За что убили Слободана Милошевича

Рубрика: Статьи

Итак, после двух месяцев войны, они всё ещё возвращаются в свои дома, хотя, вы утверждаете, что «сербские силы» их выгоняли.

Но за то, что они возвращались, НАТО по ним наносил бомбовые удары. При этом, погибло человек 50, а тяжело ранено, а потом умерло от ран ещё много людей.

Это — весьма наглядный, чудовищный пример страданий людей во имя схемы, по которой действовал агрессор, чтобы объяснить свои преступления, совершённые в Югославии.

Прошу вас показать фотографии этого преступления против албанских беженцев 13 мая 1999 года. Обугленные тела, останки жертв, перевёрнутые тракторы. Посмотрите на убитого ребёнка. Это — один из 26 детей, которые пострадали при бомбардировке. Один из 26!

Нельзя себе представить более ужасного послания... Прокурору, наверное, скучно, вижу — зевает... Нельзя было направить более ужасное послание албанцам, возвращающимся в свои сёла, о том, что возвращение — запрещено.

Кто возвращается, будет подвергнут обстрелу, заплатит головой за своё непослушание. Они должны покинуть Косово, они должны оправдать утверждение, что все бегут от «сербских сил». А «сербские силы» их спасали, помогали, отвозили в больницы, в самые лучшие больницы в Белграде.

И в дальнейшем, в бешенстве, ввиду краха нападения на Югославию, его исполнители упорно продолжают свою политику преступлений, характерной чертой которой были бомбардировки жилых объектов в населённых пунктах.

На юге Сербии находится небольшой небогатый городок Сурдулица, где работают люди, известные своим трудолюбием и добросердечием.

27 апреля 1999 г. этот маленький городок подвергся жестокой бомбардировке. В этом городке не было каких-либо объектов, которые могли бы хоть как-то оправдать это.

Хотя, не существует ничего, что могло бы оправдать обстрел какого-нибудь объекта в ходе незаконной агрессии, которая нарушила Устав ООН, не получив одобрения Совета Безопасности, растоптав все нормы международного права.

Из истории мы знаем ряд городов, знаем деревню в Чехии, которую нацисты полностью уничтожили во время второй мировой войны, и она осталась символом преступления.

Эти новые преступники уничтожили так много сёл, что каждое из них могло бы быть символом преступления и тех нацистских времён. Но сейчас их масштабы разрослись многократно.

Это — остатки Сурдулицы после бомбардировки. Вот, например, разрушенный дом, из которого извлечено 10 тел. Ракета упала совсем рядом. По степени разрушения видно, что никто внутри не мог остаться в живых. Практически видно лишь, что всё сравняли с землей.

Это — часть тел жертв, которые были извлечены в первый день бомбардировки. 28 апреля такое же варварское нападение было совершено на Призрен и Ябланицу, также находящиеся в Косово и Метохии.

В старом городе Призрене разрушено, примерно, 50 домов, как говорят, населённых в основном цыганами. В Призрене жили люди разных национальностей — сербы, турки, албанцы и др. Жизнь в Призрене текла нормально и в ладу друг с другом.

Когда я был в Призрене, все мне об этом рассказывали: и руководители различных партий, и представители и православной, и мусульманской, и католической конфессий. Такая жизнь в Югославии была для кого-то большой помехой.

На этой фотографии выносят труп из развалин. Мы видим ножки трёхлетнего ребёнка — девочки, оказавшейся под развалинами. Разрушенные дома. Опять Призрен и опять дома мусульман.

На этой фотографии — село Ябланица, подвергшееся бомбардировке 1 мая. Полностью разрушено примерно 20 домов, повреждено более 50 домов, погибли люди.

А вот — мечеть, разрушенная 1 мая, в ходе той же бомбардировки.

Вот — поселение Кула, подвергшееся бомбардировкам, в результате которых, погибло 7, тяжело ранено 15 человек — в большинстве своём, албанцы.

Посмотрите на эту ниву и лежащую на этой ниве убитую женщину, крестьянку. Её расстреляли из самолёта. Это произошло в селе Долево 11 мая 1999 г. Звали её Ягодя Младенович.

26 мая в 08.30 — село Радосте. Это место между железной дорогой и рекой Бели Дрим. Опять погибшие албанцы. Вы увидите среди них и труп ребёнка — албанки 1988 г. рождения из села Радосте под Ораховцем.

26 мая в 23.10 — село Раля, в районе Белграда. Эта семья спряталась в своём домике. Эти два ребёнка — Стефан и Диана Павлович — убиты во время сна в своём доме.

