Как Орден организует войны и революции

Рубрика: Статьи

Орден выступает за Советы в Соединённых Штатах

И всё-таки именно в Вашингтоне и Лондоне Орден оказывал реальную помощь Советам.

Ордену удалось не только воспрепятствовать военным акциям против большевиков, но так замутить воду в политике, что, несмотря на официальный запрет, стало возможным поставлять из Соединённых Штатов в Россию жизненно необходимые сырьё и товары, а в конечном счёте, даже займы.

Из нижеследующих документов видно, как члены Ордена смогли поддержать советские амбиции в Соединённых Штатах.

В то время, как Департамент юстиции высылал в Россию так называемых «красных», внутри правительства США действовала намного более мощная сила, чтобы поддержать на плаву едва поднимающийся на ноги Советский Союз.

Нижеприведённое письмо (см. стр. 59) направлено Амосом Пинчотом (член Ордена с 1897 года). Его брат консерватор Джордж Пинчот, был также членом Ордена, с 1889 года.

Амос Пинчот — основатель Союза американских гражданских свобод, он активно помогал Советам в первые дни большевистской революции. Письмо иллюстрирует эту помощь.

Оно было послано некоему Сантери Нуортева 22 ноября 1918 года, как раз через год после революции 1917 года. В письме Пинчот сообщает, что «он сердечно сочувствует взглядам Нуортева на ситуацию и той работе, которую он выполняет».

Кто же такой Нуортева? Это было другое имя Александра Нюберга, советского представителя в Соединённых Штатах.

Нюберг работал в Советском Бюро, которое поначалу прикрывалось названием «Финское Информационное Бюро» вместе с Людвигом С.А.К. Мартенсом, первым советским представителем и бывшим вице-президентом компании «Вайнберг и Познер».

Нью-Йоркский офис этой компании находился по адресу: 120, Бродвей!

Помощником Нюберга был Кеннет Дюран, американский газетчик, который потом был корреспондентом ТАСС в США и одно время являлся адъютантом «полковника» Уильяма Хауса, таинственного человека администрации Вильсона.

Директором торгового департамента в этом Советском Бюро был «товарищ Эванс Кларк».

Позднее Кларк стал исполнительным директором влиятельной компании «XX век фаундэйшн», а в ней, в свою очередь, мы обнаруживаем члена Ордена в данном случае Чарльза Фелпса Тафта (в Ордене с 1918 года), племянника президента и главного судьи Уильяма Говарда Тафта.

В дальнейшем станет очевидна та значительная роль, какую играл в гегелизации американского образования, сотрудничая с Орденом в «XX век фаундэйшн», Эванс Кларк.

Следующий документ (стр. 61) посвящён краткой биографии «товарища Эванса Кларка», изданной Советским Бюро в 1919 году при назначении его помощником директора торгового департамента Бюро с задачей установления торговых отношений с США.

Обратите внимание на объединения в Гарварде и Принстоне.

Бюро информации о Советской России 299 Бродвей, комната 1812.

Заявление 19 апреля

«Товарищ Эванс Кларк оставил свой пост директора исследовательского бюро социалистической Эльдерсанической делегации в Нью-Йорке и назначен помощником директора торгового департамента Бюро представителя Российской Социалистической Федеративной Советской Республики со штаб-квартирой в «Уорлдз тауа билдинг» по адресу 110, Уэст, 40-я улица.

Товарищ Кларк был членом социалистической партии с 1911 года и принимал активное участие в рабочем движении в Соединённых Штатах. Он окончил колледж в Амхерсте, университет в Гарварде и Коламбскую юридическую школу.

Он был инструктором по вопросам политики в Приистонском университете и являлся одним из организаторов межуниверситетского социалистического общества, первым президентом которого он был.

Товарищ Кларк будет оказывать помощь товарищу Геллеру в деле установления торговых отношений между Соединёнными Штатами и Советской Россией»[10].

Торговля была жизненно необходима для выживания Советского Союза. В 1919 году все русские фабрики и транспорт остановились. Не было ни сырья, ни квалифицированной рабочей силы.

За помощью Эванс Кларк обратился к Ордену. 29 мая 1919 года Амос Пинчот писал своему коллеге, члену «Скалл энд Бонз» и сильному республиканцу Уильяму Кенту о снятии блокады Советов.

Уильям Кент (член Ордена с 1887 года) состоял в Тарифной Комиссии США и, в свою очередь, написал сенатору Ленруту с просьбой взять интервью у «профессора» Эванса Кларка[11].

Одним словом, два члена Ордена Пинчот и Кент объединились и представили ничего не подозревающему сенатору известного большевистского деятеля.

