Кому в России мешают русские

Рубрика: Статьи

Кому мешает национализм

Об отношении русских к народам России

Первое инстинктивное, а может уже и генетическое восприятие русскими людьми самого понятия национализм — в лучшем случае, подозрительно-настороженное, чаще и вовсе с порога отторгаемое — тут же выплёскивается в негодующее:

«А другие?! Мы же обидим их своим национализмом, оскорбим их национальное сознание, унизим их национальную гордость!»

Понятие «национализм» уже настолько ложно воспитано, вдолблено, что почти неосознанно воспринимается непременно, как вызов другим народам, как покушение на их национальный суверенитет, как объявление войны другим народам.

Нам умышленно и усиленно внушают, что националисты любой нации, а уж, тем более, русской громады, стремятся не просто укрепить, обогатить, возвысить свою нацию, но непременно возвысить свою нацию над другой, укрепить, обогатить свою нацию за счёт других наций.

Обществу обострённо навязывается убеждение, что в основу национализма заложено нетерпение, высокомерие, презрение, ненависть к другим народам.

Именно поэтому у совестливого, добросердечного русского человека, при слове русский национализм, тотчас сжимается сердце от сопереживания за инородцев.

«Да, — соглашается русский человек, — негоже нам быть на родной земле безголосыми и бесправными, но и национализм, с его гордыней и кичливостью, конечно же, перебор. Сами себя запишем в первосортные, а других, что же, в третий сорт определим?»

И, в сострадании к другим народам и нациям, не желают видеть и понимать русские люди, что искренним стремлением не обидеть своим национализмом другого, они губят и себя, и других, порождая национальное беспамятство, национальное оскопление, национальную слепоту, лишая себя и других национального самоуважения, гордости за себя, как за нацию.

Приходится объяснять и доказывать очевидное, что если ребёнок, а мы — дети нации, любит свою мать и считает её лучшей во всём свете, разве он своей любовью унижает или оскорбляет другую мать, у которой — своё дитя, для которого она — лучшая в мире?

И вот тут, я продолжу начатое сравнение, самое важное понять: только любящий сын, не скрывающий своей любви к матери, не стесняющийся своего полноценного, здорового чувства, а и гордящийся этим чувством, поймёт любовь другого сына к другой матери, оценит и будет уважать эту любовь.

Но никогда не поймёт их обоих, не разделит их любви, не будет ни считаться, ни уважать эту любовь взращённый без материнской ласки и любви детдомовец, интернатовский воспитанник — интернационалист, космополит.

Чужая сыновняя любовь будет ему не только не понятна и не уважаема им, но будет для него чужой и чуждой, а то и вовсе, ненавистной ему.

Только национализм — полная открытая любовь к своей нации, гордость за свою нацию, страстное желание служить своей нации, до самопожертвования быть верным ей, быть ответственным перед ней — даёт возможность каждому человеку, каждому народу дышать полной грудью, не скрывать своей любви к своему народу, к своей нации, не стесняться этой любви, не избегать её.

Сегодня же, получается, что великий и талантливый народ, а каждый народ, живущий в России, мы сейчас о России говорим, велик и талантлив — татары, чуваши, башкиры, марийцы, хакасы, буряты, тувинцы, удины, алеуты, агулы.., — равно, как и русские, так вот, каждый из российских народов, не желая обидеть кого своей национальной гордостью, счастьем быть плотью своей умной, сильной, смелой, умелой, храброй нации, должен скрывать полноту своих национальных чувств именно из-за ложно выставляемых обвинений в кичливости национализма, в ложно прививаемой скромности перед другим народами, с оглядкой быть непонятым, обвинённым в гордыне, в превосходстве своей нации.

И в служении своему народу, своей нации человека гнетёт страх обвинений в национализме.

От того, что человек и целые народы вынуждены дышать не полной грудью, вынуждены утаивать всю полноту своих национальных чувств, подавлять в себе жажду деятельности во имя нации, они, рано или поздно, но начинают испытывать раздражение от того, что вынуждены таиться, оглядываться, быть яко тать в своей любви к матери, обкрадывая стеснением своих чувств и себя и мать, и вот это накопленное и накапливаемое раздражение, рано или поздно, но выплеснется на тех, ни в чём не повинных инородцев, из-за которых надо скрывать и скрадывать свои чувства.

Но и те инородцы тоже ведь молчат, не вольны и не полны в выражениях своих чувств, в своей национальной жизни, и накапливается взаимное раздражение друг на друга ни в чём не виноватых друг перед другом людей и народов.

