Приказано не рожать

Рубрика: Статьи

Демографическая война против России

Вступление

Ещё совсем недавно, 2-3 года назад, мысль о том, что происходящее в России следует рассматривать с позиций войны, многим казалась абсурдной. В лучшем случае, сомнительной.

Помнится, мы присутствовали на политологическом семинаре в Госдуме, где именно профессиональные военные, как дважды два, доказывали, что никакой войны (за исключением чеченской) на территории России не происходит, потому что такие-то и такие-то классические признаки войны, в данный момент, отсутствуют (точно так же возражали, в своё время, А. Гурову, впервые открыто заговорившему о советской мафии.)

Сегодня, особенно после бомбёжек Сербии и обвинения Ельцина в геноциде думской комиссией по импичменту, необъявленная война против России стала фактом общественного сознания.

Всё чаще, в самых разных социальных средах, можно услышать: «Всё ясно. Нас решили уничтожить», «идёт зачистка территории», «для обслуживания нефтяных скважин много народу не нужно».

Однако, нам кажется, у подавляющего большинства людей пока отсутствует конкретное понимание, как именно ведётся эта война, кто полководцы, кто солдаты, какое оружие, какие направления ударов и т.п. Разве что, понятие «информационной войны» уже более или менее обществом усвоено.

Во всяком случае, на простые приманки манипуляторов масс-медиа народ клюет всё реже и реже. И это, конечно, радует.

Но, разрушительные процессы развиваются столь стремительно, что прозрение общества почти всегда оказывается запоздалым.

Такое хроническое запаздывание порождает, чуть ли, не мистический ужас перед необъятным, неуловимым, а потому неодолимым злом.

Между тем, оно имеет вполне конкретные очертания, конкретных исполнителей, конкретные цели и конкретные механизмы реализации.

И только знание этой конкретики делает зло уязвимым, давая возможность нанести ответный (а лучше — упреждающий) удар прицельно, а не в пространство вообще.

Война с Россией ведётся одновременно на многих фронтах.

Тот фронт, о котором будем говорить мы, один из главных (если не самый главный). Однако, его важность не получила адекватной оценки, даже в патриотической среде, не говоря уж о людях, далёких от политики.

Более того, очень многие политики патриотической ориентации не сопротивляются атакам на данном фронте, потому, что принимают армию противника за... армию спасения.

Поясним: речь идёт о системе снижения рождаемости, активно внедряющейся в России под вывеской «планирования семьи».

По сути, против нашей страны развязана демографическая война. Но мы имеем дело с войной нового поколения, которая ведётся по законам информационных войн.

А значит, основной упор делается на информацию, вернее — дезинформацию противника. И на эти приманки многие политики-патриоты пока успешно ловятся.

Приёмы дезинформации

Этих приёмов — множество, но основной принцип один: то, что несёт погибель, подаётся, как благо.

Вспомним, как поступают (уж простите за грубоватое сравнение), когда хотят отравить собаку: смертельный яд вкладывают во вкусную оболочку колбасы, которую животное с восторгом пожирает. И какое-то время испытывает сытое блаженство. Но потом, неизбежны смертельные корчи...

Конечно, если бы было официально заявлено, что в и без того вымирающей стране государство принимает программы, препятствующие рождению детей, то общество однозначно восприняло бы это, как геноцид.

Но так, естественно, никто не заявляет, а, напротив, говорят об «охране репродуктивного здоровья», «репродуктивных правах», «безопасном материнстве», «ответственном родительстве», «здоровом образе жизни».

Не правда ли, прекрасно звучит, хоть и не совсем привычно?

Ну, а то, что это — типичный Оруэлл, поскольку истинный смысл подобных понятий — прямо противоположен их благородной упаковке, с ходу мало кто улавливает.

Разве что, люди, которые помнят, как называлась гитлеровская программа уничтожения «неполноценных». Она называлась очень похоже — «Здоровье нации».

Вот краткий словарь для перевода с «планировочного» языка на человеческий:

—        «охрана репродуктивного здоровья» — включает в себя контрацепцию, стерилизацию (!), аборты;

—        «репродуктивные права» — право на контрацепцию, стерилизацию, аборт и растление детей в школах, под видом «полового воспитания», «основ здорового образа жизни» и т.п.;

—        «половое воспитание» — привитие детям психологии отказа от деторождения, в том числе, путём открытой пропаганды контрацепции и стерилизации, скрытой пропаганды абортов и сексуальных извращений, поскольку это тоже не способствует продолжению рода;

—        «здоровый образ жизни» — в представлении «планировщиков», обязательно включает в себя применение контрацепции;

—        «безопасное материнство» — использование контрацепции (якобы, для избежания осложнений после абортов, которые могут привести к смерти);

—        «ответственное родительство» — включает в себя использование контрацептивов, сцеплено с лозунгом «ребёнок должен быть здоровым и желанным». В начале российской «планировочной» эпопеи лозунг был более откровенным: «Пусть ОДИН ребёнок, но здоровый и желанный»;

—        «здоровые и желанные дети» — получаются только при «запланированной» беременности, то есть, когда женщина намеренно делает перерыв в контрацепции. Хотя, можно привести массу примеров, когда женщина не собиралась иметь ребёнка, но потом, родив, была счастлива и благодарила Бога, что не сделала аборт.

Кстати, сцепка «здоровый» и «желанный» — очень типичная и очень грубая манипуляция сознанием: на самом деле, «нежеланные дети» могут быть здоровыми и, наоборот, самый, что ни на есть, «желанный ребёнок» может родиться больным.

Впрочем, если строго следовать вышеприведённому лозунгу, даже «желанного», но «нездорового» ребёнка нужно обязательно абортировать.

Правда, в современных российских условиях, это составило бы более 30% от общего числа рождающихся детей, так как, по последним официальным данным, каждый третий новорождённый имеет какие-то отклонения (например, недостаточный вес).

А, поскольку детей сейчас рождается и так очень мало, результаты вскоре превзошли бы все ожидания идеологов демографической войны.

Вот такая «орвелловщина». Даже, заметьте, в ставшем уже одиозным клише «планирование семьи» слышится что-то положительное.

«Планирование», «план» у нас, ещё со времён советских пятилеток, ассоциируются с ростом, преумножением. «Семья» — понятие, тем более, безупречное.

Легко ли неискушённому человеку догадаться, что речь идёт об отказе от детей?

А, между тем, в действующем законе о здравоохранении есть статья «Планирование семьи», раздел 7, где чётко определено, что входит в медицинское понятие «планирование семьи» — три пункта: контрацепция, аборт, стерилизация. И всё!

В «планировании семьи», даже на официальном уровне, речи о семье не ведётся.

Мало того, есть официальные методические указания для центров «Планирование семьи», где сказано, что критерием успешной деятельности таких центров является количество произведённых абортов.

И это — очень показательно, поскольку говорит о реальной цели создания подобных центров. Не «количество вылеченных бесплодных пар», не «число новорождённых младенцев», а именно количество абортов.

Странного здесь, на самом деле, нет ничего, если, хотя бы немного, ознакомиться с историей вопроса.

X