Ты будешь спасён!.. даже если не хочешь

Рубрика: Статьи

Олег Верещагин

Детские дома в России и за рубежом — убийство расы

У сторонников ювенальной юстиции — в чинах и без — есть, к сожалению, один крупный козырь: состояние семьи в современной России. Действительно, когда вам показывают по телевизору грязную комнату, полуголого немытого ребёнка и не вяжущих лыка личностей неопределённого пола, тут и у самого возникает желание отправиться туда и немедленно забрать малыша подальше от такого «дома»...

НО!

Этих «но» целых три, и о них предпочитают не говорить.

1. Мне, человеку, который знает, например, как делаются репортажи «о скинхедах» (обычный вечерний двор, группа гопников, пузырь пива на всех, по сотне на нос и текст на бумажке), сложно поверить, что всё так, как мне показывают. Увы, но не верю я многим из этих репортажей. Просто не верю! Особенно в свете историй с отнятыми детьми, о которых я знаю не понаслышке — отняли не у алкашей, не у наркоманов, не у бандитов...

2. Командир сербских партизан Драгослав Бокан в своё время в интервью журналисту Ивану Прийме сказал так:

«Всё это напоминает приблизительно такую ситуацию: как если бы кто-нибудь схватил тебя, о читатель, связал бы тебя, потом схватил бы твою жену и ребёнка и начал бы их насиловать и резать ножом. И вот в один прекрасный момент, когда он уже почти убил их, он вдруг снимает с тебя верёвки, цепи и включает камеру!

И что видит тогда сторонний зритель? Он видит тебя, обезумевшего, в пене, как ты набрасываешься на какого-то молодого человека явно с целью убить его... Сторонний наблюдатель не ведает того, что предшествовало этому акту: что этот молодой человек в роли палача убивал твою жену и твоего ребёнка.

То есть, твой акт защиты, самого естественного возмущения и сопротивления человеческого против бесчеловечности превращается при таком монтаже правды в средство обвинения тебя в злодействе…»

Единственный подешевевший относительно советских времён продукт — водка, общедоступные наркотики, произвол и бездействие (зависимо от ситуации) власти — всё то, что толкнуло наш народ на край пропасти — это остаётся «за кадром» в репортажах о страданиях детей. И виновных не привлекают к наказанию...

3. Самое главное: Куда попадают спасённые от злобных родителей дети?

* * *

Вы заметили, что последнее время о детских домах вообще перестали говорить в негативном ключе?

Вот пример, взятый из газеты «Мир детей и подростков» (N20 (95), октябрь 2010 г.) История двух мальчиков-братьев — Пети и Гриши.

«В московском социально-реабилитационном центре «Красносельский» воспитываются два хороших мальчика — Петя и Гриша. Они родные братья. Им здесь нравится, но если их возьмёт на воспитание приёмная семья, будет совсем хорошо.

Разными путями попадают дети в СРЦ, но у всех одна примета: они из трудных, неблагополучных семей. Так и Петя с Гришей. Папа давно ушёл из дома, у него теперь новая семья. Заниматься воспитанием Пети и Гриши он категорически отказался, даже написал отказное заявление.

Мама, как могла, одна воспитывала детей. Но она инвалид. С годами ей всё труднее было справляться с родительскими обязанностями. Органы опеки, наблюдавшие за семьёй, пришли к выводу: дети нуждаются в защите государства. Так братья оказались в СРЦ. Славные ребята. Незапущенные, вежливые, доброжелательные. Хорошо учатся.

Петя, ему 15 лет, будучи с мамой, учился играть на пианино и по просьбе нашего корреспондента почти профессионально исполнил миниатюру Бетховена. Грише 13 лет, его увлечение — компьютер, уже сейчас владеет им на уровне начинающего программиста. Характерная черта братьев: отзывчивы.

В СРЦ намечается праздник, спортивный вечер, день открытых дверей — Петя и Гриша в числе активистов, всегда приветливы, улыбчивы, с ними приятно общаться. Сама собой приходит мысль: братья стали бы украшением любой семьи.

