За что убили Слободана Милошевича

Рубрика: Статьи

Немцы вооружали Хорватию вплоть до 1994 г. для захвата Боснии и Герцеговины и Краины. Хорваты получили даже самолёты «Миг», которые являлись наследием бывшей ГДР. Немцы помогали ОАК ещё в начале 90-х гг., когда посылали своих инструкторов из рядов БНД (немецкой секретной службы).

Они разрешили сбор многомиллионных средств для террористов на территории Германии. Всё это делалось даже в то время, когда США до марта-апреля 1998 г. считали ОАК террористической организацией.

Когда, при немецкой финансовой помощи, изменилось соотношение сил и ОАК стала реальным фактором силы, который мог менять географическую карту региона, США в корне меняют свою политику, перехватив руководство.

Когда Хорватия, при немецкой помощи, успешно готовилась и вооружалась для нападения на Краину, Пентагон поднял тревогу, срочно взяв всю операцию на себя. Так же было и с ОАК.

Например, вчерашняя «Вашингтон таймс» пишет, что есть заявление Дэвида Кина, председателя Ассоциации американских консерваторов, где утверждается, что Клинтон был замешан в операции «Буря», в результате которой, сербы были изгнаны из Хорватии.

Существует много других доказательств, в частности, даже Холбрук неосторожно написал об этом в своей книге.

Я продолжу цитату Элзецера: «Так было и с ОАК. После того, как она смогла, при поддержке Ирана и Германии, летом 1998 г. захватить треть Косова, американцы забрасывают своих людей к албанским террористам.

После целого ряда кровавых разборок между самими албанскими террористами, США удаётся, в конце 1998 г., установить своё влияние на верхушку ОАК. Так, с их помощью, уже в феврале 1999 г. победила фракция Тачи.

А, что касается Америки, уже довольно давно, — говорит Элзецер, — в американской внешней политике существовало албанское лобби, сгруппировавшееся вокруг сенатора Доула, который ещё тогда сотрудничал с ОАК, хотя в то время американское правительство говорило об ОАК, как о террористической организации.

Так же было, в своё время, и в Германии. В то время, когда канцлером был Вилли Брандт, БНД (немецкая секретная служба) оказывала поддержку своему югославскому партнёру в преследовании усташевских террористов, хотя, в то же самое время, — говорит Элзецер, — баварское крыло БНД, под покровительством Франца Йозефа Штрауса, ещё тогда конспиративно поддерживало усташей против СФРЮ».

Далее в этом интервью Элзецера, автора книги «Военные преступления: смертоносная ложь немецкого правительства и её жертвы в косовском конфликте», говорится, что сам Кинкель, в феврале 1998 г., заявил, что ФРГ (я его цитирую):

«...оказала Албании финансовую помощь, примерно, в размере 1 миллиарда марок. Ни одно государство не получало такую помощь для развития на душу населения. Источник — ФАЗ от 09.09.1998 г.».

Кстати, известно, что один из депутатов федерального немецкого парламента в конце марта сказал: «Ещё никто на свете так полно и основательно не лгал, как это делалось во время косовской войны».

Как пишет «Шпигель», истерию в ФРГ форсировала немецкая секретная служба (БНД). В конце марта министр иностранных дел Германии заявил, что «албанский вопрос открыт». Это — его цитата.

Эта формулировка — реприза из комнаты ужасов мировой истории. «Немецкий вопрос открыт, — повторяли десятилетиями те, кого призывали к борьбе, потому что им были не по душе реформы в бывшей ГДР. — Немецкий вопрос так долго открыт, ибо Бранденбургские ворота закрыты».

Таков был лозунг, требовавший ликвидировать — ГДР и приведший к т.н., воссоединению немцев.

Встаёт вопрос, не возникает ли теперь угроза уничтожения Македонии и воссоединения албанцев, т.е. создания некой Великой Албании, после того, как именно Фишер превратил албанский реваншизм в салонную тему.

Только безнадёжные оптимисты могут себя тешить одной дополнительной фразой министра иностранных дел, которая гласит: «Насильственный передел границ международное сообщество не допустит».

Между тем, если уточнить и проанализировать эту фразу, мы увидим, что Фишер отвергает не пересмотр границ, а лишь использование силы для этого.

