За что убили Слободана Милошевича

Рубрика: Статьи

Не буду читать, тут имеются материалы о соблюдении правил и предписаний международного военного права и т.п. об инспектировании, оказании профессиональной помощи частям по этим вопросам.

Значит, не только приказы, но и направление вышестоящих командиров для оказания соответствующей помощи.

Штабом Верховного командования приняты меры, разосланы предупреждения о полном соблюдении положений международного военного права и т.д. Направлены директивы о деятельности по этим вопросам, дополнительные директивы.

Приняты меры по активизации военных органов правосудия. Информация включается в боевые сводки, ежедневные отчёты и т.д., я не могу здесь всё это прочитать, так как мало времени, но вы представляете, что это всё существует и всё это получите и вы, и общественность.

А то, что я здесь слышал, будто правительство Югославии заявляет, что не хочет выдавать военные тайны, ибо приказы являются военной тайной, то пусть свободно выдают любую военную тайну, которая меня обвиняет (я готов любому посмотреть в лицо), которая обвиняет Армию Югославии, полицию и полицейские силы Югославии, любой приказ, любую инструкцию, любую директиву, любую рекомендацию.

Ведь это — просто постыдно. Эти приказы не были пустым словом на бумаге. Существует масса доказательств о том, что именно эти приказы применялись во время военных действий и агрессии НАТО, когда случались и грабежи, и насилия, и убийства, которые совершали некоторые солдаты, а иногда и младшие офицеры, отдельные полицейские или гражданские лица.

По этим приказам осуществлялись аресты, наказания с соблюдением следующих приоритетов, установленных для того, чтобы занимавшиеся этим органы действовали точно по закону.

Военные преступления, значит, во-первых, военные преступления против гражданского населения, статья 142, параграф 1 Уголовного кодекса СРЮ. Затем — убийства ряда лиц, статья 47, параграф 2, пункт 6 УК Республики Сербии.

Убийство вероломное, наглое, статья 42, параграф 2, пункт 1 и 2 УК Республики Сербии. Убийство и соучастие в убийстве. Убийство и покушение в состоянии аффекта, убийство по неосторожности, изнасилование, попытки на насилие, тяжелые случаи разбойного ограбления и разбой с лишением жизни...

Тяжёлые случаи разбойных нападений с ограблениями и убийствами, и опять разбой и захват автомобилей. По всем этим основаниям арестовывались люди. Приказы не были пустым словом на бумаге.

А чего другого вы ждёте, ведь известно, что такие последствия должны иметь место в хаосе, в хаосе войны и бомбардировок. И всё же, меры принимались.

А чего иного вы ожидаете от власти, от Верховного командования, от других структур, кроме тех мер, которые и по которым должны были поступать, а существуют доказательства, что так и поступали.

Поэтому всё это — обычная бессмыслица.

И поэтому я считаю, что и этот фарс задуман с участием каких-то свидетелей, которые относятся к среде, где ложь в ущерб врагу — акт, достойный восхищения, свидетелей, происходящих из той среды, в которой их жизнь и смерть находятся в руках тех, которые убивали и их, точнее их соплеменников, и других людей в Косово и Метохии.

Поэтому я думаю, что та концепция, которую я здесь услышал, действительно, и я сказал об этом, оскорбляет интеллект среднего жителя планеты.

Вы здесь, в сущности, собираетесь доказать, что мучения в ходе войны огромны, что на войне погибают, страдают, что страдания жертв войны огромны.

Да ведь, это каждый знает, и мы, которые больше всех в Европе пережили войн, знаем это лучше всех.

Но всё то, что здесь доказывается, как велики страдания жертв, делается для того, чтобы не ответить на вопрос: а откуда взялась война, зачем война?

 Зачем преступление против Югославии?

В сущности, вся идея, которую я здесь услышал, — это подмена тезиса, подмена виновника страданий и гибели невинных людей, которые, безусловно, трагичны. Кто это может оспорить?

Следовательно, подмена тезиса — это их концепция, концепция, согласно которой, за деревьями не виден лес.

Для меня лично дело чести, что свою страну защищал от агрессии НАТО честным и рыцарским способом, а их пленных, американцев, отпустил домой с мотивировкой, что и они являются жертвами войны.

