Камни Ики – послание невозможной цивилизации

Рубрика: Статьи

Крайне интересен тот факт, что в коллекции имеется несколько фигурок сидящего человека, перед которым лежит камень (также выполненный из глины) с гравированными рисунками (Фото 129). На фотографии видно, что скульптуры выполнены в примитивной манере, но очень динамично. Человек водит пальцем по рисунку на камне, как бы изучая его. Сидящий рядом человек, держит в руках пару настоящих костей и плоский предмет с выгравированным рисунком. Интересно также, что головные уборы у этих фигурок повторяют дизайн уборов, выгравированных на камнях. Можно предположить, что эта керамическая часть собрания доктора Кабреры была выполнена индейцами известных нам археологических культур, в погребениях которых и находят гравированные камни.

Это предположение подтверждается также наличием скульптурных изделий, вырезанных из древесины уаранго. Так в самом музее хранится прекрасно сохранившаяся фигура зауроподового динозавра, длиной около 50 см (Фото 130). Все детали скульптуры: голова, повернутая назад, треугольные пластины на спине, орнамент, отражающий окрас шкуры, соответствуют канонам иконографического комплекса камней Ики. Во время посещения дома одного из частных коллекционеров в г.Ика, мы увидели несколько скульптурных столбов, вырезанных из того же дерева уаранго (Фото 131). Они имели высоту от 150 до 180 см. Композиционно столбы состоят из двух или трех ярусов изображений. Центральную часть занимает фигура человека, держащего в руках маленького динозавра. Стиль изображений человека аналогичен тому, который присутствует на похожих резных столбах в самом музее камней Ики. Правда, в собрании доктора Кабреры такие резные столбы имеют большее количество изобразительных ярусов. В верхней и нижней частях этих трех столбов были вырезаны сцены охоты человека на динозавра. По сути дела, они являются точными копиями аналогичных сюжетов, выгравированных на камнях Ики. И стиль этих изображений достаточно сильно отличается от стиля центральных человеческих фигур, вырезанных на данных столбах.

Я спросил хозяина дома, не являются ли столбы произведениями современных мастеров. Он ответил, что знает местных резчиков, изготавливающих подобные вещи для продажи туристам. Однако, те столбы, которые стоят у него дома, он купил у знакомых проверенных уакерос, с которыми вел дела многие годы. И покупал он их не для перепродажи, а для собственной коллекции. По его словам, эти столбы были найдены в нескольких могильниках в окрестностях г.Наска и, возможно, происходили из погребений одноименной археологической культуры.

Фото 127

Фото 127

Фото 128

Фото 128

Фото 129

Фото 129

Фото 130

Фото 130

В этой керамической части собрания доктора Кабреры имеется целая серия необычных по форме глиняных предметов. Аналогичные формы керамики в местных индейских культурах мне неизвестны. Больше всего это напоминает неглубокую тарелку, накрытую сверху крышкой, на крышке же имеется высокая вертикальная ручка (Фото 132). Внутри каждая из половинок имеет гравированное изображение. Самый распространенный сюжет – изображение одного из рисунков плато Наска – ящерицы, различных птиц, обезьяны, паука. Как уже было описано выше, изображения рисунков плато Наска достаточно часто встречаются на гравированных камнях в комбинациях с изображениями людей или различных символов. Примечательно поэтому, что и здесь на ряде «тарелочек» рядом с одним из рисунков Наска можно обнаружить изображение одного из универсальных символов иконографии камней Ики – «листа жизни» или рыбы (Фото 133). При этом рядом с копиями геоглифов Наски могут присутствовать изображения человеческих личин, типичных для художественного стиля местных индейских культур. Впрочем, этот факт может лишний раз свидетельствовать в пользу того, что изделия из керамики и дерева в этих коллекциях были созданы уже в историческое время.