А что, если пересмотр границ достигается не демонстрацией силы, а угрозой применения силы, как это было в 1938 г. с Чехословакией после Мюнхенского соглашения?

Теперь Фишер рекомендует албанцам методы Коля. Опять его цитата: «Международное сообщество присутствует в Косово и на Балканах, чтобы показать, что албанский вопрос, по примеру немецкого вопроса в 1990 г., не может решаться без договорённости с соседями и их согласия».

Во всяком случае, то, что Фишер рекомендует албанцам по немецкому образцу 1990 г., является не чем иным, как уничтожением одного из суверенных государств. В Скопье у ответственных политиков должна была бы застыть кровь в жилах.

Приблизительно за неделю до этого, македонский премьер Георгиевский выступил с обращением к нации и открыто заявил, что македонцы не могут закрывать глаза на тот факт, что именно западная демократия создаёт новых талибов в Европе и что никто в Македонии не может быть уверен, что американское и немецкое правительства не знают главарей этих банд.

Между тем, в опасности не только Македония. Уже 30 марта Фишер открыто заявляет, что необходимо подумать о каком-то решении балканской проблемы, ибо не решён окончательно вопрос Боснии и Герцеговины, Черногории, Прешевской долины, то есть, собственно Сербии и Македонии.

Я об этом напоминаю, так как это связано с историческими фактами. В деле создания Великой Албании, как я вижу, на очереди находится Македония, затем последует Черногория, Санджак, а позже даже Греция. Все они включены в планы албанских террористов.

Раз уж, с помощью НАТО, они чего-то добились в их реализации, то почему бы и не продолжить?

То, что говорит Элзецер, лишь подтверждает, что Германия, после своего объединения в ускоренном порядке, в частности, по вопросам Югославии, продолжает именно там, где она была остановлена поражением во Второй мировой войне.

Они тогда, во время Второй мировой войны, создали Великую Албанию, как фашистско-нацистское творение. Это, надеюсь, здесь никто не может оспорить.

Необходимо напомнить именно тем, кто когда-то боролся против нацизма и фашизма, некоторые исторические факты. (С.Милошевич делает исторический экскурс.)

...Итак, вернёмся к концу 1997 года и успешному саммиту стран юго-востока Европы, который предвещал мир, сотрудничество и стабилизацию, и, в частности, к успешной встрече между албанским премьером и мной и его заявлению, что Косово — внутренний вопрос Югославии.

Но этот сигнал вызвал тревогу, активизировал террористов.

С тех пор начался, я бы сказал, взрыв терроризма в Косове и Метохии. В течение всего предыдущего десятилетия нападения были очень редкими, может быть, один раз в месяц, а с начала 1998 года и до начала агрессии НАТО, только на граждан было совершено 1068 нападений, т.е., примерно, в 100 раз больше, чем в любом предыдущем году.

Чётко виден наступивший перелом. Объектами нападений были все, включая и косовских албанцев, особенно тех, которые работали в государственных службах (лесники, почтальоны, полицейские, служащие разных учреждений).

За этот период члены террористической организации ОАК зверски убили 387 граждан. Из них 75 граждан (не 75 процентов, а 75 человек) — представители сербской и черногорской национальности. А 196 — представители албанской национальности.

То есть, албанские террористы убили албанцев в два с половиной раза больше, чем сербов, чтобы их подчинить, принудить к покорности, заставить следовать своей политике и вести себя так, как они будут этого требовать.

Убито было и 15 представителей других меньшинств, главным образом, цыган. В 101 случае нельзя было опознать убитых людей.

За этот же период в Косове было похищено и пропало около 200 граждан, из них половина — сербы и черногорцы, а другая половина — албанцы, точнее, 77 албанцев и 12 представителей других национальностей.

Кроме этих отдельных убийств, имели место и различные диверсии, закладывание взрывчатки, как это было в Подуево, в Косовской Митровице, где подбросили взрывные устройства на рынки в базарные дни. Было убито 6, а ранено 60 человек, опять же, главным образом албанцев, и т.д.

Параллельно совершено огромное количество террористических нападений на объекты и представителей МВД — 1642 нападения. Если учесть и их, то в предыдущем году средний показатель был уже не сто к одному, а меньше.

