За что убили Слободана Милошевича

Рубрика: Статьи

При этом, одновременно, вы сталкиваетесь с очевидными фальсификациями. Вы, например, вчера видели, что обвинитель придерживается лжи Уокера, которая опровергнута.

И обвинитель знает истину, ибо вы слышали заявление Аранте, руководителя судебных экспертов из Финляндии, сказавшей, что она передала отчёт прокурору. Значит, обвинитель намеренно скрывает истину и фабрикует ложное обвинение. И не только это.

Обвинитель, в течение этих двух дней, демонстрировал общественности снимки из некоего лагеря в Боснии и Герцеговине, снимки, которые, вообще-то, известны, но являются фальсификацией.

Поскольку обвинитель только что показал снимки, я имею кассету, которая показывает, как эта ложь была подготовлена и смонтирована в целях антисербской пропаганды.

Я этим не касаюсь вопроса о тюрьмах в Боснии, но я касаюсь вопросов использования лживых телевизионных сообщений для фальсификации доказательств сербской вины.

И тогда вы увидите, что и здесь речь идёт о снимках, которые обвинитель вынужден был признать, что они смонтированы и фальсифицированы. Эти снимки обошли весь мир, чтобы демонизировать сербский народ.

Речь идёт об одной английской «журналистке», которая приехала в один из центров для беженцев. (Они жили свободно, посещали соседние сёла, покупали там продовольствие и, по своей воле, перебрались сюда, чтобы спастись от ужасов войны.)

Эта «журналистка» попала на склад этого центра, огороженный сеткой с двумя рядами колючей проволоки сверху для охраны склада.

Так вот, она, из этого склада, через сетку, разговаривала и снимала беженцев, чтобы показать, что они находятся за колючей проволокой. Всё это видно на той кассете.

Я спрашиваю общественность: если обвинителю известно, что в обвинении имеются фальсифицированные и смонтированные материалы, может ли он дальше выполнять свою работу?

Вы, господин Мэй, конечно, знаете о решениях Верховного суда Англии относительно прекращения дел, если прокурор не ведёт дело добросовестно. И, безусловно, вам известна доктрина о злоупотреблениях в судопроизводстве.

Сколько лжи мы здесь вскрыли и сделали очевидной для всех! О беспристрастности и справедливости, которые ООН предписывает прокурорам, нечего и говорить, так как эти категории удалены на миллионы световых лет.

Вы, конечно, знаете и о приговорах, вынесенных за злоупотребления в судопроизводстве, если не организуется слушание на основе «хабеас корпус».

Я, например, очень удивлён, что по «хабеас корпус» даже «друзья суда» не реагировали. Хотя, в соответствии с решением, которым вы их сами назначили, их обязанностью было подать жалобу. И они, как видные юристы, знают, какой вес имеют эти юридические факты.

Поэтому я призываю профессиональную часть общественности отреагировать в соответствии со своей профессиональной совестью. Юрист не имеет право молчать перед лицом столь грубых примеров злоупотребления судопроизводством и нарушением права.

Я ожидаю, чтобы вы сказали своё мнение о действиях обвинителя и, в частности, о фальсификациях, которые допускаются на глазах общественности.

Что касается всех этих ложных обвинений и моих аргументов, я в полной мере использую своё право потребовать вызова и допросить свидетелей, которые были прямыми действующими лицами всех этих событий.

Учитывая все обстоятельства, международный характер принятых решений, я потребую, чтобы здесь предстали свидетели и чтобы мне дали возможность задать вопросы и Клинтону, и Олбрайт, и Шираку, и Блэру, и Шредеру, и Кинкелю, и Фишеру, и Ведрину, и Куку, и Оуэну, и Столтенбергу, и Ясуши Акаши, и Дини, и Кофи Анану, и Волебеку, и Шарпингу, и Доулу, и американской делегации на переговорах в Дейтоне, и государственным деятелям, присутствовавшим при подписании соглашения в Париже.

Всем, с которыми лично беседовал, с которыми имел личные контакты, кроме Блера и Шредера (с которыми я не говорил). Разумеется, контакты официальные. Список иностранных свидетелей и список отечественных свидетелей я передам после того, как обвинитель закончит свои действия.

Судя по тому, как вы в прокуратуре сконструировали это ложное обвинение, получается, что политическая цель является самым существенным элементом дела, за которое вы обвиняете.

