Камни Ики – послание невозможной цивилизации

Рубрика: Статьи

В небольшой статье кандидата юридических наук С.Поташника говорилось следующее. Под микроскопом, даже при небольшом увеличении, было видно, что бороздки рисунков на камнях были одинаковой ширины. Эксперты поставили эксперимент, попытавшись оставить следы на камнях при помощи различных инструментов. Для тестирования использовали современный напильник из инструментальной стали и древние орудия из бронзы, кремния и обсидиана. От бронзы не осталось и следов, от остальных орудий – незначительные царапины глубиной до 0,2 мм, тогда как глубина бороздок, образующих рисунки на камнях, достигала 1 мм. Тогда эксперты попробовали наносить следы при помощи бормашины. После некоторой тренировки они достигли того, что следы от бормашины под микроскопом практически не отличались от оригинальных. Вывод автора статьи был следующим: «Результаты исследования дают основания полагать, что нанесены все эти рисунки на камень с помощью технических средств. Такими средствами не обязательно, конечно, должны быть аппараты типа бормашины». Как видим, вывод совершенно корректный для исследователя, тем более, когда речь идет только о технической составляющей изучаемого объекта. Зато позже, в одной из книжек (Е.П.Ищенко, М.Г.Любарский «В поисках истины». М.,1986) результаты этого исследования были процитированы практически дословно, но авторы сделали из этого свой вывод: «Так криминалисты получили убедительные доказательства, что загадочные разрисованные камни из Ики не научная сенсация, а ловкая мистификация, жертвой которой и стал доктор Хавьер Кабрера». Как известно, факты можно толковать по-разному, порой даже противоположным образом. В любом случае, результаты трассологической экспертизы прямо противоположны утверждениям упоминавшихся выше «фальсификаторов» о том, что все рисунки они наносили при помощи обычного ножа. Уже исходя из одного этого показателя, можно однозначно утверждать, что гравированные камни Ики не изготавливались Учуйя и Гутиеррас, на которых и по сей день порой ссылаются скептики.

В то же время следует отметить, что Хавьер Кабрера знал и писал в своей книге, что в его собрании есть некоторые камни, изготовленные современными имитаторами. Впрочем, это не удивительно. Если доктор Кабрера собирал все камни, которые ему приносили, вполне логично, что в период «шумихи» конца 60-х годов к нему попали и поддельные образцы. Хотя отличить их от оригинальных камней можно даже невооруженным глазом. Сам я купил несколько таких сувениров, которые продаются на любом базарчике в Перу примерно по доллару за штуку. Рисунки на них выполнены также методом гравировки. Но и на ощупь, и «на глазок» видно, что глубина резьбы гораздо меньше, чем на подлинных камнях. Это же было подтверждено и экспертизой еще тридцать лет назад. Эрих фон Дэникен писал, что в 1976 году он посетил музей доктора Кабреры вместе с Джозефом Брамичем, ведущим конструктором НАСА, и взял четыре камня на экспертизу. Среди них были как древние камни, так и современные имитации. Снимки, сделанные под микроскопом, наглядно демонстрируют резкий контраст между подлинной и современной техникой гравировки.

Во время нашей поездки в Перу в 2004 году Деннис Свифт брал с собой портативный полицейский микроскоп с двухсоткратным увеличением. Исследования сорока камней, проведенных прямо в помещении музея, дали аналогичные результаты (Фото 10). Гравированные бороздки имели глубину 0,7-0,9 мм, имели ровные края. Параллельные линии выглядели так, как будто их наносили по шаблону сетки или, как минимум, по линейке. Никаких следов карандаша, которым якобы «фальсификаторы» наносили на камни предварительные эскизы (и такие заявления я встречал в статьях скептиков и «разоблачителей») обнаружено не было. Равно как в бороздках не было обнаружено каких-либо микрочастиц металла, остающихся при резьбе соответствующими инструментами. Зато в микроскоп было прекрасно видно, что бороздки гравировки имеют точно такой же слой оксидной патины, как и вся поверхность камня.