Они писали письма, что благодарят тех, кто о них заботился. И для меня дело чести, что за всё время агрессии они не могли ни шагу сделать по югославской территории и потерпели фиаско.

Но они после войны пришли, спрятавшись под названием оборонительных сил Объединённых Наций, злоупотребив резолюцией № 1244 Совета Безопасности, и превратились в оккупационные войска, которые, в сотрудничестве со своими союзниками, албанскими уголовниками, продолжили уничтожение сербов в Косове и Метохии, а со своим марионеточным пронатовским правительством в Белграде продолжили распродажу Югославии.

И Гитлер должен был сначала оккупировать Югославию, чтобы потом двинуться на Россию, и тогда албанские баллисты были его союзниками.

Но мы вернулись и вернёмся вновь, и пусть поэтому работодатели не надеются, что им удастся этот фарс, он только увеличит позор преступления.

Мы здесь, я имею в виду мою сторону, много слышали от тех, кто напротив, если говорить об обвинении, утверждений о, так называемом, плане Великой Сербии.

При темпераментном обосновании прокурором идеи объединения обвинительных заключений мы целый день слушали бесконечное обвинение в преступном намерении сотворить Великую Сербию.

Слышали мы, что намерение, это намерение и этот план, в сущности, являются красной нитью преступления, которое мне приписывается.

Они утверждают, что эта красная нить югославов и создание Великой Сербии имеют целью перебить хорватов, мусульман и албанцев и не просто их изгнать, а уничтожить.

Значит, всё строится на идее великой сербской опасности и великих сербских претензий или централизованного сербского государства.

Всё это — выражения, которые я слышал от них, как и план, цель которого состоит в создании такого государства. Должен их разочаровать. С этой «идеей» у них — самая слабая позиция.

Во-первых, потому, что эта идея никогда не существовала, а во-вторых, потому, что Великая Албания существовала не только, как идея, но и как её реализация, как творение нацизма и фашизма во время Второй мировой войны, которая превратилась в вампира за эти годы с теми же или немного изменёнными носителями и с изменённым содержанием.

Если бы вы знали историю Балкан за последних два века, вы бы не впали в такую «ошибку». Поэтому и говорю, что у вас — самая слабая позиция.

Собственно говоря, Великая Сербия — это вообще не сербская программа, а выражение австро-венгерской политики захвата Балкан и пропаганды, которая служила этой политике, для которой сербы были препятствием.

Австро-венгерская дипломатия после Берлинского конгресса 1878 г. непрестанно повторяла, цитирую: «Никогда не будет допущено создание одного государства между Дунаем и Адриатическим морем, никогда не будет допущено создание Великой Сербии или Великой Черногории». Конец цитаты.

Это — Глуховский, министр иностранных дел Австро-Венгрии.

Создание какой-либо самостоятельной Сербии Австро-Венгрия считала большим препятствием на своём главном стратегическом направлении к южным Балканам и на Восток.

Они считали, что Австрия должна укрепиться в Сербии, быть, как они говорили, хозяином Сербии, чтобы иметь возможность продвигаться далее на юго-восток. Направлением австрийских стратегов был путь принца Евгения с армией через Белград.

Существует даже песня, которую пели австро-венгерские солдаты. Принц Евгений, благородный витязь, занял крепость Белград. А затем — путь вдоль моравского направления к Вардару и на Восток, к Босфору и Дарданеллам.

Масштабы австро-венгерской политики и пропаганды, особенно в Боснии и Герцеговине, которую Австрия оккупировала после Берлинского конгресса, как вы это хорошо знаете, распространялись так далеко, что всё сербское называли великосербским, включая и культурные учреждения и книги.

Австрийский дипломат Беньямин Калай, который был оккупационным правителем Боснии и Герцеговины с 1882 до 1903 г., написал в своём труде о восточных задачах Австро-Венгрии, который находится в венгерской Академии наук, что, место Оттоманский империи на Балканах должна занять Австро-Венгрия, а чтобы это осуществить, она должна достичь господства в районах Дуная и на Адриатике, от Дуная до Адриатики.

Она это будет в состоянии сделать только, если выработает два ключевых элемента своей стратегии: первый — это создание системы небольших и враждебно настроенных по отношению друг к другу государств, лишённых возможности противостоять Австрии, а второй — это сокращение всеми средствами сферы русского влияния в Юго-Восточной Европе.