Поэтому, наряду с выявлением причин и следствий преступлений, совершённых над моей страной и моим народом, будет важно выяснить и ответ на вопрос о том, как же я имел всеобщую поддержку, например, в 1995-1997 годах, а сейчас, спустя почти десять лет, я стал объектом обвинения за геноцид в 1991-1993 гг. и не знаю уже, в какие ещё годы.

А сейчас я буду говорить о преступлениях геноцида в Косово, совершённых после прихода туда «миссии безопасности» (КФОР) и гражданской миссии ООН. То есть, после 10 июня 1999 г.

Там были совершены преступления против человечности, преступление геноцида и другие военные преступления.

И имеются доказательства непосредственного сотрудничества в совершении этих преступлений между оккупационными войсками, в которые превратились «силы безопасности» ООН, и террористами ОАК, которая продолжает опустошать, грабить, резать, сжигать и уничтожать всё, что не является албанским, включая и часть албанцев.

КФОР, в соответствии с Резолюцией Совета Безопасности № 1244 (1999 г.) обязан был обеспечить мир и безопасность для всех жителей Косова. К сожалению, факты показывают, что КФОР не выполнил свои обязанности.

Кроме этого, государства, которые своими военными контингентами в составе КФОР осуществляют фактический контроль в отдельных секторах в Косово и Метохии, должны были обеспечить защиту этнических и религиозных сообществ, что предусматривается Конвенцией о предупреждении и наказании преступлений геноцида и другими общепризнанными международными договорами.

Они, кроме немногих честных участников, этого не сделали.

Вместо мира и безопасности, как результат их присутствия, мы имеем 3000 убитых.

Значит, под их защитой, убито 3000 людей, большей частью сербов, но и других граждан неалбанской национальности; 2500 похищенных, из которых про 1300 человек ничего не известно, семьи которых опасаются, что они тоже убиты. Большинство из них — сербы.

Мы имеем пепелища, вместо нескольких десятков тысяч домов, преимущественно сербских. В массовом порядке насильственно отнята частная и общественная собственность.

Мы имеем расцвет криминала и изгнание более 360 000 человек сербского и неалбанского населения под «защитой» ООН, включая, например, и 10 000 хорватов из Янево и Витины, где они преимущественно жили. А затем, были разрушены церкви и сербские святыни.

Мы бесконечное число раз смотрели по Си-эн-эн, как талибы разрушают статую Будды в Афганистане. Это, несомненно, — вандализм.

Но, под защитой ООН, в присутствии их военных подразделений, в Косово и Метохии разрушено 107 церквей, и ни об одном из этих злодеяний я ничего не слышал на их телевидении. Не говоря уже о том, чтобы это было подано так, как говорилось о талибах.

Самые тяжёлые преступления совершались албанскими террористами при благосклонном отношении КФОР и миссии ООН. Поэтому, до сегодняшнего дня, почти не выявлены исполнители самых тяжких уголовных преступлений против сербов и неалбанских этнических групп.

В отдельных случаях, например, в Углярах, КФОР месяцами скрывал изувеченные тела сербов, тем самым, соучаствуя в преступлениях. Или он сам совершал криминальные акты, например, уничтожение транслятора на Мокрой Горе. Все преступления после 10 июня совершены в присутствии сил ООН.

Где здесь ответственность? К ним относится тезис о том, что они знали. Должны были знать. Кто может поверить в то, что кто-то не знает, что происходит в 100 метрах от его базы?

Почти ни один пункт резолюции № 1244 Совета Безопасности не выполнен. Число убитых сербов, с каждым днём, увеличивается, преступления и дальше продолжаются.

Позавчера, в одном из сёл близ Косовской Каменицы, забросали гранатами сербский дом. Но ведь, сегодня — 2002 год, февраль месяц. Войска КФОР находятся там с 10 июня 1999 г., а поджоги, грабежи, террор, увоз народного имущества в Албанию продолжаются.

Вместо того, чтобы защищать границы, КФОР допустил, чтобы в Косово и Метохию прибыли несколько сот тысяч граждан Албании и албанцев из Македонии.

После всего сказанного, абсолютно ясно, что цель агрессии НАТО против Югославии — это достижение отдельными государствами своих стратегических задач, не имеющих отношения к защите прав человека, а наоборот — реализуемых именно, путём грубейшего нарушения прав человека.