Только национализм даёт возможность дышать полной грудью; вольно, легко и свободно, без оглядки на кого другого ценить, любить, гордиться своим народом, искренне и полно считать его лучшим, и стремиться его таким крепить.

Крепость нации и полноценность нации, гарантия её нерастраченности, её деятельная активность хранится только в народе, гордящимся собой, любящим себя.

Так, как же можно это жизненно необходимое, здоровое, крепкое чувство национализма выдавать за больное, непременно ущемляющее другие народы обличать, как покушение на другие народы?

Разве не национализм, а именно национализм и, в первую очередь, национализм является основой мирного жительства народов, потому, что национализм крепит не только нацию, национализм крепит отношения между нациями.

Оберегая свой народ, храня свой народ, националист никогда не пойдёт на то, чтобы ввергнуть свой народ в пучину страданий, горя, смерти, а потому, хорошо сознавая ответственность за свой народ, его сбережение, каждый любящий свой народ националист понимает, с каким жестоким отпором он столкнётся в попытке улучшить жизнь своего народа, за счёт другого народа; по себе, своей готовности жизнь отдать за свой народ, он понимает, какой мощный отпор встретит от другого народа.

Поэтому, никогда националист, если он действительно националист и интересы нации, а не собственная президентская папаха, его интересуют больше всего, не решится поставить под удар, реальный, жёсткий удар, свою нацию в призрачном поиске удачи, в приращении благ своего народа, за счёт другого народа.

Национализм в России — единственный гарант недопущения распада России, он единственный способен спасти Россию от повторения трагедии Советского Союза.

Каждый народ, живущий рядом с русским народом, хорошо понимает, что его жизнь, благополучие, развитие будут зависеть от крепости дружбы с русским народом, многочисленным, сильным, наделённым от Бога чувством любви, сострадания, понимания другого народа — сострадания до самопожертвования, до готовности отдать свой последний кусок хлеба и снять с себя последнюю рубаху.

Собственное национальное чувство достоинства русского, его самоуважение всегда были основой уважительного отношения русских к другим народам.

Не идеология и не власть, а именно инстинкт добра, заложенный в нас, русских, изначально, заставлял русских горевать над бедой чернокожего дяди Тома, искать возможности помочь бурам, объяснял уход русских добровольцев в Америку, Испанию, Китай...

Миллионы подписывались в защиту Патриса Лумумбы, вагонами слали собранные по домам одеяла, одежду, обувь в помощь пострадавшим от землетрясения армянам, а до того — узбекам...

Там, где обнажался рубеж между добром и злом, русский человек инстинктивно занимал сторону добра, невзирая на цвет кожи и цвет знамён.

Это и есть самый настоящий национализм — воспитанное нацией обострённое сочувствие добру и неприятие зла.

Мы, русские, никогда ни против кого не выступали из-за нетерпения к языку, цвету волос или цвету кожи. Мы всегда выступали в борьбу со злом.

Националист якут, националист калмык, националист мордва.., каждый националист каждого проживающего в России народа, во имя благоденствия своего народа, будет стремиться к сохранению своего народа рядом с большим, стодвадцатимиллионным русским народом на богатейшей российской земле.

Да и что есть Россия, как не ковёр, прочность и красоту которого определяют плотно и надёжно сотканные нити, и чем больше их, чем разнообразнее они, тем прочнее и красивее ковер.

А что есть государство Российское, как не прочный и надёжный якорь России, и, чем крепче каждая жилка каната, тем надёжнее канат держит якорь.

Если каждая нация России националистически настроена и в том залог крепости, дальнейшего развития каждой нации и всей России, если вся Россия заинтересована, чтобы каждая нация в ней живущая, была крепка и здорова, ведь, только вместе мы представляем ту государственную мощь, с которой прежде считался и должен считаться мир, кому же тогда в России так ненавистна и противна идея национализма — основа крепости каждого народа в отдельности и всей России в целом?

Кто же тогда умышленно, осознанно и обильно сеет зёрна ненависти к национализму, кто так усиленно вытаптывает и пропалывает, не даёт взрастать здоровым силам национализма?

Если для каждой нации национализм — лишь в укрепление нации, кому же тогда выгодно здоровое выдавать за больное?

Очевидно тому, кого пугает здоровость и крепость национальных чувств, кому не нужны, не выгодны, опасны национальные чувства.

Тому, кто заинтересован в ослаблении России, её распаде.

