Геноцид русского народа в XX-XXI веках

Рубрика: Статьи

Александр Севастьянов

Геноцид русского народа со стороны немецко-фашистских захватчиков в 1941-1945 гг.

(К 60-летию окончания Великой Отечественной войны. Доклад на конференции «Геноцид русского народа в XX-XXI вв.» в Институте философии РАН 20.02.05 г.)

 

Доклад представлен в рукописи.

Доклад на данную тему имеет глубокую и сложную политическую мотивацию. После окончания величайшей войны прошло 60 лет. С тех пор очень многое переменилось в нашем мире: вчерашние союзники стали противниками, вчерашние противники – союзниками. Если в 1940-е годы для нас, русских, врагом и опасностью номер один был немецкий фашизм, и в борьбе с ним мы стояли плечом к плечу с десятками народов мира, в том числе и с евреями, то сегодня опасность и угрозу номер один всему миру, по мнению многих и многих экспертов, представляет еврейский фашизм. И в борьбе с этим мировым злом мы, русские, вновь, как обычно, стоим на переднем крае. И нам, русским, необходимо искать союзников, в первую очередь, среди тех народов, которые не понаслышке знают, что такое иудео-фашизм. А среди таковых на одном из первых мест, наряду с арабами, стоят, конечно же, именно немцы.

Национально-Державная партия России (НДПР) активно идет с немецкими единомышленниками на контакт и на союз. Не далее, как в прошлом августе и октябре мы принимали здесь в Москве делегацию немецких националистов, с которыми договорились о стратегическом союзе в борьбе против глобализма, американского империализма и сионизма.

Исходя из этих соображений, казалось бы неуместно воскрешать в памяти русского народа обиды и потери, нанесенные нам народом, в котором мы сегодня ищем (и находим!) потенциального союзника. Логичным кажется забыть и простить учиненный некогда немцами на нашей земле геноцид. Но есть обстоятельства, которые опрокидывают данную логику.

Во-первых, народ и правительство Германии – это далеко не одно и то же. Если в немецком народе сегодня уже проснулись здравые настроения, загнанные было в подополье на долгие десятилетия, то о властях страны этого пока не скажешь. Германия в целом по-прежнему является покорным слугой тех самых сил, борьбу с которыми мы провозгласили вместе с нашими немецкими единомышленниками. Именно Германия, ее бундесвер оказались на острие атаки против братского сербского народа в 1990-е гг. Характерной можно считать попытку Германии вернуть трофейные ценности культуры, доставшиеся России в порядке компенсаторной реституции. Навязчивое муссирование восточнопрусской проблемы в наши дни увязывается немецкими политиками высшего эшелона с расширением НАТО в Прибалтике, что оборачивается для нас последовательным отторжением Калининграда. Раздаются требования о возвращении немцев в Судеты и Силезию. И т.д.

Во-вторых, если уж мы решили добиваться международного признания геноцида русского народа, то из всех составляющих этого геноцида для мирового сообщества наиболее убедительным является именно геноцид времен войны. Нам придется пробивать толстую стену мирового равнодушия и даже неприязни, и тут ущерб, причиненный нам чеченцами, иудео-большевизмом или нынешней властью, будет яростно оспариваться на каждом шагу. Но ущерб, нанесенный нам гитлеровским Рейхом, оспорить гораздо труднее, поскольку образ этого режима как антигуманного прочно утвердился в мировом сознании.

В-третьих, поскольку одной из важнейших задач нашей инициативы является лишение еврейского народа самоприсвоенной им «монополии на Холокост», естественно, что это следует делать, в первую очередь, на той же почве, на которой она (эта монополия) и произросла, то есть на почве истории Второй мировой войны.

