Как Орден организует войны и революции

Рубрика: Статьи

Меморандум 1. Созданный конфликт и диалектический процесс

Введение

В первом томе этой серии «Введение к Ордену» описаны в общих чертах природа и цели Ордена.

Наша гипотеза о том, что США управляются элитным секретным обществом, была подкреплена документальными свидетельствами: такое общество действительно существует, принадлежность к нему скрывается и признание в этом не бывает добровольным.

После издания первого тома библиотека Йельского университета, в которой находилась основная часть документации, отказала исследователям в дальнейшем допуске к бумагам «Траста Рассел» (официальное название Ордена).

Мы также утверждали в первом томе, что действия Ордена следует рассматривать и объяснять с точки зрения диалектического процесса Гегеля.

Другой философией эти действия объяснить нельзя, поэтому Орден нельзя назвать «правым» или «левым», светским или религиозным, марксистским или капиталистическим. Орден и его цели являются полностью и тем, и другим в перечисленных парах понятий.

В философии Гегеля конфликт политического «правого» и политического «левого» или, по Гегелю, тезиса и антитезиса, является существенным для поступательного движения истории и для самих исторических перемен.

Конфликт между тезисом и антитезисом приводит к синтезу, то есть к новой исторической обстановке.

Описание мировой истории на Западе и в марксистских странах состоит только из описания и анализа в политических пределах «правого» или «левого».

Например, исторический труд, изданный на Западе, смотрит на коммунизм и социализм глазами либо финансового капитализма, либо марксизма. Исторический же труд, созданный в Советском Союзе, смотрит на Запад только марксистскими глазами.

Однако, есть ещё один вид исторического анализа, который никогда (насколько мы можем судить) не использовался; а именно: применение гегельянской логики с целью определить, пользуются ли элиты, контролирующие государства, диалектическим процессом для создания заранее спланированного исторического синтеза.

В современных исторических трудах можно обнаружить лишь слабые отблески подобного метода. Наиболее проявился он в книге покойного Кэролла Квингли «Трагедия и надежда», которую мы цитируем ниже.

Редко кто из политиков на периферии властной элиты позволяет себе хоть немного понять общество.

Так, например, президент Вудро Вильсон сделал откровенное заявление: «Некоторые из крупнейших деятелей США в области коммерции и производства знают, что есть сила, такая организованная, трудно различимая, законченная, проникающая, что лучше бы им говорить вполголоса, когда они осуждают её».

Кто это или что это за сила? И как она используется?

Мы утверждаем, что современная ситуация в мире преднамеренно создана этой властной элитой путём манипуляций «правыми» и «левыми» элементами.

Мы утверждаем также, что наиболее мощная из этих мировых элит в течение 100 лет создала как «правые», так и «левые» элементы с целью создания, в конечном итоге, Нового Мирового Порядка.

Вне сомнения, так называемый американский истеблишмент использует «управляемые конфликты» в своих целях. Практика управляемых кризисов открыто признаётся, например, в документах Трёхсторонней Комиссии.

Более того, бесспорно, что решения о войне и мире принимаются отдельными лицами из числа элиты, а никак не многими. Здесь нет голосований или референдумов.

В этой книге мы рассматриваем некоторые главные решения конфликтов, принятые отдельными лицами из числа членов Ордена, а также то, как преднамеренно создавались «право-левые» ситуации, доводившиеся затем до конфликтов с целью достижения синтеза.

Позднее мы свяжем эти решения и действия с элитой и конкретно с Орденом.

Как действует диалектический процесс

На протяжении последних двухсот лет с появлением Канта в немецкой философии мы можем определить две конфликтующие системы философии, а также противоположные идеи государства, общества и культуры.

В США, Британском Содружестве и во Франции философия основывается на личности и правах личности.

В то время как в Германии со времён Канта, через Фихте и Гегеля вплоть до 1945 года стержнем философии было всеобщее братство, отрицание индивидуализма и полное неприятие западной классической либеральной мысли во всех её аспектах.

