Камни Ики – послание невозможной цивилизации

Рубрика: Статьи

В древности было известно несколько техник трепанации черепа: постепенное соскабливание кости, вырезание по кругу или высверливание по кругу маленьких дырочек (перфорация), а затем вынимание получившейся «крышечки». В Паракасе использовалось как соскабливание кости, так и ее вырезание. В среднем диаметр таких отверстий на черепе составлял 4-5 см, но в исключительных случаях диаметр мог достигать 7,5 см, т.е. трепанируемая площадь составляла почти 90 см²! И человек после этого оставался жив.

В одном из погребений был найден целый набор хирургических инструментов, в который входили: обсидиановые ножи различных размеров, ложка, сделанная из зуба кашалота, иголки с нитками, бинты и хлопковые шарики-тампоны. При помощи таких вот простых инструментов древние медики успешно вскрывали черепа своих соплеменников. В Паракасе найдены несколько черепов, где отверстия были закрыты тонкими золотыми пластинами. И эти пластины успели зарасти по краям новой костной тканью. В других случаях отверстие закрывались пластинами из высушенной кожуры тыквы.

Практика трепанации черепов известна не только в Паракасе. В Перу черепа со следами операций были найдены южнее – в Наске, в окрестностях Куско, древней столицы инков, на севере – в культуре мочика и других местах. Но нигде, кроме Паракаса нет такой высокой концентрации данного типа костных человеческих останков. Более того, после исчезновения культуры паракас, причина которого не установлена, во всем регионе резко снижается количество находок черепов со следами трепанации. С чем это связано? С исчезновением большинства врачевателей, владевших данной техникой или с чем-то иным? Почему именно на этом полуострове была столь распространена трепанация черепа. Некоторые исследователи полагают, что здесь был своего рода лечебный центр, мастера которого в совершенстве владели этим видом операций. И в этот центр съезжались представители других народов. Но если бы это было так, то выздоровевшие пациенты должны были разъезжаться по домам. Если же они умирали, их могли похоронить и на месте. Но погребальный обряд в могильниках Паракаса достаточно однообразен. Здесь нет захоронений чужаков. Получается, что все прооперированные пациенты принадлежали одной местной культуре.

Более того, на некрополе Паракас нет бедных погребений. Все захоронения принадлежат представителям социальной верхушки – вождям и жрецам. Это действительно был город знатных мертвых, нечто подобное Долине царей в древнеегипетских Фивах. Быть может, похороненных здесь людей объединяла не племенная общность, а своего рода кастовая, по типу жреческого ордена? Этим может быть объяснено и чрезвычайное единообразие погребального обряда. Но чем все-таки объясняется то упорство, с которым древние индейские жрецы вскрывали друг другу головы? Некоторые исследователи полагают, что трепанация черепа осуществлялась в лечебных целях для избавления от таких болезней как эпилепсия. Существует и более экзотическая гипотеза, согласно которой трепанации осуществлялись для достижения постоянного состоянии измененного сознания. Т.е. это являлось своеобразной техникой подготовки древних жрецов.

И не удивительно то, что Хавьер Кабрера считал, что основная часть литотеки Ики скрыта именно в пещерах полуострова Паракас. На камнях из его коллекции операции на головном мозге – один из самых интересных сюжетов. Но на нем я остановлюсь чуть позже.

Необходимо отметить, что на камнях Ики встречаются сцены с достаточно привычными видами хирургических операций, таких как ампутация конечностей или кесарево сечение. На камнях данной тематики практически всегда изображены инструменты, которыми и производились операции. Набор хирургических инструментов весьма ограничен: три вида очень простых скальпелей или ножей, некое подобие наконечника стрелы (копья) и ножницы хорошо знакомой и привычной нам формы (Фото 83). Не вызывает сомнения, что данные инструменты были металлическими. Наиболее распространенными инструментами являлись обычный односторонний нож или скальпель и копьеобразный инструмент с колющей функцией. На одном камне выгравирован нож с серповидным лезвием, перпендикулярным рукояти. Следует отметить тот факт, что данный тип ножа, называемый туми, был широко распространен среди до-испанских индейских культур Перу.

Фото 84

Фото 84

Фото XI

Фото XI

Фото XII

Фото XII

Фото 85

Фото 85

Хорошее знание анатомии человека древними врачевателями не вызывает сомнений. Примечательно также то, что создатели камней Ики сочли необходимым изобразить разные человеческие органы на отдельных камнях. В коллекции Кабреры есть несколько камней, в том числе, и очень крупных (до 80 см в диаметре), изображающих с анатомическими подробностями различные органы человеческого тела: сердце, легкие, желудок (Фото 84). Камень с изображением сердца можно было бы смело поставить в современный медицинский атлас, настолько подробно и детально сделан рисунок. Данные изображения еще раз подтверждают гипотезу об «энциклопедическом» характере комплекса камней Ики.