В-четвертых, как следует из работы Марка Вебера "Холокост: репарации, выплаченные Западной Германией Израилю и Всемирной еврейской общине", на сегодняшний день сумма репараций уже заметно превысила 80 миллиардов марок, а к 2020 году достигнет 100 миллиардов. Без этих репараций не существовали бы в Израиле железные дороги и телефон, портовые сооружения и системы ирригации, целые промышленные и сельскохозяйственные зоны. Немцы выстроили в Израиле пять электростанций, проложили 280 км гигантского водопровода через пустыню Негев. Поезда и пароходы Израиля – это тоже дань победителям-евреям от побежденных-немцев…

Ежегодно Германия выплачивает евреям около 2 млрд. марок (теперь уже в евро). Доколе еще будут выплачивать, неизвестно, поскольку до сих пор действует т.н. "Конференция по еврейским материальным претензиям к Германии, Инк.", созданная специально для того, чтобы непрерывно требовать и получать у немцев максимум репараций. Конференция представляет интересы евреев США, Великобритании, Канады, Франции, Аргентины, Австралии и даже Южной Африки. И постоянно добивается все новых выплат.

Понятно, что такой груз непосилен даже для такой богатой страны, как Германия. Однако после 1990 года (объединения Германии) этот груз заметно облегчен. Ибо львиную долю репараций она выплачивает сегодня из нашего, русского кармана.

Германия непонятным образом превратилась на сегодня в самого крупного кредитора России. Непонятным, ибо Россия, добровольно допустив объединение Германии, могла бы иметь за это колоссальные и совершенно безвозмездные дотации (грубо говоря, выкуп, который нам и предлагался в свое время), а вместо этого оказалась в долгу у даром освобожденной ею страны. Ельцинское правительство затем охотно набирало кредиты у охотно дававшего их «друга Гельмута». Судьбу этих кредитов мы все себе представляем. А в результате Россия ежегодно передает гигантские суммы своему главному кредитору – Германии, тем самым оплачивая за свой счет немецкий «долг» Израилю. Между тем, именно кровью и жизнями русских солдат всемирное еврейство было спасено от всемирного Холокоста. Поэтому данная ситуация просто поражает своим бескрайним, безграничным цинизмом!

Мы не можем допустить, чтобы в дополнение к тем неисчислимым жертвам, которые понес русский народ в 1941-1945 гг. и в результате которых евреи выжили и создали свое государство, добавились еще и репарации, которые по виду выплачивает Германия, а на деле – опять-таки Россия Израилю.

При чем тут геноцид русского народа? А вот при чем. Евреи настаивают на исключительности своего Холокоста на том основании, что, якобы, только евреев немцы уничтожали как евреев, без другой мотивации. Но ведь и русских немцы уничтожали именно как русских (и вообще, славян – именно как славян), в точности по той же схеме, с такой же мотивацией. Только русских было уничтожено во много раз больше, чем евреев, наши потери гораздо ужаснее. Почему же послевоенное урегулирование учитывает первый факт и не учитывает второй? Возмутительный двойной стандарт, просматривающийся здесь, недопустим в цивилизованном мире.

Мы должны подготовить глубоко и всесторонне мотивированное обращение к правительству Германии и потребовать, чтобы оно либо немедленно прекратило выплачивать репарации Израилю, либо, если оно не хочет или не может это сделать, немедленно списало все долги России и приступило к выплате русскому народу репараций за произведенный в 1941–1945 годы геноцид. Иначе налицо оказывается оскорбительная для русского национального достоинства дискриминация. Разве мы хуже евреев, меньше их заслуживаем сочувствия? Неужели мы являемся, как когда-то утверждала немецкая пропаганда, «унтерменшами» – но уже по отношению не только к немцам, но и к евреям?

Таковы мотивы, заставившие меня, вопреки всей моей симпатии к современному немецкому национализму и немецкому народу, взяться за предлагаемый доклад.

1. Об отношении немецких оккупантов к русскому народу

ВОЙНА, развязанная гитлеровской Германией, нанесла Советскому Союзу неоценимый урон. Только людские потери, по последним подсчетам, – 27 млн. человек, не говоря об искалеченных, коим несть числа, и о неродившихся из-за этой войны 18 миллионах детей.

Вот объективные цифры, признанные большинством экспертов международной конференции, проведенной Российской академией наук в 1994 г., говорящие о людских потерях в СССР в войне с немцами. Из 27 млн. человеческих жизней (а это, в основном, жизни русских, белорусов и украинцев) всего 8.668 тыс. составляют потери армии, но целых 18 млн. – гражданского населения. Из них:

– 7,4 млн. преднамеренно истреблено оккупантами (евреи составляют меньше трети этого числа);

– 2,2 млн. погибло на каторжных работах в Германии;

– 4,1 млн. вымерло от голода и лишений в оккупации.

