Камни Ики – послание невозможной цивилизации

Рубрика: Статьи

В 1968 году метод радиокарбонного датирования был уже широко признан в мире, и Хэпгуд послал несколько образцов на анализ в Нью-Джерси в лабораторию изотопных исследований. Анализ образцов дал следующие результаты:

I-3842: 3590 +- 100 (1640 +- 100 г. до н.э.)

I-4015: 6480 +- 170 (4530 +- 170 г. до н.э.)

I-4031: 3060 + - 120 (1100 +-120 г. до н.э.)

При такой небольшой серии образцов разброс дат неизбежен, однако, все они оказались в диапазоне от трех до шести с половиной тысяч лет назад. В 1972 году другой американский исследователь, Артур Янг, передал две статуэтки в Музей Пенсильванского Университета на термолюминисцентный анализ. В результате статуэтки была отнесены примерно к 2 700 г. до н.э. Доктор Рэйни, проводивший исследования, написал А.Янгу: «После нескольких лет исследований здесь и в лаборатории Оксфорда у нас нет сомнений в надежности термолюминисцентного метода. Возможная погрешность составляет 5-10% относительно абсолютной датировки, но нам не стоит обращать внимание на подобные мелочи. Я должен также подчеркнуть, что мы были столь озабочены неожиданной древностью объектов, что Марк Ганн из нашей лаборатории проделал по 18 проб с каждой из фигурок. Соответственно, полученный результат весьма надежен. Как бы то ни было, наша лаборатория полагает, что именно указанная датировка наиболее соответствует материалу Джулсруда, даже если она и расходится с данными, полученными в Мехико».

Однако, когда через некоторое время доктор Рэйни узнал, что в состав коллекции входят статуэтки динозавров, он заявил, что полученные им результаты являются ошибочными вследствие искажения световых сигналов при анализе, и возраст образцов не превышает 30 лет. Как говорится, комментарии излишни.

Другой американский исследователь коллекции Джульсруда, Джон Тьерни передал два фрагмента керамики доктору Виктору Дж. Бортолету, директору Лаборатории ядерных археометрических исследований в Дейбрике. Предоставленные для анализа фрагменты были обнаружены в ходе раскопок, проведенных в 1956 году на холме Эль Торо, в присутствии самого Джульсруда. Экспертное заключение Виктора Бортолета гласило, что возраст образцов составлял приблизительно 2 000 лет. Тьерни, однако, не остановился на достигнутом и передал несколько образцов керамики, выполненных из различных сортов глины, экспертной группе из университета штата Огайо. В ее состав входили глава отдела керамического производства доктор Дж. О. Эверхарт, один из известнейших в то время мировых специалистов по археологической химии доктор Эрл Р. Кали и минеролог доктор Эрнест Дж. Элерс. Согласно их заключению объекты не могли быть изготовлены в настоящее время, всякая возможность какого-либо мошенничества или подделки совершенно исключалась! И вновь, когда члены группы были поставлены в известность о том, что имели дело с образцами из коллекции Джульсруда, заключение было отозвано.

Все эти исследования в лабораторных условиях проходили без участия самого Вольдемара Джульсруда. Дело в том, что еще в 1958 году его скобяной магазин был ограблен, а сам Джульсруд получил серьезную черепно-мозговую травму. Родственники перевезли его в соседний штат в г.Леон. Здесь Вольдемар Джульсруд и скончался в 1964 году. Таким образом после 1958 года его коллекция оставалась в старом доме в Акамбаро. Наследники Волдемара не продолжили его деятельность Скорее наоборот. К середине 80-х гг. из коллекции пропало сотни, если не тысячи вещей. Прежде всего, это были наиболее искусно выполненные скульптурные композиции и наиболее крупные скульптуры. Предполагается, что большинство вещей наследники Джульсруда либо подарили либо продали зажиточным мексиканцам для украшения интерьеров. На сегодняшний день в музее Джульсруда сохранилась лишь одна крупная скульптура, изображающая динозавра, и имеющая в длину 150 см (Фото 144).