Изображений простых хирургических операций в собрании доктора Кабреры очень немного. Подавляющее большинство составляют камни с очень сложными операциями по трансплантации различных внутренних органов: желудка, почек, сердца и, наконец, мозга. Даже для современной медицины подобные операции являются либо очень сложными, либо, если речь идет об успешной пересадке человеческого мозга, невозможными.

Все изображения медицинской тематики имеют ряд общих черт. Во-первых, пациент, как правило, показан лежащим на невысокой лавке или скамейке. В зависимости от характера операции пациент располагается либо на животе, либо на спине. На одном чрезвычайно интересном камне (Фото XI) отчетливо видны ремни, которыми ноги и грудь оперируемого привязаны к скамье. Операции часто проводят два человека: хирург и его ассистент – анестезиолог. Врачи изображаются в сложных головных уборах, что несомненно подчеркивает их высокий социальный статус. Практически всегда внутри тела пациента изображены основные внутренние органы, прежде всего, пищеварительной системы. В зависимости от уровня изобразительной техники конкретного камня они показаны с той или иной степенью детализации. Интересно отметить, что легкие обычно не изображаются, за исключением тех случаев, когда композиция посвящена именно операции на легких (Фото XII).

Анализ комплекса изображений на камнях Ики не оставляет сомнений в том, что древние медики несомненно владели различными техниками анестезии. В подавляющем большинстве сцен со сложными хирургическими операциями помимо хирурга присутствует второй врач, исполняющий функции анестезиолога. Первый способ анестезии, отраженный в рисунках на камнях Ики, не является бесспорным. Но целый ряд изображений позволяет предположить, что древние врачеватели применяли своеобразную технику акупунктуры для обезболивания при определенных не самых сложных операциях. Так, применительно к камню с изображением кесарева сечения можно сделать предположение, что врач при помощи двух хирургических инструментов воздействует на биоактивные точки роженицы (Фото 85). Еще на нескольких камнях изображено воздействие кончиком ножа в области поясницы. Но, опять-таки, следует подчеркнуть, что это только предположение, хотя методы воздействия на биоактивные точки человека были известны во многих древних культурах.

Здесь примечательно следующее. Китайская традиционная медицина использует искусство акупунктуры на протяжении тысячелетий. Однако, только в 1981-87 гг. китайские медики провели широкомасштабное статистическое исследование по вопросу эффективности использования акупунктурных методик в операциях по кесаревому сечению. Проанализировав более 16 000 случаев, исследователи подтвердили факт, что акупунктурный метод при кесаревом сечении является самым эффективным видом анестезии, обеспечивая максимальную безопасность роженицы и плода.

Второй способ анестезии, представленный на камнях Ики, не оставляет сомнений, что это обезболивание при помощи какого-то газа. Изображения этого метода столь многочисленны, что можно уверенно утверждать о его постоянном применении при сложных хирургических операциях, проводившихся в этом древнем обществе. «Аппарат» для анестезии представлял из себя простой сосуд или, скорее всего, мешок, который при помощи трубки соединялся со ртом пациента. Возможно, мешок изготавливался из воздушного пузыря рыбы или легких какого-либо животного. На камнях с высокой степенью детализации внутри мешка изображались кружочки, которые, очевидно, и символизировали газ (Фото 86). Природу данного газа установить, естественно, не представляется возможным. Но вполне можно предполагать, что для анестезии применялся газ растительного происхождения. Не исключено, что основой его служило такое широко распространенное в Перу галюциногенное растение, как кока.

Пожалуй, наиболее многочисленной в собрании Кабреры является серия камней, на которых изображена операция по трансплантации желудка. Судя по уровню техники гравировки и степени детализации рисунков, камни с этим сюжетом были выполнены разными мастерами и, вероятно, в разное время. Небольшие камушки с простыми рисунками, на которых явно видны отступления от канона, скорее всего, являются более поздними копиями. Анализ серии камней с этим сюжетом позволяет предположить, что операция по пересадке желудка не представляла большой сложности для древних врачевателей и являлась достаточно унифицированной процедурой. Если судить по некоторым рисункам, ее даже не всегда проводили под общим наркозом (Фото 87). Интересно также отметить тот факт, что на некоторых камнях под глазом пациента изображалось несколько волнистых линии. Понятно, что данный символ обозначал слезы, но он присутствует не на всех камнях с данным сюжетом.

Фото 86

Фото 86

Фото 87

Фото 87

Фото 88

Фото 88

Фото XIII

Фото XIII

Следует отметить также следующую характерную черту. На всех камнях, посвященных операции по пересадке желудка, показано, что нижний конец пищевода пациента соединен при помощи гибкой трубки с неким «объектом» (Фото 88). Определить, что за «аппарат» здесь изображен затруднительно, поскольку рисунки его очень схематичны или, в ряде случаев, просто заменено символом «листа жизни». Можно опять-таки только предполагать, что это какой-то мешок, содержащий определенную растительную смесь. Поскольку я не специалист в области медицины, мне трудно судить о назначении такого «аппарата». Но хотелось бы отметить еще одну деталь: на одном из камней, где этот «аппарат» изображен в виде листа, показан еще один такой же, возможно, уже отработанный, лежащий под медицинской скамьей (Фото 87).

