Камни Ики – послание невозможной цивилизации

Рубрика: Статьи

Но в собрании Вольдемара Джульсруда находятся предметы гораздо более удивительные, что и стало «камнем преткновения» в деле признания его коллекции подлинной. Дело в том, что примерно 2 000 - 2 500 статуэток представляют собой изображения динозавров. Причем, разнообразие типов древних пресмыкающихся вызывает истинное изумление. Среди них есть легко узнаваемые и хорошо известные палеонтологической науке виды: брахиозавр, игуанодон, тиранозавр рекс, птеранодон, анкилозавр, плезиозавр и многие другие (Фото 137). Есть огромное число статуэток, которые современные палеонтологи идентифицировать просто не могут, как, например, крылатых драконов (Фото 127). Более того, таких изображений не идентифицированных древних ящеров в коллекции гораздо больше, чем известных науке видов. Это отличает две коллекции – Джульсруда и Кабреры. В иконографическом комплексе камней Ики большая часть изображений динозавров в определенной степени подчиняется шаблону. Среди мексиканских изображений древних ящеров тоже можно легко узнать отдельные виды. Но при этом каждая скульптура совершенно индивидуальна, видно, что фигуры выполнены разными мастерами. Более того, не отпускает ощущение, что изображения делались с натуры. Древние животные показаны в движении, на многих скульптурах тщательно проработаны детали. Например, у ящера, резко повернувшего голову в сторону, показаны сложенные «гармошкой» складки шкуры на шее. Другая скульптура изображает зауропода, который протянул длинную шею под брюхом и нюхает у себя под хвостом. Совершенно также удивительно, что некоторые динозавры изображены … улыбающимися. Такой антропоморфизм свидетельствует об определенном чувстве юмора древних мастеров.

Фото 135

Фото 135

Фото 136

Фото 136

Фото 137

Фото 137

Фото 138

Фото 138

Еще одна общая черта – скульптуры зауроподовых ящеров со спинными пластинами (Фото 138). Как уже упоминалось в начале книги, только в начале 90-х годов прошлого века палеонтологи обнаружили свидетельства образования таких кожных спинных образований у таких видов динозавров. А коллекция Вольдемара Джульсруда была сформирована почти за полвека до этого открытия. Что это: неуемная фантазия местных «фальсификаторов» или их гениальная прозорливость? Или, все-таки, веское свидетельство в пользу подлинности обеих коллекций.

Кроме того скульптуры мексиканских динозавров демонстрируют большое разнообразие этой части тела. Кожистые образования имеют различные формы. Есть треугольные и ромбовидные спинные пластины, есть пластины, загнутые вперед, а не назад. У многих скульптур изображены не пластины, а конические спинные шипы. Этих шипов может быть один ряд, а может и три. Есть скульптуры со спинными «парусами», характерными для многих известных видов древних ящеров. Некоторые фигуры имеют кожаные пластины не только на задней, но и на передней части шеи. У других на спине вместо пластин имеется длинная грива. Впрочем, я не буду здесь подробно останавливаться на рассмотрении коллекции Вольдемара Джульсруда, поскольку ей будет посвящена следующая книга. Но несколько характерных моментов необходимо подчеркнуть.

В собрании имеется целый ряд скульптур зауроподовых динозавров, стоящих на задних ногах (Фото 139). Опять-таки, только в конце ХХ века палеонтологи пришли к выводу, что эти древние гиганты без труда вставали на задние, более мощные ноги, и кормились таким образом молодыми побегами на верхушках деревьев. Что, неужели и такую возможность предвидели мексиканские «фальсификаторы», якобы фабриковавшие эти вещи в середине прошлого века?