Фото 143

Фото 143

Фото 144

Фото 144

Фото 145

Фото 145

Фото 146

Фото 146

Примерно в 1986 году один из внуков Вольдемара продал всю коллекцию деда американским представителям креацианизма. Американцы погрузили ящики с коллекцией в фуру и отправили ее в Штаты. Однако, на границе мексиканские таможенники фуру с коллекцией задержали, подвергли аресту и после недолгих разбирательств конфисковали. Таким образом, коллекция перестала быть частной собственностью семьи Джульсруда и была передана в собственность муниципальных властей г.Акамбаро. Следующие десять лет она бесхозной пролежала в здании местного муниципалитета.

В целом в 70-80-ые годы общественный интерес к коллекции Джульсруда постепенно утих, научная общественность продолжала игнорировать факт существования коллекции. Отдельные публикации в популярных изданиях (в том числе и на русском языке - в журнале «Техника-молодежи», № 10, 1971 год) воспроизводили версию о фальшивом характере коллекции, основываясь на тезисе о том, что человек не мог сосуществовать с динозаврами.

В конце 90-х годов ситуация изменилась. В 1997 году на телeканале NBC был показан цикл программ под названием «Таинственное происхождение человечества», в котором одна серия была посвящена коллекции Джульсруда (а вторая, кстати, была посвящена камням Ики). Авторы программы также придерживались версии о недавнем происхождении коллекции и даже отправили пару образцов на независимую экспертизу по методу С14. Антропоморфная статуэтка была датирована 4000 г. до н.э., а статуэтка динозавра – 1500 г. до н.э. Однако, авторы программы попросту заявили, что вторая дата является ошибочной.

В том же 1997 году японская корпорация «Нисси» спонсировала поездку съемочной группы в Акамбаро. Входивший в состав группы ученый, доктор Херрехон, заявил, что статуэтки, изображающие бронтозавров не соответствуют облику реально известных представителей этого класса, поскольку имеют ряд спинных пластин. Однако, как уже упоминалось выше, открытия палеонтолога Стефена Черкаса подтвердили наличие такой черты у представителей зауроподовых динозавров и произошло это за несколько лет до создания данного фильма. А консультант фильма мог просто и не знать о данном открытии.

В 1998 году муниципальные власти Акамбаро приняли решение о создании музея Вольдемара Джульсруда. Под его коллекцию был выделен достаточно большой двухэтажный дом на окраине города. За два года - с 1998 по 2000 была проведена инвентаризация коллекции. Целые скульптуры были пронумерованы, упакованы и складированы в ящики. После такого подсчета оказалось, что в коллекции сохранилось

20 100 (!) целых скульптур, которые занимают сегодня 222 пластиковых ящика. И, кроме того, оставшиеся примерно 20 - 25 тысяч фрагментов и обломанных скульптур без всякой нумерации просто навалили скопом, набив ими еще 80 ящиков.

Первая экспозиция для публики была открыта в 2000 году. Первоначально она была не очень большой. Но в течение последних девяти лет в здании музея был закончен ремонт и для экспозиции были выделены новые залы. Сейчас в открытом доступе находится 2 860 предметов. Еще примерно 3 000 экспонатов распакованы и лежат на полках музейного подвала. Остальная часть коллекции продолжает хранится в ящиках. И никто сегодня не представляет какие открытия еще ждут нас в этих закромах.

С проблемой Акамбаро связано еще несколько принципиально важных моментов. Американские исследователи загадок древнейшей истории Денис Свифт и Дон Паттон узнали от офицера федеральной полиции Эрнесто Маринеса историю о том, как в 1978 году он конфисковал партию археологических находок, выкопанную двумя охотниками за древностями на соседнем с Эль Торо холме Эль Чиво. Эта партия содержала 3 300 статуэток, аналогичных по стилю коллекции Джульсруда и среди них было 9 фигурок динозавров. Все находки были переданы доктору Луису Моро, тогдашнему мэру Акамбаро и помещены в ратушу. Оба «черных археолога» были осуждены на длительный срок и отправлены в федеральную тюрьму Мехико. Т.о. мексиканское правосудие, по сути дела, признало подлинное происхождение артефактов из Акамбаро.

