Как Орден организует войны и революции

Рубрика: Статьи

Меморандум 2. Оперативные средства для создания конфликтов

Всеобщее мнение

Наша первая задача опровергнуть почти повсеместное мнение о том, что коммунисты и капиталистическая верхушка — непримиримые враги. Эта марксистская аксиома — фальшивка, которой на протяжении десятилетий дурачили как учёных, так и исследователей.

Проиллюстрируем утверждаемое следующим. Возьмём доклад о революционерах в США, составленный уважаемым лондонским Скотланд-Ярдом в 1919 году. В то время лондонские политические деятели следили за большевистской революцией и пытались выявить тех, кто её поддерживает на Западе.

Когда дело касалось людей с длинными бородами и в ещё более длинных пальто, проблем не было. Эти люди выглядели, как революционеры, поэтому они должны были быть революционерами.

Но, когда дело коснулось респектабельных банкиров в чёрных костюмах, Скотланд-Ярд был не в состоянии подняться выше своего уровня мышления и признать, что банкиры также могут быть революционерами.

Послушайте, что говорится в отрывке из разведывательного отчёта Скотланд-Ярда (копия хранится в Госдепартаменте США, №316-22-656): «Мартенс является весьма известной личностью. Он точно связан с «Гаранта Траст Компани». Удивительно, что такое солидное и влиятельное объединение имеет дело с большевистским концерном».

Скотланд-Ярд получил точную информацию о тесной связи Советов с компанией «Гаранта Траст» в Нью-Йорке, но англичане не могли в это поверить и потому прекратили изучение этой версии.

Даже сегодня ФБР мыслит также. Например, Дэвид Рокфеллер регулярно встречался с агентом КГБ в США. Еженедельные совместные ланчи куда, казалось бы, дальше. Но ФБР не может заставить себя взглянуть на Дэвида Рокфеллера, как на потенциального советского агента.

Однако, если бы какой-нибудь Джо Смит из Хобокена (штат Нью-Йорк) каждую неделю встречался бы с агентом КГБ, будьте уверены, ФБР взяло бы его след.

И, конечно, наши домашние марксисты в США считаются совершенно невозможными, непостижимыми. Никому в голову не может прийти, чтобы капиталист поддерживал коммунизм.

Такие организации, как Скотланд-Ярд и ФБР, равно как и почти все учёные, на кого полагаются исследователи в своих работах, имеют очень существенный недостаток: они рассматривают известные поддающиеся проверке исторические факты с уже устоявшимися стереотипами.

Они убеждают себя в том, что они уже имеют объективное суждение о данной проблеме даже до того, как эта проблема обозначится.

Ключевыми фактами для понимания современной истории являются следующие: элита имеет тесные рабочие отношения, как с марксистами, так и с нацистами. Остаётся только установить персоналии и мотивы. Обычной реакцией на это является стремление попросту отбросить эти факты.

Но, с другой стороны, только одни вопросы национальной безопасности требуют того, чтобы мы признали существование этих нежелательных отношений, пока нашему образу жизни не нанесён ещё больший ущерб.

В этом меморандуме мы представим концепцию, согласно которой мировая история, примерно с 1917 года отражает умышленно созданный конфликт, цель которого — новый синтез, Новый Мировой Порядок.

Глобальная операция началась фактически до 1917 года. В последующих томах мы рассмотрим испано-американскую войну и англо-бурскую войну 1899 года.

Первая была организована Орденом, то есть, элитой США, а вторая — «Группой», то есть, английской элитой (при некоторой помощи США). Мы были бы вправе назвать их первой и второй гегельянской войной, но это уже другая история.

Сейчас мы ограничимся приходом к власти Гитлера в Германии и образованием марксистского государства в Советском Союзе. Столкновение этих двух держав или политических систем и стало главной причиной второй мировой войны.

После неё мировая арена изменилась. Начиная с 1945 года друг против друга стали Соединённые Штаты и Советский Союз. Первое диалектическое столкновение привело к образованию ООН, то есть, элементарному шагу на пути к мировому правительству.

Второе — к созданию Трёхсторонней Комиссии, то есть, к региональным группировкам и, в более утончённом плане, к попыткам привести к слиянию Соединённых Штатов и Советского Союза.

В работе «Введение к Ордену» мы установили существование этого секретного общества. Теперь мы покажем, как Орден создал и развил два глобальных рычага для создания гегельянского конфликта.