Видите Новоопазарский курорт — около 30 домов в Новопазарской Бане. В этом крае живут и сербы, и мусульмане. А это — труп ребёнка Кайтумы Кастрати из села Радосте, 1988 г. рождения. Когда он с друзьями пас скотину, он был убит натовской бомбой.

Вчера я вам говорил об уничтожении небольшого шахтёрского городка Алексинац. Это злодейское преступление НАТО совершило 5 апреля.

28 мая, полтора месяца спустя, в 00.30 опять совершён воздушный налёт на Алексинац. Из 14 натовских ракет 7 попали в самый центр Алексинца.

Почему Алексинац вторично столь варварски разбомбили — спрашивать бессмысленно, так как вся эта война бессмысленна и представляет собой преступление.

Те, которые явились убивать спящих детей, не могли бы спокойно спать, если бы были людьми, имеющими хоть каплю совести.

Это — место падения ракеты, где люди были убиты и ранены 28 мая. Уже наступила весна, всё зазеленело, только домов больше нет.

30 мая бомбили жилые дома, а также сельское кладбище в местечке Брвеник близ Рашки. Вы увидите и дома, и кладбище. На этих фотографиях вы видите только мёртвых, но бомбили и живых, и мёртвых.

31 мая осуществлено массированное воздушное нападение на Нови Пазар. Это район, где в основном живут сербы и мусульмане. А бомбили именно жилую часть Нового Пазара.

При первом налёте погибло 11 человек и тяжело ранено большое количество людей. Повреждены начальная школа и Дом здоровья, огромное количество жилых домов. Это — самое большое преступление в Новом Пазаре, с тех пор, как он существовал в новой Югославии.

8 июня в 00.15 часов опять подвергся нападению район Нового Сада. Время налётов наглядно говорит о том, что стреляли по жилым кварталам, когда были уверены, что люди спят в своих домах и будут убиты.

20 мая, через пять минут после полуночи, в Белграде было совершено воздушное нападение на клинический и больничный центр «Доктор Драгиша Мишович». Это — большой клинический центр, один из наиболее известных в Югославии.

Ракетами обстреляна неврологическая клиника и погибли больные. Они погибли, конечно, и в отделении интенсивной терапии. Пострадали все здания центра, включая родильный дом, отделение гинекологии, акушерное отделение и детская больница по лёгочным заболеваниям и туберкулёзу.

Центр «Доктор Драгиша Мишович», кстати, находится в элитной части Белграда, где преимущественно живут представители дипломатического корпуса, послы и дипломатические сотрудники высокого ранга.

Вот — разрушенный операционный зал. Вот помещение интенсивной терапии, вернее, то, что от него осталось, в неврологической клинике.

Это — внутренняя часть центрального помещения разрушенной неврологической клиники и места обнаружения тел.

Это — институт по урологии и нефрологии после бомбардировок и снимок больничной палаты.

Я упоминал Сурдулицу, небольшой город на юге Сербии, который почти сравняли с землей. В ночь с 30 на 31 мая — опять Сурдулица. На этот раз, били по санаторию в юго-восточной части Сурдулицы.

Это — специальная больница по лёгочным заболеваниям. Но ракеты падали не только на эту больницу, но и на корпус дома для престарелых, что находился рядом.

Ракетный удар по санаторию — я не могу найти ему места в перечне военных преступлений. Вы, юристы, занимающиеся этим вопросом, вероятно, об этом имеете какое-то своё представление.

Все эти преступления тяжки, но удар по санаторию, полному больными, видимо, должен объяснить тот, кто это совершил. И я надеюсь, что он это объяснит.

Вот это — трупы на террасе здания санатория. Эти фотографии сделаны сразу после ракетных ударов, так что, большинство людей ещё не опознано.

А это — голова Душана Манойловича 1927 г. р., которую нашли перед зданием санатория. Трупы, извлечённые из здания санатория. Как видите, в то утро двор — полон трупов. Труп матери и дочери Босильки Малобабич, беженцев из Карловаца.

А это — трупы погибших в доме престарелых рядом с санаторием. Две больницы обстреляны — одна за другой. Клинический центр «Драгиша Мишович», а затем, санаторий в Сурдулице. При первом был и родильный дом, а при втором — Дом престарелых.

У меня много документов о бомбардировках объектов культуры. Вам будут представлены материалы на двадцати страницах. Я не буду здесь сейчас зачитывать эти 20 страниц.

Они относятся к уничтожению объектов культуры в Белграде, Нише, Новом Пазаре и других местах. Я перечислил только названия мест, где разбомбили множество памятников культуры.