Тому, кому не выгодна, не нужна крепость России.

Тому, кто заинтересован, чтобы ослабленная Россия распалась на отдельные куски, богатые, но слабые, легко проглатываемые мало-мальски организованной силой.

У национализма нет и не может быть противников в самой России, среди народов России.

Как человек в здравом уме не может бороться со своим собственным здоровьем, так и страна не может отторгать то, что ей в здравие, силу и крепость.

Может быть непонимание, может быть неосознание национализма, но это легко и быстро усваивается, потому что это заложено в крови нормального человека, конечно, не перекати-поле космополита, а человека, не потерявшего чувство нации, своего народа и Отечества.

Мы же сегодня в России имеем мощное, организованное средствами массовой информации, официальной пропагандой, неприятие национализма, официально, в том числе, устами президента, заклеймённого фашизмом, без малейшей попытки понять, осмыслить национализм.

Это уже — не борьба с национализмом, выставляемым, как угроза межнациональным отношениям внутри России, это уже проявление и диктат той силы, что боится восторжествования истинно прочных национальных отношений внутри России.

Это уже проявление и диктат той силы, которая хорошо понимает, что, на почве национализма, народы России быстрее поймут друг друга, и это будет государство прочнее былого Союза, который, в первую очередь, развалили межнациональные противоречия, — результат интернациональной политики КПСС, провозгласившей создание «советского народа».

Интернационализм основан на сдерживании национального дыхания, а, значит, на неминуемом задыхании народов, когда малейшая попытка сделать глубокий вольный вздох тут же кончалась обвинением в национализме, и тьма примеров тому, что с Шелестом на Украине, что с Машеровым в Белоруссии, что с преследованием истинно русских писателей и художников в России.

Шло хорошо продуманное смешение народов, когда на пусковые заводы в Прибалтику присылали тысячи русских рабочих и инженеров, а на строительство Байкало-Амурской магистрали ехали прибалтийские отряды.

Когда во главе российского правительства не было русских, а в руководство всех союзных республик вторыми секретарями ЦК с широчайшими полномочиями ставились русские по национальности, а по сути — безродные космополиты, для которых всё равно было, какой народ гробить во исполнение исторических решений партии, какую землю изничтожать, жемчужину ли Сибири — Байкал или сказку Киргизии — Иссык-Куль.

Дело не в том вовсе, что в России сегодня кто-то искренне боится национализма, потому, что переживает за сохранение, сбережение других наций от русских, и потому, оберегая их авторитет, независимость, самоуважение, беспокоится, что русский национализм способен нанести им урон.

Ведь тот, кто боится русского национализма, не допускает ни татарского, ни чувашского, ни башкирского, ни бурятского.., вообще никакого национализма, он, до ненависти, боится, как русского, так и любого другого национализма, потому что боится крепости, уважения, самосиянности любой нации, нации, как таковой.

Национализм ненавистен тому, кому страшна крепость России.

Кому же?

Об угрозе национализма вопиют, так называемые, сами себя так называющие, «демократические» средства массовой информации.

Тьма статей, интервью, бесед, выступлений, уже хорошо освоенный жанр открытых писем Президенту, — и все они равняют национализм к фашизму, а чаще и вовсе определяют национализм синонимом фашизма, как пишет Егор Гайдар — «идеология нацизма, фашизма — злокачественная мутация национализма».

Но вот, что примечательно, авторы многочисленных речей и статей, энергично бьющие в набат о нависшей над демократией в России националистической угрозе, все на одно лицо, и это — иудейское лицо.

Что движет ими, чего хотят они и почему именно иудеи самые ревностные поборники интернационализма в России?

Может, всё дело в особенности бескорыстной иудейской души нести другим народам мир, покой и дружбу, заботиться о равном праве больших и малых российских народов, о благе и общем согласии в России?

Давайте присмотримся к наиболее активным из них на поприще борьбы с национализмом.

К Алле Гербер, например, инициатору парламентских слушаний в Государственной Думе об угрозе фашизма-национализма в России.

Никак не скажешь, что Аллу Гербер беспокоит мир между народами России, единственное, что искренне беспокоит Гербер — её собственный народ. Своей пламенной страсти к единственному народу — еврейскому — Гербер и не скрывает.

Избранная в Государственную Думу первого созыва по одномандатному округу, население которого не отличается еврейским большинством, Алла Гербер, тем не менее, всегда открыто заявляла, что она представитель еврейского меньшинства, чьи интересы в Думе пришла защищать, и, если Россия для неё — «эта страна», то Израиль — «моя страна, моя любовь», и самая большая мечта для Аллы Гербер, чтобы её внук, хоть и урождённый от русской невестки, жил в Израиле, ходил в еврейскую школу.

