К вопросу о признании геноцида русского народа

Рубрика: Статьи
Президент Всероссийского Фонда Образования, действительный член Международной Академии Наук Педагогического Образования

Выступление С.К. Комкова

Президент Всероссийского Фонда Образования, действительный член Международной Академии Наук Педагогического Образования, эксперт государственной  думы РФ, посол мира, доктор педагогических наук, доктор философских наук

 

Я сразу хотел бы начать с некоторого лирического отступления. Знаете, в прошлом году вышла моя книга, которая называлась «Резервная территория». Это фактически срез того, что сегодня мы имеем в России, и того, что сегодня нависло над Россией. Через некоторое время после презентации книги, вдруг раздается телефонный звонок в моём мобильном телефоне, и вкрадчивый голос представляется мне: «Извините, Сергей Константинович, Вам звонит заместитель директора Федеральной Службы Безопасности».

Он представился, сказал кто, и потом задаёт мне вопрос: «Сергей Константинович, у меня на столе лежит ваша книга, я её дочитываю. У меня только один вопрос: «Скажите, откуда Вы взяли столько информации». Я, честно говоря, не стал долго размышлять и тут же ему сказал: «Вы знаете, уважаемый, в отличие от ваших сотрудников, я умею добывать информацию. А самое главное, я её умею анализировать соответствующим образом». Он меня тут же пригласил в этот же день в гости, на Лубянку. Попросил захватить пару экземпляров книг с дарственными надписями на имя Бортниковой и на имя Патрушева. В ответ на это я, правда, поинтересовался: «Мне как, сразу с вещами?». Но он сказал: «Пока без вещей, а потом посмотрим».

Так вот, на самом деле, не стоит упрощать проблему. Мы сегодня переходим на какую-то упрощёнку, которая может достаточно дорого нам обойтись. Мы то начинаем с лозунга «Бей жидов, спасай Россию», как будто это самая главная проблема, и, так сказать, перебив всех и всё, решим все проблемы моментально. То мы говорим «давайте сухой закон», как будто сразу сейчас Дума примет сухой закон, и у нас все проблемы будут решены. То говорим «давайте немедленно запретим ГМО» и думаем, что у нас это моментально произойдёт, «давайте запретим вакцинацию»...

Давайте понимать, что все процессы — довольно сложные. Я, как учёный, исследователь, знаю, как происходили эти процессы. И давайте не будем себя в этом плане вводить в заблуждение и вводить других людей. Не надо изобретать мифов. Я с большим вниманием прослушал доклад вступительный. Давайте мы с вами не будем сейчас создавать миф о том, что на рубеже 6-7 веков, какая-то незримая такая сила вдруг осуществила геноцид в отношении наших прапредков. Вдруг… это, знаете, нечто похожее на какую-то теорию мирового заговора, который незримо над нами витает, и кто-то там вот руководит, и что-то происходит. На самом деле, всё намного проще, хотя и сложнее…

В этот период, если уж говорить о том периоде 6-8 век, это было тотальное уничтожение одного народа другим, шла борьба за выживание между всеми народами. Поэтому говорить о том, что кто-то ополчился только на наших предков или наши, наоборот, ополчились на других, нельзя. Это был серьёзный, очень глубокий исторический процесс.

А вот ополчение на Россию началось как раз на рубеже 16-17 веков, когда Россия стала превращаться в империю, когда она стала представлять собой серьёзную геополитическую опасность на огромной территории земного шара. И здесь я тоже бы предостерёг от мифов по поводу Лжепетра и Ивана Грозного. Знаете, мы должны отдавать себе отчёт, если у нас есть конкретные, чётко проверенные исторические факты, мы их можем выкладывать. А высказывать всякие предположения, гипотезы и сказки нам не к чему.

Россия на том рубеже действительно стала превращаться в серьёзную опасность для многих очень. И, кстати, это продолжилось и на протяжении всех последующих веков, и Россия стала одним из ключевых факторов геополитической политики, геополитики вообще мировой. Поэтому 20-й век был очень опасным для нашей страны, очень кровавым, очень страшным веком, и здесь я согласился бы с убежавшим Максимом Калашниковым, который сказал: давайте всё не будем превращать в разборку ситуации, кто там был прав, кто виноват. На этом надо поставить большой крест. Надо как бы понять, что это была трагедия общая, и идти дальше.