С 1917 года оперативными средствами для поддержания этой глобальной битвы были:

а) «Гаранта Траст Компани» в Нью-Йорке — та самая фирма, о которой сообщалось в докладе Скотланд-Ярда в 1919 году, и

б) «Браун Бразерс Гарриман», частные банкиры Нью-Йорка.

До 1933 года «Браун Бразерс, Гарриман» состояла из двух фирм: «У.А. Гарриман Компани» и «Браун Бразерс». Многие члены Ордена состояли в обеих фирмах, но одна личность возвышается над всеми другими, как ключевая фигура в действиях Ордена: У. Аверелл Гарриман (член Ордена с 1913 года).

Имя Уильяма Аверелла Гарримана[4] появляется на фоне мировых политических событий чаще, чем имя любого другого члена Ордена. Возможно, это объясняется тем, что Гарриман является человеком необычайной активности.

Родившись в 1891 году, закончив Йельский университет в 1913 году, он всё ещё достоин упоминания в печати в 1980-х годах.

В июне 1983 года у Гарримана была частная встреча с Юрием Андроповым в Москве, а в декабре того же года, в возрасте 92 года он сломал правую ногу во время купания в море у Барбадоса. Что бы мы ещё здесь ни говорили об Аверелле, мы должны отметить его поистине замечательную энергию и долголетие.

Однако в официальных биографиях Гарримана Орден, «Череп и кости» или «Рассел Траст» не упоминаются. Как и другие члены Ордена, Гарриман тщательно скрывал своё членство в нём от общественности.

Мы ещё не знаем, знало ли об этом когда-либо ФБР, хотя такое знание необходимо при проверке деталей биографии человека, занимающего правительственные должности. Может быть, ФБР просто не удосужилось потребовать проверки биографических данных конкретно Гарримана.

Чтобы понять Аверелла Гарримана, нам следует вернуться к его отцу Эдварду X. Гарриману, «барону-разбойнику» XIX века. Биография Эдварда Гарримана явно «взята напрокат».

Она была написана Джорджем Кеннаном (опубликована Хаутоном Миффлином в 1922 году), который работал в Госдепартаменте при Дине Ачесоне. Автором знаменитого (некоторые говорят «позорного») документа 68, изданного Советом Национальной Безопасности, был ни кто иной, как Джордж Кеннан.

Эдвард Гарриман начал работать в 14 лет, имея небольшое образование, но женился он на Мери Аверелл, дочери нью-йоркского банкира и президента железнодорожной кампании.

В 22 года Гарриман купил место на фондовой бирже Нью-Йорка и был достаточно удачлив или ловок в кампании «Юнион Пасифик» после краха 1893 года.

Даже принятый повсеместно «Словарь американских биографий» отмечает, что Гарриман был ответственен за комбинацию по контролю над торговлей (дело 1904 года о «северной безопасности»). Его сомнительная финансовая деятельность принесла ему 60 миллионов долларов.

Это привело к расследованию комиссией «Межгосударственной Торговой Комиссии». В этом расследовании Гарриман упоминается, как пример того, как железную дорогу можно истощить в интересах обогащения членов кампании».

Гарриман напечатал ценные бумаги номинальной стоимостью 80 миллионов долларов, чтобы расширить сферу захвата своих железных дорог. Эта афёра была проведена через кампанию «Кун, Леб и К°», что означает простейшую вещь: 60 миллионов Гарриман положил себе в карман.

Короче говоря, Эдвард X. Гарриман был попросту вором, мошенником и преступником, ибо преступный обман с превращением 60 миллионов долларов из нуля в наличность является преступлением.

Гарриман избежал тюрьмы, благополучно пожертвовав деньги в пользу политиков и политических партий. Биограф Джордж Кеннан описывает, как Гарриман отозвался в 1904 году на просьбу президента Теодора Рузвельта в получении 250 тысяч долларов для Республиканского Национального Комитета[5].

Эти фонды были переведены в Комитет другом и адвокатом Гарримана судьёй Робертом Скоттом Ловеттом. Последний был также генеральным юрисконсультом кампании «Юнион Пасифик Рейл-роуд», которого можно считать последним Гарриманом.

Сын судьи Ловетта, Роберт Аберкромби Ловетт (член Ордена с 1918 года) поступил в Йельский университет и вместе с двумя сыновьями Гарримана, Роландом и Авереллом, был принят в Орден.

Роберт Аберкромби Ловетт снова появился на сцене в 1950-х годах, как министр обороны, партнёр в кампании «Браун Бразерс, Гарриман». Появился, как ключевая фигура: он через президента Гарри Трумэна отозвал генерала Дугласа Макартура из Кореи.