Фото 131

Фото 131

Фото 132

Фото 132

Фото 133

Фото 133

Фото 134

Фото 134

Кстати, хотелось бы отметить следующий момент. В 1996 году эту коллекцию керамики доктор Кабрера продемонстрировал Дэнису Свифту. По его словам, сам Кабрера не мог до конца поверить в подлинность этого комплекса керамических изделий. Поэтому держал ее внутри своего дома и не выставлял в рамках основной коллекции. Впрочем, это неудивительно, поскольку Кабрера был уверен, что возраст гравированных камней достигает десятков миллионов лет, то керамические и деревянные изделия не могли сохранится на протяжении такого промежутка времени. Можно предположить, что доктор просто не учел возможности их изготовления древними индейскими мастерами, копировавшими непонятные им сюжеты, изображенные на камнях. В пользу такого предположения, вероятно, могут свидетельствовать те самые фигурки людей, которые будто бы рассматривают и изучают дошедшие к ним из глубокой древности камни.

Современная наука в качестве одного из основных критериев достоверности явления или феномена рассматривает его повторяемость. Если бы коллекция доктора Кабреры была единственной в своем роде, тогда ее уникальность могла бы работать против нее. Но в том то и дело, что подобные коллекции существуют в других местах. Речь идет о собраниях артефактов, которые полностью противоречат современным устоявшимся схемам развития человечества. Здесь я упомяну лишь некоторые из таких коллекций, одна из которых находится в «общем доступе», и это собрание можно увидеть собственными глазами в музее, не прилагая для этого особых исследовательских усилий.

Обе коллекции, о которых пойдет речь ниже, находятся также на американском континенте. Обе они, как и коллекция камней Ики, собраны одиночками-энтузиастами, потратившими на это свою жизнь. С коллекцией Кабреры их сближает и тот факт, что собраны они были также во 2-й половине ХХ века и вещи, их составляющие, также происходят с очень ограниченных территорий. Кроме того, эти коллекции, как и собрание доктора Кабреры, официально были объявлены современными подделками и не стали предметом изучения для специалистов по древней Америке.

Эта история началась летом 1943 года. Вольдемар Джульсруд (1875 — 1964) занимался торговлей скобяными изделиями в Акамбаро, небольшом городишке примерно в 300 км к северу-западу от Мехико в штате Гуанахуато. Сейчас население этого города составляет примерно 110 000 человек. Акамбаро расположен в плодородной долине р.Лерма, неподалеку от крупного озера Солис. Однажды ранним утром, совершая конную прогулку по склонам холма Эль Торо, Джульсруд увидел несколько обтесанных камней и фрагментов керамики, выступающих из почвы. Вольдемар Джульсруд был выходцем из Германии, перебравшимся в Мексику в конце XIX века. Он серьезно увлекался мексиканской археологией и еще в 1923 году работал в этой местности и вместе с падре Мартинесом раскапывал памятник культуры чупикауро в восьми милях от холма Эль Торо. Позже культуру чупикауро отнесли к так называемому формативному периоду и датировали временем примерно от 800/600 гг. до н.э. по 200 г. н.э.

Вольдемар Джульсруд прекрасно разбирался в мексиканских древностях и поэтому сразу понял, что находки на холме Эль Торо не могут быть отнесены ни к одной известной к тому времени культуре. Джульсруд начал собственные изыскания. Правда, не будучи профессиональным археологом, он поступил поначалу очень просто – нанял местного крестьянина по имени Одилон Тинахеро, пообещав ему платить по одному песо (тогда это равнялось примерно 21 американскому центу) за каждый целый артефакт. Поэтому Тинахеро был очень аккуратен при раскопках, а случайно разбитые предметы склеивал, прежде чем отнести их Джульсруду. Чуть позже к этому виду заработка присоединились другие местные крестьяне. Джульсруд стал платить за все находки от 1 до 3 песо в зависимости от размеров артефакта. Так начала формироваться коллекция Джульсруда, пополнение которой продолжили сначала сын Вольдемара Карлос Джульсруд, а потом и его внук, Карлос II.

