Ты будешь спасён!.. даже если не хочешь

Рубрика: Статьи

Усыновлённых детей возвращают обратно в детдом 

http://deti.mail.ru/roditeljam/news_obratno_v_detdom

«За прошедший 2009 год Минобрнауки зафиксировал печальные данные, которые связаны с возвращением детей-сирот обратно в детдом. Выяснилось, что российские приёмные родители отказались от 8 тысяч приемных детей. Помимо этого, выявлено больше 3 тысяч жестокого обращения с приёмными детьми. Специалисты Органов опеки не в состоянии оказать потенциальным родителям соответствующую помощь, как объясняют специалисты.

Ещё одной причиной неудачного усыновления названа социальная реклама, которая создаёт иллюзию того, что взять ребёнка из детдома — это простое и выгодное дело. А на деле оказывается далеко не так. Несомненно, главная ответственность остаётся на родителях, которые сознательно идут на этот шаг. Изменятся ли цифры печальной статистки в 2010 году — пока неизвестно…»

Обратите внимание, помощь они оказать не в состоянии, а детей изымать они хорошо умеют!

Но дело даже не в этом. Кое-что в этом материале немного не так изначально... Причинами возвращения детей в детские дома является не безответственность приёмных родителей. Нет! Причина — параноидально-активная деятельность наших «омбудсманов» во главе с П. Астаховым.

Именно они своими психоделическими заявлениями на всю страну и погоней за плановым «спасением детей» смертельно испугали многих приёмных родителей. Как уже было состоявшихся — так и множество потенциальных, к числу которых, кстати, отношусь и я...

Кому охота подставлять под удар семью — под тяжкий удар, под реальный тюремный срок! — и зачастую не только мужа-жену, но и родных детей — из-за невротических фантазий психически больной компании, именующей себя «омбудсманами», «органами опеки» и так далее?

Ведь и эти 3000 случаев жестокого обращения с приёмными детьми — это знаете что? Там ребёнка шлёпнули по попе. Там повысили голос. Там лишили ужина. Там послали в магазин одного. Там попросили вскопать огород.

99% «жестокости приёмных родителей» — именно такого пошиба! Причинами для «изъятия» становились синяк, анонимная жалоба, донос из школы или поликлиники... Не верите? Отследите нашумевшие дела последних лет. И увидите, что — так и есть.

Кому-то очень нужно, чтобы русские дети не могли обрести новую семью на родине. Более того — кому-то нужно, чтобы семьи лишились как можно больше детей при живых родителях. И дело тут не только в тех деньгах, которые заставляют жадно набивать сиротами и псевдосиротами детские дома! Нет.

Детский дом — место ужасающей деградации ребёнка. Будучи отобранными из семьи в 8-10 лет и придя в стены детского дома с навыками самообслуживания, с любовью к родителям, с сообразительностью и достаточным интеллектом, за год-два почти все дети превращаются в озлобленных, жадных лгунов, эгоистов и циников, неспособных — не нежелающих, нет, неспособных! — застелить себе постель и насыпать сахар в чай.

Потому что в детдоме чай дают уже сладким... Лудомания, асоциальность, половые извращения, курение, алкоголизм и наркомания — реальность чудовищной массы детских домов РФ. Она подминает практически любого — и государственная машина «спасения детей» тщательно и умело ускоряет процесс деградации ребёнка, делая его необратимым...

Детские дома — часть плана геноцида русской нации...

Информация ниже была получена мной случайно от человека, который меня явно недолюбливает, да и сам не пользуется моим уважением. Поэтому я лишён возможности её детально уточнить. Но поэтому же верю ей на сто процентов.

Дополню слегка про своё столкновение с ООиП. В конце концов, отрицательный опыт — тоже опыт... Ошибок я и другие участники истории наделали достаточно, но (скорее всего) мы изначально были обречены на провал. Директриса тогда не просто так сорвалась с цепи, поувольняла сотрудников и прогнала всех, кто годами общался с её подопечными.