Но самое важное то, что, как и в случае с коллекцией доктора Кабреры, собрание Джульсруда содержит значительное число изображений человека вместе с динозаврами разных видов. Иконография изображений наводит на единственную мысль, что люди и динозавры сосуществовали в теснейшем контакте. Причем, это сосуществование включало весь спектр взаимоотношений – от борьбы двух столь казалось бы несовместимых видов живых существ до изображений явного процесса доместикации динозавров человеком. В сценах борьбы, как правило, трудно определить конкретный вид динозавров. Они, скорее, напоминают мифологических драконов, хотя и изображенных очень детально (Фото 140). Люди, вступающие с ними в борьбу, часто показаны облаченными в шлемы и держащими в руках щиты или ножи. Кстати, в ряде композиций сцена сражения человека с ящером дополнена третьим персонажем, а именно, крупной змеей. Опять налицо прямая аналогия с иконографическим комплексом камней Ики.

Десятки скульптурных групп в коллекции Джульсруда изображают мелких или средних по размеру ящеров, используемых в качестве домашних животных. Например, есть композиции, на которых женщина кормит из большой круглой миски сразу нескольких небольших динозавров. Многие скульптуры демонстрируют заботливое, порой даже нежное, отношение человека к домашним динозаврам (Фото 141). К сожалению, после смерти Вольдемара Джульсруда многие вещи из его собрания были утрачены. Как правило, это были наиболее интересные по сюжету и выразительные с художественной точки зрения произведения.

В меньшем количестве в коллекции Джульсруда были представлены ныне вымершие млекопитающие: американский верблюд и лошадь ледникового периода, лама, носорог, саблезубый тигр, гигантская обезьяна плейстоценового периода и другие ископаемые животные (Фото 142). Такую же ситуацию мы наблюдаем и в собрании доктора Кабреры. Изображения этих вымерших животных в собрании Вольдемара Джульсруда единичны. Только вымершая лошадь представлена в нескольких экземплярах. Но поражает не только детальная проработка этих скульптур, вплоть до фактуры шерстяного покрова, но и замечательная динамика, выраженная в художественной пластике этих произведений. Что, как уже указывалось, совершенно не свойственно для керамики древних мексиканских культур.

Фото 139

Фото 139

Фото 140

Фото 140

Фото 141

Фото 141

Фото 142

Фото 142

Именно эти составляющие коллекции и послужили поводом для длительной истории замалчивания и дискредитации находок Вольдемара Джульсруда. Это и понятно, поскольку факт сосуществования и тесного взаимодействия человека и динозавра не просто опровергает линейный эволюционизм теории происхождения видов на Земле, но вступает в непримиримое противоречие со всей современной мировоззренческой парадигмой. А в 50-70 годы прошлого века для американской антропологии подобная мысль могла быть только опаснейшей ересью.

С самого начала своих исследований Вольдемар Джульсруд попытался привлечь внимание научной общественности к своим находкам, но уже в первые годы он столкнулся с тем, что его попытки начисто игнорировались. Даже публикация им в 1947 году на свои средства книги о коллекции не заставила академических ученых проявить к ней какой-либо интерес. Та же самая ситуация повторилась спустя двадцать лет и у доктора Кабреры.

Наконец, в 1950 году в Акамбаро приехал американский журналист Лоуэл Хармер. Он лично присутствовал на раскопках на холме Эль Торо и даже сфотографировал Джульсруда с только что выкопанными статуэтками динозавров (Джульсруд к этому времени уже лично занимался раскопками). Репортаж Хармера был опубликован в крупной газете “Лос Анджелес Таймс” в марте 1951 г. Вслед за ним лос-анджелесский журналист Уильям Рассел в журнале «Фэйт» опубликовал материал о раскопках Джульсруда с фотографиями процесса работ. В своей публикации Рассел указывал, что артефакты изымались с глубины 5-6 футов (1,5 м) и многие предметы были оплетены корнями растений, поэтому у Рассела не возникло никаких сомнений в подлинности находок. Эти публикации сыграли определенную роль в популяризации коллекции Джульсруда и пробили брешь в заговоре молчания академических ученых.