Больше половины из почти 4 млн. советских военнопленных 1941 года не дожили до весны 1942-го.

Особенно страшно пострадали белорусы, судьбу которых я не отделяю от судьбы великорусского народа. Погиб каждый четвертый белорус, 25% населения. Более 600 белорусских деревень было сожжено оккупантами вместе с женщинами, детьми и стариками. Однако, в отличие от Освенцима, славянская страна Белоруссия не стала местом паломничества президентов, скорбно склоняющих свои головы и клянущихся помнить о трагедии русских, о Холокосте славян. Символом этого подлинного, а не мифического Холокоста стал лишь один мемориал в деревне Хатынь, но он не заслоняет для нас истинный масштаб произошедшей катастрофы.

Среди великоросских семей также едва ли найдется такая, у которой никто не воевал, не трудился самоотверженно в тылу, не был убит или ранен, не исчез без вести в ходе той войны. Война, развязанная Гитлером, так или иначе жестоко задела каждого русского человека.

Такой результат появился не сам по себе, он был сотворен умом и руками незваных гостей, пришедших на нашу землю. Установки в отношении русского народа оккупанты черпали у вождей немецкой нации, в первую очередь, у Гитлера и его приближенных и подручных. Напомню о них.

Говорит Гитлер

Русских (и вообще славян) Гитлер за людей не считал и участь им готовил незавидную. 22 августа 1939 г., за неделю до нападения на Польшу, Гитлер призвал своих солдат "быть жестокими... убивать без жалости или прощения всех мужчин, женщин, детей польского происхождения и языка... в грядущей кампании по уничтожению Польши".

Еще цитата из довоенного Гитлера: «Надо любыми средствами добиваться, чтобы мир был завоеван немцами. Если мы хотим создать нашу великую германскую империю, мы должны прежде всего вытеснить и истребить славянские народы… Нет никаких причин не сделать этого».

Но вот Польша покорена, на очереди – СССР. Как следует вести себя на территории новой жертвы агрессии? «Русский человек – неполноценен», – определенно ответил Гитлер на этот вопрос на совещании 05.12.40 г. в ходе подготовки плана «Барбаросса».

Вот еще яркие высказывания его самого:

– «Россия должна быть ликвидирована… Лучше подождать, но принять твердое решение уничтожить Россию… Цель – уничтожение жизненной силы России» (совещание 31.07.40 г. в Бергхофе, стенограмма);

– «Необходимо стереть Советский Союз с лица земли» (дневник фельдмаршала фон Бока, запись 03.12.40 г.).

Мы помним слова Сталина, сказанные им Риббентропу о кадрах русской интеллигенции, которые он готовит на смену евреям. Как отреагировал антисемит Гитлер на эту антиеврейскую акцию Сталина? «Насажденная Сталиным интеллигенция должна быть уничтожена. В Великороссии необходимо применить жесточайший террор» (совещание 17.03.41 г., стенограмма).

Чуть позже, 16 июля 1941 года, когда враг, увы, уже захватил огромные территории СССР, Гитлер дал недвусмысленное «указание»: «Гигантское пространство, естественно, должно быть как можно скорее замирено. Лучше всего этого можно достичь путем расстрела каждого, кто бросит хотя бы косой взгляд» (Преступные цели – преступные средства. Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941-1945 гг.). – М., 1968, с. 56).

Не отставало от своего фюрера и высшее руководство Рейха.

Речи обер-нацистов

20 июня 1941 г. рейхсляйтер А. Розенберг, будущий министр по делам оккупированных территорий на Востоке, выступил с речью: «Сегодня мы ищем не «крестового похода» против большевизма только для того, чтобы освободить «бедных русских» на все времена от этого большевизма, – но для того, чтобы проводить германскую мировую политику».

16 сентября 1941 г., начальник штаба Верховного главнокомандования Кейтель издал приказ, в котором выразил возмущение «мягкостью» армии и потребовал «немедленно принять самые суровые меры». «Следует учитывать, – объяснял генерал-фельдмаршал, – что на указанных территориях (СССР) человеческая жизнь ничего не стоит, и устрашающее воздействие может быть достигнуто только необычайной жестокостью», – например, 50–100 казненных «в качестве искупления за жизнь одного немецкого солдата». Неудивительно, что только примерно треть человеческих потерь в годы войны составили боевые потери армии, а две трети – это гражданские лица.