Очень интересен еще один камень с высокой степенью детализации рисунка (фото XIII). На нем показано, что ко рту пациента подсоединен анестезирующий «аппарат», а трубка другого «аппарата», аналогичного описанному выше, вставлена внутрь пищевода. Но интересно другое. К сердцу пациента подсоединены еще две трубки. Назначение одной из них не совсем ясно. А вот вторая представляет собой катетер, воткнутый иглой в нижнюю часть сердца. Другой конец трубки соединен с мешком, содержащим донорскую кровь. Т.е. логично допустить, что при операции применялось орошение сердца пациента донорской кровью.

И это вполне обоснованное предположение. Большое количество соответствующих изображений на камнях Ики позволяет утверждать, что древние врачеватели не только были знакомы с переливанием крови, но и использовали донорскую кровь для орошения жизненно важных органов пациента, а также для орошения трансплантируемых органов. Процесс переливания крови о привычным нам способом – путем подсоединения сосуда с кровью к вене на руке пациента, изображен на многих камнях с медицинской тематикой. На некоторых камнях изображение аппарата по переливанию крови весьма условно, на других – более детализировано, и видно, что катетер имеет форму шприца с иглой (Фото 89).

В большинстве древних культур, даже имевших высокий уровень развития медицины, переливание крови не было известно. Да и в современной западной медицине эта операция начала применяться всего лишь полтора века назад. Тем более удивительно наличие соответствующих знаний и их практическое применение в древней цивилизации, оставившей комплекс камней Ики. Конечно, только по рисункам, выгравированным на камнях, нельзя с уверенностью утверждать, что изображался именно процесс переливания крови. Можно также предположить, что это был какой-либо физиологический раствор, вводимый в кровь пациента. Но такое предположение не умаляет уровня развития древней медицины.

Тем не менее, гипотеза о переливании крови представляется более обоснованной. На одном из камней с таким сюжетом можно обнаружить чрезвычайно любопытную деталь (Фото 90). Врач подсоединяет к руке женщины катетер с иглой. Трубка катетера соединена с аппаратом, стоящим на подставке в изголовии пациента. Сам аппарат изображен в виде бутылковидного сосуда. Интересна детализация этого изображения. Сосуд на одну треть заштрихован косой клеткой, остальная его часть заполнена маленькими кружочками. Так, предположительно, на камнях Ики обозначался газ. Вторая трубка, выходящая из сосуда, заканчивается символом листа. Вполне можно предположить, что на этом камне изображен процесс обогащения крови кислородом.

Фото 89

Фото 89

Фото 90

Фото 90

Фото 91

Фото 91

Фото 92

Фото 92

Интересно также отметить, что на нескольких камнях в коллекции доктора Кабреры изображены послеоперационные мероприятия. Так, на одном из камней показан пациент после какой-то полостной операции (Фото 91). Над ним склонились два хирурга. Один из них держит в руках поднос с инструментами. Ко рту пациента подсоединены два аппарата. Один из них – с анестезирующим газом. О назначении второго можно только предполагать. Его держит в руках врач. Судя по рисунку, это небольшая «груша», заполненная, вероятно, какой-то питательной (?) жидкостью. Второй хирург работает с аналогичным аппаратом, имеющим на другом конце катетер с иглой. И этот катетер врач подсоединяет ко шву на животе пациента. Интересно, что «груши» этих двух «аппаратов» заштрихованы косой клеткой, возможно, символизирующей жидкость. Тогда как «груша» анестезирующего приспособления разделена на две неравные части, нижняя из которых заполнена штриховкой. Можно предположить, что таким схематичным образом древний художник обозначил разницу в заполнении этих «аппаратов». Шов на животе пациента после большого разреза изображен достаточно детально. Похожие сюжеты можно увидеть и на других камнях, где врач при помощи такого же «аппарата» обрабатывает швы, например, на голове пациента.

Следует напомнить, что Хавьер Кабрера был по специальности хирургом и почти до самой своей смерти занимался врачебной практикой. Поэтому вполне естественно, что камни с медицинской тематикой привлекали его особое внимание. В его собрании имеется две серии, каждая из которых содержит более десятка камней. Одна из них посвящена операциям по пересадке сердца, вторая – пересадкам полушарий мозга. Правда, назвать это полноценными сериями нельзя, поскольку камни отличаются и по уровню исполнения гравировки, и детализацией рисунков. Очевидно, что делали их различные мастера. Тем не менее, на этих камнях показаны различные стадии операций, что и позволяет сделать ряд интереснейших предположений. Необходимо отметить следующий факт. Большинство камней, на которых изображены пересадка сердца и мозга, являются большими. Некоторые превышают размеры метра в поперечнике и имеют вес около 300 кг (Фото 92). Т.е. камни с этими сюжетами (вместе с десятком камней с изображениями сцен охоты на динозавров) являются самыми крупными в коллекции доктора Кабреры. Их также отличает высокая степень детализации изображений. Можно предполагать, что древние художники придавали особое внимание именно данным сюжетам.

X