В 1952 году коллекцией заинтересовался профессиональный ученый Чарльз Дипесо. Предварительно ему были высланы образцы статуэток и, хотя лабораторные анализы не дали какой-либо вразумительной картины, Дипесо был изначально уверен в том, что это фальсификация. В июле 1952 года он лично приехал в Акамбаро, чтобы ознакомиться с коллекцией. Характер его действий по изучению данной проблемы позже был неоднократно повторен другими исследователями. По словам Вольдемара Джульсруда, Дипесо после знакомства с его коллекцией лично высказал свое восхищение открытием Джульсруда и высказал пожелание купить образцы для музея Фонда Америдов, в котором он работал. Однако, вернувшись в Соединенные Штаты, Дипесо опубликовал в 1953 году в ведущих антропологических изданиях – журналах «Американ Антиквити» и «Археолоджи» - несколько статей, в которых однозначно заявлял, что коллекция Джульсруда является фальсификацией. В частности, Дипесо констатировал, что ознакомившись с 32 000 предметами из коллекции, он пришел к выводу, что иконография артефактов, в особенности, изображения глаз и губ у статуэток, имеет современный характер. Заявление это было совершенно безосновательным. У многих антропоморфных скульптур в собрании Джульсруда глаза имеют вид так называемого «кофейного зерна» (Фото 143). Так в американской антропологии называют технику изображения человеческого глаза во многих мексиканских культурах архаического и раннего классического периодов.

В связи с этим, примечателен тот факт, что на изучение 32 000 предметов (которые к приезду Дипесо уже были упакованы и складированы в доме Джульсруда) он потратил четыре часа. К примеру, мы, в течение трех посещений музея Вольдемара Джульсруда потратили десять рабочих дней на знакомство с коллекцией. За это время нам удалось осмотреть и сфотографировать около 5 000 экспонатов. И это при условии работы группы в составе, как минимум, из трех человек.

Кроме того, Дипесо, сославшись на информацию от некоего нелегального торговца мексиканскими древностями, утверждал, что вся коллекция была выполнена одной мексиканской семьей, жившей в Акамбаро, которая занималась производством этих поделок в зимние месяцы, когда не была вовлечена в сельскохозяйственные работы. А информацию о динозаврах фальсификаторы якобы почерпнули из фильмов, комиксов и книг из местной библиотеки. Все это просто противоречит здравому смыслу. Но схема действий представителя официальной науки совершенно аналогична той, которая была реализована полтора десятилетия спустя в отношении коллекции доктора Кабреры.

Кстати, главный тезис Дипесо о том, что подделки изготавливались местными крестьянами, был официально опровергнут мексиканскими властями еще в 1952 году. Франсиско Санчас, суперинтендант Национального Департамента ирригации и почв, заявил, что после четырех лет изучения вопросов археологической активности в районе Акамбаро и характера занятий местного населения он может однозначно констатировать отсутствие какого-либо керамического производства на этой территории. 23 июля 1952 года мэр города Акамбаро Хуан Карранса опубликовал официальное заявление, в котором говорилось, что по результатам специального исследования (!), проведенного в районе, выяснилось, что в Акамбаро нет ни одного человека, который бы занимался производством такого рода керамических изделий.

Все доводы Дипесо в пользу того, что коллекция Джульсруда является изощренной фальсификацией, легко опровергаются с точки зрения обычного здравого смысла. Во-первых, ни один скульптор не в состоянии за обозримый период времени выполнить работу по изготовлению более чем тридцати тысяч скульптур (отнюдь не мелких). Простой арифметический подсчет показывает, что за тридцать месяцев (зимний сезон здесь длится не более трех месяцев в году) данная семья должна была изготавливать минимум по 1 000 оригинальных скульптур ежемесячно! Не говоря уже о том, что эти скульптуры еще надо было закопать на приличную глубину. Во-вторых, даже если коллекция выполнена силами не одного человека, а некой мастерской, то в таком случае должны будут четко прослеживаться черты единого стиля в исполнении артефактов. Но вся коллекция не только не содержит ни единого дубликата, но керамические скульптуры выполнены из разных пород глины, в различных стилях и с различной степенью мастерства. В-третьих, было однозначно установлено, что керамика в коллекции Джульсруда обработана методом открытого обжига. Для ее производства потребовалось бы огромное количество древесины, которая в засушливом и отнюдь не лесистом районе Акамбаро всегда была дорогой. Кроме того, подобное масштабное производство с открытым обжигом керамики просто не могло бы остаться незамеченным.

