Камни Ики – послание невозможной цивилизации

Рубрика: Статьи

Еще одной характерной особенностью канона является то, что люди в большинстве случаев изображены полуобнаженными. Из предметов одежды, как правило, присутствуют только головной убор из перьев и «набедренная повязка». О том, что это набедренная повязка, можно лишь предполагать, поскольку изображается она весьма условно, скорее как трусы, и заштриховывается параллельными линиями или прямоугольной сеткой. А вот изображениям головных уборов древние художники придавали особое значение, но на этом вопросе мы остановимся подробнее ниже.

Таковы основные отличительные черты канона, которого в большинстве случаев придерживались при изображении человека древние создатели литотеки Ики. Характерно также, что при всей условности и простоте рисунков человека на лицах часто присутствует татуировка. Обычно это несколько параллельных черточек на щеке, хотя на камнях с высокохудожественными изображениями имеются и более детализированные рисунки татуировок, например, в виде ступенчатого орнамента.

Как уже отмечалось выше, на имеющемся материале выстроить стройную картину древнего общества, оставившего после себя камни Ики, крайне затруднительно. Прежде всего, потому, что для современного человека, воспитанного в рамках эволюционистской парадигмы, сложно совместить в реконструируемой картине столь несопоставимые вещи как, например, охота на динозавров и воздушные полеты. Это можно без особых затруднений сделать на страницах книги в жанре «фэнтази». Но мне не хочется в данной книге увлекаться фантазированием. Поэтому здесь я приведу описание отдельных черт жизни древней неизвестной цивилизации, отраженных в изобразительном комплексе камней Ики.

Выше уже упоминалось, что отличительной чертой графического канона литотеки Ики являлось то, что люди изображались полуобнаженными. Основным видом одежды служила набедренная повязка, изображаемая весьма схематично. Плюс – головной убор из перьев. Но в собрании доктора Кабреры есть незначительное число камней с рисунками человека, одетого в плащ или тунику. Такие рисунки занимают особое место, отличающее их от всех остальных. Это изображения, по всей видимости, вождя в полный рост, держащего в руках оружие: дротик или палицу и небольшой щит (Фото 56). Туника не имеет рукавов, но на ней показан рисунок ткани, как правило, это простой ступенчатый орнамент, столь характерный для известных по археологическим данным до-испанских культур Перу. Таких камней несколько. За редким исключением, человек на них изображен анфас, и он является единственным персонажем на камне. Такой тип рисунка можно условно обозначить как «парадный портрет вождя». Все атрибуты персонажа на таких «портретах» - оружие, одежда - совершенно типичны для известных нам индейских культур Перу. В такой ситуации вполне правомерно предположение, высказанное еще самим доктором Кабрерой, о том, что часть камней его коллекции была выполнена художниками этих до-испанских культур, подражавшим гораздо более древним образцам. Но тогда следует принять и гипотезу о том, что индейским мастерам была известна техника обработки поверхности камня, позволявшая при помощи простых инструментов наносить такие гравированные рисунки.

Фото 54

Фото 54

Фото 55

Фото 55

Фото VII

Фото VII

Фото 56

Фото 56

В пользу этой гипотезы можно привести еще ряд соображений. На камнях Ики встречаются изображения разных видов керамической сосудов. На них всегда показан орнамент, украшавший стенки. Характерно то, что все эти виды керамики известны в до-испанских культурах Перу. Их в огромном количестве находят в местных могильниках и их можно увидеть в любом музее. Как правило, эти сосуды изображены в жанровых сценах, но есть камни и с отдельным изображением единственного сосуда. Например, на одном из камней показан шаровидный сосуд с двумя трубчатыми горлышками, соединенными перемычкой (Фото 57). Такая форма была совершенно типична для полихромной керамики культур наска и ика (Фото 58). Другое дело, что ряд сцен, на которых изображены такие характерные сосуды, совсем не вяжется с нашими представлениями об этих археологических культурах.

При всей простоте и схематичности изображений человека на камнях Ики отличительной чертой всего иконографического комплекса является то особое внимание, которое древние художники уделяли головному убору. Перьевые венцы или короны были характерны для большинства индейских народов Америки. Более того, они были широко распространены по всему миру. На любом континенте в определенную эпоху можно обнаружить народ, использовавший головной убор из перьев. Останавливаться здесь подробно на этом вопросе я не буду. Интерпретаций данного культурного феномена достаточно: от простой тяги древнего человека к красоте до использования особенностей структуры птичьего пера в биоэнергетических целях. Важно то, что художники, создававшие камни Ики, уделяли именно этой части изображаемого человека исключительное внимание.