Среди этих нападений больше всего было покушений на убийство представителей министерства внутренних дел, а именно 1163 попытки убийств, а убит был 241 представитель МВД, а вместе с ними, ещё 28 граждан. Ранено — 23. Тяжело ранено ещё 478 представителей МВД, а травмировано — ещё 363.

За тот период было арестовано 246, ранено 8, а убито 238 террористов в боях с представителями МВД. Для рационального использования времени я пропущу перечисление мест этих событий.

Одновременно начались, но, я бы сказал, с некоторым опозданием, террористические нападения на представителей Армии Югославии.

Из 309 зарегистрированных случаев нападения на Армию Югославии большая их часть имела следствием гибель или тяжёлые ранения военнослужащих.

Списки убитых граждан, представителей министерства внутренних дел, похищенных и пропавших граждан и представителей министерства внутренних дел, убитых и пропавших представителей Армии Югославии я вам передам и представлю общественности.

Только с 1 января 1998 г. до 24 марта 1999 г., когда началось вторжение НАТО, отмечено 40 убийств и похищений представителей Армии Югославии.

Описание событий, в которых пострадали или пропали указанные лица, недвусмысленно указывает на террористическую деятельность как подготовку к последовавшей агрессии НАТО против Союзной Республики Югославии.

Здесь есть ряд ордеров на задержание осуждённых убийц, но нет времени их посмотреть.

На первом месте находится Хаши Тачи, осуждённый на каторгу за большое число убийств сербов и албанцев, а также многие другие, согласно ордерам на задержание, за совершение многочисленных и жестоких убийств, включая Османи Буяра, который участвовал в создании террористического подразделения «Роты моджахедов» в Косове и Метохии Абу Бекир Садик.

В него были привлечены иностранные наёмники. Как член этого террористического подразделения он, во многих случаях, участвовал в нападении на пограничные части Армии Югославии и на полицейские патрули территории в Метохии.

Вероятно, и это подразделение моджахедов Абу Бекир Садик как-то легитимизируется в то время, когда весь мир… когда всему миру толкуют, что нет дела важнее, чем борьба против терроризма.

Всё это происходило и тогда, когда Ругова утверждал, что ОАК — это значит террористическая ОАК — является выдумкой сербской пропаганды.

В первой половине 1998 г. число жертв терроризма резко увеличилось. И только за первые пять месяцев (февраль-июнь) террористы совершили 409 акций, более 80 в месяц, или в среднем 3 в день. Такого за прошедшие десять лет они не делали.

При этом, по воле случая, в 260 акциях мишенью становились граждане или гражданские объекты и за этот период было убито 35 человек, 29 тяжело и 21 легко ранено. А в 148 террористических нападениях мишенью становились полицейские органы.

Ни одно правительство в мире, господа, ни одно правительство в мире не осталось бы пассивным в отношении такой активности вооружённых банд, которые, в течение чуть больше двух лет вооружённого мятежа, убили 152 человека.

И я не верю, что в обществе имеется хоть кто-нибудь, кто мог бы это оспорить. Понятно, что полиция не только сумела ответить на ставшие более частыми нападения террористов, но и предпринимала активные действия с целью разгрома террористических групп и установления контроля на территории.

И особенно контроля на дорогах регионального и национального значения, которые террористы пытались в определённых местах перекрыть и парализовать жизнь граждан, общественных служб и вообще всех, кто пользуется коммуникациями.

С первых зафиксированных террористических нападений на Армию Югославии и до её наступательных действий против сил террористической ОАК, прошло почти четыре месяца, значит, более чем достаточно, чтобы ответить на вопрос: кто в Косове и Метохии применил оружие и кто на кого там напал?

В феврале 1998 г. американский посол в Македонии назвал ОАК террористической организацией, и всё было бы в порядке, если бы не последовала корректировка от Госдепартамента, а Ричард Холбрук не приехал в Белград с заданием спасти ОАК от полного разгрома и навязать решение, которое отвечало бы интересам США и албанских сепаратистов.

И вместо того, чтобы осудить террористическую организацию, чего мы ожидали и потому не поняли проявленного им подхода, он в переговорах выдвигает ОАК, как автономный политический фактор, без которого нельзя вести какие-либо политические переговоры о судьбе Косова и Метохии.

В этом плане Холбрук, вместе с другим американским представителем Гелбардом, якобы, случайно встречается с группой террористов ОАК в Косове и перед телевизионными камерами ведёт с ними беседу.

X