Но как найти эту дверь? У Пети с Гришей ещё не решены отношения с мамой. Она не лишена родительских прав, поэтому братьев нельзя назвать сиротами, а значит, усыновить. Зато можно поместить в приёмную семью. Такая форма воспитания становится всё более популярной.

Это временный союз между органами опеки и приёмными родителями. Органы опеки подбирают семью, проводят инструктаж с родителями, передают им детей, а затем ежемесячно выплачивают зарплату. Выходит: родители получают от государства материальную поддержку и одновременно трудоустраиваются — их воспитательский стаж записывается в трудовую книжку.

Это хорошо. А как хорошо детям! Наконец-то они в семье, имеют идеальные условия для учёбы, отдыха, полноценного развития. Здесь же они получают опыт перехода к самостоятельной жизни. В дальнейшем, когда, к примеру, у Пети с Гришей прояснится их статус сиротства, приёмные родители будут иметь приоритетное право на их усыновление…»

Почитайте ещё раз, в каком радостно-идиотическом стиле написана статья о двух братьях. Случилось страшное: с подачи органов опеки двое взрослых парней отказались от больной матери. СТРАШ-НО-Е. За такое раньше били всей деревней. От церкви за такое отлучали. А тут ля-ля-ля, тру-ля-ля, как им хорошо, они ждут-не-дождутся правильных (читай: богатых и здоровых) содержателей (не родителей).

Статейка буквально сочится слюнявым идиотским умилением: ах как всем всё хорошо! А мне хотелось бы спросить: 15-ти и 13-летний мальчики — они что, не должны заботиться о больной матери? Сыновний долг, он как? Отменён указом Астахова? Это — побоку? Это помеха в успешности?

Как она теперь живёт? Как могли уже не детишки маленькие — подростки! — согласиться бросить самого родного на свете человека из-за того, что каким-то дамам из опеки помнилось в их горячечном бреду, что «дети в опасности», потому что их мать — инвалид? Им что — не под силу заботиться о женщине? Или это не круто и отнимает время?

Далеко пойдут Петя с Гришей. Если... если конечно в статье правда, и их не увезли и не удерживают в «раю» силой, ожидая, когда явится покупатель побогаче. Или просто получая на них солидные денежки ежемесячно. Всё это вполне возможно. Но так или иначе — показательная история.

Государство, тиражирующее такую заботу о детях, должно как можно скорее сдохнуть ради благополучия страны и народа...

Почитайте в свете этой статьи текст указивки, выпущенной Московской межведомственной комиссией по делам несовершеннолетних. Там, среди прочего, есть такие, например, моменты:

Регламент межведомственного взаимодействия по выявлению семейного неблагополучия, организация работы с семьями, находящимися в социально-опасном положении (трудной жизненной ситуации)

3.7. Руководители наркологических диспансеров и наркологических больниц незамедлительно (в течение трёх часов с момента обращения, поступления) направляют по факсу в Московскую городскую межведомственную комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав информацию (приложения N3-1, 3-2) о родителях, которые имеют несовершеннолетних детей и злоупотребляют алкоголем, наркотическими и психотропными веществами, а также о несовершеннолетних, употребляющих наркотические, психотропные или токсические вещества, а также медикаменты без назначения врача (в случае наступления токсического отравления)…

4.1. Дошкольные образовательные учреждения:

— обеспечивают ежедневный (в рабочее время) при прибытии воспитанников их внешний визуальный осмотр;

— организуют ежегодно в период с сентября по октябрь каждого года конкурс детского рисунка по теме «Я и моя семья». Итоги конкурса направляются в районную комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав по месту нахождения ДОУ до 10 ноября каждого года…

2.4. Специалисты районной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав:

— до 01 декабря каждого года анализируют итоги конкурса рисунков «Я и моя семья», проводимого дошкольными образовательными учреждениями, и, при необходимости, проводят первичное обследование семей, имеющих возможное неблагополучие в детско-родительских отношениях…

Видимо, Пети и Гриши им мало?