Можно радоваться, что в лице Аллы Гербер одной националисткой, истово и нежно любящей свой народ, гордящейся этой любовью и всё делающей для процветания своего народа, стало больше, если бы не её неприкрытая ненависть к другому — русскому национализму.

Но, если любящий свой народ человек терпеть не может любви другого человека к своему народу, отказывает другому в такой любви, то это — уже не национализм, это — шовинизм, расизм, нацизм, это и есть фашизм.

И, чем больше постигаешь, так называемых, борцов с национализмом в России, тем явственнее предстают они шовинистами, озабоченными лишь интересами одного своего народа, игнорируя и подавляя интересы других народов.

Вспомните авторов письма — предтечи Указа президента Ельцина о борьбе с фашизмом и политическим экстремизмом (письмо озаглавлено в «Известиях» «Наша демократия слаба, реформы тяжелы, а в умах хаос»), которые определяли фашизм, как антисемитизм, и вся страсть их письма — в том, чтобы Ельцин вновь выдвинул на первые роли людей с демократическим образом мысли — их людей; чтобы сам Ельцин был ближе к демократическим партиям и движениям — их партиям и движениям.

Письмо опубликовано в «Известиях» под рубрикой «Мнения». Мнение небольшой горстки экстремистски настроенных еврейских деятелей культуры моментально стало руководящим документом, определившим дальнейшую жизнь России.

Тут же последовала встреча президента Ельцина с авторами письма в Кремле, мало, что проговорили несколько часов, но и дружно пообедали вместе в Грановитой палате, а пока обедали, и Указ состряпали.

Страна приступила к борьбе с фашизмом.

Согласованность и оперативность прессы, авторов письма, помощников президента, та стремительность, с какой мнение авторов письма вылилось в жёсткие строки Указа, стали возможны лишь потому, что всех участников действа объединяет принадлежность к одному — еврейскому народу.

Россия сегодня столкнулась с самым страшным и трагичным, что может быть в судьбе любого государства: власть в стране, её финансы, средства массовой информации захватил один народ, причём, из самых малочисленных народов России.

Но, когда один народ возвеличивает себя над другими народами, удовлетворяет свои потребности в ущерб другим народам — это и есть фашизм.

И уж, если с чем бороться, согласно Указу президента, то именно с этим фашизмом — с фашиствующей властью политических еврейских авантюристов, финансовых еврейских воротил, еврейских газет и телевидения, творящих настоящий геноцид других народов России.

Мы зачастую недооцениваем, как велик в человеке, необорим зов предков, зов земли, когда многие поступки, решения и действия принимаются на генетическом уровне.

К примеру, давно, казалось, обрусели евреи, века живущие на российской земле, отродясь не знавшие, многие и вовсе не слыхавшие родного языка, в глаза не видевшие своей исторической родины, но, как только Израиль призвал нацию к объединению, тут же и потянулись тысячи российских евреев из России на свою историческую родину.

Чего тут больше? Корысти? Конечно, есть и она.

Но только, хоть и есть корысть, то непременно и зов родной земли присутствует, и само решение ехать продиктовано не только головой, голым корыстным расчётом, но и порывом души...

Так, как же мы можем отдавать высшую власть, ключевые посты в государстве, рулевые посты России людям не коренной российской национальности, людям с зовом чужой, далёкой от России земли — иудеям, а именно они занимают места ведущих помощников Президента, но и они же наиболее активны и инициативны в борьбе с национализмом.

И послушный, подручный им дружный хор прессы, услужливо и ревностно выставивший свои перья на борьбу с национализмом, — сплошь евреи:

«Известия» возглавляет еврей Голембиовский,

«Общую газету» — еврей Егор Яковлев,

«Коммерсант-Дейли» — его сын Владимир Яковлев,

«Московские новости» — еврей Лошак,

газету «Сегодня» — еврей Остальский,

«Московский комсомолец» — еврей Гусев,

«Литературную газету» — еврей Удальцов,

газету «Вечерняя Москва» — еврей Лисин,

«Новое время» — еврей Пумпянский...

Можно долго продолжать, будут меняться только фамилии, но национальность останется той же.