Конечно, в собрании доктора Кабреры очень много камней, на которых рисунок головного убора крайне прост – налобная повязка и два-три грубо обозначенных пера. Однако, если рассматривать камни с высокохудожественной техникой изображения, то сразу становится очевидной особая смысловая роль, придаваемая этой части одежды человека. Кстати, доктор Кабрера считал, что головные уборы на камнях Ики изображают не перья, а листья растения, символизирующие тот способ получения биоэнергии, который практиковало «глиптолитическое человечество». Согласно его концепции, эта древняя цивилизация использовала энергию, получаемую в результате фотосинтеза растений, для преобразования ее в «познавательную» энергию и стимулирования интеллектуальной активности человека.

Фото 57

Фото 57

Фото 58

Фото 58

Фото 59

Фото 59

Фото 60

Фото 60

Головные венцы из листьев растений известны у разных народов мира, особенно у тех, кто проживал в зонах тропических лесов. Характер изображений головного убора на многих камнях Ики, в силу своей схематичности, вроде бы допускает предположение, что это уборы из листьев растений. Однако, если посмотреть на камни с высокой степенью детализации, не остается сомнений, что здесь изображены именно птичьи перья. Сам же характер головных уборов в иконографии комплекса Ики очень разнообразен.

Наиболее распространенным типом головного убора был перьевой венец (или корона), часто имевший затылочный шлейф. Этот шлейф мог состоять из длинного ряда перьев (фото VII), а мог представлять из себя гораздо более сложную композицию, которая включала в себя изображения различных символических элементов. Наиболее типичным является изображение головы птицы. Это, вероятно, было изображением реальной птичьей головы, которая, очевидно, крепилась к лобной повязке либо спереди, либо на затылке (Фото 59). На некоторых камнях можно встретить изображения человеческих личин, включенных в головной убор. В редких случаях такие головные уборы представляли из себя сложные многоуровневые композиции (Фото 60).

Другой тип, тоже достаточно распространенный в литотеке Ики, это округлая шапочка с центральным пером на лбу (Фото I). Такой тип головного убора был известен в до-инкских культурах на территории Перу. Изображение птичьей головы, включенное в убор, также свидетельствует в пользу того, что этот элемент одежды изготовлялся все-таки из птичьих перьев. Несомненно, что включение различных символов в изображение головных уборов имело определенное значение. Но разгадать на данном этапе, какую информацию вкладывали древние художники в такие символы, затруднительно.

Иконографический комплекс камней Ики отличается конкретикой изображаемых сюжетов и высокой динамичностью сцен. Но даже при первом знакомстве с гравированными камнями из коллекции доктора Кабреры бросается в глаза присутствие ряда графических элементов, которые, несомненно, играли в данном комплексе роль символов или даже своего рода идеограмм. Самым распространенным в иконографии камней Ики является символ «листа жизни». Это название весьма условно, тем не менее, оно отражает предположение о назначении данного символа. Как видно на иллюстрациях, лист ланцетовидной формы на коротком стебле можно обнаружить практически на каждом третьем камне. Чаще всего символ «листа жизни» соединен со ртом живого существа, причем, не только человека. «Лист жизни» может сопровождать изображения животных, динозавров, птиц, змей. На некоторых камнях (о них будет сказано позже) «лист жизни» исходит из уст человеческого лица, символизирующего луну. Во многих случаях «лист жизни» может быть изображен отдельно от живого существа. Т.е. он не соединен с фигурой, а располагается рядом с ней. Можно было бы предположить, исходя из формы листа, что он изображает лист коки. Кока являлась важной составляющей жизни большинства андских народов. Из исторических источников известно, что индейцы постоянно употребляли это галлюциногенное растение на протяжении большей части своей жизни. С такой точки зрения можно было бы объяснить присутствие такого изображения в медицинских или ритуальных сюжетах. Однако, это никоим образом не объясняло бы его наличие в рисунках животных. Скорее всего, этот символ был очень универсальным и действительно отражал какой-то метафизический аспект живой жизни.