Сама по себе семья Ловетт не очень значительна. Но в связке с семьёй Гарриманов, это сила.

Во всяком случае, 250 тысяч долларов вряд ли изменили мнение Теодора Рузвельта о Гарримане. Через два года после этого дара в письме сенатору Шерману Рузвельт характеризует Гарримана, как человека «глубоко коррумпированного», как «нежелательного гражданина» и, как «врага республики».

Ещё одна характеристика отца Аверелла Гарримана содержится в кратком словаре национальных биографий (стр.402): «Самоуверенный, влиятельный, холодный и безжалостный, он не жалел ни друга, ни врага, если они мешали его планам».

Мы не станем переносить грехи отца на его сыновей, но мы должны иметь это ввиду, изучая карьеру сыновей Гарримана, Аверелла и Роланда. Мы имеем полное право подозревать худшее.

Внешне жизнь Гарримана полностью отличалась от жизни его отца. Вот официальное изложение долгой карьеры Аверелла Гарримана:

Женат трижды:

(1) 1915 Китти Ланье Лоуренс.

(2) Мери Нортон Уитни в 1930.

(3) Памела Черчилль Хейуорд в 1971.

Подготовительная школа в Гроттоне, затем Йельский университет. Принят в Орден в 1913 году.

Начал работу в компании отца «Юнион Пасифик Рейлроуд».

В 1917 году основал судостроительную компанию «Мерчант Шипбилдинг Корпорейшн», продал все акции компании в 1925 г.

В 1917 директор «Гаранта Траст». Семейные вклады достигают трети. Они были вложены в предвыборную кампанию Дж.П. Моргана в 1912 году.

В 1920 году основал «У.А. Гарриман Компани», в котором его брат Роланд был вице-президентом.

В 1923 году образовал марганцевую компанию в Грузии.

В 1933 году У.А. Гарриман слился с компанией «Браун Бразерс» и образовалась компания «Браун Бразерс, Гарриман».

1934 год: специальный помощник администратора в «Акте национального возрождения» Рузвельта.

1941 год: Министр по Великобритании во главе операций по ленд-лизу для Англии и России.

1941 год: посол в Советском Союзе.

1946 год: посол в Великобритании.

1946 год: министр торговли.

1948 год: представитель США в НАТО по обороне.

1950 год: специальный помощник президента Трумэна.

1951 год: директор «Агентства взаимной безопасности».

1955 год: губернатор штата Нью-Йорк.

1961 год: посол по общим вопросам.

1961 год: помощник госсекретаря но Дальнему Востоку.

1963 год: заместитель госсекретаря по вопросам общей политики.

1968 год: представитель США на Парижских «мирных» переговорах по Вьетнаму.

1974 год: глава специальной группы демократической партии по внешней политике.

1975 год: партнёр с ограниченной ответственностью компании «Браун Бразерс, Гарриман».

В 1983 году посещает Юрия Андропова в Москве.

Можно подумать, что с таким долгим глобальным опытом Гарриман приобрёл глубокие знания, понимание, ощущение мира. Но в реальности из его работ можно предположить только, что он или довольно глуп, или один из немногих людей на земле, оставляющих о себе наиболее обманчивые впечатления.

Приведём пример. Статья, написанная Авереллом Гарриманом и опубликованная в журнале «Лук» 3 октября 1967 года под заглавием «От Сталина к Косыгину: мифы и реальности», гласит:

1. «В начале двадцатых годов моя фирма участвовала кредитами в финансировании торговли с Россией. Как и другие, мы нашли, что новое правительство весьма аккуратно в выполнении своих финансовых обязательств».

В действительности же Советы экспроприировали концессии 20-х годов, в том числе принадлежащие Гарриману и, как правило, без компенсации. Гарриман был обманут Советами со своей марганцевой компанией в Грузии, а затем его убедили взять, в качестве компенсации, 3 миллиарда долларов в советских денежных знаках (см. документы на стр. 60-61).

Эта советская «компенсация» фактически поставила Гарримана в положение человека, дающего первый американский заем России, в нарушение закона Соединённых Штатов, направленного против таких займов.

Но вот, что сказал Гарриман Джону Б. Стетсону-младшему из Госдепартамента (861.637 Гарриман): «Мистер Гарриман сказал, что им предстоит потерять около 3 миллиардов долларов, которые они спишут, как эксперимент». И это Гарриман называет «весьма аккуратным выполнением своих финансовых обязательств».