Профессор факультета истории Высшей Школы в Акамбаро Рамон Ривера потратил месяц на полевые исследования в данном районе для выяснения вопроса о возможности местного производства коллекции Джульсруда. После многочисленных опросов населения Акамбаро и прилегающих к нему районов (Ривера особенно тщательно опрашивал стариков) профессор констатировал, что на протяжении последних ста лет в этой местности не было ничего похожего на масштабное керамическое производство в технике открытого обжига.

И, наконец, следует помнить, что Одилон Тинахеро, на протяжении нескольких лет пополнявший коллекцию Джульсруда, имел неполные четыре класса образования и с трудом мог читать и писать. Поэтому нет смысла говорить о возможности его глубоких познаний в области палеозоологии, равно как и бессмысленно говорить о том, что в 40-е годы прошлого века в небольшой мексиканской библиотеке можно было бы найти достаточно книг по данной тематике, да еще и на испанском языке.

К 1954 году критика коллекции Джульсруда, с подачи Дипесо, достигла максимума, и это привело к тому, что к коллекции были вынуждены проявить интерес официальные научные круги Мексики. В Акамбаро отправилась делегация ученых во главе с директором Департамента до-испанских памятников Национального Института Антропологии и Истории доктором Эдуардо Норкверой. Помимо него в состав группы входили еще три антрополога и историка. Эта официальная делегация сама выбрала конкретное место на склонах холма Эль Торо для проведения контрольных раскопок. Они состоялись в присутствии множества свидетелей из местных авторитетных граждан. После нескольких часов раскопок было найдено большое количество статуэток, аналогичных образцам из коллекции Джульсруда. По заявлению столичных археологов, осмотр найденных артефактов однозначно продемонстрировал их древность. Все члены группы поздравили Джульсруда с выдающимся открытием и двое из них пообещали опубликовать результаты своей поездки в научных журналах.

Однако, через три недели после возвращения в Мехико, доктор Норквера представил отчет о поездке, в котором утверждалось, что коллекция Джульсруда является фальсификацией, поскольку содержит статуэтки, изображающие динозавров. Т.е. был использован все тот же универсальный довод: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда».

В 1955 году коллекцией заинтересовался тогда еще молодой американский ученый Чарльз Хэпгуд, бывший в то время профессором истории и антропологии Нью-Хэмпширского университета. Он приехал в Акамбаро и провел там несколько месяцев, занимаясь самостоятельными раскопками на памятнике. Хэпгуд договорился с местным шефом полиции майором Альтимарино, чей дом стоял на территории памятника. Было известно, что дом построили в 1930 году. Получив разрешение хозяина, Хэпгуд вскрыл пол в одной из жилых комнат дома и на глубине около 2 м обнаружил 43 статуэтки (правда, во фрагментах), аналогичных по стилистике коллекции Джульсруда. Сам майор Алтимарино предпринял трехмесячное исследование в окрестностях Акамбаро и опросил множество местных жителей на предмет возможности современного изготовления таких же изделий, как находившиеся в коллекции Джульсруда. В результате он убедился, что никто в окрестностях понятия не имеет ни о чем подобном.

В 1968 году (уже после длительной работы и публикации своей хорошо известной книги «Карты морских царей») Хэпгуд вернулся к проблеме Акамбаро. Он приехал туда в компании с известным писателем Эрлом Стенли Гарднером, который обладал не только глубокими познаниями в криминалистике, но также серьезно занимался и археологическими проблемами. Гарднер констатировал, что с точки зрения криминалистики, коллекция Джульсруда не может являться ни результатом деятельности одного лица, ни даже результатом фальсификации, выполненной группой лиц. По результатам своих исследований в Акамбаро Чарльз Хэпгуд на свои средства издал в 1972 году небольшую брошюру «Тайна Акамбаро».

X