На рубеже 2010-2011 годов родителям России общими усилиями удалось-таки «завернуть» жуткий проект «Форсайт-2030», о котором я уже как-то писал. Но «защитники» детей не успокаиваются. Меняя обёртки, они стараются продать народу всё те же фекалии...

Помните этапы этого жутика, словно сошедшего из голливудского фильма? Напоминаю…

— лицензия на родительство: «Родители должны регулярно проходить программы повышения своей компетентности». Если «родители имеют низкую квалификационную оценку» — они лишаются родительских прав, ребёнок помещается в приют;

— принудительная стерилизация некомпетентных родителей, взамен предлагается «ребёнок-робот, который способен имитировать поведение настоящего ребёнка. Подобные разработки ведутся с 90-х годов прошлого века, будут массово интегрированы в общество — в программы по подготовке родителей, для продажи тем, кто не хочет или не может иметь настоящих детей».

— повсеместное введение неких психологических Центров — чтобы дети свои проблемы рассказывали не маме и папе, а именно в этих Центрах. В будущем эти Центры станут называться «воспитательные сообщества» (с), в которых будет происходить выращивание «конкурентоспособного человеческого капитала»;

— принудительная чипизация: способности ребёнка предлагается «увеличивать за счет генной модификации и чипизации», «Должна быть обеспечена постоянная связь каждого индивидуума с глобальными информационно-управляющими сетями. Наноэлектроника будет интегрироваться с биообъектами и обеспечивать непрерывный контроль за поддержанием их жизнедеятельности, улучшением качества жизни, и таким образом сокращать социальные расходы государства…»;

— введение обязательного уровня материального обеспечения, несоответствие которому повлечёт изъятие детей по бедности (или невыдачу лицензии на родительство), так как «бедность осложняет воспитание детей, ограничивая родительские возможности по созданию насыщенной развивающей среды вокруг ребенка»;

— введение принудительной вакцинации и сексуального «просвещения»…

Отбились. Уф. Вытерли пот со лба. Но что делать, так и не знаем. Практически каждую неделю мы слышим всё новые и новые проекты детских «заботников», ползущие, как правило, из недр серпентария — Общественной Палаты РФ.

И страх берёт — а ну как какой-то подпишут? Ведь любого из них достаточно, чтобы убить насмерть русскую семью...

«Стань ответственным родителем! Откажись от насилия ради будущего своего ребёнка!»

Это даже не лукавство, это бессмыслица. Мне временами кажется, что все наши «детозащитники» живут в некоем виртуальном мире. Или это так действует на мозги политкорректность — она, как известно, отключает связи с реальностью...

Неужели они не понимают, что воспитание — в любом случае насилие? Именно насилие, дозированное и доброе насилие, которое осуществляет взрослый — человек с опытом жизни, с развитыми сдерживающими центрами, умеющий выстраивать причинно-следственные связи и делать пролонгированные выводы — над ребёнком.

Существом, которое в силу природы импульсивно, неспособно зачастую понять мотивы своих собственных поступков и оценить ситуацию здраво. Понимаете — это не плохой ребёнок таков. Это РЕБЁНОК таков. В целом. От природы. Никак иначе.

Кто вырастает из ребёнка, которого не контролировали родители — стало ясно ещё после опытов доктора Спока.

Доктору, воспевавшему свободу воспитания, пришлось в буквальном смысле слова прятаться от родителей спокизированных детей, «купившихся» на красивые «современные» технологии педагогики. Неряшливые, некультурные, злобные, неуравновешенные «дети Спока» выросли как раз у отказавшихся от насилия ответственных родителей.

Поймите: это — факт. Это, а не нечистоплотные лозунги детозащитников. И вопли «да можно воспитывать без насилия, вы только попробуйте! — бессмысленны. Нельзя. Доказано историей. Особенно нельзя, учитывая нынешнюю ситуацию, в которой насилием объявляется запрет есть сладкое перед обедом.

