Приказано не рожать

Рубрика: Статьи

Не имей сто рублей, а имей сто родственников

Современным людям, воспитывающим одного ребёнка, трудно даже представить себе ощущения человека, чувствующего себя членом обширного семейного клана.

Сейчас всё больше подростков жалуется на одиночество. В многодетной семье, члены которой ориентированы на поддержку друг друга, такое, как правило, невозможно.

Там дети чувствуют себя в большей эмоциональной безопасности, им легче найти утешение и помощь в семье, а не на стороне.

С годами, потребность в помощи близких нисколько не уменьшается. Поступление в институт, устройство на работу, решение разных бытовых проблем, типа ремонта квартиры или постройки дачи — всё это, в наших российских условиях, требует помощи близких.

И, чем больше их у нас, тем комфортней, в конечном итоге, наша жизнь. Если за любую услугу расплачиваться «живыми» деньгами, никаких денег не хватит. К счастью или нет, не знаю, но в нашем обществе по-прежнему актуальна пословица «Не имей сто рублей, а имей сто друзей».

«А ещё лучше — родственников»,— добавлю я от себя.

А представьте, каково придётся взрослому «маленькому принцу», когда его родители состарятся! Ведь, на единственных детей падает огромная нагрузка по опеке пожилых членов семьи.

Часто бывает, что у 30-летнего мужчины ещё живы престарелые бабушка с дедом, которым нужно то кран на кухне починить, то огород на дачном участке вскопать.

А тут, ещё и мать, живущая отдельно, в больницу попадает, её тоже навещать приходится. Да и своя семья заботы требует. А если ещё и у жены нет братьев и сестёр, то нагрузка на «принца» непомерно возрастает.

Конечно, воспитанный эгоистом, такой сын может сказать родным: «Это — ваши проблемы. Устраивайтесь, как можете».

Но, вряд ли вы захотите такого утешения в старости. Да и человеку, который так говорит, придётся несладко. Сколько бы он себя ни уверял в своей правоте, ему не заглушить до конца голос совести. А это порождает внутренние конфликты, ведёт к душевному надлому.

Я уж не говорю о том, что, в условиях постарения населения и низкой рождаемости, в самое ближайшее время встанет — да, собственно, уже встал! — вопрос об увеличении возраста выхода на пенсию. Сперва до 65-70 лет, а потом и до 75 лет.

(Мы не преувеличиваем, именно такая цифра названа (в качестве оптимальной) Комиссией по народонаселению ООН, производившей расчёты для европейских стран, в том числе и нашей. А эти рекомендации, как показывает опыт, затем претворяются в жизнь.)

То есть, люди фактически лишатся пенсии, ведь до 75 лет ещё надо дожить. Но, в данном случае, если говорить о единственном ребёнке, не это главное. Главное, что далеко не все постаревшие родители окажутся в состоянии работать.

Со здоровьем населения у нас в стране всё хуже и хуже, а тут и возраст не будет способствовать его укреплению. Пенсии же человек себе заработать, к тому времени, не успеет. Вот и получится, что единственному ребёнку придётся полностью содержать всю пожилую родню.

Вы скажете: «А раньше, как люди обходились? Ведь, 100-200 лет назад пенсий тоже не выплачивали».

Верно, не выплачивали. Но в семьях рождалось помногу детей, и сообща прокормить стариков было, всё-таки, легче.

Так что, наверное, стоит подумать не только о ближайшей перспективе, но и об отдалённых последствиях воспитания единственного ребёнка.

Стремясь облегчить ему (и себе) жизнь в детстве, вы существенно усложните её в более взрослом возрасте.

Риск потерять единственного ребёнка — невероятно велик

Родители, предпочитающие ограничиться одним ребёнком, не задумываются и о других, весьма немаловажных, последствиях своего решения.

Рост преступности, наркомании, алкоголизма, травматизма из-за несчастных случаев (в том числе, из-за автомобильных аварий, из-за которых у нас погибает людей раз в десять больше, чем в Европе) и множество других факторов, привели, в последние годы, к резкому росту смертности.

Вот, что пишет по этому поводу крупный российский демограф профессор А. Синельников:

«Родителям единственного ребёнка, конечно, жить легче, но они не знают, как много у них шансов стать бездетными в старости. По нашим расчётам, основанным на данных Госкомстата[38] за 1995 г., вероятность того, что мать переживёт сына, равна 32%! И у матери двух сыновей риск потерять обоих не так уж мал — 10%. Только родители троих и более детей имеют достаточно надёжную гарантию от потери их всех».

Причём, теряют ребёнка сейчас, как правило, не в младенческом возрасте — младенческая смертность, за последнее время, выросла незначительно, — а в подростково-молодёжном, когда родителям уже поздно думать ещё об одном малыше.

Профессор Синельников говорит, что, если бы, рассказывая о разных катастрофах, авариях и пр., журналисты всякий раз уточняли, есть ли у погибших братья и сёстры, или это — единственные дети, то многие люди пересмотрели бы своё отношение к малодетности.

Но, поскольку такие вопросы не обсуждаются, то люди живут в мире иллюзий, и им кажется, что «лишние», «сверхнормативные» дети — это угроза их благосостоянию.

Так что, лучше рожайте, пока можете. Поверьте, даже трое детей — это, на самом деле, очень мало! Я это знаю не понаслышке. Правда, понимаешь такие вещи чуть позже, когда дети подрастают, но время-то летит очень быстро. Гораздо быстрее, чем нам хотелось бы.

Если же, по каким-то причинам, — мало ли что на свете бывает? — ребёнок так и останется у вас единственным, постарайтесь хотя бы смягчить негативные последствия.

Всячески развивайте и поощряйте альтруизм. Пусть ребёнок сызмальства приучается помогать окружающим, делать что-то для других.

А то, единственные дети, как правило, почти всё делают для себя, любимых: в кружках занимаются для себя, учатся для себя (хотя, нередко считают, что учёба нужна не им, а родителям!), игрушки убирают (если убирают!) за собой для себя, тетрадки в портфель складывают тоже для себя…

Хорошая палочка-выручалочка в данном случае — это дачный участок. Работы в саду и огороде, обычно, хоть отбавляй, и эта деятельность, как раз, направлена на благо всей семьи.

Важно и поддерживать связи с родственниками, чтобы у единственного ребёнка, как можно большее число людей было включено в понятие «родня». Тогда он будет меньше страдать от одиночества.

Конечно, можно пытаться восполнить нехватку братьев или сестёр друзьями, но родственные связи — это что-то особенное, гораздо более глубокое, чем общность вкусов и интересов.

Пусть у ребёнка нет родных братьев или сестёр, но будут двоюродные, троюродные, четвероюродные… да, хотя бы, седьмая вода на киселе, кто в этом будет разбираться? Тут особенно значима вторая часть этих слов: «…родные».

Есть и ещё одна возможность «подарить» ребёнку брата с сестричкой: станьте для кого-нибудь крёстной матерью.

Я знаю достаточно много случаев, когда крёстный брат или сестра воспринимаются ребёнком, как близкие родственники. Но, для этого, конечно, нужно, чтобы и вы считали крестника членом своей семьи.

 

[38] А, с тех пор, страшная статистика лишь выросла! — Авт.

X