К вопросу о признании геноцида русского народа

Рубрика: Статьи
Академик РАЕН, доктор философских наук, профессор, военный демограф, генерал майор

Выступление И.С. Даниленко

Академик РАЕН, доктор философских наук, профессор, военный демограф, генерал майор

 

Уважаемое собрание, конечно, достаточно трудно говорить уже после всего сказанного, таких убедительных и достаточно аргументированных выступлений, но всё же, мне есть, что сказать. Меня давно интересует, откуда и почему состоялась вот эта демографическая деградация русского народа, угрожающая его исчезновением уже не в далёком будущем, а в XXI веке, если пойдёт тенденция таким же образом? Каковы причины?

В XX век русский народ вступил с мощным демографическим потенциалом роста. В Российской Империи было почти 10 процентов мирового населения, была высокая рождаемость, смертность тоже была высокая, но она имела тенденцию к сокращению, и так далее. Здесь говорили, что Менделеев, этот русский гений, который последние годы жизни посвятил анализу, познанию России, прогнозировал высокую численность населения, и он, мол, ошибся. Не ошибся он! Просто события пошли так, как он не мог предвидеть. И что мы имеем в результате в конце XX века? Почему это случилось? Где причины?

Есть такие объяснения: «рост культуры», «демографический переход от высокой смертности к низкой, от высокой рождаемости к низкой рождаемости», и так далее в таком же духе. Об этом демографами написана масса всяких толстых и тонких книжек и статей. Мне думается, что есть две основные причины этого процесса демографической деградации русского народа в XX веке. Первая причина — это внутренняя: внутренние политические силы России, как те, которые рулили российским социумом, так и те, которые боролись за него потом, рулили или не получалось. Все пренебрегали проблемой сохранения русского народа. А это должно быть альфой и омегой вообще права на политическую деятельность в России.

Если политик не собирается сохранять русский и другие коренные народы России, значит, он не имеет права на политическую деятельность, и его надо игнорировать, это народ должен бы усвоить, а не поддаваться демагогам. Это должно быть, как присяга вступления на политическую деятельность. Я бы хотел в этом плане… не знаю, как назвать, геноцидом, или другим, я вот сейчас хотел вопрос поставить о том, что для политиков должно быть обязательным сохранение народа, и должна быть мощная экспертиза любого закона — как он аукнется на жизнь и сохранение воспроизводства и развития народа. Если этой экспертизы нет, то законы могут быть самыми различными, в том числе и ущербными. Это — первая причина.

И вторая причина — внешняя: враждебность по отношению к русскому народу других государств, практически всех больших государств. Это вытекает не просто из их психологии, или того, что мы не очень симпатичные. Это вытекает из логики их геополитической философии и политики. Она и в своё время хорошо была сформулирована англичанами: «У нас нет постоянных друзей и врагов, у нас есть постоянные интересы».

Россию всегда рассматривали, как удобного временного союзника. И вот здесь меня интересует, как всё это дело народонаселения связано с войной? Очень сложно иной раз связано. С одной стороны, война всегда и везде требовала большого народонаселения, поэтому во всём мире любые правительства старались стимулировать рост народонаселения. А с другой стороны, в войнах шла непосредственно массовая гибель народонаселения. Ну, здесь — что, кому выпало. Русский этнос, как раз, расположился на русской равнине, которая была, как говорится, продуваемая всеми ветрами агрессивных устремлений. И поэтому ему пришлось тут много бороться, войн пришлось пережить много…

В целом было около 15 тысяч войн, в которых погибло 3-3,5 миллиарда людей. Если бы войн не было, людей было бы больше — 6 миллиардов, был бы демографический взрыв, возможностью которого кто-то был уже тогда напуган. Для кого-то войны стимулировали рост населения, но не для России. А войны двадцатого века очень серьёзно ударили по её народонаселению. Исторический процесс вообще носит миро-военный характер — мир-война, мир-война. Всё общественные подходы, когда только для мира, забывая о войне, допускают крупнейшую ошибку. И даже наше обществоведение, если вы посмотрите, оно всё в основном говорит о мирных процессах, забывая, что есть ещё не только за спиной, но и перед глазами всегда война, что дамоклов меч её висит в этом плане, поэтому здесь очень серьёзные, так сказать, промахи в оценках, и так далее.

