К вопросу о признании геноцида русского народа

Рубрика: Статьи
Выступление В.А. Кучеренко

Выступление В.А. Кучеренко

Писатель-футуролог, журналист, координатор Движения «Народный Собор»

 

Спасибо огромное! Друзья, други, соратники, хочется очень повернуть разговор на грешную почву. Прежде всего, советую изменить всё-таки повестку, название нашего мероприятия: отказаться от вопроса о признании геноцида русского народа и переформулировать: «О политике аффирмации в отношении русского народа и о политике преодоления последствий демографических потерь русского народа (русоцида)». Здесь я, кстати, согласен с Константином Крыловым, выступившим с такой идеей.

Нам нужно не страдать иллюзиями, не уходить в некие, так сказать, заоблачные выси и не страдать национальным мазохизмом. Прежде всего, сейчас важно сплочение русской нации. Сейчас русское движение оппозиционное. Всё, что мы делаем, должно работать не на раскол нации, а на её сплочение.

Пока я вижу, что с тем, что происходит сейчас, к сожалению, продолжает углубляться раскол. Давайте чётко скажем себе, что и православные, и красные, и язычники есть русские. Мы друг друга не сумеем перекрестить в веру друг друга, но сейчас мы разделены именно на эти лагеря. Я прослушал вступительное слово товарища Левашова. Ну, простите, чистый раскол нации. Вот завтра из его доклада будут сделаны выводы: ага, Советский Союз развалили, так это, оказывается, Великую Тартарию и Русскую завоевало Московское ханство. Всё, отделяемся от Москвы.

Я просто видел эти настроения уже. Их нельзя не замечать. Простите, товарищ Левашов! Я вижу, как эти идеи преломляются в конкретную практику. Давайте развалим Российскую Федерацию, как и Советский Союз, отделимся от ханской Москвы, устроим здесь этнически чистые республики, разделим Российскую Федерацию на ещё 20 государств. Давайте это учитывать, давайте найдём общее, что сплотит красных, язычников, христиан, белых и там прочих.

Все мы русские. У всех у нас свои есть святыни, давайте уважать друг друга и поищем то общее. Пока я вижу то, что работает на разделение. Очень умоляю, заклинаю избежать опасности превращения вопроса, очень, очень неоднозначного вопроса о геноциде русского народа (русоциде) в тугую антисоветскую истерию. Это один из, извините, инструментов продолжения гражданской войны, идущей уже 70 лет. Её пора закончить. Я боюсь спекуляции на, извините, так сказать, жертвах коммунистического режима.

Я уже тут читал, 40-50-60 миллионов, а почему не 2 миллиарда?! Извините, если говорить о 40 миллионах, уничтоженных коммунистами, это не считая, видимо, уничтоженных немцами, то простите, кто вышел воевать на поля Великой Отечественной? А кто восстанавливал, извините, страну после? У меня два раскулаченных прадеда. Я знаю, о чём говорю. У всех у них, извините, дети сделали карьеру при советской власти, и очень хорошую.

Ещё раз говорю, тупая антисоветчина — способ продолжить гражданскую войну и раскалывать нацию дальше. Не надо на меня смотреть тяжёлым взглядом. Я тоже дитя Советского Союза и в нём рос. И отец у меня сирота. Извините, в детском доме был при Сталине: подобран, воспитан, обучен. Не надо это не замечать. Он был воспитан Советским государством, русским советским государством.

Ещё раз. Я не хочу углубляться в тему 1917 года и красного эксперимента. Об этом можно говорить несколько лет, не сходя с места, это нас всех рассорит. Я хочу обозначить буквально пунктиром:

1. Революция не сводится к еврейскому заговору. Это слишком. 1917 год — это слишком большое и глубокое явление. Виноваты в этой революции все, и не только красные. Здесь, от вступительного слова Владимира Вольфовича, так сказать, звучало, что от монархистов, извините, валили старую Россию и до масонов. Хотя это был не только масонский заговор.

2. Русские верхи сами свалили, проворовали старую Россию. Они довели её до катастрофы. Русское общество к 1917 году покончило жизнь самоубийством. Оно кинулось резать друг друга, и большевики, как ни парадоксально, спасли единство страны, на самом деле. Да жестоко, но тем не менее. Эту заслугу у них нельзя отбирать.

3. Не надо списывать на геноцид жертвы гражданской войны. С гражданской войной надо поступить так: построить памятник общий «Человек в будёновке. Человек в фуражке». Вот они стоят, обнявшись. Построить и забыть. И не расчёсывать эту больше рану. Потому что в гражданской войне зверствовали, виноваты все три стороны, т.е. красные, белые и крестьянство. Извините, как казаки лютовали, как они грабили собственное, вместо того, чтоб освобождать Россию. Они грабили собственный русский народ, и как они, извините, повернули и не дошли до Москвы у них обоз на 70 вёрст растянулся. Как крестьяне лютовали? Давайте, хотя бы это не расчёсывать. Давайте скажем, это жертвы гражданской войны. Всё, мы о них скорбим, но под геноцид это подводить не будем. Собственно говоря, поставим, как испанцы памятник, поскорбим и забудем.