В конце концов, коллекция Джульсруда составила несколько десятков тысяч артефактов. Точное их число сейчас уже установить не представляется возможным, так как Джульсруд, как и доктор Кабрера, не занимался паспортизацией или хотя бы простой описью своей коллекции. По одним данным, собрание Джульсруда составило около 33,5 тысяч артефактов, по другим – достигало 40 тысяч! В данном случае их точное число не столь принципиально, собрание в тридцать тысяч древних артефактов составило бы честь любому, даже столичному музею.

Другой вопрос – ни один столичный музей не взял бы такую коллекцию для своей экспозиции. В собрание Вольдемара Джульсруда входило несколько основных категорий артефактов. Наиболее многочисленными были статуэтки из различных сортов глины, выполненные в технике ручной лепки и обожженные методом открытого обжига. Вторая категория – многочисленная и разнообразная керамическая посуда. Третья – изделия из органических материалов – дерева и кости. Самым примечательным фактом было то, что во всей коллекции не было практически ни одного повторяющегося экземпляра скульптуры! Размеры фигурок варьировались от 2-3 сантиметров до 1 м в высоту и 1,5 м в длину. Кроме того, даже без лабораторных анализов, при визуальном исследовании бросается в глаза чрезвычайное разнообразие артефактов из собрания Джульсруда. Совершенно разные сорта глины, варьирующиеся по цвету, плотности, примесям. Разные степени обжига предметов, различные художественные техники изготовления. В коллекции есть примитивные фигурки, как будто вылепленные детьми. И есть настоящие шедевры, не уступающие лучшим образцам керамики древних культур Мексики. И все это, якобы, было сделано местными малограмотными крестьянами?

Кроме скульптурных изображений, в собрании присутствовали музыкальные инструменты, маски, курительные трубки, инструменты из обсидиана и даже нефрита. Вместе с артефактами при раскопках были обнаружены несколько человеческих черепов, кость мамонта и зубы лошади ледникового периода. При жизни Вольдемара Джульсруда вся его коллекция в упакованном виде занимала 12 комнат его дома.

Город Акамбаро с восточной стороны примыкает к двум холмам - Серро Эль Торо и Серро Эль Чиво. Последний с незапамятных времен и до сегодняшнего дня почитается местным населением как священный. В дни равноденствий на вершину холма поднимаются люди, чтобы встретить рассвет и вознести молитвы Солнцу. Холм Эль Торо крупнее и его склоны круче. Именно на нем и были обнаружены практически все предметы, составившие коллекцию Джульсруда. Более того, найдены они были на одном – западном склоне холма, который, кстати, обращен в сторону холма Эль Чиво. Все находки располагались в одной, наиболее пологой части склона холма и протянулись полосой длиной около километра и шириной около сотни метров. Поскольку это была нижняя пологая часть холма, ее с начала ХХ века начали застраивать жилыми домами а также использовать под сельскохозяйственные нужды. Этим, в первую очередь и объясняется, каким образом Вольдемар Джульсруд сумел примерно за 10 лет собрать столь огромную коллекцию.

Дело в том, что холм Эль Торо не является ни могильником, ни поселением. Характер этого памятника достаточно уникален. Вся нижняя часть холма была буквально испещрена ямами, в которых были закопаны различные вещи. Обычно такие ямы имели глубину от 80 см до 2 м, в каждой находилось от 10 до 40 различных предметов. Таким образом, крестьянин, занимавшийся добыванием предметов для Вольдемара Джульсруда, мог за один удачный день заработать 50 — 100 песо. Для того времени это были очень неплохие деньги. При учете того, что рытье ямы или траншеи является простейшим видом крестьянского труда, не требующего какой-либо квалификации. А вылепить, высушить и обжечь несколько десятков оригинальных, отличных друг от друга статуэток за один рабочий день …? Полагаю, что именно простота такого способа зарабатывания денег путем вскапывания склона холма и обусловила тот факт, что всего за каких-то пять лет Вольдемар Джульсруд сумел собрать столь огромную коллекцию.

