Геноцид русского народа в XX-XXI веках

Рубрика: Статьи

Севастьянов Александр Никитич,  сопредседатель Национально-Державной партии России (Москва).

Заключительное слово

Дорогие друзья, я думаю, что в этом зале никому не нужно объяснять разницу между интеллектом нации и дерьмом. Ленин путал эти субстанции, но нам, наверное, этого делать не следует.

Я, прежде чем выступить, хочу зачитать приветствие от Канадских белых националистов: «Руководство комитета по изменению иммиграционной политики Канады шлёт дружеское приветствие Национально-Державной партии России по случаю собрания, посвященного обсуждению геноцида русского народа в XX-XXI столетии. Огромный наплыв переселенцев из третьего мира в наши страны, в соответствии с проводимой политикой замещения и вытеснения белого населения, есть одна из главных угроз существования независимых народов Европы и Северной Америки. Мы непреклонно стоим за существование расово однородных государств и отвергаем ценности многорассового, мнокультурного сожительства разных народов в пределах одной страны, иными словами – общечеловеческой свалки. Только в расово однородных обществах люди могут развить все свои способности и достичь совершенства. Мы желаем вам всяческих успехов. Пол Фрод – руководитель».

И второе приветствие русским патриотам: «Белые националисты Америки получают множество известий об отважных подвигах наших русских собратьев в борьбе со вторжением в Россию мусульман и других народов, всех тех, кому не должно быть места в вашей стране и белом мире. Мы чтим ваше мужество, восхищаемся вашей преданностью в отстаивании вашего собственного будущего. Американская организация белых националистов «Белая Революция» протягивает вам руку дружбы, у нас одна общая борьба, мы должны отстоять существование белого человечества и дать будущее белым детям. Вильям Роберт – председатель «Белой Революции».

Я обращаю ваше внимание на то, что сегодня в этом зале собрались и выступили люди высокого уровня, академики, профессора, доктора наук. Прислал свой доклад из Петербурга народный академик, академик трёх академий и дважды доктор филологических наук Бегунов Юрий Константинович (к сожалению, он сам разбился и приехать не смог). Я думаю, что вот это обстоятельство внушает нам надежду и я думаю, что мы поступим правильно, если вот такую конференцию по геноциду русского народа, но только без публицистических выступлений, а в том ключе, в котором она была задана с самого начала – строго научные доклады, фактура, так сказать, интеллектуальный материал, – если мы эту конференцию сделаем постоянно действующей. У меня сегодня должно быть два доклада – один доклад о немецко-фашистком геноциде 41-45 годов, к сожалению уже времени на него не остаётся, и второй доклад – «Геноцид русских в Чечне с 1990 года». Единственно, что я должен сказать, в чём смысл нашего обращения к теме войны с немцами, – не потому, что мы хотим обострить отношения с немецким народом (сегодня в нём просыпается как раз национальное настроение, и мы прошлым летом принимали здесь в Москве делегацию немецких националистов, с которыми договорились о создании единого фронта в борьбе с американским империализмом, глобализмом и сионизмом), понятно, дело не в том, чтобы ухудшить наши отношения с немцами. А дело в том, что Германия продолжает выплачивать репарации Израилю. Израиль, который кричит о геноциде еврейского народа, о холокосте, который как бы этим фактом холкоста педалирует собственную избранность, получает ежегодно два миллиарда марок от Германии. А Германия сегодня считается главным кредитором России, эту дань Израилю оплачивает фактически из нашего кармана. Поэтому мы ставим вопрос о том, чтобы Германия либо перестала платить Израилю репарации, либо перестала предъявлять счёт России, перед которой она в таком же долгу, потому что геноцид русских был гораздо страшнее, даже в количественном отношении, чем геноцид евреев.

Итак.

Геноцид русских в Чечне с 1990 года

Геноцид. – Действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы (ст. 357 УК РФ)

Как известно, инициативная группа бывших русских жителей Грозного направила недавно президенту Путину открытое письмо с требованием официально признать факт массовых этнических чисток в Чечне в период с 1991 по 1994 год.