Дело в том, что она отправляла детей в психушку (вместо лагеря или санатория) на каникулы, не отказывалась их туда отправить и когда просили медики (чтоб койки заполнить). Это отдельный рассказ, ибо забирает психиатрическая служба детей ночью (чтоб прям из кровати), помещают их в палату с реально больными, при срывах и истериках активно «лечат», держат месяцами без прогулок, строем в столовую и обратно, из палаты выходить нельзя, на окнах решётки.

У меня шок был, когда я это увидела. Не видела бы — не поверила бы, что подобное может происходить в Питере в наши дни. Поначалу в психушку пускали посетителей, достаточно было сказать, что ты к детдомовцам и показать удостоверение личности. Дети, разумеется, не психи были, адекватные абсолютно, они рассказывали обо всём, плакали. Даже медсёстры признавались, что детей этих жаль.

Нервы некоторых «неофициальных волонтёров» (вроде нас) не выдерживали, люди начали писать в газеты, администрацию города, ту же опеку. Добились проверки. Проверка состоялась, но — кто б сомневался — нарушений не выявила.

Разумеется, с документами всё было правильно, а проверяющим (все сплошь свои) ничего иного не требуется. Диагноз есть, лечение идёт (жесть, блин), никто ж не будет разговаривать непосредственно с детьми, смотреть на них и условия их содержания.

Итогом было то, что к детям перестали пускать посетителей вообще, продукты можно было передать, записку — нет. Привлекать внимание к судьбе детдомовцев чревато. Вероятно, можно это делать, имея мощную поддержку в виде авторитетных СМИ, общественных организаций, но никогда по своей инициативе...

Дальше педагоги были уволены, посещения запрещены по жизни. Самый дельный совет мне был дан на форуме afanas.ru Там один из участников сотрудничал с детдомами, но иначе, чем мы. Попасть к детдомовцам, минуя директора интерната, никак. Надо заинтересовывать её, но это для нас было невозможно. Тем более я себе в разговоре с ней позволила сказать честно, что я думаю о её заботе...

Надо ли пояснять, что мои дальнейшие попытки достучаться до инспектора по этим детям были (мягко сказать) безрезультатными?

С инспекторами ситуация забавная, я понимаю, почему люди месяцами могут собирать документы. Приём по 15 мин. полтора раза в неделю с трёхчасовыми перерывами на обед ведёт полное хамло. Без эмоций, без мыслей о детях. Она детей не видит, она с ними не работает, чего ей их жалеть или понимать?

Плюс полный борзёж от неограниченной власти — т.е. документы ты можешь собирать, чего нет? — но решать все будет ОНА, единолично. Мы обычная средняя семья, спонсорскую помощь оказать не могли. Впрочем, она не особо и требовалась, материально обеспечены и одеты дети были нормально.

Мы могли позаниматься с детьми, погулять, пообщаться, помочь с уроками, даже бесплатно на футбол свозить целую группу (на Петровский) — была возможность.

Учителя очень приветствовали наше общение, которое детдомовцам необходимо, поскольку они не видят обычной жизни, им теперь запрещено даже убирать свои вещи или в столовой помогать (типа, детский труд ведь!), после выпуска они оказываются абсолютно одиноки, без друзей, без связей, без элементарных бытовых навыков.

Это сознают воспитатели, занимающиеся детьми. Но на хрена такой геморрой директору? Чтоб кто-то видел её методы работы, общался с воспитанниками, которые много интересного могут рассказать... Лучше спонсор — чего-нибудь даст, детей по голове погладит 5 мин. и уедет. А потом можно ещё до бесконечности создавать всевозможные центры помощи выпускникам ДД.

Это всё далеко не самое страшное. Когда не столь давно состоялся большой съезд наших детозащитников, на котором ушатами лили грязь на семью, то именно на нём оказалась случайно озвучена информация о том, как из одного из детских домов регулярно возят детей на утеху богатым педофилам.

Скандал тут же замяли — не было заказа.

А то, что описано выше — вещь совершенно обыденная. Нет таких унижений, которые не претерпел бы воспитанник самого обыкновенного, «беспроблемного» детского дома.

Отрешитесь от советских типажей — давно ушли в прошлое болеющие сердцем за своих воспитанников заведующие, ворчливые и добродушные нянечки, умные, сочувствующие воспитатели, радующиеся каждый раз, когда очередной их воспитанник находит новую семью...