Ни тот, ни другой член Ордена не сообщили сенатору Ленруту о принадлежности Кларка к Советскому Бюро.

Как Орден развивал отсталый Советский Союз

В период между 1917 и 1921 годами Советы распространили свой контроль в России на Сибирь и Кавказ. Как мы отмечали, Соединённые Штаты осуществили интервенцию в Сибири вдоль Транссибирской магистрали.

В версиях Советов и Джорджа Кеннана об интервенции США говорится, что она была антисоветской. На самом деле не было ничего подобного. США разместили войска только для того, чтобы не пустить к магистрали японцев, но не Советы.

Когда американцы уходили через Владивосток, советские власти устроили американским войскам шумные проводы. Но это — ещё одна нерассказанная история, которой нет в учебниках.

Перед Советами стояла ближайшая проблема: восстановление неработающих русских фабрик. Это требовало сырья, технически квалифицированной рабочей силы и оборотного капитала.

Ключевую роль в русской перестройке играли нефтяные месторождения Кавказа. Они составляли главную часть природных ресурсов России. Самое важное месторождение в Баку стало разрабатываться в 1870-х годах.

В 1900 году оно давало больше сырой нефти, чем США, а в 1901 году больше половины сырой нефти, добывавшейся во всём мире.

Нефтепромыслы Кавказа пережили революцию и интервенцию без большого структурного ущерба и стали важным фактором в восстановлении советской экономики, производя в стоимостном выражении около 20 процентов всего экспорта, а это было единственным крупнейшим источником иностранной валюты.

Большевики захватили Кавказ в 1920-1921 гг., но к 1923 году бурение нефтяных скважин почти прекратилось. За первый год советского правления «...ни одна новая скважина не стала давать нефть»[12], и даже через два года после советской оккупации не было открыто новых нефтепромыслов.

Вдобавок к этому, углубление старых скважин практически прекратилось. В результате в них проникла вода, и поток сырой нефти превратился в ни к чему не пригодную смесь нефти и воды.

Объективные показатели свидетельствуют о плачевном состоянии технического обслуживания нефтепромыслов, их эксплуатации и производительности. Статистика даёт картину полного развала после прихода Советов.

В 1900 году Россия была крупнейшим в мире производителем и экспортёром сырой нефти. Для поддержания этого уровня производства только в одном Баку требовалось бурить почти 50.000 футов в месяц.

К началу 1921 года среднемесячное бурение упало приблизительно до 370 футов (это 0,7% от уровня 1900 года), хотя 162 буровые вышки были в рабочем состоянии.

Тогда председатель «Азнефти» (советского треста по добыче нефти) Серебровский выдвинул программу восстановления в статье в газете «Правда». На 1923 год планировалось увеличить бурение нефтяных скважин до 35.000 саженей в год (245.000 футов).

Для этого потребовалось бы 35 турбобуров (для бурения 77.000 футов) и 157 бурильных молотков (для бурения 130.000 футов).

Серебровский подчёркивал, что «Азнефть» не располагает турбобурами и что русская промышленность поставить их не может. А бурение при помощи турбобуров было существенным для успешного выполнения этого плана.

Далее он писал: «И как раз в этом американский капитал поддержит нас. Американская фирма «Интернэшнл Барнсдалл Корпорейшн» представила план... Отсутствие оборудования не позволяет нам увеличить продукцию нефтяной промышленности Баку своими силами. Американская фирма... поставит оборудование, начнёт бурение на нефтепромыслах и организует добычу нефти глубинными насосами в техническом плане...»[13].

В течение нескольких ближайших лет упомянутая Серебровским компания совместно с компанией «Люси Мануфэкчуринг» и другими фирмами, изготавливающими оборудование для иностранных нефтепромыслов, выполнили программу, изложенную в «Правде».

Оборудование из США импортировалось в огромных количествах. Была введена в действие программа турбобурения, буровые бригады «Азнефти» ознакомлены с их оперативными проблемами, добыча нефти была реорганизована путём бурения глубоких скважин с применением электрических насосов.

Первая концессия была подписана в октябре 1921 года, а затем в сентябре 1922 года были подписаны ещё два соглашения. Нет сомнения в том, что «Барнсдалл» действительно работала по этим соглашениям.

В «Правде» сообщалось о направлении группы американских нефтяников на нефтепромыслы, а за пару месяцев до того консульство Соединённых Штатов в Константинополе передало, что представитель компании на Кавказе Филипп Четбурн проследовал на пути из России.

В архивах Госдепартамента США содержится занимательная выдержка из высказывания Рыкова в октябре 1922 года: «Одним сравнительно ярким местом в России является нефтяная промышленность, и это во многом благодаря тому, что несколько американских рабочих прибыли на нефтепромыслы для наблюдения за их работой»[14].

