, об одном при этом умалчивают, что богатой и независимой Россия может быть и без русских.

Россия, как государство со своим сырьевым богатством, уже есть сверхбогатая и независимая страна.

Это правящие Россией недомерки — зависимы от западных правителей, но не сама Россия.

Россия обладает всем необходимым и не только сырьём, а и огромным научным, творческим, высококвалифицированным рабочим персоналом, высокими технологиями, плодороднейшими землями, чтобы, опустив «железный занавес» на своих границах, даже не почувствовать изоляции.

Это только наши правители, в рот смотрящие Западу, не знающие, не понимающие, не любящие и не гордящиеся своим народом, а уже и боящиеся его, это они страшатся остаться со своим народом один на один.

Это президенту важнее быть на ковре у правящей миром «семёрки», нежели со своим народом в страшный будённовский час национальной трагедии.

Когда нерусские соискатели российского президентства объясняются в любви к России, они не народу России объясняются в любви, они богатству России объясняются в любви.

Когда они говорят: «Мы — за свободную, богатую Россию», они, может быть, и искренне так говорят, только там, в их России, в той стране, которую они по-прежнему будут называть Россией, если ещё будут называть, места русским уже может не быть и, скорее всего, не будет.

Потому, что русская нация — это, прежде всего, национальный дух, а те западные проекты, по которым они сегодня строят и собираются дальше строить Россию, не имеют ничего общего с историческими, православными корнями русской нации.

Иначе, 25 миллионов русских не оказались бы изгоями за пределами России.

Идея возрождения великой России, как возрождения великой русской нации, их, конечно же, не привлекает, им нужны разобщённые, раздробленные, распылённые малые народы, беспомощные, зависимые извне и враждующие друг с другом.

Мы должны осознать, что если интересы нации не возобладают в государстве над внутренними дрязгами партий и движений, непримиримостью кланов, если над всем этим не возобладает один мощный национальный диктат, такое государство точно не устоит перед малейшей внешней опасностью.

Мы должны понять, что если внутренние дрязги партий и их лидеров не отступают перед национальной идеей, значит это — уже не внутренние дрязги, это — внешний враг вцепился в горло нации, для него священные национальные устои и есть объект разрушения.

Мы должны пробудить самосознание народных масс, чутьё нации на врага нации, не важно, сидит ли он на Капитолийском или на Боровицком холме.

Идея государственного строительства, сама по себе, не несёт идеи национального спасения, сохранения нации, национального приумножения.

Такое уже случалось в истории, чуть больше двухсот лет назад в одной стране, когда страна эта стала и свободной и могучей, только для коренного народа в ней больше места не нашлось...

Страницы

 1   2   3   4   5   6   7   8 
X