Авторы обращения называют режим Дудаева фашистским, обвиняют российские власти в попытке скрыть факт геноцида, а также требуют уравнять русских в правах с чеченцами при выплате компенсаций за утраченное в Чечне жилье и имущество («Известия» 28.01.05).

Подобное обращение к президенту состоялось не впервые. Дело в том, что в июле 2000 года в журнале «Пари-Матч» было напечатано интервью президента Путина, в котором он заявил, что в Чечне-де был «настоящий геноцид» русского народа. Об этом факте оповестила нас российская пресса.

Немедленно состоялось совместное заседание Лиги защиты национального достояния и Союза общественных объединений по защите чести и достоинства русского народа, на котором было принято обращение к президенту, в котором излагалась идея создания Чрезвычайной Государственной комиссии по расследованию факта геноцида русского народа в Чечне и преодолению его последствий.

Нас – меня и В.В. Селиванова – пригласили в Кремль на беседу с замначальника отдела по взаимодействию с общественными организациями Сергеем Александровичем Леоновым, который прежде всего попытался нас отговорить и переубедить: дескать, если и был геноцид, то не только русских, но и, к примеру, ногайцев, и самих чеченцев, да еще и неясно с чьей стороны, от русских бомб и снарядов тоже погибло немало и т.д.

Леонов – доктор медицинских наук, скорее всего, психиатр, смотрел на нас профессиональным гипнотическим взглядом, но не на тех напал. Мы стояли твёрдо: президент сказал – был геноцид русских, значит, давайте разбираться. Создадим ЧГК, а она пусть рассудит, был или не был геноцид. «Ладно, – сдался, наконец, Леонов, – напишите проект президентского Указа и Пояснительную записку к нему». Через несколько дней мы передали ему требуемое.

На том дело и заглохло без всяких последствий. Ничего, кроме пустых отговорок мы по поводу нашей инциативы не получили, а наш юридический опыт был еще маловат, чтобы добиться хотя бы письменного ответа.

Между тем, материалов, подтверждающих факт геноцида русских со стороны чеченцев, начиная с 1990 года, более чем достаточно. Кое-что опубликовано в открытых источниках, например в книге «Комиссия Говорухина», в которой изложены выводы Комиссии Государственной Думы РФ, возглавлявшейся С.С. Говорухиным. Там черным по белому написано, что в Чечне, начиная с 1990-1991 гг., проводилась политика геноцида по отношению к русскому населению. Тот же вывод подтверждает и т.н. «Белая книга ФСБ», посвященная чеченской войне. И т.д.

Есть множество разрозненных свидетельств в периодической печати. Масса показаний накоплено различными правозащитными организациями, которые по понятным причинам их замалчивают. Огромное количество сведений хранят (а точнее – хоронят) правоохранительные органы: МВД и Прокуратура, а также Федеральное Собрание Российской Федерации, Администрация президента России и другие ведомства, имеющие касательство к Чеченской Республике. Но гораздо больше осталось невысказанного, нерасказанного. Необозримое море русской крови, русских слез, пролитое с 1990 года в Чечне, ждет еще своего исследователя. А точнее, ждет именно того, чего мы в свое время потребовали от Кремля: ждет именно государственного тщательного и подробного расследования со всеми выводами, предусмотренными российскими законами. Благо и статья соответствующая – «геноцид» – в новом УК РФ появилась.

Некоторые цифровые данные помогут уяснить масштаб произошедшей трагедии.

По данным Всесоюзной переписи населения, в 1989 году на территории Чечено-Ингушской АССР проживало свыше 293700 русских (23,1% населения республики), из них лишь около 30 тысяч человек в тех районах, которые потом вошли в состав Республики Ингушетия. Общая численность невайнахского населения составляла 370 тысяч, проживало оно в основном в городах. На сегодняшний день из них в республике остались единицы – в основном старики, жены чеченцев и рабы.

С августа 1991 года, когда чеченские сепаратисты захватили власть в Грозном, была фактически узаконена ярко выраженная антирусская политика, приводящая к систематическим нарушениям прав человека, моральному и физическому террору, направленному против русского населения.

