Камни Ики – послание невозможной цивилизации

Рубрика: Статьи

Второй тип архитектурных сооружений, который можно обнаружить на серии камней с картографическими изображениями – это храмовые постройки, или, что более вероятно, ступенчатые пирамиды. В музее Кабреры есть один очень примечательный камень, изображение на котором заслуживает особого внимания (Фото 74). На этом камне выгравирована четырехступенчатая пирамида, по обе стороны которой сидят на коленях два человека. Не вызывает сомнения, что это изображение молящихся жрецов в традиционных головных уборах из перьев. Руки их молитвенно сложены перед грудью. Тонкие линии, исходящие из их ртов, очевидно, символизируют процесс произнесения молитвы или пения гимна. Лица молящихся обращены к солнцу. Солнце, как и на остальных камнях Ики, изображено в виде человеческого лица. Необходимо обратить внимание на то, что солнце соединено «стволом» с вершиной пирамиды, что явно указывает как на наличие солнечного культа в этом древнем обществе, так и на то, что пирамиды были связаны с этим культом. Еще более примечательно, что из вершины пирамиды исходят вверх две стрелы. Можно смело предположить, что стрелы символически обозначают энергетическую направленность данного сооружения. В последние годы большое количество исследователей на основе практических экспериментов убедительно доказали, что пирамиды, воздвигнутые древними в разных частях мира, были не просто ритуальными постройками, но являлись совершенно определенными энергетическими конструкциями. Специфические энергетические свойства пирамид сегодня являются предметом изучения специальной дисциплины – пирамидологии. Причем, одни ученые полагают, что пирамиды концентрировали потоки теллурической энергии (энергии Земли), другие считают наоборот, что пирамиды собирали энергии космоса. Третьи считают, и это представляется мне наиболее вероятным, что пирамиды в зависимости от своей конструкции и месторасположения могли «работать» с различными типами природных энергий. На описываемом здесь камне явно изображен процесс выброса в пространство накопленной пирамидой энергии. При внимательном осмотре данного камня видно, что, несмотря на всю условность и даже примитивизм рисунка пирамиды, древний художник выделил ее третью ступень. Если остальные просто заштрихованы сеткой, то предпоследняя ступень имеет прямую штриховку. А в центре ступени выгравирована фигура в виде соединенных между собой разновеликих конусов. Внутри этой фигуры, так же как внутри «столба», соединяющего солнце с вершиной пирамиды, нанесены мелкие штрихи. Полагаю, что их можно интерпретировать как символическое изображение потоков энергии. Таким образом, в этом простом рисунке древний художник при помощи нескольких незамысловатых приемов сумел отобразить главное функциональное предназначение пирамиды. И не вызывает сомнений, что ученые данного общества имели достаточные познания о законах энергетического устройства мира и умели применять их практически, в частности, воплощать в специальных энергетических сооружениях – пирамидах. На одном из камней с рисунками материков тоже есть символическое изображение ступенчатой пирамиды с исходящими радиально из ее центра лучами (Фото 75). Данный камень примечателен еще и следующим: выше пирамиды помещен рисунок зауроподового динозавра. А левее – еще какого-то животного, более всего похожего на ламу, а не на древнего ящера. Если его интерпретировать как ламу, тогда это исключительный случай совмещения на одном камне изображений динозавра и млекопитающего животного.

Фото 72

Фото 72

Фото 73

Фото 73

Фото 74

Фото 74

Фото 75

Фото 75

Приведу здесь еще одно соображение. Центральный элемент в виде двух сопряженных конусов, изображенный внутри второй ступени пирамиды, идентичен по форме ритуальному кубку керо, известному во многих андских археологических культурах и иногда встречающемуся на камнях Ики. Как единодушно считают современные археологи, кубок керо являлся сакральным сосудом, который многие до-испанские культуры андского региона использовали в ритуальных целях, чаще всего, в погребальном обряде. В собрании доктора Кабреры изображения керо встречаются несколько раз на камнях с разными сюжетами (Фото IX). Примечательно, что древние художники, помещая в композицию кубок керо, обязательно изображали орнамент на его стенке. Мотивы этого орнамента – антропоморфные личины, ступенчатые линии и т.п. - хорошо известны в керамике различных андских культур I тыс. н.э.

Казалось бы, данный факт можно интерпретировать в пользу того, что камни с изображением этого типа керамики относятся к исторически известным индейским культурам. Тем более, что его изображения присутствуют в сценах, совершенно типичных для жизни этих древних обществ. Но все не так просто. В собрании Кабреры есть еще один очень примечательный камень, изображающий человека, который из такого же кубка керо поит… корову (Фото 76). Историкам хорошо известно, что крупный домашний скот был завезен в Америку европейцами. Нет никаких данных, даже косвенных, о существовании в до-испанских культурах крупного рогатого скота. В коллекции доктора Кабреры, как уже было показано ранее, имеются многочисленные изображения лошадей, верблюдов. Рисунки коров – редкость. Тем не менее, они есть. На данном камне корова изображена очень реалистично, четко прорисованы раздвоенные копыта, шкура имеет пятнистую окраску, показано вымя. На шею животного надет ошейник. На сосуде отчетливо показана роспись. Можно ли предположить, что появление сосудов керо в исторических культурах индейцев Центральных Анд явилось следствием их знакомства с изображениями на гравированных камнях?

