Как Орден организует войны и революции

Рубрика: Статьи

Приложение 2. Чечня: чья политика — того и война

Семь геополитических тезисов, произнесённых на развалинах Грозного

1. Россия подчинена трёхуровневому управлению. Чисто фактологически ею правит Кремль. Методологически — госдепартамент США. Концептуально — то, что весьма приблизительно обозначается, как «мировое правительство». И Кремль, и госдеп, и «мировой концептуальный центр» имеют существенно различные цели, в том числе и в чеченском кризисе.

2. Интересы Кремля в этой войне определили прихотливо скрещенные притязания нескольких компрадорских группировок, недовольных зарвавшимся Дудаевым, нужда в «маленькой победоносной войне» для политического самооправдания и боязнь «эффекта домино» во взаимоотношениях центра и регионов.

Это война за нефтяной кран. И одновременно — за единство и неделимость России. Мало было таких войн в истории, которые не меняли бы политического знака по ходу дела.

Чего хотел американский госдепартамент, располагающий в Кремле обширнейшим лобби?

Америка смертельно больна, находится на нисходящей линии «кондратьевского цикла». «Методологическому центру» выгодно, чтобы Россия не только не помешала США выкарабкаться из структурного кризиса, но чтобы ещё и помогла. Подпитала ресурсами, организационным и политическим потенциалом.

Для них, так же, как и для Кремля, нестерпимо, что одна из важнейших жизненных артерий России и Евразии — нефтеносная коммуникация Красноводск-Баку-Новороссийск — перерезана.

Чечня как раз и сидит на этой магистральной коммуникации Евразии. Отсюда и первоначально сдержанная реакция американского истеблишмента на чеченский кризис.

3. Чего добивается в этой войне «мировой концептуальный центр», также вовлечённый в этот кризис? О чём свидетельствуют перипетии зимней информационной войны «мирового сообщества» против Российской федерации?

Их цель — раздробление России, как прежде СССР. (Чечня — идеальная геополитическая «отмычка» к России, как Прибалтика — к советской империи.) Если это не удастся — можно хотя бы поссорить Россию с исламским миром. Заодно обрести повод к ускоренному пополнению НАТО государствами Центральной и Восточной Европы.

Но это — лишь лежащие на поверхности причины.

«Концептуальный центр» управления миром готовится к великой тихоокеанской войне.

Великой войне США и Китая, которая начнётся, по ряду футурологических прогнозов, в первой четверти следующего века.

В 1991-1992 годах американский истеблишмент рассчитывал втянуть Россию в «систему безопасности от Владивостока до Сиэтла». Но по ряду причин «приставить к китайскому затылку русский горчичник» не удалось.

Параллельно США стали выстраивать геополитическую ось Запад-Восток через Закавказье, через Азербайджан — в Среднюю Азию. Начали руками Турции организовывать центрально-азиатские государства СНГ в нечто, вроде «великого Турана».

Западные нефтяные и энергетические кампании стали проникать в нефтеносные районы Азии, лоббировать местные администрации, создавать там «цепочки интересов».

Американцы подбираются к Синцзяну; «исламский фактор» в Синцзяне, с точки зрения «мирового концептуального центра», такая же геополитическая отмычка к китайской империи, какой оказалась Прибалтика в случае советской империи.

В громадной многосложной машине этого геополитического заговора чеченский кризис может рассматриваться, как одна из мер по фланкированию этой геополитической оси.

4. Война в Чечне нарочно ведётся так, чтобы продлилась долго, очень долго. На Грозный наступали с Севера, в «лоб», и не предпринимали никаких мер, чтобы перерезать южные пути, ведущие в горную Чечню.

Теперь война искусственно замедляется переговорным процессом. Делается всё для того, чтобы эта группировка сепаратистов, в которой уже чуть ли не половину составляют наёмники, могла дождаться вскрытия перевалов, уйти в горную Чечню. И вести там долгую, многолетнюю, планомерную партизанскую войну.

Эта война будет иметь целью отрезать Россию от южных ресурсов и стратегических коммуникаций. Более того, управляемый чеченский конфликт сделается в руках США регулятором внешнеполитической линии Кремля. Таким неявным регулятором политики СССР была в своё время афганская война.

5. Все нефтепроводы в Закавказье по всем проектам освоения тамошних нефтеносных полей и шельфов обязательно «замыкаются» на территорию Турции. Ирано-туркменский анклав не в счёт, он выпал из-под влияния Запада.

Штатам не нужна эта нефть: они лишь на 18 процентов снабжаются ближневосточной нефтью, у них есть Техас и Карибский бассейн. Им нужен контроль над закавказской и ближневосточной нефтью — это означает контроль над Европой и Японией, а в перспективе — энергетическую блокаду России.

Добиться этого нелегко, если вспомнить, что у России есть нефтяные поля Западной Сибири и пока не разработанный Ленский нефтяной бассейн.

Но это не выглядит невозможным, если взять в расчёт экспансию американских нефтяных компаний в Тюмени, а также то, что республика Саха (Якутия), на территории которой находится Ленский нефтяной бассейн, всё больше втягивается в орбиту американского влияния и что стратегическая российская магистраль — Транссиб — уже перерезана, 100 километров её проложены по казахстанской территории и контролируются казахстанской администрацией. Добавьте к этому фактор времени.

6. Когда Чечня будет «усмирена», следующей «Чечнёй» станет Татарстан, а затем — Якутия... К России приделывают «неоафганский регулятор», это очевидно. Потому, что не доверяют Кремлю.

В последние 1-2 года обрисовалась новая тактика «мирового концептуального центра» в отношении тех территорий, которые им избираются для воплощения масштабных геополитических проектов, — вообще ликвидировать какую бы то ни было государственность, как это имело место в Афганистане, Сомали и как это, возможно, происходит в нынешней России.

7. Знаменитая формула Клаузевица — «война есть продолжение политики» — дополняется ещё одним смыслом: «Чья политика — того и война».

X