Чуть ранее, в 2001 году, Деннис Свифт отдал несколько камней на экспертизу в «Мэйсон Оптикал Инкорпорэйтид». Для экспертизы Деннис выбрал три камня: один из коллекции доктора Кабреры, второй был изготовлен Базилио Учуйя. Третий камень был обнаружен в том же году в погребении культуры наска в долине Рио Гранде (район города Пальпа). Погребение было датировано примерно 400-700 гг. н.э. На этом камне были изображены два динозавра, морское существо и неизвестное животное. Чуть позже он передал камни в компанию «Пальм Абразив» (штат Орегон). Обе компании специализируются на производстве высокоточных микроскопов. Результаты, полученные в этих организациях, оказались схожи.

На камне, изготовленном Учуйя, в бороздках гравировки были обнаружены микроскопические частицы стали (остатки инструмента) и кварца, получившиеся при резьбе поверхности. Борозды не имели следов естественной оксидной патины, тогда как нетронутая поверхность камня имела такую оксидную пленку. Сами борозды были гораздо светлее, чем на двух других камнях. Внутри борозд не было обнаружено никаких следов микроорганизмов. Вывод обеих лабораторий был однозначен: данный камень имеет гравировку современного происхождения.

Изучение второго камня (из коллекции Кабреры) дало следующие результаты. Оксидная пленка была зафиксирована как на поверхности камня, так и внутри борозд гравировки. Не было найдено микрочастиц металла, которые указывали бы на инструмент, которым была выполнена резьба. В микрокавернах на поверхности камня и внутри самих борозд рисунка были обнаружены частицы песка и грязи, въевшиеся в камень. Оба заключения гласили, что изображение на втором камне имеет определенный возраст, установить который не представляется возможным, поскольку пленка естественной оксидации поверхности камня не поддается датированию с помощью существующих технических методов. Однако здесь примечателен следующий факт. Американские ученые, изучающие археологические древности юго-запада США, сталкиваются с тем, что многие предметы, извлеченные из местных сухих песчаных почв, имеют крайне тонкую оксидную пленку или не имеют ее вовсе. А древность подобных артефактов достигает 700-800 лет. В таких сухих почвах патинизация поверхности предметов происходит крайне медленно, в отличие от более влажных почв. Но почвенные условия центрального побережья Перу еще более сухие, чем на юго-западе США. Все предметы из органических и неорганических материалов, происходящие из погребений центрального побережья Перу, имеют потрясающую сохранность. На керамических сосудах оксидная пленка либо отсутствует, либо совершенно не различима даже при значительном увеличении. А все камни Ики, подвергавшиеся экспертизе, имели слой патины как по всей поверхности, так и внутри борозд гравировки.

Результаты, аналогичные второму образцу, были получены и для камня из погребения в долине Рио Гранде. Но он имел более толстый слой патины, покрывавшей всю поверхность, в том числе, и линии рисунка. Внутри борозд гравировки при помощи микроскопа были обнаружены микротрещины, которые могут образоваться только в результате длительного периода времени, сопровождаемого резкими скачками температуры. Вся поверхность камня, в том числе, и сами рисунки, носила следы сильной эрозии. На нем были также обнаружены остатки пятен лишайника. На изображении динозавра имелось черное пятно органического происхождения. Лабораторный анализ показал, что это остатки крови, просочившейся из мумии, рядом с которой был найден этот камень.

Не менее поразительный результат был получен относительно техники нанесения рисунков. Первоначально не вызывало сомнений, что это типичная гравировка. Но исследования под микроскопом показали, что рисунки на третьем камне были не выгравированы, а выполнены в технике низкого рельефа! И изображение всего на 1,5 мм выше, чем остальная поверхность камня. Исследователи не смогли дать вразумительного ответа о том, каким образом это могло быть сделано. Единственное предположение, прозвучавшее от одного из специалистов, заключалось в том, что древний художник мог использовать алмазный резец.

Таким образом, еще тридцать лет назад при помощи технических средств исследователи разных стран установили две принципиально важные вещи относительно камней Ики. Первое: пленка окислов (патина) покрывает как необработанную поверхность камней, так и бороздки гравировки. Это свидетельствует об определенной древности изображений. Установить точный возраст оксидной патины современными методами невозможно. Однако и подделать такой равномерный слой патины для всей поверхности камня также не представляется возможным. Второе: гравировка на камнях Ики не могла быть нанесена при помощи инструментов, известных в традиционных археологических культурах Перу, будь то инструменты из бронзы или различных видов камня. Таковы два основных факта, установленные при помощи технических методов экспертизы. Казалось бы, этого было уже достаточно для того, чтобы не списывать весь феномен камней Ики на проделки хитроумных «фальсификаторов», а заинтересовать им различных специалистов и исследователей древней истории человечества. Однако этого не произошло.