Попробуете — упустите ребёнка. Это воспитывать его долго и сложно, а упустить — хватит иной раз одного-единственного обошедшегося без наказания проступка.

Единственный реальный способ как-то полностью оградить ребёнка от такого варианта — воспитать из него тоталитарного волчонка. Который просто тотально не будет верить ничему, кроме сказанного в своей стае (таковы дети кавказцев).

Но сколько родителей на это пойдут? А в остальных случаях — ничего точно нельзя сказать. Увы. Можно воспитывать православного, можно научить играть на пианино (за немалые деньги, видимо), можно всё.

А ему гормон в голову стукнет, или что-то не так покажется, или секундное «настроение» пойдёт — и он всех предаст. Сам потом будет умываться слезами, искренне — но поздно.

Именно на этом вся ювеналка и построена. На ежесекундных нервных реакциях детей, в которых рассудок не участвует! Дети — не совсем люди. Они всего лишь заготовки. И физически, и биологически, и психологически...

Это не злой я так придумал. Это реальная психология и педагогика. Но их замалчивают или выставляют в жутком виде...

«Детозащитники» пользуются броскими, бьющими по глазам и сердцу, но в основе своей бессмысленными лозунгами. Например: «Откажись от насилия!» Красиво, слезовышибательно, на подсознательном уровне вызывает полное одобрение...

На деле же этот лозунг такая же ложь-ловушка, как «русский фашизм» (вещь в природе не существующая, но подсознательно пугающая).

От какого насилия? Что такое насилие? Почему лозунг обращён именно к семьям? Где его определение — насилия, от которого нужно отказаться? Нет определения — значит, под него можно подогнать всё, что угодно. Что и делается...

Между тем, какими способами детей от насилия спасают? Вбивая клин между ними и родителями. Поселяя в первых чувство вседозволенности, а во вторых — чувство страха. Разрушая семью. Отрицая сам процесс воспитания, ибо — внимание! — при отсутствии чёткого определения «насилия» (а таковое создать просто-напросто невозможно!) под него подходит любое воздействие на ребёнка. Лю-бо-е.

Куда попадают спасённые от насилия дети?

И вот тут мы пришли собственно к теме моей статьи. Спасённые дети попадают в детский дом — место, в котором реальное насилие постоянно и обыденно, как дыхание.

Кто репродуцирует насилие в отношении детей? Не родители, нет — государство. Именно государство попустительствует насилию моральному и физическому, именно государство само принимает законы и программы, которые являются насилием даже не над личностью, но над самой детской природой.

Кто главный враг персонифицированный ребёнка? Детозащитники. Нет ни одного ребёнка, который, встретившись с ними хотя бы ненадолго, не получил бы психологическую травму.

Таковы при подробном разборе все лозунги и все действия властей всех уровней, направленные на «защиту ребёнка». Видели рекламу «Пункт приёма детских страхов», где ТриДишная девочка кричит в телефон: «Мне страшно, они ругаются!» — на фоне злобных голосов родителей?

И добрая тётя ей отвечает: «Давай поговорим об этом — и твой страх уйдёт!» И появляется телефон доверия... Страх уйдёт, непременно. И будет вспоминаться, как счастье — своя комната, голоса родителей за дверью, глубинное понимание того, что «поссорятся — помирятся!»

Будет вспоминаться в казённом доме, за решётками, среди чужих равнодушных или откровенно злобных людей... Такова судьба ребёнка, купившегося на красивый лозунг. А он купится. Потому что его мозг незрел, чувства экспрессивны, стремления сиюминутны.

Ювенальщики отлично это знают и именно на этом играют... Недаром в этом милом мультике, как «место страха», выставлена именно семья.

Хотя куда больше страха у ребёнка вызывают школа, тёмные подворотни, кишащая на улицах агрессивная нерусь, просто-напросто будущее с его неопределённостью — всё то, что цветёт и пахнет в нашей стране с полного одобрения государства.