Кто или что стояло за компанией «Барнсдалл Корпорейшн»?

Председателем этой компании являлся Мэтью С. Браш, которого мы ранее определили, как «подставное лицо» Ордена. Компанией владели «Гаранти Траст», «Ли», «Гарриман Компани и У.А. Гарриман», а «Интернэшнл Барнсдалл Корпорейшн» на 75% принадлежала компании «Барнсдалл Корпорейшн», и на 25% «Х. Майсон Дей».

Интересы «Гаранта Траст» были представлены Юджином В. Стетсоном (он же вице-президент «Гаранта Траст»), сын которого Юджин В. Стетсон-младший был принят в Орден в 1934 году.

Интересы «Ли, Хштинсон» были представлены Фредериком Уинтропом Алленом (членом Ордена с 1900 года). Одним словом, Орден контролировал компанию «Барнсдалл Корпорейшн».

Вторым потенциально самым большим источником получения Советами иностранной валюты в 1920-х годах были крупные залежи марганца в России.

В 1913 году царская Россия поставляла 52% мирового экспорта марганца, около 76% которого, или один миллион тонн, добывалось из месторождения Чиатури на Кавказе.

Добыча в 1920 году равнялась нулю, а к 1924 году она поднялась примерно только до 320.000 тонн в год. Основной проблемой было то, «что примитивное оборудование, считавшееся крайне неадекватным даже по довоенным стандартам, серьёзно мешало дальнейшей разработке».

Чиатурские месторождения, находящиеся на высоких плато и на порядочном расстоянии от Батума, разрабатывались примитивным способом, руда перевозилась на ослах с гор до железных дорог. По пути ширина колеи менялась, и марганец приходилось перегружать между начальным пунктом погрузки и портом.

Уже в порту руду переносили вёдрами. Это был медленный и дорогостоящий процесс. Советы приобрели современное оборудование для разработки своих залежей марганца и его перевозки, получили иностранную валюту и, наконец, разбили вдребезги внешнюю политику Америки относительно займов Советскому Союзу серией деловых соглашений с «У.А. Гарриман Компании и «Гаранта Траст»[15].

12 июля 1925 года это соглашение было подписано. Оно включало в себя концессию по эксплуатации чиатурских месторождений марганца и развитие экстенсивного применения современных методов его добычи и транспортировки.

«14 ноября 1924 года.

Дорогой мистер Атертон!

Примите, пожалуйста, мою благодарность за Ваше письмо от 30 октября 1924 года с вырезкой из газеты «Таймс» от 28 октября, содержащей отчёт о речи премьер-министра, в котором упоминается о предоставлении американцам концессии на марганцевую руду в России и содержится конфиденциальный меморандум относительно характера концессии.

Я благодарю Вас за Вашу любезность и заботу об этом деле. В отправленном Вами меморандуме содержится первая информация, полученная департаментом о концессии, помимо той, что появилась в прессе. Искренне Ваш Иван Янг.

Рею Атертону, эсквайру, секретарю посольства США в Лондоне»[16].

По соглашению о концессии с Гарриманом на механизацию шахт и превращение ручного процесса добычи в механический было истрачено 4 миллиона долларов.

Были построены горнообогатительная фабрика, а также погрузочный элеватор в Поти мощностью в 2 миллиона тонн; была сконструирована железнодорожная система вместе с воздушным трамваем для перевозки марганцевой руды.

Расходы исчислялись приблизительно 2 миллионами на железнодорожную систему и одним миллионом на механизацию шахт.

Председателем Грузинской Марганцевой Компании, т.е. компании Гарримана, действующей на этом участке России, был ни кто иной, как «подставное лицо» Ордена — Мэтью С. Браш.

 

[10] Экземпляр № 1500 из архивов «Ласк коммити», Нью-Йорк.

[11] Альберт Кент, его отец, был членом Ордена с 1853 года и женился на дочери Томаса Тэчера, члена Ордена с 1835 года.

[12] Госдепартамент США, 316-137-221.

[13] «Правда», 21 сентября 1922 года.

[14] Госдепартамент США, микрокопия 316.107.1167.

[15] Заинтересованный читатель может обратиться на этот счет к более чем 300-стра-ничной документации в Госдепартаменте США 316-138-12/331, а также в архив Германского МИДа. Полный текст контракта был опубликован «Высшим советом народного образования» под названием «Соглашение о концессии между правительством СССР и «У.А. Гарриман энд компани» в Нью-Йорке». Москва, 1925 год.

[16] Письмо Госдепартамента послу США в Лондоне. 861.637/1.

X