Следует еще раз подробнее остановиться на вопросе происхождения камней Ики. Как уже неоднократно отмечалось выше, большинство находок происходит из погребений до-испанских культур данного региона. И поступают они в коллекции благодаря грабительским раскопкам. Здесь можно было бы задать вопрос: почему гравированные камни не находят профессиональные археологи во время легальных раскопок? Во-первых, специалисты такие камни находили. Выше уже упоминалось о раскопках Алехандро Ассерето и Агурто Кальво. Правда, найденные ими в 1965 г. два камня имели достаточно «обычные» изображения. В экспозиции музея города Наска выставлен очень крупный камень, найденный недавно итальянской археологической экспедицией. Вся его поверхность покрыта гравированными рисунками различных животных. Но среди них отсутствуют реликтовые виды или другие «криминальные» мотивы. Поэтому данный камень представлен в экспозиции музея как подлинный артефакт. В этом-то, я полагаю, и заключается суть проблемы. Археологи наверняка находили гравированные камни с самыми разнообразными рисунками. Но они их не публиковали в своих работах. С одной стороны, мало кому из специалистов захочется рисковать своей репутацией и обнародовать артефакты, противоречащие основным постулатам современной науки. С другой стороны, специфика специальной литературы, посвященной андской археологии, такова, что в работах, как правило, публикуются наиболее яркие и характерные вещи, которые можно использовать для датировки археологического комплекса, либо использовать в качестве аргумента для подтверждения какой-либо гипотезы. Полноценные отчеты с фотографиями или рисунками всех вещей конкретного археологического комплекса – исключительная редкость. Хотя, на мой взгляд, определяющую роль здесь играет первый фактор. Ситуация совершенно типичная не только для Перу. В археологии, как и в любой другой науке, есть свои «правила игры», нарушители которой строго караются. И фактов таких предостаточно, на их основе можно было бы написать отдельную книгу. А уж после того, как тема камней Ики была официально «закрыта» в академических кругах Перу, наивно было бы ожидать появления такой информации о находках камней от специалистов археологов.

Во-вторых, как уже отмечалось, количество грабительских раскопок в Перу в сотни, если не в тысячи, раз превосходит количество профессиональных исследований. Поэтому не удивительно, что в процентном соотношении абсолютное большинство гравированных камней поставляется уакерос. В достоверности информации о происхождения камней Ики из погребений различных до-испанских культур мне довелось убедиться лично.

В Перу, как и в любой другой стране, имеющей богатое историческое наследие, чрезвычайно распространена профессия грабителей древностей. В этом нет ничего удивительного, ведь рынок антиквариата, включающий в себя и археологические ценности, входит в десятку самых крупных по обороту видов бизнеса в мире. Во всех странах, будь то Мексика, Перу, Египет, Китай, Индия или Россия, объем археологических древностей, добываемых грабителями, в тысячи раз превосходит объем артефактов, получаемых в ходе официальных научных исследований. Эта ситуация в значительной степени обуславливает наше современное, очень ограниченное знание о прошлом человечества. Добытые незаконным путем древние ценности в подавляющем своем большинстве поступают в частные коллекции и таким образом выпадают из научного оборота.

В России грабителей древних памятников называют «черными археологами», в Перу их именуют уакерос. Это название происходит от кечуанского слова «уака». У инков этот термин был довольно многозначным: им называли священное место, святилище или священный предмет. У современных индейцев кечуа это слово подразумевает священные для них памятники древности.

В центральных и южных провинциях Перу – Паракасе, Ике, Наске, Арекипе - промысел грабителей могил достигает наибольшего размаха. Это обусловлено наличием здесь огромного числа могильников, расположенных в пустынных районах, которые трудно контролировать официальным властям. Кроме того, погребения этих некрополей залегают на небольшой глубине, песчаная почва легко раскапывается, а чрезвычайно сухие ее свойства способствуют прекрасной консервации всех видов артефактов, в том числе, и вещей из органических материалов. Поэтому любое захоронение дает грабителям большой ассортимент древних вещей: сохраняются не только керамика и металл, но и предметы из дерева, кости, тканей. Причем, степень сохранности такова, что предметы можно без всякой консервации, лишь очистив их от песка, сразу выставлять на обозрение в музей или пускать на продажу жаждущим древностей коллекционерам.