Сейчас детские дома переполняют самые обычные деляги. Дети для них — мясо-молочное стадо, с эксплуатации которого можно делать нехилые жировые отложения на счёт в банке. Какой идиот станет сам резать такой скот — сиречь, отдавать их в семьи?

А вот прирастить стадо — забрать из семей — очень даже рады стараться. Не верьте солнечным репортажам по телевидению — за ними скрыты карцеры, надругательства над душой и телом, профессиональное оглупление, тоска и безысходность.

Поймите, я говорю самые обычные вещи. Простейшие. Понятные каждому, кто копнёт проблему.

Никакая семья алкашей не способна так искалечить ребёнка, как обычный детский дом, где считают нарушением прав уборку за собой — но держат за порядок вещей «сдачу в аренду» воспитанников в психиатричку.

Предвижу, что в ответ на статью многие начнут искренне негодовать: как же так, Верещагин опорочил систему, Верещагин оболгал работников, всю свою жизнь отдающих... и т.д.

А Верещагин всего лишь рассказал правду. Если она колет глаза — это не его вина. И на «опороченных» мне плевать — для меня существа, способные удерживать детей в детском доме ради получения дивидендов, стоят на одном уровне с бешеными шакалами и заслуживают той же судьбы — беспощадного отстрела.

Мне жалко детей. Вот и всё.

Между тем, воровство со стороны персонала (распил денег на детей — явление повсеместное; до воспитанников доходит в среднем 25% выделяемого. Да, есть детские дома, в которых этой мерзости не допускают. Но по статистике получается, что есть и те, в которых до детей доходят вообще считанные проценты!) и тиранию старших (ни один, даже самый лучший детский дом с самым внимательным и заботливым персоналом, не избавлен от этого ежедневного ужаса!) руководство детских домов ухитряется сочетать с прямо-таки иезуитским «соблюдением прав ребёнка», на деле оборачивающейся обычнейшей десоциализацией.

Дети не заправляют свои постели. Не дежурят в комнатах. Не работают в детдоме и на его территории. Дети не знают, что такое заварить себе чай, выбрать (не говорю уж — постирать!) одежду, убрать за собой игрушки. Не понимают, что такое температура на улице. Не знают, как обращаться со столовым ножом.

Они вообще не приспособлены к самостоятельной жизни!

Рассказы про несчастных детей, которых научили мыться, есть ложками, ходить прямо и разговаривать в детдоме — в основном такие же легенды, как и рассказы о «зверях-родителях»...

Идеальный... электорат?

Мать мальчика, отнятого из-за финансовых проблем семьи в детский дом в возрасте 11 лет и вернувшегося через полтора года в семью (редчайшая история, кстати — одна из первых историй о скотстве ювеналки, о которой я узнал), отмечала с ужасом, что её сын был буквально морально растоптан.

То, что он начал курить, уже не замечалось на фоне остального. Все прежние интересы ребёнка (довольно многочисленные, кстати) были забыты, все навыки — стёрты. Он перестал задавать вопросы, вообще чем-то интересоваться, кроме еды, сна и телевизора.

Чаще всего он ничего не предпринимал по своей инициативе, без команды — но временами словно срывался и начинал исподтишка делать пакости всем подряд. Пойманный за руку — плакал, плач переходил в истерику. Некоторые реакции и интересы почти тринадцатилетнего мальчишки стали напоминать реакции и интересы пятилетнего ребёнка.

В других же вопросах — в основном в вопросах грязи — он проявлял циничную осведомлённость.

«Чистыми в душе у сына остались несколько крохотных уголков, которые он боялся показывать даже сам себе, — с горечью констатировала мать. — Он был весёлый, очень доверчивый, добрый, старался быть самостоятельным и очень этим гордился. А вернули какого-то страшного робота…»

Понадобился почти год, чтобы мальчик — благодаря бесконечному терпению матери — вернул себе интерес к жизни и стал похож на себя прежнего. Но курить он так и не бросил. И недоверие к окружающим посторонним людям у него сохранилось.