2. «Со стороны России наибольшее беспокойство доставляет миф о том, что Америкой заправляют «правящие круги», состоящие из представителей Уолл-Стрита и промышленников, заинтересованных в продолжении холодной войны и в гонке вооружений, чтобы поддерживать «капиталистическую» экономику. Всякий, кто знаком с американской политикой, знает, какая это ерунда».

К сожалению, русские правы в основном в том, что касается политических аспектов этого. Делая такое заявление, Гарриман не только подтверждает домыслы русских, но и обманывает аудиторию читателей журнала «Лук», говоря о том, что они (капиталисты) фактически участвуют в управлении политическими делами.

Сравните это высказывание с деяниями Ордена и вы увидите, как изощрённо работает ум Гарримана, не столь уж сильно отличаясь от методов Гарримана-старшего.

Из вышеприведённой официальной биографии Гарримана можно предположить, что с учётом десятилетий, проведённых на политической кухне, Гарриман хорошо осведомлён о зависимости Советского Союза от западных технологий, и то, что Советский Союз не может развивать свою экономику без них.

Так Сталин и сказал Гарриману ещё в 1944 году. Вот отрывок из доклада посла Гарримана в Москве госдепартаменту от 30 июня 1944 года:

«Сталин воздал должное за помощь, оказанную Соединёнными Штатами советской промышленности до и во время войны. Он сказал, что около двух третей всех промышленных предприятий в Советском Союзе были построены с помощью Соединённых Штатов или при их техническом содействии»[6].

Сталин мог бы добавить, что остальная треть советской индустрии была построена английскими, немецкими, французскими, итальянскими, финскими, чешскими и японскими компаниями.

Короче говоря, Гарриман по крайней мере еще в 1944 году имел точную информацию о том, что Запад построил в Советском Союзе.

Теперь посмотрим на официальную биографию Гарримана с её цепочкой назначений в НАТО, совместном агентстве безопасности, госдепартаменте, внешнеполитических ведомствах и так далее.

На этих постах Гарриман активно боролся за укрепление военной мощи Соединённых Штатов. Но если Советский Союз считался врагом в 1947 году, нам не было необходимости строить массивную оборону. Мы просто могли лишить его технологий.

Советской технологии не было, и Гарриман знал, что советской технологии не было. Более того, Гарриман был в первых рядах тех, кто ратовал за лозунг «больше торговли» с Советским Союзом, а торговля — это средство передачи технологии.

Иными словами, Гарриман одновременно проводил две противодействующие политики:

а) создание советской державы путём экспорта нашей технологии и

б) создание обороны Запада против этой державы.

Разве это не диалектика Гегеля? Тезис против антитезиса, затем конфликт, приводящий к новому синтезу.

В последующих меморандумах мы покажем, как Гарриман сотоварищи в Братстве Власти обходился с этой программой создания конфликта.

Более того, Гарриман крайне чувствителен, когда подвергается сомнению «святость» его позиции, выраженной в фразе: «Я всегда прав, когда речь идёт о Советах».

Памятный случай произошёл еще в 1971 году, когда Эдвард (Тедди) Вайнталь присутствовал на званом обеде с Гарриманом, и тот произнёс свою обычную фразу: «Я первый предупредил о советской угрозе...»

Вайнталь оборвал его. При сборе материалов для свой книги Вайнталь нашёл в национальных архивах упоминающие Гарримана документы, подобные воспроизведённым нами ниже.

В частности, Вайнталь процитировал телеграмму госдепартамента от 12 февраля 1944 года от Гарримана Рузвельту. Вайнталь сказал: «Вы утверждали, что убеждены в намерении Советов не устанавливать коммунистическое правительство в Польше».

Тогда 79-летний Гарриман вскочил из-за обеденного стола и замахал кулаками на 70-летнего Вайнталя. Гарриман закричал: «Если Вы напечатаете что-либо подобное в своей книге, я сломаю Вам челюсть».

Говорят, взволнованный хозяин еле разнял обоих, но уже после того, как корреспондент газеты «Вашингтон пост» узнал подробности ссоры[7].

 

[4] Около 100 касающихся его в данном контексте документов, датированных начиная с 1920-х годов, могут быть найдены в Госдепартаменте США № 861.6364-6461.

[5] Дж. Кеннан, там же, стр. 192.

[6] Оригинал доклада в госдепартаменте США, файл 033.1161.

[7] См. «Вашингтон пост» от 17 марта 1971 года, материал Мексайна Чешира.

X