Как Орден организует войны и революции

Рубрика: Статьи

Орден слишком силён, чтобы позволить Госдепартаменту расследование

По мере того, как Орден осуществлял свои планы развития России, Госдепартамент ничего не мог сделать. Его бюрократы сидели в дипломатическом корпусе Вашингтона, как кучка загипнотизированных зайцев.

Во-первых, в 1920-е годы предоставление займов Советскому Союзу было серьёзным нарушением закона США. В то время американские граждане могли приезжать в Россию на свой страх и риск, не было ни дипотношений, ни правительственной поддержки или разрешения коммерческой деятельности.

Настроение общества и правительства США было подавляюще негативным по отношению к Советам не в последнюю очередь из-за многочисленных зверств, совершённых во имя Революции.

Во-вторых, синдикат «Гарриман Гаранти», представляющий Орден, не информировал госдепартамент о своих планах. Как видно из процитированного письма из Вашингтона в посольство США в Лондоне, первая информация о марганцевых залежах Гарримана была получена из-за океана, причём посольство взяло её из сообщений лондонской газеты.

Иными словами, Аверелл Гарриман протащил нелегальный проект, минуя правительство США. Если это не безответственное поведение, тогда, как это называется? И это был человек, которому потом предстояло стать послом США в России.

Письмо госдепартамента в Лондон (на стр. 67) весьма характерно в этом отношении: «В отправленном Вами меморандуме содержится первая информация, полученная департаментом о концессии, помимо той, что появилась в прессе».

Примерно через месяц пришло письмо из департамента торговли с просьбой подтвердить сведения о вышеуказанной концессии и дать больше информации по этому вопросу. Очевидно, Гарриман не удосужился информировать и министерство торговли.

«Департамент торговли. Бюро внешней и внутренней торговли. Вашингтон, 23 января 1925 года.

Уважаемому Уилбургу Дж. Карру, помощнику госсекретаря, Вашингтон, дипломатический корпус.

Дорогой мистер Карр!

Мы располагаем копией депеши № 2565 госсекретарю от мистера Ф.В.Б. Коулмана в Риге, Латвия, в отношении разговора с мистером Фридлендером по поводу России.

На странице 7 этого сообщения имеется абзац, в котором говорится следующее: «Меграф является агентом Имперской и Иностранной Корпорации, которая представляет капиталовложения Гарримана, Стивенса и его собственные в чиатурскую марганцевцю концессию.

Из отчёта мистера Фридлендера явствует, что они объединили свои капиталовложения и представляют собой единый фронт».

Вопрос о чиатурской марганцевой концессии представляет большой интерес для американской горнодобывающей промышленности и её контроль американским концерном окажет значительное влияние на сталелитейную промышленность США.

Поэтому мы заинтересованы в получении самой надёжной информации по этому вопросу, насколько это возможно, и потому просим, чтобы вы по возможности получили для нас подтверждение вышеупомянутого сообщения. Мы бы хотели знать немного больше о достоверности заявлений мистера Фридлендера и о любых других доступных вам фактах по этому делу.

Весьма икренне ваш Р.С. Миллер».

(копия письма 861.637/ 5 и его перевод)

«Государственный департамент. Сектор восточно-европейских дел 29 января 1925 года.

Дорогой мистер Карр!

Относительно прилагаемого письма офицера департамента торговли мистера Миллера имеются некоторые весьма определённые причины того, почему я считаю очень нецелесообразным, чтобы госдепартамент начал какое-либо расследование в отношении упомянутой марганцевой концессии. Если Вы того пожелаете, я буду рад объяснить Вам эти причины устно.

Иван Е. Янг».

Теперь мы подходим к поистине удивительному моменту. Правительство США не было информировано У.А. Гарриманом или компанией «Гаранта Траст» о намерении вложить 4 миллиона долларов для развития советских залежей марганца.

Однако, это был явно нелегальный шаг, который имел очевидные стратегические последствия для США.

Не могло получить эту информацию правительство США и где-нибудь ещё; в то время не было ЦРУ. Экономической разведкой занимался Госдепартамент. Очевидно также, что правительственные чиновники были заинтересованы в получении информации, как и должно было быть.

Поистине удивительно то, что правительство США было не в состоянии провести расследование.

Мы только что воспроизвели меморандум, направленный Иваном Е. Янгом из сектора по восточно-европейским делам помощнику госсекретаря Карру. Заметьте, что этот меморандум проходит на высшем уровне Госдепартамента.

Янг, в частности, пишет: «...имеются некоторые весьма определённые причины того, почему я считаю очень нецелесообразным, чтобы Госдепартамент начал какое-либо расследование в отношении упомянутой марганцевой концессии».

А помощник госсекретаря Карр небрежно пишет внизу: «Я уступаю Вашему суждению об этом» (предположительно, после устного обмена мнениями).

Создаётся явное впечатление, что с некоей закулисной силой не стоит связываться.

Орден устанавливает свой собственный закон

Орден контролировал все неправительственные стратегические позиции, имеющие отношение к Советскому Союзу. Похоже, ничто не ускользало от его внимания.

Например, англорусская торговая палата была создана в 1920 году с целью развития торговли с Россией, в чём отчаянно нуждались Советы для восстановления бездействующей промышленности.

Ключевой пост в палате, пост председателя её исполнительного комитета, занимал Самуэль Р. Бертрон (в Ордене с 1885 года), вице-президент «Гаранта Траст» и бывший член миссии Рута в России в 1917 году.

Элиху Рут, председатель миссии, был, конечно, личным адвокатом Уильяма Коллинза Уитни (члена Ордена с 1863 года), одной из ключевых фигур Ордена.