«Ма, — признался он, уже четырнадцатилетний, матери, — я там сначала пытался быть таким, как дома. Но там это невозможно. Все ломаются, кто из семей. Кто-то раньше, кто-то позже. Не ломаются только те, кто оттуда бегут. Я не сбежал только потому, что верил — ты меня вернёшь. Вот только в это и верил…»

Самые страшные сны у подростка — сны про детдом. В них нет ничего «такого», ни побоев, ни унижений. Просто — детдом. Этого достаточно, чтобы он просыпался с криком.

Сны — хоть и реже — снятся до сих пор.

http://akparov.ru/node/56

Сейчас, в 21-м веке, в «светлом будущем», наступившем после «углубления» и «перестройки» социализма, сирот больше, чем сразу после войны.

В 1945 году было 600 тысяч сирот, в то время как сейчас их по официальным данным около 800 тысяч. Большинство экспертов считает, что их не менее 2-4 миллионов. С 1994 года число сирот в России удвоилось.

У 90-95% сирот родители живы. Из вновь выявленных в 2007 году 132 тысяч детей-сирот 77 тыс. оказались детьми родителей, лишённых родительских прав.

Сейчас в России две тысячи детских домов и 67000 их воспитанников. Ещё 27 тысяч детей учится в 150-ти школах-интернатах. 10% детдомов и интернатов не имеют элементарных условий, 48% требуют капремонта, 5 находятся в аварийном состоянии.

40% выпускников детдомов становятся алкоголиками, 40% попадают в тюрьму, 10% кончают жизнь самоубийством и только 10% могут устроиться в жизни. Ежегодно усыновляется 30 тыс. детей-сирот.

За последние 10 лет число российских семей-усыновителей уменьшилось вдвое, в то время как число случаев усыновления иностранцами увеличилось в 5 раз (около 7 тыс. детей в год). Правда, в последний год из-за случаев садизма приёмных родителей и убийств ими русских детей — особенно в США — иностранное усыновление было приостановлено.

Такова государственная система воспитания детей.

И при этом Сергей Миронов, лидер Справедливой России, претендующий на то, чтобы формировать демографическую политику России, предлагает увеличить рождаемость в России путём фабрикации сирот в специальных государственных учреждениях, где бы их за плату рожали суррогатные матери с последующим помещением в дома ребёнка, детские дома, школы-интернаты!

И Владимир Жириновский предлагает Медведеву (а тот соглашается) импортировать сирот, а также покупать детей у матерей, решивших сделать аборт, и уже установил цену -100 000 рублей за малыша.

Ниже блоггер пишет вещь для многих сомнительную, но меня заставившую задуматься, честное слово... Почитайте.

«Причиной сиротства в наше время является не смерть родителей, а экономическая ненужность детей для родителей. Если бы дети пахали на родителей или возили дрова из лесу, как это было во времена Некрасова, никто бы их из дома не выгонял. Самый последний пьяница понимает ценность денег и того, кто ему эти деньги приносит, никогда бить не будет.

Для того, чтобы такая метаморфоза произошла с родителями, которых сейчас лишают родительских прав, достаточно принять закон, по которому часть зарплаты выросших детей перечисляется непосредственно их родителям вместо пенсии, то есть, провести принципиально новую пенсионную реформу. Чем больше детей, тем больше доход родителей. Нет детей — нет и пенсии.

И тогда, под угрозой голодной смерти в старости и в предвкушении получения солидных доходов от своих детей в будущем все те, кто сейчас третирует своих детей как нахлебников, будут вкладывать в них все средства, отказывая себе в лишней рюмке. Прекратится приток детей в детские дома, и тех средств, которые сейчас выделяет на них государство, будет более чем достаточно и для немногочисленных сирот, и для вороватых администраторов…»

* * *

Истории о том, как приёмные американские родители зверски пытали и убивали русских детей, известны всем. Но это — только вершина айсберга...

http://profamilia.livejournal.com/24329.html

. . . . . . . .

Иными словами, в огромном числе случаев вмешательство государства в жизнь семьи и изъятие из родной семьи ребенка осуществляется вовсе не в интересах ребенка, и это совершенно очевидно.