Что касается изображения коровы, то, как и в случае с другими видами домашних животных (лошадь, верблюд, слон), описанных выше, вопрос остается полностью открытым. Ископаемые остатки этих видов животных на американском континенте известны, при этом общепринятым считается факт, что эти виды вымерли здесь задолго до возникновения производящего хозяйства. А в литотеке Ики они все выступают в качестве домашних животных, в основном, верховых или тягловых. При этом в других сериях камней в том же качестве используются различные виды динозавров. И здесь еще раз следует подчеркнуть тот факт, что изображения динозавров и вымерших млекопитающих не встречаются на одном и том же камне. Может быть, действительно следует говорить о том, что в комплексе камней Ики отражены различные, разделенные большими промежутками времени, эпохи и, соответственно, разные цивилизации?

В собрании доктора Кабреры есть незначительное количество камней, на которых, возможно, отражена другая отрасль производящего хозяйства – земледелие. Таких камней немного, и изображенные на них сцены довольно лаконичны. Поэтому делать определенные выводы достаточно сложно. Тем не менее, можно предполагать, что этому древнему обществу (или обществам) были известны различные виды культурных растений. Определить их по изображениям на камнях достаточно проблематично, хотя биологи, возможно, и узнают в этих рисунках конкретные виды (Фото 77). Интересен также камень, на котором изображен человек, защищающий посевы от динозавра. Я не видел в собрании доктора Кабреры камни с более типичными сельскохозяйственными мотивами, например, сценами сева, сбора урожая или обработки собранных продуктов земледелия. В такой ситуации вполне равноправным могло бы быть предположение и о наличии собирательского хозяйства, но упомянутые изображения, часто имеющие явно символический смысл, говорят все-таки в пользу земледелия.

На некоторых камнях изображены другие виды деятельности, например, рыболовство. Судя по рисункам, представители этого древнего общества были хорошо знакомы с морской стихией, имели в своем распоряжении достаточно крупные лодки, которые могли использоваться как для рыболовства, так и в военных целях. Лодки не имели парусного оснащения и передвигались на веслах. Судя по ряду деталей, таких, как штандарт на носу лодки, воткнутое наконечником вверх копье и т.д., можно предположить, что здесь изображены военные суда. Хотя многие океанские народы вплоть до сегодняшнего дня имеют универсальные типы лодок достаточно простых конструкций, но пригодных для всех видов деятельности, в том числе, и для дальних путешествий. В этом аспекте примечателен тот факт, что на камнях с изображением лодок присутствуют астрономические символы: звезды и кометы (Фото 78). Комета, как будет показано ниже, занимала особое положение в изобразительном комплексе камней Ики. Остается только предполагать, что наличие астрономических символов в таких сценах может свидетельствовать о том, что древние мореходы умели ориентироваться по звездам и могли осуществлять длительные океанские плавания.

Фото 76

Фото 76

Фото 77

Фото 77

Фото 78

Фото 78

Фото 79

Фото 79

В музее Кабреры достаточно много камней со сценами материнства. Они явно составляют единую серию, так как изображенная на них сцена, практически, унифицирована: женщина кормит грудью двух младенцев (Фото 79). Женщина изображается в коленопреклоненной позе. В сцене обязательно присутствует изображение «листа жизни» или, реже растения. Иногда на камне может быть изображен еще и мужчина, держащий или подающий кормилице одного из младенцев. Что это - зарисовка на бытовую тему или же символическое изображение? В мифологии многих народов мира, в том числе, и в Америке, чрезвычайно распространен так называемый «культ близнецов». Братья-близнецы почитались и как родоначальники некоторых народов, и как герои-цивилизаторы. Не исключено, что данный сюжет на камнях Ики тоже имеет мифологическое значение.

В собрании доктора Кабреры имеется целая серия камней с эротическими, а точнее сказать, порнографическими сюжетами. С одной стороны, такая тематика является достаточно типичной для изобразительного искусства древних цивилизаций в разных частях света. В Южной Америке эротические мотивы широко представлены в скульптурной керамике культуры Мочика, существовавшей на севере Перу примерно с середины I-го тыс. до н.э. и до 2-й половины I-го тыс. н.э. Но сюжеты изображений на камнях Ики отличаются особым своеобразием. Дело в том, что рисунков с гетеросексуальными контактами чрезвычайно мало. Подавляющее большинство изображений посвящено гомосексуальным мотивам, на которых отражены как анальный, так и оральные виды коитуса. Можно было бы предположить, что в данной цивилизации гомосексуализм был типичным явлением. Подобная ситуация известна и в других древних обществах, например, в античной Спарте, древнем Китае и т.д., примеров предостаточно. Если бы не одна очень существенная деталь. На очень многих камнях, изображающих гомосексуальный контакт, показано, что один или оба партнера изливают свое семя в специальный сосуд (Фото 80), причем, формы сосудов, изображенных на разных камнях, различаются. Среди них есть и весьма необычные. Но такие сюжеты позволяют сделать предположение, что изображения подобных сцен являются не просто бытовыми зарисовками, а несут информацию об определенных действиях по сбору мужской спермы. Вопрос в том, как и с какими целями древние могли использовать подобный банк спермы? Может быть, она использовалась в медицине? Можно также предположить, что мужская сперма применялась древними в опытах по генной инженерии. Но это всего лишь малообоснованные допущения, хотя факт остается фактом.