По поводу русского народа Г. Гиммлер говорил: "Нам противостоит население в 180 миллионов, смесь разных рас, даже имя которых непроизносимо и внешность которых такова, что любой может их пристрелить без всякой жалости или эмоций... Мы, германцы, являемся единственными людьми в мире, которые относятся к животным справедливо, и мы – те, которые будут справедливо относиться к этим недочеловекам. Однако заботиться о них или давать им какие-то идеалы есть преступление против нашей крови"…

Это что касается политических и идейных установок гитлеровцев. А теперь – об экономических.

Геббельс в своем дневнике накануне вторжения: «В Германии очень плохо с продовольствием, предстоит еще снижение нормы на мясо. Итак, вперед! Богатые поля Украины манят».

В дополнение к плану «Барбаросса» был разработан план «Ольденбург» для ограбления захваченных областей СССР. Руководить процессом был назначен Геринг, откомментировавший это так: «На Востоке я намерен грабить и грабить эффективно. Все, что может быть пригодно для немцев на Востоке, должно быть молниеносно извлечено и доставлено в Германию». Для реализации названного плана было создано 4 инспекции: «Холштейн» (зона действия: Вильнюс, Таллин, Рига, Ленинград, Мурманск, Вологда, Архангельск), «Заксен» (Минск, Москва, Тула, Горький, Брянск, Ярославль, Рыбинск), «Баден» (Львов, Киев, Кишинев, Одесса, Харьков, Днепропетровск, Сталино, Ростов, Сталинград, Севастополь, Керчь, Воронеж, Курск) и «Вестфален» (Краснодар, Грозный, Тбилиси, Баку, Батуми). Главная задача инспекций – реквизиция сырья и вступление во владение всеми важными предприятиями.

Так называемая «Зеленая папка» Геринга, запись от 15 июля 1941 г. : «Использование подлежащих оккупации областей должно производиться в первую очередь в области продовольственной и нефтяной отраслей хозяйства. Получить для Германии как можно больше продовольствия и нефти – такова главная экономическая цель кампании».

Нужны ли комментарии? Геринг знал, что делал, – и делал, что знал.

Доктрина расового превосходства

Инструкцией для менее высокопоставленных чинов Рейха были не только откровенные высказывания страших, но и специальные методические материалы и разработки. Среди них на первом месте – знаменитая агитационная брошюра «Недочеловек», подготовленная ведомством Гиммлера, растиражированная массовым образом и обязательная для изучения всеми слоями общества. Она популярно рассказывала о расовой «неполноценности» славян вообще и русских в частности, обосновывая расовое же превосходство немцев.

Нельзя сказать, чтобы такой взгляд был нов для немцев. В школьных учебниках еще 1925 г., на которых воспитывалось поколение завоевателей, говорилось: «Русский дух как таковой, видимо, не приспособлен к творческой созидательной деятельности. Почти всем, что создано Россией во внешних и внутренних делах, она обязана немцам, состоявшим на русской службе, или прибалтийским немцам».

Доктрина расового превосходства немцев над другими народами видоизменялась в зависимости от результатов военных действий.

До 1942 года, когда борьба на советско-германском фронте приобрела затяжной характер, гитлеровцы еще смотрели на занятую территорию и ее население как на колонию и рабов. Ни литовцы, ни украинцы, к примеру, не считались «арийскими народами» из-за длительного «расового смешения» с поляками. Но с 1943 года, когда победа в войне стала явно проблематичной, германская администрация делает попытку повернуться лицом к тем, кто готов был сотрудничать с оккупантами. Теперь уже многие народы, кроме евреев, цыган и поляков, признавались «арийцами», даже татары, калмыки, осетины, ингуши, чеченцы и ряд других народов Северного Кавказа и Закавказья. Им разрешалось создавать свои национальные формирования в войсках СС, а также собственную вертикаль местного самоуправления. (И многие народы радостно воспользовались этой возможностью и поспешили оправдать высокое доверие. Не секрет, что, скажем, массовое уничтожение евреев в Прибалтике и на Украине производилось именно руками литовцев, эстонцев, латышей и украинцев, одетых зачастую в форму СС.)