В связи с официальным правом чеченцев в самопровозглашенной Чеченской Республике Ичкерия иметь в личном пользовании какое угодно количество боевого оружия, русскоязычное население оказалось беззащитным перед разгулом преступности. Распространенным явлением в республике стало насилие в отношении русских: избиения, убийства, грабежи, изнасилования, захват заложников, взломы и насильственное выселение из квартир домов.

Большинство наблюдателей сходятся на том, что за период с 1991 по декабрь 1994 г. (то есть до ввода федеральных войск) в Чечне погибли более 21 тыс. русских и 250 тыс. человек покинули республику, спасаясь от этнических чисток. И это не считая погибших во время военных действий! По сведениям различных источников, в первую очередь отдела Кавказа бывшего Министерства по делам национальностей (завотделом М.П. Бурлаков, сам беженец из Грозного), с 1991 по 1999 гг. на территории Чечни было захвачено более 100 тыс. квартир и домов, принадлежащих «некоренным» жителям Чечни, более 46 тыс. человек было обращено в рабство либо использовано на принудительных работах (от сбора дикорастущей черемши до строительства дороги в Грузию через Итум-Кале и Таз-бичи).

Таким образом, факт геноцида русского народа, в полном соответствии с определением, данным УК РФ, следует считать установленным. Его надлежит расследовать подробно и принять все меры по преодолению его последствий. Что, в частности, имеется в виду?

Положение русских, вынужденно покинувших Чеченскую Республику, стало общенациональной трагедией. Она многократно усугублена отношением нашего антирусского государства к несчастным беженцам.

Тем русским людям, кто покинул Чечню до войны ради спасения своей жизни, вообще не положено никакой компенсации. Потому что в категорию подпадающих под действие Постановления Правительства Российской Федерации «О порядке выплаты компенсации за утраченное жилье и/или имущество гражданам, пострадавшим в результате разрешения кризиса в Чеченской Республике и покинувшим ее безвозвратно» № 510 от 30.04.97 г., включаются лишь граждане, выехавшие исключительно в период вооруженного конфликта с декабря 1994 г. по ноябрь 1996 г.

Бывало и так, что ничтожная компенсация в размере 200 с небольшим долларов оформлялась вынужденным переселенцам, как ссуда, а потом приходило уведомление, что эти деньги, оказывается, были им даны на покупку квартиры, а стало быть, они свое уже получили и их вычеркивают из очереди и лишают статуса. Таких историй, подтвержденных документами, многие сотни.

Не намного лучше положение тех, кто спасся из полыхающей Чечни после ввода войск 12 декабря 1994 года. Они имеют право на компенсацию на основании Постановления правительства №510 от 30 апреля 1997 года. За жилье – из расчета 18 кв.м на человека, но не более 120 тысяч рублей, при условии, что они выписываются из Чечни и отказываются от прав собственности на имевшуюся у них там недвижимость. Вдумайтесь: вы должны вернуться, рискуя головой, на пепелище, выписаться оттуда и вернуться, чтобы получить эти жалкие гроши. И что можно купить на такие деньги? Но даже их получать люди стали не сразу. В Постановлении содержался знаменитый своей абсурдностью пункт, согласно которому надо переселенцы должны были зарегистрироваться в органах Федеральной миграционной службы до 23 ноября 1996 года – то есть за полгода до принятия самого постановления! Это ли не издевательство! Это ли не изощренная государственная русофобия! Случайно ли был состряпан подобный абсурд?

Жало столь подлой политики обращено именно и только на русских, но не на инициаторов войны – чеченцев. Ведь согласно Постановлению правительства № 404 от 4 июля 2003 года тем, кто возвращается в Чечню на ПМЖ, – а это почти исключительно чеченцы – полагается 300 тысяч за потерю жилья и еще по 50 тысяч на каждого человека за потерю имущества. На этом основании чеченец запросто может приехать в Грозный, получить компенсацию и вернуться в Россию, слегка разбогатев. (Сегодня в одной только Москве, согласно признанию главы чеченской общины Шамиля Беноева, свыше 300 тысяч чеченцев.) Ну, а если чеченец остался на родине, то он и там не в накладе: как писала «НГ» (см. номер от 16.12.04), в феврале правительство Чечни приняло решение о выплате жертвам «политрепрессий» 1.685 млрд. руб., то есть по 10 тыс. руб. каждому пострадавшему. Эти деньги получены из российского бюджета, то есть вынуты, в конечном счете, из кармана русских людей, представляющих 82% всех налогоплательщиков.