Жуткий спрут, как петля на шее России, когда, с одной стороны, люди, облечённые гигантской властью, как свиньи подгрызающие дуб, проводят экономическую политику, разваливающую, уничтожающую российскую экономику, выгрызают корни национальной промышленности, низводят национальных производителей, распродают по дешёвке национальные богатства, созданные не одним поколением народов России, с другой стороны, эти же люди, как только дело заходит о защите национальных интересов России, активно кричат об угрозе национализма и все силы бросают на борьбу с ним.

Обвиняют, пугают, вопят об угрозе национализма, издают Указы, сами являясь истинно шовинистами, не просто возмечтавшими создать лучшие условия для своего народа, а делающие это и делающие это за счёт других народов, в ущерб другим народам.

В России живут десятки народов многочисленнее еврейского, скажем, татар, по последней переписи, больше пяти с половиной миллионов, чувашей — около двух миллионов, полтора миллиона башкир и долго ещё будем продолжать список, пока подойдём к евреям, которых — лишь полмиллиона, но ни татары, ни чуваши, ни башкиры своего театра в столице России не имеют, а у евреев — один из лучших в Москве, и школы у них здесь свои, национальные, и синагоги, даже на Поклонной горе собираются строить, и свой университет…

А по телевидению судить, по пышно отмечаемым юбилейным вечерам, так в России, кроме, как еврейских артистов и писателей, других не имеется, незамеченными остаются юбилеи выдающихся мастеров других народов, как остался незамеченным последний прижизненный юбилей великого Леонида Леонова.

И вот, недавно еврейский шовинизм сбросил последние фиговые листки приличия: крупнейшие банки России «Мост-банк», «Альфа-банк», банк «Российский национальный кредит» объединили свои капиталы на учреждение российского еврейского конгресса, программно заявив создание таких условий жизни для евреев в России, чтобы они не только не уезжали из «этой страны», но и уже уехавшие могли вернуться сюда и не чувствовать своего отрыва от исторической родины.

Москва — ещё один Тель-Авив или вся Россия — новый Израиль?

Благо, строить им есть на что. Но, за счёт кого? За счёт других народов России.

Ведь, что такое «Мост-банк»? Банк, который, в огромном количестве, прокручивает государственные, народные деньги, но полученную прибыль теперь собирается вкладывать в культуру, в развитие одного лишь своего народа...

Вот, кому страшен и ненавистен русский национализм, национализм всех проживающих в России народов.

Иудеи насаждают свой шовинизм, из которого прорастает истинный фашизм, уже открыто кричащий, что России не нужны ни Пушкин, ни Гоголь, ни Ильин, ни Шульгин, ни Победоносцев...

Но только, не иудеи во всём этом виноваты.

Это мы, в первую очередь, русские, попустили им хозяйничать безоглядно и нагло на нашей земле.

Это мы, в первую очередь, русские, потеряли инстинктивное природное кровное расположение друг к другу, когда, с времён сбора силы против половцев ли, поляков ли, французов ли, русские люди обретали невиданный до того подъём национального сознания.

Когда русская барыня, уходя от французов, отдавала своим холопам телеги для отъезда, и не думала, в мыслях не держала, что француз ей ближе по языку, по воспитанию, по манерам, по социальному положению и происхождению, нежели холоп; русский холоп для неё становился тотчас родным, а француз — врагом.

Русская кровь говорила в барыне. Зов крови всегда был силён в русских и сплачивал их.

Русский человек, каков бы он ни был, добрый и худой, богатый и бедный, честный и изовравшийся, почвенник или пропитанный чужим духом, в крайнюю минуту опасности для Отечества, всегда становился националистом.

И ничто в тот момент, ни интересы богатства, карьеры, ни даже жизни не могли заслонить для него главного — защиты и спасения нации.

Ныне этот инстинкт стёрт, а то и вовсе потерян.

Мы, без сопротивления, допустили чужеземное засилье во власти, в армии, в финансах, в производстве, в экономике, в школах.

Мы допустили, что Россией правят иноземцы и иноверцы — иудеи. Утерянного за десятилетия, в год не вернёшь, но и времени на долгое осмысление и опамятование не остаётся.

Надвигается на всех нас, русских, татар, чувашей, калмыков, башкир, мордву.., на все коренные народы России надвигается диктатура иудейского фашизма.

Сегодня в их руках уже власть, экономика, финансы, средства массовой информации. Осталось им подмять под себя нерастлённые ещё до конца наши души.

И подомнут, если русские, все коренные народы России не осознают своего спасения в национализме, который так ненавистен еврейским шовинистам.

X