4. Слова Менделеева о 400 миллионах, простите, любят их приводить. Менделеев — гениальный химик, здесь гениально ошибся. Он считал рождаемость крестьянского населения, он не считал урбанизацию. Никаких 400 миллионов бы не было. Обычно говорят 400 млн., а нас 140. Но даже не 140, нас около 190, потому что Менделеев считал малороссов и белорусов, это русские, а сейчас отделяют, русские — это только великороссы. Таким образом, соответственно, давайте не списывать. Ещё одного соблазна избежим, провокации, которая может углубить гражданскую войну и раскол самих русских.

5. Давайте не объявлять геноцидом индустриализацию и урбанизацию. Индустриализация во всех странах Запада приводила к чудовищным жертвам. Вы посмотрите на историю индустриализации Англии, Франции — это чудовищные жертвы в процентном отношении. Только у них они были растянуты на 150-200 лет, а у нас сжаты в 10.

Кстати, у нас были меньшие потери по с равнению с их — одних повешенных в Англии сколько было в пору индустриализации, в процентном отношении к нескольким миллионам населения Англии? Кроме того, уверен, что если бы «белые» победили в гражданскую войну, то извините, им бы пришлось совершать ту же индустриализацию, и ту же коллективизацию. Это тоже можно очень, так сказать, доказать аргументировано, я просто опускаю эти доказательства. Им бы пришлось готовиться к эпохе мировых войн.

Таким образом, предлагаю ещё раз избежать опасности темы формулировки вопроса о признании геноцида русского народа.

У меня сразу вопрос — кто будет признавать геноцид русского народа? ООН?

Мы все знаем «любовь» мирового сообщества к русскому народу. Если же ООН и признает геноцид русского народа, то только ради того, чтобы продолжить гражданскую войну в самом русском обществе, в среде самой русской нации. То есть, никакой борьбы за признание — факт уже, мы должны сами признать этот факт, и сами проводить, потребовать проведения политики, не дожидаясь никакой ООН. Потому что завтра, предположим ООН признала — «ага, ну, те русские дураки сами себя перерезали, и пусть они друг друга режут, продолжают резать в гражданской войне», уже на территории Российской Федерации и обломков, соответственно, Советского Союза.

Поэтому, критикуя, ещё раз предложу позитив. Прежде всего, остановиться в вопросах о демографических потерях, на всем понятных, согласованных потерях, которые имеют общественное согласие между разными отрядами сейчас русского сопротивления. Это потери в Великой Отечественной Войне, где был чистый геноцид со стороны немцев. Это понятно, доказывать никому не нужно. И на геноциде 90-х годов. 90-х и, простите не соглашусь, и 2000-х тоже. Поскольку ельцинская политика уничтожения русского народа продолжалась и в 2000-е. Просто под сладкие очень словеса, под, так сказать, пропагандистскую шумиху геноцид шёл и продолжает идти на самом деле, если разобраться.

Второй момент. Потребовать аффирмации русского народа. Здесь я поддерживаю, ещё раз говорю, инициативу Константина Крылова.

Третье. Потребовать соответственно радикальной смены и проведения совершенно нового политико-экономического курса. За двадцать лет мы подробности этого политико-экономического курса обсосали со всех сторон. Я даже пересказывать его не буду. Это, фактически, там и новая индустриализация, и поддержка рождаемости с помощью кредитов, жилищного строительства. Это и инновационное развитие, и прочее и прочее. И ещё раз говорю, повторяться не хочется, за двадцать минувших лет мы всё это по полочкам разложили.

Соответственно, отмена 282 статьи, русской, так называемой — это должно нас сплотить. Соответственно, мы должны потребовать уже сейчас создания правительства национального спасения, оно же правительство национального доверия. Институализация, собственно говоря, наших всех исследований, создание института «русоцида», который будет изучать и историю начала 20-го века, и Вторую Мировую войну, и 90-е, и последующие годы.

Ну и последнее. Мы должны уже просто ставить ультиматумы власти, потому что власть взяла курс на оголтелое продолжение русоцида. Она взяла курс на демонтаж Российской Федерации, я считаю. А демонтаж Российской Федерации, распад Российской Федерации приведёт к ускоренному вымиранию русского народа. Мы должны ставить уже, соответственно, ультиматум — власть, либо ты посоветуешься с народом, как идти дальше, поскольку за двадцать лет этой политики уже тупик очевиден. Они уже ткнулись во все стороны, тупик их реформ уже никому, так сказать, умным людям не надо пояснять. И мы должны поставить перед ними ультиматум — либо ты советуешься, власть, с народом, куда мы идём дальше, и создаешь правительство национального доверия, проводишь, соответственно, нормальные выборы. Либо, простите, вы становитесь нашими врагами, ваше государство — просто оккупационный механизм.

Вот что я хотел сказать. Извините, за некоторую эмоциональность, но я просто-напросто очень больно чувствую нынешний раскол разных отрядов оппозиции. Я предлагаю всё-таки, кое-где наступить даже на горло собственной песне, но найти то общее, что нас может объединить. Иначе мы опять разделимся — язычники будут бить по христианам, христиане — по красным, красные будут бить и тех, и этих, и в результате мы просто-напросто, как на корабле дураков, под драку эту потонем вместе с этим кораблём. Спасибо.

X