К вопросу о признании геноцида русского народа

Рубрика: Статьи
Заместитель председателя Союза Борьбы за Народную Трезвость

Выступление А.Н. Глущенко

Заместитель председателя Союза Борьбы за Народную Трезвость

 

Ещё раз здравствуйте, соратники! Так в Союзе борьбы за народную трезвость члены этой общественной организации себя приветствуют. И как я понял, это слово не противоречит каким-то нашим истокам. Много времени и вашего внимания я не буду занимать. Но акцент всё-таки я хотел бы сделать на одном из орудий геноцида русского народа, о котором, если и говорится, то я считаю, очень мало.

Это, конечно, тот самый пресловутый алкоголь, который не в будущем будет косить, а уже выкосил миллионы наших людей и неисчислимые страдания нашим семьям приносит. А самое главное — это оружие коварно в том смысле, что не только здоровье отнимает, а отнимает разум, совесть и душу. А ещё страшнее, что люди, не понимая этого, руку наливающего вот это, извините меня, пойло, лижут, наши же люди русские, и не позволяют обидеть этих вот наливателей, с позволения сказать.

Так вот, оружие этого геноцида — алкоголь, и члены нашей организации считают это оружие самым смертельным, самым опасным. И вот, чтобы никого не уговаривать, просто, буквально два-три предложения, т.е., что надо делать, чтобы не спивались, чтобы сопротивлялись, в том числе и ГМО, и другим каким-то напастям.

Нужно, чтобы мы с вами протрезвели. Вот Владимир Вольфович, я просто рад сегодня был, вышел, короткое слово сказал — «Сухой закон». Всё. Ну, понятно, что не завтра запрещать и закрывать магазины. А имеется в виду, конечно, грамотное исполнение этого закона. Ну, например, в год по 10% от общего количества производимого и продаваемого (алкоголя) убирать с нашего рынка, из наших магазинов. Кстати говоря, примерно такая норма была заложена в том самом пресловутом постановлении от 17 мая 1985 года. И я вас уверяю, никто этого не заметит. Вот такого резкого не будет ничего.

Но через несколько лет, в общем-то, уровень потребления снизится настолько, что уже можно будет говорить и о полном запрете. Конечно, такие ограничительные меры, хотя мы всячески приветствуем любое ограничение доступности вот этих отравляющих веществ для населения, должны сопровождаться просветительской деятельностью. В том числе и крах этого указа 1985 года, он, я думаю, был и поэтому предрешён. Это действительно очень тонкая материя, потому что, если мы сейчас с вами спросим любого прохожего на улице, в том числе и президента, и премьера, и вообще, как говорится, человека, который способен ответить: «Как Вы относитесь к пьянству?», конечно, мы получим однозначный ответ, что все против, все не хотят.

Как только речь заходит о малых дозах, о допустимости вообще употребления алкоголя, вот тут уже начинаются у нас поползновения: ну, что ж, немножко можно, это иногда допускается, это даже полезно. Так вот, пока мы на этой точке зрения стоим, никогда мы проблему ни геноцида, вы меня простите, ну и тем более ни алкоголизации не решим. Речь должна идти о том, что мы должны, я имею в виду государство, нас с вами, общественные организации, формировать у населения негативное, отрицательное отношение к малым дозам, вообще к употреблению алкоголя, как таковому.

В моей практике был такой случай. Сейчас здесь на этом Круглом столе присутствует три члена Союза борьбы за народную трезвость, кстати говоря. Это уже, так скажем, значительный процент. Так вот, в нашей практике неоднократно такие моменты возникают, когда вопрос ставится так. Ну, коль скоро вы специалисты, сами не пьющие, давайте возьмём отдельного человека, отрезвим... Вот покажите своё умение, свою идеологическую стойкость и т.д. Мы это и делаем. Но никогда усилия одного человека, или даже общественной организации не могут решить, ну, какую-то глобальную проблему, а это, действительно, проблема глобальная.

Так вот, кроме того, что мы должны всячески ограничивать доступность алкоголя, как такового, кроме того, что мы должны вести просветительскую деятельность, направленную именно на формирование отрицательного отношения, в том числе, к любым малым дозам алкоголя, любой человек, который говорит о геноциде русского народа, в первую очередь, что должен сделать? Сам отказаться от любых, даже самых малых доз! Полностью. Вы же поняли меня. Я достаточно ясно выражаюсь. Потому что это — оружие, и кто им пользуется, мы прекрасно знаем. А когда втихаря, под одеялом, на Новый год, 8 марта себе наливаем и говорим: «Мы будем бороться!», то тогда лучше не стоит и разговор начинать...

Так вот я предлагаю в резолюцию нашего Круглого стола внести такое положение — поддержать предложение Владимира Вольфовича Жириновского, а он у нас, в общем-то, хозяин этого помещения, по инициированию сухого закона в нашей стране. Вот это было бы правильно, ну, и со всеми вытекающими последствиями...

Реплика:Извините, можно было бы назвать, не сухой закон, закон трезвости, закон жизни.

Ну, закон трезвости. Вот я преклоняюсь перед историками, которые раскапывают и ищут. Они, наверное, согласятся, что вот эта самая трезвость, да, наша, природная, она была присуща всегда нашему народу и 10 тысяч лет назад, и 100 тысяч лет назад, то есть она всегда была присуща. Мы сейчас ведём с вами речь о возрождении естественной трезвости и каждого человека, и всего русского народа.

Спасибо большое! Организаторы этой встречи, Движение «Возрождение. Золотой век» пользуются принципами Левашова, то есть просветление знаниями, а знания возможны только при трезвом образе жизни.

Абсолютно!

У нас никто не пьёт, не курит. И я думаю, что все нас поддержат, здесь присутствующие, потому что это и есть элемент просвещения в плане геноцида, и чтобы народ нам подражал.

X