Деннис Свифт общался также с доктором Антонию Хеннехоном, который лично проводил раскопки на холмах Эль Торо и Эль Чиво в 1950-55 гг. и также находил статуэтки динозавров. Доктор Хеннехон утверждал, что в 40-50 годы ХХ века о динозаврах в Мексике практически никто ничего не знал.

Более того, еще в 1945 году Карлос Переа, директор по археологии зоны Акамбаро при Национальном Музее Антропологии в Мехико заявил, что предметы коллекции Джульсруда не вызывают сомнений в их подлинности. Указывая на незаконный характер раскопок, произведенных Джульсрудом и местными крестьянами, он не мог при этом не признать подлинности сделанных находок. Карлос Переа также отмечал, что он лично исследовал многие артефакты, включая статуэтки динозавров, обнаруженные в различных участках его зоны ответственности. Он подтвердил также факт своего непосредственного присутствия на официальных раскопках, проводившихся Национальным Институтом Антропологии и Истории в 1954 году, во время которых было обнаружено большое количество образцов, включая статуэтки динозавров.

Доктор Деннис Свифт предоставил свидетельство доктора Антонио Виллиа Эрреджона, имевшего в Гвадалахаре и Акамбаро медицинскую практику, который лично проводил раскопки на холмах Эль Торо и Эль Чиво в 1950-1955 гг. и, по его словам, также находил статуэтки динозавров. Доктор Эрреджон рассказал Свифту о том, что Джульсруд с помощниками в 40-х годах предпринял колоссальную работу по очистке собранных предметов коллекции от грязи и налета. Это обстоятельство впоследствии послужило еще одним поводом для того, чтобы объявить коллекцию современной подделкой. Хотя мой личный опыт знакомства с собранием Джульсруда показывает, что далеко не все скульптуры были тщательно очищены от грунта. Это справедливо для тех вещей, которые сегодня выставлены в открытой экспозиции музея. Но среди фигурок, которые хранятся в ящиках в запаснике музея очень много экземпляров, покрытых тонким остаточным слоем гурнта, из которого они были извлечены. Т.е. их очистка была проведена поверхностно. Более того, десятки скульптур имеют меловую патину, которая возникает под действием грунтовых вод на предметы, расположенные под землей.

И второй момент. Во время своих изысканий 1968 году Чарльз Хэпгуд исследовал и заново вскрыл один из старых раскопов, где обнаружил ряд плит, напоминающих уходящую внутрь склона лестницу. Один их местных жителей сказал ему, что на этом раскопе был ранее обнаружен тоннель, заполненный землей и ведущий в недра холма. Кроме того, существует информация, что один из местных жителей обнаружил в склоне Эль Торо пещеру, заполненную статуэтками и другими древними предметами. Эти данные послужили основанием для предположения о существовании в недрах холма Эль Торо целого «подземного города». И этот аспект также сближает коллекции Вольдемара Джульсруда и Хавьера Кабреры.

Американец Джон Тьерни, почти сорок лет изучавший материалы Акамбаро, уверен, что найденная Джульсрудом коллекция – лишь часть огромной «библиотеки», сопровождавшей древний некрополь. И действительно, принцип «комплектования» коллекции из Акамбаро повторяет тот, что мы видим на примере литотеки Ики. Самые разнообразные и противоречивые с точки зрения официальной науки вещи собраны вместе подобно разрозненным листам огромной энциклопедии.