Русская военная мысль давно сказала, что стратегия российского государства должна длительно быть мировоенной… Мы бороться должны за мир, как народ неагрессивный, но в то же время знать, что мы можем подвергнуться нападению. К сожалению, такой стратегии ни в имперской России не было, да и в советской не было. Тем более её нет сейчас. А это очень важно для реалистической оценки ситуации, и планирования, как жить в такой ситуации. Мировоенную ситуацию создавала Европа, она создавала её уже в течение пятисот лет, она колонизировала, приватизировала весь остальной мир, но вот Россия была не морской державой, сюда было трудно ходить, потому что паровоз изобретён был позже…

Поэтому историю в этом отношении можно разделить на период когда Россия была региональной державой и период, когда она стала мировой державой. И вот, когда Россия стала мировой державой, субъектом мировой политики, вот тут и отношение к ней сформировалось негативное, и образ России был сформирован негативный, и на Россию смотрели, как на некое уродливое, Великое государство — вроде оно ничем не грозило, а опасались.

Но нас спасало то, что они сами боролись между собой и иногда Россию в союзники приглашали. Такой была и борьба Наполеоном, когда Россия одержала победу. Тогда Кутузов предлагал Александру I: «Давай не пойдём туда, дальше Наполеона, оставим его для Франции», но императору очень хотелось въехать в Париж. Россия тогда проявила себя как субъект мировой политики, и ей сказали: «Нет, сразу берёшь не по чину», и навязали Крымскую войну, и так далее. Я не могу сказать, что было в Первую Мировую войну и почему, но возникла проблема. Интересно отношение к нам союзников. Например, в плане, кто кому должен был? Вы знаете, что была только одна работа, пожалуй, за весь XX век, где был поставлен вопрос: кто кому должен?

В 1926-м году вышел сборник, о котором забыли все. В этом сборнике есть очень любопытная для нас статья Андрея Евгеньевича Cнесарева. Андрей Евгеньевич Снесарев — это великий русский человек, герой Первой Мировой войны, в войну вступил уже учёным с мировым именем, потом был начальником Академии генерального штаба РКК, так называлась Академия Генерального Штаба в первые два года советской власти, потом был профессором, потом… ну, дальше перипетии сложные. Но главное — он написал массу работ, в том числе и по военной философии войны. Я её издал, поскольку она попала мне в руки, и мне позволила это его дочь, уже ныне покойная. Я её опубликовал, и опубликовал ещё целый ряд его работ, потому что восстановить имя великого русского учёного — это просто долг любого гражданина нашей страны.

Так вот, он написал много интересного в своей работе «Послевоенные расчёты держав Антанты». Державы предъявили Советскому Союзу претензии за военные поставки. И тогда Снесарев подсчитал, что потери людские — убитыми, изувеченными, и так далее — стоят, если так уж оценить, 40 миллиардов рублей. Поэтому не мы должники, а они должники в этом плане. Это — единственный пример, об этом забыли, тогда отбивались от этих претензий. Вот Черномырдин ездил и уплачивал царские долги, в том числе такого характера, хотя об этих долгах была речь, и так далее. В этой работе дана как бы методология подхода, проблема должников.

Все сейчас требуют долги от России, от русского народа. Поэтому надо подсчитать и сказать сегодня: никому мы не должны, т.к. русский народ сыграл огромнейшую роль в сохранении многих народов и в общем положительном развитии человеческой истории! Но наши руководители всегда были очень податливы на эти требования к России, а все эти требования к России надо оплачивать, прежде всего, русскому народу. Поэтому, когда ставится вопрос долгов, он очень важный, и мы должны к этому вопросу относиться с достоинством, и относиться с достоинством к своей истории.

Кто думает, что, если мы опошлим какой-то период нашей истории, например, советский, то возвеличим тот, имперский — ничего подобного. Если мы будем заниматься самоуничижением, мы дойдём до самоуничтожения. Если это государственник и патриот, он допускает крупную ошибку. Если это не тот и не другой, то это его дело, тут его не исправишь, но если государственник, он допускает в этом серьёзную ошибку.

Это ошибка, которая находится, как один говорил наполеоновский министр, на уровне национального предательства. Вот этого нельзя допускать, и надо понимать: мы должны к истории относиться, как к истории своих родителей, не у всех они были достойные люди, но ко всем родителям надо относиться с уважением и понимать это дело. Если этого понимания не будет, то от этого хорошего тоже не будет. Спасибо за внимание.

X