Мы должны понимать, что для нас сегодня важно не вот те глубокие, там дальние века, а то, что произойдёт с Россией в ближайшем будущем. Ближайшее будущее нас ждёт очень и очень непростое. Давайте посмотрим, что у нас происходило в последней половине 20-го века по отношению к России. Сегодня очень часто говорят о неком плане Даллеса. Никакого плана Даллеса не было, это один из таких же мифов, который был придуман кем-то, очень красивый. Эту сказку рассказывали всем. Никакого плана Даллеса не было. Не было…

Вы поймите, что я обладаю информацией достаточно большой. Была директива Совета Национальной Безопасности США от 18 августа 1948 года, которая называлась «Задачи в отношении России». Эта директива сегодня работает. Всё, что прописано в этой директиве в отношении России продолжает осуществляться, включая даже последние события наши на ближнем геополитическом пространстве. Поэтому в отношении России работала и продолжает работать серьёзная программа.

И эта программа работает не на национальной, не на этнической основе, эта программа работает на геополитической основе, потому что очень многим сегодня хочется получить те огромные богатства, обладателями которых стали мы все в силу исторических наших стечений обстоятельств. Сегодня очень многие спят и видят, чтобы вот та огромная территория, на которой находятся огромные природные ресурсы, стала их достоянием. Но при этом здесь должна остаться небольшая, так сказать, когорта обслуживающего персонала.

Для нашего с вами народа как раз и предусматривается роль той самой обслуги, которая здесь должна остаться для того, чтобы обслуживать вот эти нефтяные скважины, газовые фонтаны, леса рубить и вывозить отсюда, природные ископаемые и всё остальное. Поэтому я, как специалист, больше не буду в это углубляться. Я специалист в области образования. Поэтому я вам скажу, что, начиная с второй половины 20-го века, в отношении России начался процесс изменения общественного сознания с тем, чтобы подстроить его под проблемы дальнейшие.

Уже в 1987 году конгрессом США был принят специальный проект, который так и назывался «Русский проект». На него официально было выделено 350 млн. долларов, и в рамках именно этого русского проекта происходили многие события 1990-92 годов у нас в стране. И не знать этого, не понимать этого для нас было бы очень вредно. Сегодня всё, что происходит, тоже происходит в соответствии с разработанными проектами.

Уже в начале 90-х годов сюда прибыла целая команда американских советников, американских экспертов, которые работали практически во всех ведомствах Российской Федерации, начиная от Министерства Имущественных Отношений.

Там, кстати, работали два проворовавшихся американских профессора Гарвардского Университета, господа Хэй и Шлэйфер, которые за 35 миллионов долларов, которые им выделил Конгресс США для проведения приватизации, (именно они проводили приватизацию, Чубайс — подонок, но он не является главным организатором, он был прикрытием, под которым проводилась истинная программа приватизации в нашей стране теми самыми американскими советниками), сумели прикупить себе акции наших приватизированных предприятий.

Это стало скандалом в США. И в 2004 году Конгресс США подал иск в отношении Гарвардского Университета, выиграл этот суд и заставил Гарвард заплатить 105 миллионов долларов в связи с тем, что его профессора нанесли ущерб бюджету Соединённых Штатов Америки.

Кроме того, огромная группа советников работала в системе, которая занималась непосредственно созданием интеллектуального потенциала нашей нации. Потому что мы можем говорить о разных формах геноцида: есть чисто физический геноцид, когда просто истребляют при помощи оружия, снарядов, пушек, бомб, химического оружия, ещё чего-то, вакцин там каких-то, которые разрушают человека изнутри. Но есть и нравственный геноцид — это фактически война против интеллекта нации, интеллектуального потенциала нации. Вот такая война и развернулась в России на рубеже 1990-х и 2000-х годов.

Под маркой «демократических реформ» мы получили очень интересные вещи. По указанию американских советников была проведена административная реформа в России. Мало кто понимал последствия этой реформы, и до сих пор кое-кто не понимает, в чём была вся трагедия этой реформы. А эта реформа проводилась в соответствии с разработкой, сделанной американскими военными советниками, которая называлась «теория сетецентрических войн».

Эта теория весьма проста, она гласит следующее: не нужно никакого оружия, не нужно никаких атомных бомб и ракет для того, чтобы завоевать государство, которое тебе очень понравилось. Для этого нужно всего лишь сделать несколько шагов: нужно нарушить все информационные потоки внутри этого государства, создать систему неуправляемости этого государства, поставить во главе государства управляемых марионеток, которые будут исполнять твою волю, и создать такую систему, которая будет работать не на созидание, а на разрушение.