Во время пребывания в г. Ика мне довелось познакомиться с семьей уакерос. Точнее говоря, меня познакомил с ними Деннис Свифт, которого в свое время также «свели» с ними. В противном случае подобное знакомство было бы маловероятно. Все-таки действующие сегодня в Перу законы предусматривают достаточно серьезное уголовное наказание за расхищение археологических памятников. Соответственно и люди, которые занимаются этим противозаконным бизнесом, весьма осторожны в своих контактах.

Семья, с которой меня познакомили, проживает в г. Ика, ремесло уакерос у них потомственное. Но образ грабителей никак не соответствовал людям, с которыми мне довелось пообщаться. Глава семьи, назову его условно Роберто, работает преподавателем истории и занимается исследованием археологических культур Перу, его жена – медсестра, трое взрослых детей учатся в высших учебных заведениях. Типичная семья интеллигентов. Следует отметить, что ремесло грабителей могил для них, в первую очередь, способ выживания. Родители вместе получают порядка восьмидесяти долларов в месяц, поэтому прокормить большую семью и тем более дать образование детям, на такие деньги невозможно. Расхищение древних памятников в центральном Перу для большинства уакерос является именно способом выживания, т.к. эти провинции, расположенные, по сути дела, в пустыне, очень бедны, и у местного населения мало способов обеспечить свое существование. Сегодня туризм является одной из главных статей дохода во многих городках этой местностей, особенно, расположенных вдоль Панамериканского шоссе. Что касается сельского населения, то оно в большинстве своем попросту влачит полунищенское существование.

Семья уакерос с простой испанской фамилией, соответствующей нашей фамилии Ивановых, живет в двухэтажном домике и владеет еще небольшой «дачкой» на окраине города. Мы ходили к ним в гости три дня подряд и прониклись взаимной симпатией друг к другу. Поэтому мне удалось получить некоторую информацию, что называется, из первых рук. Несмотря на нелегальный характер бизнеса, весь дом был уставлен предметами древних индейских культур. На стенах в коридорах были подвешены полихромные керамические сосуды, в нишах стояли изделия из дерева, металла и керамики. На некоторых стенах висели древние плащи и пончо из раскрашенной шерсти. На даче в углу спокойно размещалась пара хорошо сохранившихся мумий (Фото 11). И все эти вещи имели почтенный возраст примерно в полторы тысячи лет.

Но самое главное заключалось в том, что в этой домашней коллекции я увидел три камня с гравированными рисунками, и на всех были изображены динозавры. Все три камня были характерного серого или бежевого цвета и имели типичные средние размеры – 30-40 см в поперечнике. Их обнаружили на разных могильниках в окрестностях города Ика. Два были найдены в погребениях, а третий – случайно, на территории разграбленного некрополя. Уакерос, раскопавшие захоронение раньше, просто выбросили его, т.к. камень был покрыт слоем грязи и на нем не был виден рисунок. Все три камня имели не одиночные изображения, но жанровые сцены. На одном была изображена достаточно редкая сцена охоты хищных динозавров на крупного ящера подотряда (подгруппы ) зауроподовых (Фото 12). Второй камень изображал мужчину в характерном головном уборе из перьев, держащего в руках змею и маленького динозавра на другой стороне. И, наконец, третий оказался наиболее примечательным. На нем изображена сцена преследования (?) динозавра человеком (Фото 13). Древняя рептилия по внешнему виду явно может быть отнесена к подотряду зауроподовых, но при этом имеет две нехарактерных особенности – пару прямых рогов на голове и мужской половой орган. К вопросу о фальсификаторах: какой человек, будучи в здравом уме, сделает подобный противоречивый рисунок на камне, чтобы выдать его за подлинную древность? На обратной стороне камня изображена крупная птица, клюющая динозавра, который сражается с человеком. На лицевой стороне этого камня хорошо видны несколько черных пятен. Когда я спросил об их происхождении, мне сказали, что это – органические остатки веревок, которые лежали поверх камня в погребении. Камень просто не стали тщательно чистить. Этот камень был найден неподалеку от г.Наска в типичном погребальном комплексе культуры наска, датируемом примерно серединой I-го тыс. н.э.

Фото 12

Фото 12

Фото 13

Фото 13

Фото 14

Фото 14

Фото 15

Фото 15

X