Еще одна коллекция уникальных артефактов также происходит из Латинской Америки, а именно, из Эквадора. Она была собрана во второй половине прошлого века энтузиастом священником падре Креспи. Карло Креспи Крочи родился в 1891 году в Италии в небольшом городишке под Миланом. Его семья была совершенно цивильной, но Карлос с раннего детства выбрал для себя путь священника, помогая местному падре на службах в церкви. Уже в пятнадцать лет Карло стад послушником в одном из монастырей, принадлежащих Селизианскому ордену (был основан в 1856 году). При этом он сумел получить светское образование в Университете города Падуи. Первоначально он специализировался на антропологии, а позже получил докторскую степень по инженерному делу и, одновременно, по музыке.

Впервые Креспи приехал в Эквадор в 1923 году, но не как миссионер, а для сбора различных данных для международной выставки. В 1931 году Креспи назначили в салезианскую миссию в Макасе – городишке в эквадорских джунглях. Здесь он пробыл недолго и в 1933 году перебрался в город Куэнка. Куэнка расположен примерно в 230 км к югу от столицы Эквадора Кито. В Куэнке находилась ставка Инки Тупак Юпанки, который присоединил земли Эквадора к инкской империи в 70-ые годы XV века.

В Куэнке падре Креспи развил бурную миссионерскую деятельность. В течение десяти лет он сумел основать в городе сельскохозяйственную школу, институт востоковедения для подготовки молодежи к работе в восточных (амазонских) районах страны. Он также основал колледж «Корнелио Мерчан» для обучения местных малоимущих детей и стал его первым директором. Помимо миссионерской деятельности Карло Креспи увлекался музыкой. Он организовал местный оркестр, исполнявший, в основном, произведения, написанные самим Креспи. В 1931 году Креспи снял документальный фильм об индейцах племени хиваро, живших в верховьях Амазонки.

Но основная его заслуга состояла в том, что все свое время падре Креспи отдавал заботе о местных жителях, прежде всего, обучению детей из малоимущих семей. Еще при его жизни в 1974 году его именем была названа одна из улиц в Куэнке. Антропологические интересы падре Креспи привели к тому, что с самого начала своей миссионерской деятельности он начал скупать у местных жителей предметы древности, которые они находили на полях или в джунглях. Ужасающая бедность местного населения позволяла ему за сущие копейки приобретать у крестьян древности потрясающей ценности. При этом Креспи покупал у индейцев и современные поделки и предметы христианского искусства, чтобы хоть чем-то поддержать своих прихожан.

В результате его коллекция заняла три огромных комнаты в колледже «Корнелио Мерчан». Местные жители тащили ему все подряд – от инкской керамики до каменных плит и тронов. Сам падре никогда не занимался учетом и, тем более, каталогизацией своего собрания. Именно поэтому трудно назвать это коллекцией. Это было именно собранием вещей, общее количество которых никто не считал. Однако в целом собрание падре Креспи можно разделить на три части. Первую часть составляли предметы современного производства, поделки местных индейцев, имитирующие либо образцы древнего эквадорского искусства, либо сделанные в христианской традиции. Сюда же можно причислить и многочисленные предметы, сделанные в XVI-XIX веках. Вторую часть, самую многочисленную, составляли предметы различные до-испанских культур Эквадора, которые местные жители находили на своих полях или в ходе несанкционированных раскопок. Так в собрании Креспи была представлена керамика всех индейских культур Эквадора (за исключением самой ранней – культуры вальдивия).

Но наибольший интерес представляет третья часть собрания. К ней относятся изделия, которые не могут быть соотнесены ни с одной из известных археологических культур Америки. В основном это были предметы из меди, медных сплавов, иногда из золота. Большинство этих артефактов были выполнены методом чеканки на металлических листах. В собрании имелись маски, короны, нагрудные диски и т.д. Но самыми интересными были многочисленные металлические пластины, покрытые сюжетными изображениями и … надписями. Падре Креспи собрал, наверное, более сотни таких пластин. Некоторые из них имели солидные размеры – до 1,5 м в ширину и до 1 м в высоту. Были также и более мелкие пластины, металлические накладки (очевидно использовавшиеся для украшения деревянных изделий).

X