При этом Страсбургский суд защищает чеченцев, потерявших жилье в результате военных действий, даже не обращая внимания на то, что они еще не прошли все судебные инстанции в России, но не защищает русских, проявляя такую же изощренную русофобию, как и наша родная российская власть. Дело в том, что Россия подписала конвенцию, по которой признала над собой юрисдикцию этого суда только в 1998 году. А практически все русские покинули Чечню до этого срока.

Если же русские вынужденные переселенцы и добьются, чтобы их, как и чеченцев, признали жертвами политрепрессий, то и тут они будут дискриминированы, ибо в России действует не решение чеченского правительства, а лишь «Закон о реабилитации жертв политрепрессий», согласно которому за утерянное жилье выплачивается 100 процентов его стоимости, но не более 4 тысяч рублей. А за имущество – но только в случае его конфискации – в размере 50 процентов. Да и то только в индивидуальном порядке, если в деле есть опись конфискованного и в ценах того периода. Что же получат русские жители того же Грозного, у которых чеченцы отняли все без всяких описей?!

Судьба русских в Чечне служит грозным предостережением, она оказывает страшное моральное давление на все русское население Кавказа. И русские не ждут развития событий по чеченскому варианту. Если в 1989 году они составляли 9% населения Дагестана, то теперь их осталось менее 2%; если в Ингушетии их было 2%, то теперь не осталось вовсе; бегут русские уже даже из традиционно дружественных Осетии и Кабардино-Балкарии…

Справедливое и беспристрастное расследование факта геноцида русских в Чечне и преодоление его последствий будет иметь колоссальное позитивное значение не только в правовом, но и в морально-политическом аспекте. Оно поможет русским людям обрести веру в себя, в свое будущее. Замалчивать преступления такого масштаба – едва ли не худшее преступление!

МНЕ могут заметить, что такое расследование может обострить положение в Чечне, настроить чеченцев против российской власти. На это глупейшее замечание надо возразить следующее. Недостаточно разобраться с прошлым, надо еще и обеспечить себе нормальное будущее. А для этого – разобраться в причинах происходящего. Устраните причину – пройдет и следствие, говорили еще в Древнем Риме.

Иногда приходится слышать, что, мол, русские и чеченцы – два коренных народа России, которых между собой коварно столкнула мировая закулиса. Такая постановка вопроса поражает своим идиотизмом. Конечно, действия чеченцев объективно льют воду на мельницу Сиона, играя роль детонатора в русско-мусульманском конфликте. Интерес сионистов здесь просматривается ясно и четко, а роль чеченских боевиков как марионеток Израиля видна, как на ладони. Но вызваны эти действия совершенно иными причинами. Чтобы понять их, надо обратиться к учению Л.Н. Гумилева о комплиментарных и некомплиментарных народах. Надо заглянуть в самую суть вещей, в сердцевину проблемы! Надо понять одно: совместимы ли русские с чеченцами?

История отвечает на этот вопрос: «Не надо питать иллюзий!» Нынешняя Русско-чеченская война, развязанная чеченцами в 1990-1991 гг., имеет долгую кровавую предысторию. Заглянем в нее.

Еще генерал Ермолов в свое время писал, что на Кавказе можно по-хорошему договориться почти со всеми народами, кроме чеченцев. Правда, в августе 1859 года имам Шамиль сдался кавказскому главкому Александру Барятинскому и после этого крупных вооруженных выступлений против российской власти не было, но чеченцы непрестанно копили оружие. Как только царизм рухнул, летом 1918 года они создали "Меджлис горских народов Северного Кавказа" и ударили в спину Добровольческой армии, не переставая громить и грабить ее тылы. Так выражали они свое отношение к наследникам русской идеи.