Вот та реформа административная, которая была проведена в соответствии с этой теорией, как раз и создала тех монстров, трёхглавых змеев, от которых мы сейчас начинаем потихонечку уходить, но, тем не менее, это сработало и это сыграло свою пагубную роль. Фактически уже к началу 2000-х годов, несмотря на все наши очень серьёзные заявления, мы имели полностью неуправляемое государство. О какой борьбе с алкоголизмом мы можем говорить, когда законы, которые принимает Государственная Дума, на местах не признаются и не выполняются? И у нас всегда действовал закон: строгость наших законов компенсируется необязательностью их исполнения.

Целый ряд законов, принятых в Государственной Думе, в частности закон «О разграничении полномочий», привели к тому, что сегодня на местах — нищета, сегодня муниципальная власть — нищая, у них в бюджетах пусто, и они не могут решить ни одной социальной проблемы. В то же самое время, федеральная власть расходует деньги, куда попало, как попало, помогает банкам, вкладывает их в какие-то сомнительные акции и фонды, и так далее, и тому подобное.

Вот эта система приводит к полному разрушению самой сути государства и, соответственно, к социальному геноциду.

Но самое страшное произошло в системе образования. Уже тогда, где-то в 1995-96 годах сюда прибыла группа, которая разработала программу модернизации российского образования. И эта программа модернизации уже к концу 1990-х годов начала работать вовсю. Несколько пунктов только назову. Первое — это перевод всей системы образования на принцип нормативно-подушевого финансирования. Сколько у тебя детей в школе, столько ты денег получишь. Это означало, что моментально умирали все малые школы в России. Следом за ним, вторым пунктом, прошла программа реструктуризации сельских школ. Вы знаете, что мы за последние 18 летпотеряли почти 19 тысяч школ? Вот это настоящий геноцид. Потому что фактически это означает, что мы ввергаем себя в средневековье, т.е. мы сегодня идём к тому, от чего мы уходили…

Только за последние 3 года в России закрыто 4 000 школ. Я в конце января был на «1-м форуме сельских поселений». Вы знаете, каждый глава сельского поселения выходил на трибуну и буквально плакал, а одна женщина, глава, просто реально заплакала, она вышла и начала рыдать. Она сказала: «У меня закрывают последнюю школу», она говорит: «Уезжают последние мои люди, которые в состоянии ещё чего-то давать», она говорит: «Умираем мы, село умирает». Вот вам, пожалуйста, это программа оставления огромной территории государства фактически безлюдной — приходи и бери, рой эту скважину и качай из неё всё, что хочешь, а у тебя останется небольшая группа, которая будет тебе подносить чай, и не более того.

Далее, в рамках этой программы был разработан проект, с которым я вот сейчас борюсь, успешно, безуспешно, не знаю как — «Единый Государственный Экзамен». Безобидная, казалось бы, штучка, говорят: «Два в одном. Не надо никуда ездить. Ты сидишь дома у себя, в соседней школе сдал этот ЕГЭ, послал его хоть в сто вузов, но сейчас ограничили вот до 5, и ждёшь, куда тебя пригласят, в самый лучший ВУЗ поехал и получил там образование шикарное». Прекрасная идея, но мы-то знаем, что за этим всегда кроются черти те самые, которые приведут к тяжелейшим последствиям.

Так вот выясняется, что ЕГЭ привёл сегодня к полной деградации всей системы образования, он привёл к полному искажению самого содержания образования. Фактически, мы привели к отупению наших старшеклассников, потому что они, старшие, 10-11-й класс, не занимаются, хотя это самый творческий возраст, они натаскиваются на эти тесты. И, кстати говоря, к нам ЕГЭ пришёл ведь тоже опять из Америки, хотя это изобретение не американское, это изобретение французское. Но вот американцы долгое время шли этим путём, и им это, кстати, завезли англичане, которые хотели подсадить американцев и сделать так, чтобы Америка перестала быть тем главным мировым жандармом и немножечко, знаете так, «опустить» их. И они это сделали прекрасно — американская система образования уже к концу 90-х рухнула.