Следует также отметить, что на холме Эль Торо не было обнаружено наземных конструкций, обозначавших эти «захоронения» древних артефактов. Также ничего не известно и о наличии древних до-испанских построек на вершине холма. Единственное предположение, которое приходит в голову, то, что холм Эль Торо на протяжении многих лет в древности почитался священным местом. И люди из разных мест приходили и оставляли здесь свои приношения в виде скульптурных изображений и предметов быта. Хотя существует и другая версия, которой, в частности, придерживался сам Джульсруд. Согласно этой гипотезе, все захоронения предметов на холме Эль Торо были сделаны практически единовременно в ранний период конкисты, с той целью, чтобы эти вещи не достались испанцам, которые их наверняка бы просто уничтожили.

Как уже говорилось, большую часть собрания Джульсруда составляют многочисленные антропоморфные статуэтки (Фото 134). Причем, в первую очередь бросается в глаза разнообразие антропологических типов, представленных в скульптурах коллекции Джульсруда. Большинство из них изображают американоидов. Но есть статуэтки, в чьих чертах угадываются кавказоидные или негроидные черты (Фото 135). Что это? Свидетельство того, что древние индейские скульпторы были знакомы с представителями других человеческих рас? Но современная американистика не хочет признавать возможности тесных контактов между древними культурами Старого и Нового Света. Равно как современные исследователи не хотят признавать того, что на территории современных США и Мексики проживали представители других, кроме монголоидной, рас. И это при том, что число находок костных остатков представителей других рас на этих территориях исчисляется десятками. Но официальная наука усиленно старается не заниматься их изучением, поэтому сведения об этих фактах ограничены краткими упоминаниями о самих находках, после чего, как правило, наступает гробовое молчание, лишь изредка нарушаемое голосами редких энтузиастов, которых не устраивает «прокрустово ложе» современной антропологии и которые пытаются продолжать исследования на свой страх и риск. Например, в 1982 году Рассел Берроуз обнаружил в штате Иллинойс пещеру, содержавшую собрание различных древних артефактов, в котором присутствовали каменные таблички с резными портретными изображениями египтян, финикийцев, римлян, нубийцев, а также камни с надписями, сделанными греческими и финикийскими буквами. Не удивительно, что находки Рассела Берроуза были объявлены фальсификацией.

Следует также отметить факт наличия в коллекции Джульсруда немногочисленных скульптур, относящихся к известным культурам Древней Мексики – майя, тольтеков, ацтеков. Но они единичны. А вот скульптур и образцов посуды местной культуры чупикауро значительно больше, более сотни, что, однако, не вызывает удивления. Правда, сегодня уже невозможно установить происхождение этих образцов: были ли они найдены на склонах холма Эль Торо или же это результат того, что местные крестьяне несли Вольдемару Джульсруду все древности, которые находили в окрестностях.

Еще одной отличительной чертой коллекции Вольдемара Джульсруда является наличие скульптур, изображающих людей в движении. Такой стиль изображений совершенно не характерен для древней Мезоамерики. В подавляющем большинстве известных археологических культур антропоморфные скульптуры статичны, показ человека в движении древние мексиканцы не использовали. А в собрании Джульсруда есть даже целые скульптурные группы, изображающие конкретные жанровые сценки: перенос тяжестей, парный танец, сражение человека с монстрами или динозаврами (Фото 136). Интересен и другой факт. В коллекции присутствуют достаточно многочисленные скульптуры, изображающие антропоморфных существ с хвостом и головой, увенчанной парой небольших рогов. Но ведь подобные изображения имеются и в иконографическом комплексе камней Ики. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Подобные изображения рогатых и хвостатых человекообразных существ известны во многих древних культурах как Старого, так и Нового Света.

X