Но этим оно не ограничилось. Как известно, установление Советской власти на Северном Кавказе проходило в условиях централизованного уничтожения донского, терского и сунженского казачества, причем Советы использовали чеченцев и ингушей как союзников, а порой и как ударную силу. Целые казачьи станицы, предварительно обезоруженные Красной Армией, вырезались спустившимися с гор «джигитами». Все имущество при этом разграблялось. Таков был негласный договор, обеспечивавший обеим сторонам желанный результат. Как это было? Вот, например, сообщение некоего Перельмана, председателя Комиссии по выселению казаков (1920 г.): "Чеченцами аула Кеньюрт было забрано около 300 голов скота, и также бросились и грабили чеченцы других аулов. 31/X и 1/XI я был в ауле и под страхом расстрела запретил грабить скот и вернуть взятое, но в последнем мне отказано».

Когда Советская власть установилась твердо, чеченцы повернули оружие теперь уже против нее, поскольку та пыталась навести порядок в стране. Уже в 1921 командир и комиссар 2-го конного полка, действовавшего в районе Шали-Шатой–Ведено, доносили: «Надо считать противником и окружающие аулы, так как они для нас постольку приятели, поскольку мы имеем вооруженной силы для дачи им отпора. Доверия им быть не может». В мае 1921 года, после поражения восстания против Советской власти в нагорном Дагестане, именно на территории Чечни нашел убежище Нажмудин Гоцинский, провозглашенный в августе 1917 года имамом Дагестана и Чечни. Грабежи, угоны скота и взятие заложников продолжались. Чеченские аулы были переполнены оружием, практически каждый житель, начиная с подростков 12-13 лет, имел револьвер и винтовку. Второе место по криминогенности обстановки занимала Ингушская область.

В 1922-1924 гг. ОГПУ, совместно с частями Северо-Кавказского ВО предприняло несколько походов против повстанцев, но не достигло конечной цели. Отчеты советских командиров производят впечатление борьбы с гидрой, у которой непрерывно отрастают новые головы на месте отрубленных.

Из информационного обзора штаба 9-го стрелкового корпуса о развитии бандитизма в районах дислокации частей корпуса в июле-сентябре 1924 г. :

«3 октября 1924 г. Чеченская область. (...)

Чечня является букетом бандитизма. Количество главарей и непостоянных бандитских шаек, совершающих грабежи, главным образом, на соседних с Чеченской областью территориях, не поддается учету. Из них наиболее заслуживают быть отмеченными как основные группировки:

1) в Гудермесском районе – банда Саид Хаджи Кагирова (из аула Гойты) и Султан Хаджи, до 32 конных, при трех пулеметах "Льюиса", совершающая грабежи в Хасав-Юртовском, Кизлярском, Моздокском и Гудермесском округах. Отмечалось несколько случаев покушения банды на жел. дор. линию с целью крушения поездов и ограбления;

2) в Веденском округе – банда Абдул Меджи Эстемирова (из аула Гордели), до 38 человек, при двух легких пулеметах, совершает грабежи в Хасав-Юртовском и Веденском округах;

3) в Шатоевском округе – банда Иби Батагова (из аула Майстой), от 25 до 100 человек, производящая грабежи хевсур и пшово-тушинских грузин (Грузинская ССР). Чопа Аджоколаев и Мисост Алло – постоянные организаторы банд в Итум-Калинском и Хельдыхораевском обществах. Возглавляющим бандитизм в этом районе считается Атаби Умаев из аула Зумсой.

Все эти группировки чаще всего действуют мелкими шайками в 7-8 сабель во главе отдельных бандитов…

Бандиты с награбленным возвращаются в свои аулы и открыто продают награбленное на базарах…

По сведениям, к 20 июля в Веденском округе отмечались две бандитские группировки, имеющие политическую окраску, возглавляемые Гоцинским: первая – в ауле Бильты под руководством Кехурса Темир-Гиреева и Загалова, располагающая тремя пулеметами, вторая – в ауле Беной под руководством Чумакова и Султан Гиреева, располагающая одним пулеметом.

За нач. опер. части Закутный.

Военком Зубаровский».

 

X