Не думаю, что положение с этим в России хоть сколько-то отличается от западного. Но многих русских детей, попавших в руки заграничных «усыновителей», ждала куда более страшная судьба, чем бытовое насилие.

Какова стоимость детских органов на чёрном рынке?

— сердце — 160 000 дол.

— почка — 10 00 дол.

— печень — 60-150 тыс. дол.

— поджелудочная железа — 45 000 дол.

Недавно Интерпол сообщил страшное. Из 50 000 русских детей, вывезенных в 90-е годы из страны «усыновителями» эта мощная организация не может установить судьбу большинства.

У тех, кто «в теме», на слуху, например, «дело Надежды Фратти» — с 1993 по 2000 год она вывезла из Волгограда 558 детей, из Перми — более 300 на усыновление в Италию. Документы об усыновителях были подложными. 274 маленьких волгоградца до сих пор не разысканы. Многие разысканные оказались искалечены или мертвы. Из пермяков не удалось найти никого.

А за семь последних лет число пропавших детей выросло в полтора раза — и кому-то очень выгодно списывать это на «маньяков-педофилов»...

Изъятием органов дело не ограничивается (кстати, деньги в этом бизнесе крутятся настолько громадные, а клиентами являются такие «именитые» лица, что ни одна западная полиция или спецслужба ничего не предпринимает — все делают вид, что этого бизнеса как бы просто нет.)

По некоторым данным, русские дети обоего пола есть в гаремах Аравийского Полуострова. Ещё их нередко продают на рабских базарах в Азии и Африке (причём это не только «усыновлённые», но и просто похищенные и вывезенные за рубеж дети!).

Это в начале XXI века, читатель. Это внуки тех, кто строил коммунизм и правнуки победителей Гитлера...

А государство бушует, отважно спасая детей из последнего оплота их защиты — родной семьи...

Вся наша система отношений «взрослые-дети» — воспитание, обучение, наказания, поощрения — совершенно не соотносятся с реальной жизнью и словно бы специально направлены на выполнение одной-единственной задачи: как можно сильнее искалечить психику ребёнка.

Временами то, что мы делаем — или позволяем делать! — с детьми, вступает в прямое противоречие с логикой, с биологическими инстинктами, с разумом! Про совесть я уже не говорю…

Идиотизм власти царит над нашими детьми.

Печальный вывод, но — если вы вдумаетесь, то согласитесь со мной.

Я знаю, что найдутся те, кто закричит: «Верещагин призывает пороть детей!»

Отвечу: а вы призываете их сажать в тюрьмы. Вы, так ратующие против порки, против угла, против лишения еды — вы не о детях заботитесь, вы их просто боитесь и мечтаете об одном: пусть они не мозолят нам глаза, такие шумные и «наперекористые»! А самый простой способ для этого — в тюрьму! Подальше из-под моих священных окон!

Если вы считаете, что я вас оскорбил, господа критики — прошу вас. Не надо обо мне. Давайте о детях. Предложите что-то, чем можно воздействовать на 12-летнего мальчишку, который уже почуял вкус безнаказанности, отлично знает адрес школьного омбудсмана, может пожаловаться ему и на родителей, и на учителей — но при этом после уроков за школой отнимает у малышей деньги?

Что, «он уже не будет человеком», как мне сказал однажды один товарищ? А не рано ли ему «не быть человеком» в 12 лет? Или подождём до 14, потом посадим? Или всё-таки добьёмся понижения возраста ответственности до этих 12 лет?

Так он выйдет — выйдет уже взрослым уголовником, уверяю вас. Конечно, можно ещё расстреливать или вешать — как высшее проявление заботы о детях...

А с десятилетним шкодником что будем делать? А с семилетним неслухом? «Воспитуем словом»? Не лгите хотя бы себе — очень многие дети слова просто не понимают и не воспринимают. Увы. Плачьте.

Нет у вас ответа, НЕ-ТУ. Потому что — повторяю — вся наша система взаимоотношений с детьми, сложившаяся в последние 20 лет, глубоко порочна и совершенно недееспособна. Её надо добить выстрелом в затылок и глубоко похоронить, не поставив никаких надгробных знаков. Чтобы не откопали никогда.