Кстати, еще раз к вопросу о «фальсификации». Трудно представить перуанских крестьян, выросших в католической среде и изготавливающих порнографические картинки на камнях с тем, чтобы продать их туристам в качестве древних артефактов. И это – в 60-70 гг. прошлого века, еще до начала так называемой «сексуальной революции» в США и Европе.

В коллекции доктора Кабреры имеется более сотни камней, изображающих различные хирургические операции. И эти рисунки, как и изображения динозавров, являются крайне интригующими и парадоксальными с точки зрения современных представлений о древней истории человечества.

Здесь следует отметить следующее: уровень развития медицины в известных нам сегодня древних индейских культурах центрального побережья Перу был достаточно высоким. На полуострове Паракас, расположенном в сотне километров от г. Ика, было раскопано огромное количество древних индейских погребений. В 1925 году патриарх перуанской археологии Хулио Тельо обнаружил в песках полуострова Паракас два могильника неизвестной культуры. Спустя два года был найден третий могильник. Оказалось, что все они вместе составляют огромный город мертвых, который получил название «Некрополь Паракаса». В ходе длительных раскопок здесь были обнаружены 429 мумий, располагавшихся как в грунтовых могилах, так и в пещерных захоронениях. На основании этих находок исследователи выделили самостоятельную археологическую культуру, назвав ее культурой паракас, которую датировали примерно периодом с 600 г.до н.э. по 200 г.н.э. Хотя найденные могильники относят к периоду расцвета этой культуры, т.е. ко времени примерно от 300 г. до н.э. до 200 г. н.э.

Особые почвенные условия полуострова привели к тому, что в древних захоронениях тела погребенных подверглись естественной мумификации и, кроме того, прекрасно сохранились органические материалы. Поэтому археологи получили в свое распоряжение многочисленные образцы древних изделий из шерсти, дерева, кости, древность которых превышает две тысячи лет. Культура паракас стала известна, прежде всего, своими потрясающими изделиями из шерсти. Многоцветные шерстяные одеяла, пончо, тюрбаны, сотканные древними мастерами, сегодня по праву считаются лучшими во всем искусстве древней Америки.

По погребальному обряду культуры паракас, тело умершего одевали в пончо и заворачивали в несколько, иногда в десяток, слоев шерстяных одеял (Фото 81). На голову, как правило, одевался тюрбан. Такой погребальный куль помещался в плетеную корзину в сидячем положении, с ногами подтянутыми к груди. В могилу покойнику клали достаточно многочисленный инвентарь – керамические сосуды, бытовые орудия, речные раковины, иногда, украшения из золота.

Фото 80

Фото 80

Фото 81

Фото 81

Фото 82

Фото 82

Фото 83

Фото 83

Но не только прекрасно сохранившиеся предметы древней утвари привлекли особое внимание исследователей к культуре паракас. На этом некрополе было найдено огромное количество мумий, черепа которых имели отчетливые следы операций по трепанации черепа (Фото 82). Количество таких черепов на разных могильниках полуострова Паракас составляло от 40 до 60% от общего числа! Такой процент превышает все разумные пределы. Первоначально исследователи считали, что это следы операций по лечению серьезных травм головы, полученных воинами в сражениях. Одним из самых распространенных видов боевого оружия в те времена была палица или дубинка.

Но представители культуры паракас, судя по погребальному инвентарю, не были воинственными. Иное дело – другая древняя индейская культура – мочика, существовавшая на севере Перу примерно в то же время, что и культура паракас. Индейцы мочика отличались крайней воинственностью и постоянно вели боевые действия со своими соседями. В этой культуре также известны черепа со следами трепанации, но их крайне мало, а процентное соотношение к общему числу костных останков не идет ни в какое сравнение с тем, что имеется в Паракасе. Более того, здесь найдены черепа, имеющие по несколько (иногда до пяти!) следов операций на черепе.

Кроме того, по костным останкам палеонтологи легко устанавливают, выжил ли человек после подобной операции или нет. Дело в том, что при удачной операции отверстие в черепе постепенно зарастает и закрывается восстанавливающейся костной тканью. Если же череп не имеет следов заживления, это означает, что пациент умер во время операции или вскоре после нее. Так вот, на некоторых могильниках количество черепов со следами успешных операций превышает 80%!

X