Однако к русским как представителям «низшей расы» официальное отношение в Рейхе изменилось только после Сталинграда, когда специальные комиссии антропологов и расологов были направлены для измерения и изучения массы русских военнопленных, чтобы выяснить загадку столь ослепительной победы «унтерменшей». Исследования этих комиссий показали, что русские в гораздо большей степени, чем немцы, являются носителями признаков арийской расы. Парадоксально, но для самолюбия разгромленных гитлеровцев этот вывод оказался целительным. После чего агитационная брошюра «Унтерменш» была официально заклеймлена как идейно ошибочная и изъята из обращения.

Однако инерцию расизма остановить уже не удалось. Геноцид по отношению к русским на оккупированных территориях, а также в концлагерях и на предприятиях, где использовался принудительный труд славянских рабов, продолжался. В основе действий оккупантов по-прежнему лежало убеждение, согласно которому война ведется против «азиатских недочеловеков». Даже 26 октября 1943 года, то есть уже после Курской битвы, начальник по делам военнопленных при Верховном командовании генерал Греневитц объявил в своем очередном приказе: «Слабодушные, которые будут говорить о том, что при теперешнем положении надо обеспечить себе путем мягкого обращения «друзей» среди военнопленных, являются распространителями пораженческих настроений и за разложение боеспособности привлекаются к судебной ответственности».

Основная цель оккупантов

Основная цель оккупантов декларировалась ими столь часто, что стала нарицательной: «жизненное пространство». И это было правдой.

Все, кто читал «Майн Кампф», знают, что еще в этой книге, написанной в 1924 году, Гитлер предлагал решить проблему избыточной плотности населения Германии за счет территории России. С 1870 г. население Германии стремительно росло, увеличившись к 1925 г. на целых 23 млн. человек (более чем на треть за какие-то 50 лет!) и составив 63 млн., а к 1939 – все 80 млн., из которых 70% уже переместилось в города, «раздувшиеся» от такого количества «лишних людей». По темпам роста населения Германия была второй страной в Европе, отставая только от Советского Союза. Решимость быстро размножавшихся немцев воевать была обусловлена по большей части именно тем, что мир к тому времени уже был в основном поделен, и невоенным образом получить новые земли для оттока миллионов людей стало невозможно. Кайзер, мечтавшей о самой большой армии в мире, специально запретил немцам эмигрировать, после чего взрыв немецкого демографического котла стал неизбежен. И Гитлер смотрел в корень проблемы, когда в той же «Майн Кампф» отмечал ежегодный прирост народонаселения Германии в 900 тыс. человек и заявлял: «Нас, немцев, проживает по 150 человек на квадратный километр: разве это справедливо?» В своей главной книге он многократно пишет о необходимости территориальных завоеваний на Востоке, в России (А. Гитлер. Моя борьба. – М., Витязь, 2000. – С. 110-118, 196, 517, 544-549, 555-556, 560-565). Процитирую самые яркие мысли фюрера.

«Мы, национал-социалисты… хотим приостановить вечное германское стремление на юг и запад Европы и определенно указываем пальцем в сторону территорий, расположенных на востоке. Мы окончательно рвем с колониальной и торговой политикой довоенного времени и сознательно переходим к политике завоевания новых земель в Европе. Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены» (с. 556).

При этом речь вовсе не шла о превращении России в немецкий доминион, протекторат или даже колонию. Нет, Гитлер хотел ликвидировать «расово неполноценное» русское население и заменить его истинными арийцами – немцами. Он писал недвусмысленно: «Наша задача – не в колониальных завоеваниях. Разрешение стоящих перед нами проблем мы видим только и исключительно в завоевании новых земель, которые мы могли бы заселить немцами» (с. 555). И уж меньше всего есть оснований для изображения немецкого нашествия как «крестового похода против еврейского большевизма». Против этого возражал сам Адольф: «Наша задача, наша миссия должна заключаться прежде всего в том, чтобы убедить наш народ: наши будущие цели состоят не в повторении какого-либо эффективного похода Александра, а в том, чтобы открыть себе возможности прилежного труда на новых землях, которые завоюет нам немецкий меч» (с. 557).