Дети — вовсе не ангелы. Никогда ими не были, и меньше всего их подталкивает к этому — быть ангелами — современная жизнь. И далеко не все совершаемые ими проступки — и преступления! — совершаются по недоразумению, глупости, случайности... Есть вещи, которые уж подросток-то должен уже понимать и не делать никогда!!!

Кстати, это козырь защитников ювенальной юстиции. Видя, что народ её активно отталкивает, они начинают скулить: «Да вы что, да мы разве детей забирать?! Речь не об этом! Нужны ведь специальные детские суды, нужны отдельные разборы дел, в которых замешаны дети! Вот что такое ювенальная юстиция!»

Ну, во-первых, они врут. Опыт Запада об этом говорит однозначно. Ювенальная юстиция это комплекс мер, и «спасение детей от родителей» в нём занимает лидирующую роль. А вот если не брать этого в расчёт, то ювенальщики... правы.

Да — правы. На самом деле нужны и отдельные суды для детей, и даже отдельные законы! Ведь даже за убийство невозможно, неправильно и нелогично одинаково судить 14-тилетнего и 34-хлетнего! Поверьте — это так, и дело не в сроках, мол, младшему меньше дадут. Нет... (И кстати, защита несовершеннолетних от милиции — увы — тоже нужна. Причём строжайшая и суровая).

Но ювенальщики не собираются детей-преступников наказывать. Нет! Они собираются им всемерно потакать. Потакать — часто опять же делая виноватыми родителей. Ребёнок украл? А это потому, что ему мало дают карманных денег. Родителей под суд, ребёнка в детский дом!

Но и это — не главный подводный камень. Главный — именно в том заявлении, которым адепты ювеналки пытаются оправдать её продвижение — см. выше, мол, мы хотим наказывать детей по особой системе!

Да не наказывать они их хотят. А просто-напросто вывести из-под власти закона огромный контингент 14-17-тилетних. Полностью. Абсолютно. (Если кто не понимает, что из этого получится — обратитесь к сводкам французской полиции, я на этом подробно задерживаться не буду). То есть, вместо того, чтобы разработать для детей и подростков отдельные законы — их собираются спихнуть во вседозволенное беззаконие.

Это — ничуть не менее страшно, чем понижение возраста уголовной ответственности до 12-ти лет. Это — другая сторона той же медали. Безмозглая свирепость — бессмысленное всепрощение.

Ни в одной стране мира ювенальная юстиция не озаботилась на самом деле воспитанием контингента малолетних правонарушителей. Только — всеобщая любовь. Только — всепрощение. Только — вина родителей. Только — тупое сюсюканье про «несчастных детишек». И — непременное отлучение от семьи.

Например, сюсюкают про группу скотов, сжёгших парня на Вечном Огне. Про малолетнюю тварь, зверски изувечившую, одноклассницу за неосторожное слово. Про великовозрастного насильника-педофила.

Читатели, ЭТО — не оступившиеся. ЭТО — малолетние преступники. Их мало. Их даже сейчас единицы среди сотен, попадающих в руки закона. Но они — есть.

Это именно их ювенальная юстиция собирается «спасать от закона». И это именно они будут продолжать находиться рядом с вашими детьми — лишённые даже капельки страха.

А чё вы мне сделаете?!.

А и правда — «чё»? Ну, часть из них я бы расстрелял. Серьёзно. Например, того же насильника или тех фашистов в истории с Вечным Огнём. Пусть будут сопли, слёзы, крики и мольбы — вот эти точно людьми не будут.

Не стану упоминать и о том, что власть должна убрать из жизни подростков дестабилизирующие факторы — многие телепередачи, кое-какую музыку, немало интернет-сайтов (и пока она этого не сделает — всё бессмысленно!).

Но дальше-то — ЧЁ? Как наказать того, кто по случайности — убил? Кто со зла — избил? Кто от дурости — украл? Кто по глупости — позвонил в милицию про заложенную бомбу?

За решётку?

Ни в коем случае! Ни на час!..

 Читать статью полностью — http://zhurnal.lib.ru/w/wereshagin_o_n/spasiteli.shtml

«Советник» — путеводитель по хорошим книгам.

Страницы

 1   2 
X