Будет принимать участие Макс Мей из “Гаранти Траст Компании” из Нью-Йорка. На сегодняшний день мистер Макс Мей назначен директором иностранного отдела московского банка.

Вышеупомянутая бумага дает следующую информацию о новом банке: “Имеется совет, состоящий из пяти членов и пяти активных директоров. Среди них мы отмечаем мистера Шлезингера, бывшего начальника московского торгового банка, мистера Калашкина — начальника юнкерского банка, и мистера Терновского — бывшего начальника сибирского банка.

Мистер Макс Мей назначен директором иностранного отдела банка. Как сообщил мистер Ашберг, русский банк через банк мистера Ашберга в Стокгольме “Экономиголбагет” будет находиться в тесном контакте с немецкими и американскими финансовыми учреждениями»[17].

Газета «Свенска Дагбладет» от 17-го октября сообщает, что вышеупомянутому мистеру Шейнману удалось получить согласие профессора Густава Касселя выступить в качестве советника русского государственного банка, который, как видно, имеет представителя в администрации нового торгового банка Москвы и имеет право контролировать его деятельность.

В частности, приводится высказывание профессора Касселя:

«То, что в России открылся банк для ведения чисто банковских дел, является большим шагом вперёд, и мне кажется, что этот банк основан для того, чтобы сделать что-то с целью создания новой экономической жизни в России. Что России нужно, так это банк для создания внутренней и внешней торговли.

Если между Россией и другими странами будет какой-нибудь бизнес, то должен быть и банк, чтобы им заниматься. Другие страны должны всячески поддерживать этот шаг вперёд, и когда спросили моего совета, я заявил, что готов оказать эту поддержку. Я не являюсь сторонником негативной политики и полагаю, что надо использовать любую возможность для помощи в позитивной реконструкции.

Большой вопрос: как возвратить валютное обращение в России в нормальное состояние? Этот вопрос потребует тщательного исследования. Чтобы его решить, я испытываю крайнюю заинтересованность в этой работе. Было бы глупо оставить Россию с её собственными ресурсами и своей собственной судьбой. Честь имею, сэр. Ваш покорный слуга

Ира Моррис».

Обращает на себя внимание письмо из англо-русской торговой палаты Бертрона, выше приведённое, в нем ставится вопрос: «Когда именно федеральные власти запретили торговлю русскими кредитами?»

С.Р. Бертон (член Ордена с 1884 года), председатель американо-русской торговой палаты.

«Американо-русская торговая палата. Госдепартамент. Русский сектор. Вашингтон, дипкорпус.

Господа, не могли бы нам ответить на следующие вопросы?

1. Когда именно ниже перечисленные банки в России были захвачены советским правительством:

Международный банк торговли, Петроград

Русский банк внешней торговли, Петроград

Коммерческий Волго-Камский банк, Петроград

Коммерческий банк Азов-Дон, Петроград.

2. Когда именно федеральные власти запретили торговлю русскими кредитами?

Мы будем весьма благодарны за любую помощь, которую вы сможете оказать в этом деле.

Искренне ваш, Американская торговая палата, секретарь (подпись)».

Это означает, что В 1921 году Ордену было хорошо известно, что «кредиты» Советскому Союзу являлись нелегальными и стали по-настоящему законными только после прихода к власти президента Рузвельта в 1933 году.

Однако, легально или нет, за 18 месяцев до этого письма Бертрона, «Гаранта Траст» развернул более, чем торговлю русскими кредитами. «Гаранти Траст» заключил банковское соглашение с Советами и назначил вице-президента «Гаранти Траст» Макса Мея директором иностранного отдела этого советского банка («Рускомбанк», см. документ, подписанный Ира Моррисом).

В общем, пока правительство США уверяло общественность своей страны в том, что Советы — это подлые убийцы, пока департамент юстиции высылал «красных» назад в Россию, пока все политики (почти без исключения) уверяли американскую публику, что США не будет иметь отношений с Советами, пока этот поток лжи обрушивался на одураченных людей, за кулисами компания «Гаранти Траст» фактически возглавляла отдел советского банка!

А советские революционеры приветствовали американские войска за помощь в деле защиты революции.

Вот почему, дорогие читатели, правительства необходимо контролировать. Вот почему, даже через 50 лет после некоторых событий, независимым исследователям (не подхалимам) почти невозможно получить рассекреченными ключевые документы.

«Симпсон, Тэчер и Барлетт,

120, Бродвей, Нью-Йорк, 21 июля 1927 года

Уважаемому Р.Е. Олдсу, помощнику госсекретаря, Вашингтон, дипкорпус.

Сэр! Государственный Банк СССР несмотря на то, что, по нашим данным, весь его капитал принадлежит министерству финансов (Народному комиссариату финансов) советского правительства, сам по себе не является частью советского аппарата, а представляет юридическую реальность, включённую в ноябре 1921 года указом советского правительства. Госбанк СССР имеет право возбуждать дело, а также преследовать судебным порядком в советских судах, как отдельная личность.

Этим банком уже вложены крупные суммы денег в различные банки США. Ввиду увеличения торговли между компаниями нашей страны и СССР, а также желания СССР расширить эту торговлю, Госбанк хотел бы увеличить свои вложения в банках США. Перед тем, как разрешить Госбанку увеличить свои вклады в желаемых размерах, нам бы хотелось, если вы всё так же поддерживаете нас, получить ваше мнение по этому поводу, подтвердив традиционное отношение нашего правительства к таким депозитам. Практически, если мы правильно понимаем ваши взгляды, то нам кажется, что препятствий к увеличению вкладов Госбанка нет, несмотря на непризнание СССР нашим правительством.

С большим уважением, Ваша «Симпсон, Тэчер и Бартлетт».

 

[17] Перевод документа от 13 октября 1922 г., 861.516/140.

X