Это концепция создания малых государств. Она существует и сейчас. Эта концепция создания малых государств на европейском юго-востоке должна была послужить созданию и сохранению балканского равновесия, как они говорили.

Чтобы пресечь русскую экспансию и создать предпосылки для политического и экономического прорыва Австрии к Босфору, Дарданеллам и Царьграду.

Итак, фундамент мифа о Великой Сербии и сербской опасности в Юго-Восточной Европе в целом заложила австро-венгерская политическая пропаганда.

Более поздние интерпретации, в период между двумя мировыми войнами, во время войны Гитлера и Муссолини, а также в течение всего двадцатого века почти полностью исходят из этих политических взглядов Австро-Венгрии.

Сербские освободительные устремления были главным препятствием установлению австро-венгерского, а позже нацистского и фашистского господства на Балканах. Со времён, когда Австрия была вытеснена из борьбы за немецкое объединение и после потерь в Италии.

Потери в Германии и Италии должны были быть компенсированы на Балканах, а сербское движение было главным препятствием на этом пути.

С тех пор, особенно после оккупации Боснии и Герцеговины, началась систематическая разработка теории об агрессивных и захватнических устремлениях Сербии и о великосербской опасности на Балканах. Все это — исторические факты.

До начала 90-х годов XIX века подчёркивалась опасность панславизма, а после 90-х годов XIX века — опасность Великой Сербии.

Собственные завоевания оправдывались мнимыми захватническими устремлениями Сербии и сербов вообще. После освободительных балканских войн 1912 и 1913 гг., освободительных от турок, когда мы освободились от турок, в Вене посчитали, что началось создание Великой Сербии.

Представьте себе этот интерес. Наше освобождение от турок положило начало созданию Великой Сербии, и этот процесс нужно остановить, даже ценой большой войны.

Австро-венгерская политика постепенно, под видом обуздания пресловутой великосербской опасности, сжимала обруч вокруг Сербии: упразднение сербской Воеводины в 1860 г., разгон Объединённой сербской молодёжи в 1871 г., арест Светозара Милетича в 1886 г., оккупация Боснии и Герцеговины в 1888 г.

Австрия внимательно строила стратегию полной нейтрализации сербского фактора на Балканах. Эта политика служила позднее основой для геноцида сербов и в ходе Первой мировой войны, и во время Второй мировой войны, и сегодня.

Это — часть той политики. По словам уже упомянутого австрийского министра Глуховского, балканский вопрос можно решить тем, что будут созданы Греция, Великая Румыния, Великая Болгария, слабая Сербия, маленькая Черногория и, наконец, Албания.

Цитирую австрийского посла в Берлине Готфрида Хоенлое: «К несущим столбам внешней политики Габсбургской монархии относилось развитие и укрепление Албании, как противовеса славянам на Балканах».

В одном исследовании 1907 г. подчёркивается необходимость создания надёжных границ монархии (имеется в виду Австро-Венгрия, так они себя называли — «монархия», других не существовало) на юге, подчёркивая, что этих надёжных границ мы не получим, если не положим конец великосербским снам о будущем.

Создание какой-либо самостоятельной Сербии представляет опасность. Надёжные границы означили создание самостоятельной объединённой Албании, поддержание дружественных отношений с Черногорией и создание Великой Болгарии. Далее цитирую: «Которая обязана нам благодарностью».

Вот, в чём объяснение.

Почему тогда всё, что сербское, мы объявляем великосербским?

Почему во время и Первой, и Второй мировых войн совершён геноцид над сербами, но почему и сейчас?

Зачем нацисты создали Великую Албанию?

Почему сейчас добиваются разработки такой же концепции Босния, Хорватия, Воеводина, Косово, Великая Албания?

А вот и доказательство, что то, что здесь пытаются учинить с той стороны этого нелегального суда, представляет собой лишь орудие осуществления той политики, которая имеет долгую историю преступления против Сербии и сербского народа.

В отношении всего, о чём я говорю, существуют огромные историографические материалы, а то, что вы утверждаете в этом злополучном обвинении, собрано из самых обычных газетных памфлетов, которые — ничтожны, которые ветер унесёт.

X