В 2005 году один из самых богатых людей мира и самый богатый американец Билл Гейтс, выступая перед американскими губернаторами, сделал потрясающее заявление, он сказал: «Господа, если мы не хотим, чтобы Америка окончательно превратилась в страну идиотов, в страну тупиц, мы должны покончить со всеми тестированиями, с этими итоговыми тестированиями, с этими играми бесконечными, и мы должны вернуться к классической фундаментальной системе образования, потому что американцы перестали быть интеллектуалами».

Я после этого написал статью «По завету дядюшки Билла». Билл Гейтс её прочёл, она была опубликована в Соединённых Штатах Америки, а я простой вывод сделал. Я сказал: «Вот слова Билла Гейтса надо каждому российскому чиновнику в системе образования написать, поместить в рамочку и повесить на стенку. Если мы не хотим превратиться в страну идиотов, в страну полудурков, мы с этим должны кончать».

Администрация Буша не хотела этого понимать. Вот пришёл новый президент Обама, он быстро смекнул, что ему нужно менять политику и нужно свой имидж менять, он быстро пригласил к себе Билла Гейтса, они быстро с ним обговорили, и 28 января Обама выступил с потрясающим заявлением в Конгрессе США. Он заявил следующее: «Если мы не хотим превратиться в страну придурков, мы должны покончить со всем тестированием». И попросил у Конгресса 4 миллиарда долларов на прекращение всего тестирования по всей территории США и на переход к классической системе.

Я сейчас встречаюсь с руководителями Министерства образования, Рособрнадзора. Я говорю: «Господа, вы нас не слушаетесь, но послушайте своих руководителей из «вашингтонского обкома», они же не дураки, они-то понимают, чего говорят». Но, видимо, им не давали команду ещё, они продолжают делать всё то же самое.

Сегодня нас очень тревожит то, что фактически мы уходим от бесплатного образования, и уже в ближайшее время фактически вся социальная сфера будет недоступной для простого человека в нашей стране. И это тот самый скрытый геноцид, который может уничтожить нацию окончательно! Недавно был принят 83-й закон «Об изменении статуса муниципальных учреждений». Он тоже принимался в спешке, его принимали так же, как и закон «О монетизации льгот» — очень быстро, быстро, бегом. Тут же Совет Федерации его утвердил, президент его тут же подписал, и всё, и мы говорим: «С 1 января 2011 года у нас начинает работать этот закон».

Сейчас нас уже начинают обвинять. Российская газета уже пишет, что вот те, кто выступают против этого закона — «они политически ангажированные», «они пытаются раскачать лодку», «ничего не будет», «всё будет бесплатно». Но нас-то они, почему за дураков считают? Мы-то понимаем суть происходящих процессов. Поэтому вот я выступаю сейчас и на телевидении, и во всех средствах массовой информации, и перед специалистами, и говорю:

«Господа, все ваши сказки бессмысленны, потому что, как только вы записали, что школа может зарабатывать деньги, как только вы записали, что библиотека может зарабатывать деньги, клуб может зарабатывать деньги, театр может зарабатывать деньги сам, и распоряжаться, т.е. они как бы переходят на самостоятельность, на хозрасчёт — всё, вы тем самым погубили социальную сферу, потому что социальная сфера — это важнейшая функция государства, и государство, уходя из социальной сферы, фактически обрекает себя на развал».

Поэтому сегодня мы говорим, что нас ждут очень трудные времена, социальный протест нарастает. Социальный протест может вылиться в непредсказуемые какие-то формы, поэтому, в какой-то степени, и Максим прав, не надо ещё больше нагнетать вот этот процесс, нагнетать эту атмосферу. Мы должны найти какие-то варианты и пути того, чтобы сейчас с этим покончить, преодолеть эти последствия и показать руководителям, что их путь — это путь гибельный. Это путь не просто гибели одного русского народа, вместе с русским погибнут и все остальные народы.

Я не думаю, что это правильно, но я считаю, что мы сейчас, наоборот, должны консолидироваться, понимая, что в отношении нас пытаются сотворить, попытаться это предотвратить, предпринять шаги к тому, чтобы, во-первых, это всё стало достоянием гласности — то, что я рассказываю, чтобы это люди знали, чтобы они понимали, с чем они сейчас сталкиваются, какие силы работают, с кем мы сегодня боремся, и ради чего мы боремся. Боремся мы ради будущего страны, ради наших людей, ради россиян, и чем быстрее мы преодолеем эти последствия, тем меньше будет разговоров о геноциде.

Спасибо.

X