Немецкий идеализм был философским базисом для трудов Карла Маркса и левых гегельянцев, а также для Бисмарка, Гитлера и гегельянцев правых.

Это парадокс, но это факт. Наиболее революционные немецкие движения проистекают из одного источника. И у Маркса, и у Гитлера философские корни в Гегеле.

Из гегелевской системы политической мысли, чуждой большей части западного общества, возникают такие нелепости, как, например, взгляд на государство, как на «движение Бога через историю».

Утверждается, что государство тоже Бог. Что единственной обязанностью гражданина является служение Богу путём служения государству. Что государство — это абсолютный разум. Что гражданин может обрести свободу только почитая государство и подчиняясь ему.

Но, как мы отмечали в одной из наших работ «Как Орден контролирует образование», гегельянские нелепости основательно проникли в систему американского образования под давлением ряда крупных организаций, таких, как Национальная Ассоциация но образованию и культуре.

Из этой системы гегельянской философии следует, что все исторические события являются результатом конфликта между противоположными силами.

Любая идея или следование идее может считаться тезисом. Этот тезис неизбежно вызовет появление противоположной силы (антитезиса). Окончательным результатом будет ни то, и ни другое, а синтез двух конфликтующих сил.

Карл Маркс в своём «Капитале» рассматривал капитализм как тезис, а коммунизм как антитезис. Но, что было полностью проигнорировано историками, включая марксистов, так это то, что любое столкновение между этим силами не может привести ни к капиталистическому, ни к коммунистическому обществу.

Оно приведет к синтезу этих конфликтующих сил. Это логика Гегеля. Более того, этот синтез будет отражать понятие государства, как Бога, где личность ему полностью подчинена.

В чём же тогда для гегельянцев состоит функция парламента или конгресса?

Эти учреждения должны существовать просто для того, чтобы личности смогли почувствовать, что их мнение имеет какую-то ценность, а правительство смогло воспользоваться случайными проявлениями какой-нибудь мудрости «крестьянина».

Как говорил Гегель, «благодаря этому участию, личной свободе и тщеславию, личности со своим общественным мнением могут показаться ощутимо эффективными и могут чувствовать удовлетворение в том, что они что-то значат».

Война, организованный конфликт, по Гегелю, есть только видимый исход столкновения идей.

Как писал Джон Дьюи, яростный поклонник Гегеля, в современной образовательной системе «война это самый действенный проповедник тщеславия почти всех конечных интересов, она кончает с эгоизмом личности, толкающим её и её семью на всё ради отстаивания нрава на жизнь и собственность»[1].

Конечно, это воинственное высказывание Дьюи опускается ради удобства Национальной Ассоциацией по образованию, которая сейчас занята «Движением за мир». Упускается как раз в то время, когда это движение вовсю помогает гегельянским Советам.

Гегельянская доктрина — это скорее божественное право государств, чем божественное право королей. Государство для Гегеля и гегельянцев это Бог на земле:

«Движение Бога в истории это вопрос существования государств. В их основании сила разума, проявляющаяся, как воля. Любое государство, каким бы оно ни было, участвует в утверждении божественной сущности. Государство не является делом рук человеческих. Только разум мог создать его»[2].

Для Гегеля личность — ничто. У неё нет прав. Её мораль состоит только в следовании за лидером.

Для честолюбивой личности правилом является изречение сенатора Мэнсфильда: «Чтобы преуспевать, надо двигаться дальше».

Сравните это с духом и буквой Конституции Соединённых Штатов: «Мы, народ, даём государству некоторую власть, а всю другую власть оставляем народу». По Конституции США церковь отделена от государства, что отрицает Гегеля, согласно которому «государство это Бог на земле».

Но сравните это необходимое условие с действиями Ордена в Соединённых Штатах, «Группы» в Англии, Иллюминатов в Германии и Политбюро в России. Для этих избранных государство превыше всего, и самозванная элита, управляющая государством, действует поистине, как Бог на земле.

[1] Джон Дьюи, «Немецкая философия и политика», стр. 197.

[2] «Философия права».

X