Судья: Господин Милошевич, как вы думаете, сколько это будет продолжаться?

Слободан Милошевич: Я не знаю точно, потому что, как вам известно, у меня нет никаких условий для подготовки и нет никакой помощи. Предполагаю, что я закончил половину.

Судья: Ожидаем, что вы завершите сегодня вечером.

Слободан Милошевич: Я думаю, что вам не следовало бы меня ограничивать в моём выступлении.

В 13.05 и в 13.15 в Варварине обстрелян мост через Великую Мораву, во время православного праздника, когда вблизи моста находилось несколько тысяч людей, а на мосту было несколько сотен граждан, которые всем были прекрасно видны.

Через час они опять прилетели бомбить, хотя знали, что на мосту бригады спасателей оказывают помощь пострадавшим.

Они хотели уничтожить ещё больше людей. Среди них была и ученица Саня Миленкович, математический гений, 1983 г. р. Здесь даже показан и её школьный аттестат.

29 мая 1999 г. разрушено здание телевидения в Новом Саде. Полностью уничтожено. С 1 на 2 мая разбомбили оборудование водоснабжения. Без воды осталась большая часть города Приштины.

Затем в городе Обреновац разбомбили всю инфраструктуру, объекты электроэнергетики на ТЭЦ «Никола Тесла». Подверглась бомбардировке фабрика «Цер» в городе Чачак. Это было одно из крупнейших предприятий Сербии, которое обеспечивало работой основную часть населения г. Чачак.

Разбомбили предприятие «Прва искра» в Бариче под Белградом. Бомбили горно-литейный комплекс «Бор», единственный производитель меди в Европе, комплекс фабрик Крушик в Валево, 18 мая — повторно.

Разрушена ТЭЦ в Уровицах. Подвергались бомбардировкам комплексы «Электроистока» в Нише, трансформаторная подстанция в Новом Саде. Отсюда снабжается электричеством значительная часть Воеводины.

Электротехнические сооружения на Бежанийской Косе являются ключевыми для снабжения Белграда. Если в Белграде отключается электричество, тогда нет ни воды, ни отопления, нет ничего, что работает на электрическом приводе.

Все объекты — больницы, родильные дома, водоснабжение, пассажирские автобусы, поезда, бомбёжка которых запрещена Женевской конвенцией, протоколами и всеми другими нормами международного права.

Это — военные преступления.

Это — преступления геноцида и преступления против человечности.

Все нефтехранилища бомбились и были уничтожены. Это привело к подлинной экологической катастрофе. Несравнимо больший ущерб был нанесён в экологическом плане, чем уничтожение самих нефтехранилищ, горючего.

Я обрисовал, в общих чертах, весьма выборочно и на скорую руку, процесс уничтожения гражданских объектов в ходе агрессии НАТО против Югославии.

Я спрашиваю, о каком вы суде можете говорить, если отказываетесь судить за все те преступления на территории Югославии, которые совершили лидеры, правительства и войска НАТО, которые я перечислил?

А ведь вы называете себя «судом по военным преступлениям на территории Югославии».

Даже в той резолюции Совета Безопасности, по которой вас сформировали (которую Совет, правда, принял за рамками своей компетенции), даже в этой резолюции от ответственности за преступления на территории Югославии не освобождены ни американцы, ни немцы, ни французы, ни все остальные.

И нигде не записано, что он создан для рассмотрения лишь тех преступлений в Югославии, которые, как вы решили, совершили сербы.

Вы сами свою компетенцию истолковали так, что всех преступников избавляете от ответственности, а судить будете только тех, кто защищался от агрессии в своём доме.

Но вы отказываетесь считать ответственными агрессоров — подлинных преступников. При этом, без конца повторяете, что суд над той стороной, которая защищалась, — это честный суд.

Тем самим, вы сами себя показали ставленниками той стороны, которая совершила преступление, и соучастниками преступления над стороной, которая защищалась на своей суверенной территории.

При этом, вы опять же утверждаете, что судите не Югославию, не Сербию, а только меня. А я вам уже привёл целый ряд аргументов, которые вы сами высказывали и которые свидетельствуют, что судите всех.

Мне вы заявляете, что я ответственен по какой-то «совокупной» ответственности, которая, на самом деле, нигде не существует, ни в одном праве.

Это означает, что вооружённые силы Югославии, которыми я командовал, совершили преступления, защищая свою страну при поддержке всего народа. Значит, вы судите, всё-таки, государство и народ за то, что они защищались от нападения.

X