Выступая перед генералами рейхсвера 3 февраля 1933 года, только-только ставший рейхсканцлером Гитлер заявил: «Как следует использовать политическое могущество, когда мы приобретем его?.. Возможно, отвоевание новых рынков сбыта, возможно – и, пожалуй, это лучше – захват нового жизненного пространства на Востоке и его беспощадная германизация».

Вплоть до 1944 года Гитлер не имел намерения создавать на занятых землях никакого русского правительства, даже антикоммунистического. «Восточные территории» должны были стать чисто германскими колониями. В соответствии с этими планами все они были разделены на рейхскомиссариаты «Украина» и «Остланд», а также на оперативную зону, где власть осуществляла германская армия. Рейхскомиссариаты, в свою очередь, делились на генеральные комиссариаты. В состав «Остланда», например, входили генеральные комиссариаты «Белоруссия», «Литва», «Латвия» и «Эстония». Галиция и Белостокская область были присоединены к генерал-губернаторству (так немцы называли оккупированную Польшу), а часть пограничной белорусской территории – к Восточной Пруссии.

Интересно отметить, что в «меморандуме» министра оккупации Розенберга от 2 апреля 1941 года предписывалось превращение Эстонии, Латвии и Литвы в «территорию немецкого расселения, призванную ассимилировать наиболее подходящие в расовом отношении местные элементы... Необходимо будет обеспечить отток значительных слоев интеллигенции, особенно латышской, в центральные русские области, затем приступить к заселению Прибалтики крупными массами немецких крестьян... не исключено переселение в эти районы также датчан, норвежцев, голландцев, а после победоносного окончания войны, и англичан, чтобы через одно или два поколения присоединить эту страну, уже полностью онемеченную, к коренным землям Германии».

Гиммлер, расходясь с Розенбергом, планировал не только заселение Прибалтики германцами, но и самую жесткую политику в отношении самих прибалтов: «Двадцатилетний план, – писал он 12 июня 1942 года,– должен включать полное онемечивание Эстонии и Латвии... Я лично убежден, что это можно сделать...». По послевоенному признанию начальника имперской службы безопасности в Прибалтике группенфюрера СС Экельна, Гиммлер приказал ему: «Вы должны подготовить физическое истребление населения, проживающего в Прибалтике. Эти недочеловеки Германии не нужны. Их место займут немецкие колонисты».

Если уж по отношению к прибалтам, которых немцы охотно использовали в качестве подручных и которым даже разрешали рядиться в форму СС, истинные планы предусматривали тотальный геноцид, то что говорить о русских.

Держа речь перед высшими руководителями СС и полиции на юге СССР в сентябре 1942 г., Гиммлер раскрывал заветный план: «В следующем году мы окончательно завоюем и те территории Европейской России, которые остались еще не занятыми… Принципиальная линия для нас абсолютно ясна – этому народу не надо давать культуру. Я хочу здесь повторить слово в слово то, что сказал мне фюрер. Вполне достаточно: во-первых, чтобы дети в школах запомнили дорожные знаки и не бросались под машины; во-вторых, чтобы они выучили таблицу умножения, но только до 25; в-третьих, чтобы они научились подписывать свою фамилию. Больше им ничего не надо… В ближайшие 20 лет мы должны заселить немцами германские восточные провинции от Восточной Пруссии до Верхней Силезии, все генерал-губернаторство (т. е. Польшу. – А. С.); должны онемечить и заселить Белоруссию, Эстонию, Литву, Латвию, Ингерманландию (т. е. Ленинградскую, Новгородскую, Псковскую области. – А. С.) и Крым… Германский восток до Урала… должен стать питомником германской расы, так что лет через 400-500… немцев будет уже не 120 миллионов, а целых 500-600 миллионов».

Добиться исполнения заветной цели, не уничтожив при этом автохтонное население Восточной Европы, не сведя его под корень путем жесточайшего и последовательнейшего геноцида было просто невозможно. Моральные соображения не остановливали захватчиков. Нет ничего удивительного в том, что гибель гражданских лиц совместно с гибелью пленных в два с лишним раза превысила боевые потери, этот коэффициент был вполне «плановым».

X