Доктор Кабрера считал, что символ «листа жизни» является олицетворением того, что энергию растений, получаемую в процессе фотосинтеза, древнее человечество трансформировало в «познавательную» (или творческую) энергию и использовало в своей жизнедеятельности. Такая трактовка, на мой взгляд, является слишком вольной. Однако, связь данного символа с метафизическими представлениями этого древнего общества очевидна. Следует обратить внимание на то, что символ «листа жизни» присутствует не на всех изображениях. Более того, в совершенно аналогичных сюжетах он может быть на одном камне и отсутствовать на другом.

Два других, не менее распространенных символа, это змея и птица. В коллекции Кабреры очень много отдельных камней с одиночными изображениями птиц, причем, они достаточно однотипны. Можно было бы предположить, что это рисунки различных видов птиц, подобные изображениям других видов животных. Возможно, это и так. Но с другой стороны, характер изображений птицы во многих других сюжетах позволяет уверенно предполагать, что птица имела и символическое значение (Фото 56). В этом нет ничего необычного, птичьей символикой проникнуто мировоззрение большинства народов планеты. А орел и змея венчают сегодня герб Мексики.

Символ змеи также является универсальным. В литотеке Ики он встречается постоянно, особенно в сюжетах охоты. Змея сопровождает главный персонаж в таких сюжетах (Фото 61). Иногда встречаются изображения символа змеи вместе с разными видами животных. Например, на одном камне извивающаяся змея изображена над ламой, на другом – над кенгуру с детенышем и т.п. У многих андских народов существовли различные культы змеи и птицы (чаще всего, кондора). Эта пара существ для многих народов древности служила символами двух миров – Неба и Земли.

Еще один распространенный символ в иконографии камней Ики – рыба. Как и в случае с птицей, изображения рыб встречаются в бытовых сюжетах – в сценах ловли или кормления. Но при этом есть и символические изображения рыб, также связанные, очевидно, с мировоззренческим комплексом древних создателей камней Ики. Возможно, что рисунки на некоторых камнях отражали какие-то мифологические сюжеты (Фото 62). Я не буду здесь подробно останавливаться на анализе значений упомянутых символов змеи, птицы, рыбы. Они действительно являются универсальными для человеческой цивилизации. И этой проблеме уделено достаточно внимания в многочисленных работах разных исследователей. Хочу только подчеркнуть тот факт, что на камнях Ики все эти три символа очень часто встречаются в сценах, изображающих охоту на динозавров (Фото 37). Особенно часто вместе с древними ящерами помещался символ птицы, причем, птица, как правило, изображалась клюющей динозавра (Фото 63).

Фото 61

Фото 61

Фото 62

Фото 62

Фото 63

Фото 63

фото-VIII

фото-VIII

В иконографии литотеки Ики есть один оригинальный символ, специфичный только для данного культурного феномена, поскольку связан он именно с образом динозавра. Это, если можно так выразиться, двуликая голова динозавра, т.е. голова с двумя открытыми пастями, изображенными по принципу осевой симметрии (Фото 63). О том, что это голова древнего ящера, а не, к примеру, кошачьего хищника, свидетельствует, прежде всего, то, что этот символ изображался на спинах динозавров. Кроме того, есть несколько камней, на которых этот символ помещен вместо головы динозавра (фото-VIII), и это уже не оставляет сомнений в том, что изображает этот символ. Следует отметить, что «голова динозавра» - единственный символ в иконографическом комплексе камней Ики, схематизированный до орнаментального элемента. В собрании Кабреры есть немало камней небольшого размера, на которых этот символ изображен отдельно. Необходимо еще раз подчеркнуть, что в подавляющем числе случаев этот символ изображался на спине динозавра. Причем, динозавра травоядного. Интересно, что большинство динозавров, имеющих этот символ, относятся к зауроподовым. Изображения данного символа на спинах плотоядных ящеров отсутствуют. Редкое исключение представляет собой камень с рисунком человека на лошади (Фото 48). Здесь этот символ присутствует, хотя изображен он нетрадиционно – не на спине животного, а поверх нее, позади всадника. Можно предположить, что «голова динозавра» символизировала принадлежность животного к категории домашних. Следует отметить также, что этот символ, хотя и крайне редко, можно встретить на расписных сосудах культуры Наска, где он обычно вплетен в геометрический орнамент. Почему древние насканцы копировали с камней Ики именно этот символ понять сегодня уже вряд ли удастся.

X