Эти государства сформировали, финансировали, координировали и поддерживали (и поддерживают до сих пор) албанские террористические группы. Начало этому они положили ещё до 1998 г., чтобы создать повод для агрессии.

И это — вместо того, чтобы продлить до 2000 года наблюдательную миссию ОБСЕ в Косово и Метохии, одну из самых больших, созданную на основе Договора с ОБСЕ от 16 октября, вместо того, чтобы повлиять на представителей косовских албанских партий в Рамбуйе и Клебере в направлении разумной договорённости об автономии!

Я вчера вам говорил, в чём заключалось единственное расхождение.

Оно было в том, что мы настаивали, чтобы всё было сделано и на принципах равноправия граждан, и на принципах равноправия национальных сообществ.

По-моему, это является наилучшим известным в мире решением для подобной национальной структуры.

Продолжение

Во время агрессии эти государства (страны НАТО. — Прим. ред.) при столкновениях армии Югославии с группами террористов, осуществляли военное вмешательство на стороне террористических групп, подвергая бомбардировкам югославские войска.

Эти террористические группы были провозглашены какими-то новыми «силами порядка» в Косово и Метохии. И, наконец, эти государства не принимают никаких мер для предотвращения новых злодеяний этих же самых групп.

Я не буду зачитывать дальше сведения о погибших. Я уже сказал, что погибло 3000 человек. Не буду читать и список тех, над кем было совершено грубое физическое насилие — ранения, травмы, избиения — также под защитой ООН.

Ничего подобного не должно было происходить при 50 тысячах ооновских солдат. Но тяжкие преступления против сербов не прекратились.

Уже 12 июня 1999 г., на следующий день после того, как ООН взяла на себя всю ответственность за безопасность, как записано в резолюции, всех граждан Косова и Метохии, был открыт огонь из автоматов по рабочим карьера «Белачевац».

12 июня албанские террористы напали на Дойнице и Новое Село, 13 июня они напали на сербские дома в Старом Качанике, открыли огонь по полицейским в селе Любиш и в селе Студенчане, 14 июня в селе Заскок, стреляли по колонне беженцев.

Я буду говорить об этом очень кратко, чтобы сэкономить время, которое вы мне сократили, но надеюсь, что изложу вам все те моменты, которые достаточны, чтобы проиллюстрировать то, что происходит под защитой ООН в Косове и Метохии.

17 июня в Приштине они совершили вооружённое нападение на лагерь беженцев, а 20 июня, с территории Албании, напали на пограничные сёла Крушево и Орчуш, община Драгаш.

Вообще-то, в Драгаше и этих местах живут мусульмане и горанцы, но албанские террористы не выносят никого, кто не является албанцем.

В июне и в июле 1999 г. на территории общин Гнилане, Витина и Косовска Каменица были сформированы большие подразделения ОАК, было примерно по 1000 террористов, которые пришли из Албании.

Ежедневно, в течение июня и июля, они открывали огонь из автоматов, миномётов и ручных гранатомётов по сербским сёлам Ранилук, Пасяне, Одовце, Раяновце и Босце, чтобы побыстрее выжить оттуда неалбанское население.

Всё это делалось постоянно, изо дня в день, в присутствии войск ООН.

Нет времени всё зачитывать, но отмечу, что они напали, например, на дом Босича, связали шесть членов его семьи, заперли в доме, а дом подожгли.

Немецкая секретная служба наспех насобирала преступников со всей Европы, бросила их в Косово. Даже она не посмеет это отрицать, поскольку слишком много людей об этом хорошо знает. Их послали в Косово убивать.

После этого, терроризм вспыхнул с новой силой. Вы увидите, как это выглядело, но сначала приведу вам лишь несколько цитат немца, не серба, а немца.

Ерген Элзецер, писатель, автор книги «Военные преступления: смертоносная ложь немецкого правительства и её жертвы в косовском конфликте». Приведу лишь короткие выдержки. Элзецер говорит:

«Тип всех войн, которые произошли в бывшей СФРЮ, был одинаков. Главным поджигателем войн в Югославии была Германия, а американцы гасили этот пожар бензином». Именно немцы форсировали признание независимости Словении и Хорватии в 1991 г.

Это ни для кого не является тайной. Миттеран горько жаловался, что немцы оказали на него такое давление, что он был вынужден согласиться, чтобы ЕС преждевременно признал независимость Словении и Хорватии.

X