Но реальные страхи ребёнка и реальная помощь детям власть не интересует совершенно.

Вы знаете, что лозунг «за ребёнком идут деньги!» фактически перекрыл для единожды отнятого в детдом ребёнка дорогу в семью? (Ну, если только иностранный толстосум перешибёт жадность огромной взяткой!).

Я знаю много историй, когда отнятого у родителей ребёнка просто-напросто не отдавали — открыто и спокойно — совершеннолетним братьям и сёстрам, дядям и тётям, бабушкам и дедушкам, хотя они прибегали почти сразу и изъявляли горячее желание взять ребёнка немедленно!

Нет, был ответ. Вопреки не только совести и человеческой душе — вопреки Закону.

Пытка, которой подвергается знавший семью ребёнок пребыванием в детском доме, взрослому — непредставима. Но поверьте — она чудовищна. Те, кто не знал семьи никогда, кстати, тоже страдают. Но — меньше (не значит — мало!). Эта пытка происходит даже в самом лучшем детдоме, с самыми внимательными, ласковыми, добрыми и умными работниками.

А таких детдомов — единицы на десятки. Именно их любят нам показывать по телевизору и умиляются по поводу воспитанников: смотрите, они смеются, играют, они счастливы!

Безногий, или безрукий, или больной раком ребёнок тоже способен смеяться, играть, забывать о своей беде. Вот только она от этого никуда не уходит...

А что происходит за стенами большинства детских домов?

Вам известно, что хотя бы одну попытку побега из детского дома совершил каждый из детей, помещённых туда против их воли — и очень многие из пришедших добровольно (когда «раскушали», что это такое) или выросших там?

А знаете, каким образом администрация часто борется с побегами? Таких детей помещают в психиатрические клиники, где проводят курс уколов транквилизаторов. Это не страшилка и не единичный случай.

Дословно — из рассказа 11-летнего мальчика (более никаких данных сообщать не буду даже под расстрелом — у него кончилось хорошо, и — всё):

«Меня в детдом привезли, и директор... она сразу меня в кабинет завела и троих старших позвала. Они меня раздели... досовсем... и стали бить. Они не хотели. Они сказали — чего мы будем? А она им говорит — по дурке соскучились? И они тогда только... И старались бить так — вмах, а несильно... Тут же если не слушаешься — сразу в дурдом на неделю. И там такие уколы делают, как мне в больнице, только каждый день. Оттуда приезжают — и под себя писают, прямо на ходу даже, ещё неделю или даже больше бывает не понимают — ты ему чего-нибудь говоришь, а он не понимает... Туда все боятся попасть...»

В более «мягких» детдомах за это просто бьют, сажают в карцер, лишают пищи или убогих развлечений. То есть, преспокойно делают всё то, за малейшее подозрение в чём родителям грозят тюремными сроками.

Это делают с детьми, потому что они не желают «государственного счастья» и бегут к «плохим родителям». Делают те самые люди... люди?.. которые ужасаются разбросанным игрушкам или забрызганной кухонной плите.

Те самые существа, которые способны обрушиться всей мощью государственного аппарата на мать-одиночку, «выделяющую ребёнку недостаточно карманных денег» — недрогнувшей рукой подписывают направление для того же ребёнка на... пытку, на курс карательной медицины, подобный курсам такого пошиба, проводившимся в гестапо...

Единичные случаи?

Несколько десятков за первые восемь месяцев 2010 года. Младшим из «вылеченных от мании побегов» — 5 (!) лет. Это только попавшие в СМИ случаи. А сколько не попавших? Сколько детей стало дебилами (медицинский термин), сколько погибло и было тайком похоронено?

По чести сказать, я не знаю, это что? Несусветный цинизм? Расстройство психики? Расстройство логики? Заказ? Я не знаю. У меня перегорают логические цепи, я не могу найти хоть каких-то оправданий этой жуткой «деятельности по спасению детей».

Страницы

 1   2 
X