Пить, курить — смердом быть

Рубрика: Статьи

«Куришь? Водку пьёшь и пиво? Ты смерд — раб у Тель-Авива!»

Предостережение Вещего Баяна князю Владимиру — кровавому крестителю Руси:

 

«Коль ты примешь, князь, христианский «лад», к нам на Русь, говорю заранее:

Вороньём церковники налетят, навезут «святое писание»!

Хоть писание это «святым» зовут, трудно книгу сыскать развратнее:

В ней и ложь, и грязь, и постыдный блуд, и вражда, и измена братняя…»

И. Кобзев. Поэма «Витязи». М., 1917 г.

 

История закабаления России алкоголем ещё более печальна и драматична. На протяжении сотен тысяч лет Россия-Матушка не знала иного пития, кроме сурицы, пива, да браги. Сурица — настой целебных трав на ключевой воде с мёдом, забродивший под лучами Солнца. Сурья — синоним Солнца.

Значит Сурица — Напиток Солнца! Его крепость 2-3 градуса, как сейчас в квасе. Пиво и брага делались тем же способом, только для пива использовалось зерно, а для браги — фрукты и ягоды. Крепость была та же: 2-3 градуса. Но заметьте, как пили-то!

До насильственной христианизации России, со времён третьего прибытия Вайтманы (Небесной Колесницы) Отца Славян и Ариев — Бога Перуна, состоявшегося, согласно Славяно-Арийским Ведам, 40 006 лет тому назад, строжайше соблюдались Его заповеди, в том числе такая: «Не пейте много питья хмельного, знайте меру вы в питье, ибо кто много питья хмельного пьёт, теряет вид Человеческий».

Что означало пить много? Это означало нарушить годичную норму употребления хмельных напитков.

Норма эта было такова: в дни празднований весеннего и осеннего равноденствий мужчинам, достигшим возраста в два круга лет (16 х 2 = 32 года), выполнившим долг перед Родом, т.е. имеющим не менее 9 детей, разрешалось торжественно испить полученную из рук Волхва или Родана (Предводителя Рода) одну чарку сурицы, пива или браги.

Мужчинам, достигшим возраста в 3 круга лет (16х3= 48), имеющим полный семейный Родовой Круг здоровых детей (не менее 16 детей), Волхв или Родан торжественно подносил ещё по одной чарке в дни празднований летнего и зимнего солнцестояний.

Вот она Русская норма! Имеешь 9 здоровых детушек — получи 2 чарки в год! Имеешь 16 здоровых чадушек — получи 4 чарки в год! А в каждой чарке хмельного пития аж по 27 граммов!

Заметьте, поднести чарку женщине никому даже не приходило в голову! Эта норма соблюдалась на Руси с незапамятных времён.

Перед третьим прибытием Вайтманы Бога Перуна эта норма была нарушена лишь двумя людьми на Руси — сыновьями Родана Тора Многомудрого.

Родан Тор, прожив три полных Круга Жизни (144 х 3 = 432 года), почувствовал старость и немощь в телесах своих. Он отправил, поочерёдно, двух своих сыновей — Стара и Винга за Сурицей Животворящей к стану Легов Небесных (сейчас их ошибочно называют ангелами) на Гималай-гору.

Не вернулись братья, и пошёл за ними младший сын Тора — Один. Найдя стан Легов Небесных, он испросил у них Сурицы Животворящей для батюшки родимого. При этом услышал от Легини Сребровласой таковы слова:

«Первая чаша даёт силы, изгоняет боли, усталость и немощь. Вторая чаша даёт веселье и вечную молодость, изгоняя гнетущую старость. Третья чаша для людей лишняя, она превращает Человека в животное. Приходили до тебя двое молодцев, испили по три чаши, а теперь пасутся, яко овцы на лугу зелёном».

Один выпил лишь две чаши и, сотворив Богам Светлым гимны и славословия, испросил у них возвращения разума братьям своим — Стару и Вингу, после чего вернулся с ними в отчий дом.

Родан Тор, зная древнюю меру, выпил лишь одну чарку, ибо не искал он вечной жизни, а лишь избавления от старческой немощи. Вторую чарку вылил Тор под корни Дуба, Берёзы и Ясеня.

С тех пор эти деревья почитаются на Руси священными, дающими Силу, Молодость и Энергию Жизни. Оттуда же и пошла поговорка: «Третья — лишняя».

Давая заповедь: «Не пейте много питья хмельного…» Бог Перун заповедал не нарушать более ни одному Славянину и Арию норму, установленную с незапамятных времён.

С тех пор наши мудрые предки выпивали не по две чарке, а по одной, не ища вечной жизни, ибо знали, что являются детьми Богов Светлых и так же, как и они, безсмертны. Знали они от Перуна-Батюшки таковы слова:

«Смерть не как рысь пожирает рождённых, воспринимаемой нет у неё формы. Смерть наблюдаете вы в окружении, а для себя вы её не найдёте…»

Зачем было нашим Предкам искать безсмертия телес, если знали они, что ждут их на Небесах все родственники, ранее вознёсшиеся и Родные Боги Светлые?

Знали и то, что в нужный час по воле Бога Рода-Породителя, вновь воплотятся они внуками и правнуками у детей своих на Земле-Матушке. Потому и не пили они по две чарки сразу.

Заметьте, даже одна чарка позволяла не испытывать старческой немощи до возраста 432 лет!

В этом нет ничего удивительного! Даже современные учёные подтверждают, что «моторесурс», (возможность функционировать без сбоев) физического тела человека составляет не менее 300 лет.

Академик Павлов неоднократно утверждал: «Смерть до 150 лет я считаю насильственной!» Отчего же средняя продолжительность жизни в России едва достигает пенсионного возраста?

Обратимся к истории. Во времена насильственной христианизации, сопровождавшейся жесточайшей и кровопролитнейшей гражданской войной, истребившей более 2/3 взрослого населения, не желавшего принимать чуждую иудейскую религию для рабов, наши Предки впервые познакомились с винным причастием. Да не только мужчины, но и женщины и дети.

Мало того, что князь Владимир (незаконнорождённый сын пленной дочери хазарского кагана Малки, отравивший законных наследников престола) сам был алкоголиком и за вечно красную от пьянки физиономию был прозван «Красно Солнышко», он ещё и народ русский стал спаивать с помощью чужеродной религии.

Не успел младенец родиться — крещение! Получи насильно алкогольную «прививку». Механизм «прививания» алкогольной зависимости при крещении ребёнка точно соответствует всем законам нейро-лингвистического программирования психики.

Посмотрите на это глазами младенца: он попадает в непривычную, а значит, враждебную для него обстановку, в которой страшный, черноволосый, черноглазый, чужой мужик, одетый в чёрные одежды, отнимает его у родителей, бросает в холодную воду, совершает над ним чёрно-магический обряд посвящения в рабы чужого бога, завершающийся обрезанием волос и закапыванием их на церковном кладбище, после чего, замёрзшего и испуганного, опьяняет и возвращает родителям.

Какой стереотип закладывается в его подсознание? Да всё тот же! Страшно? Выпей! Насилуют? Выпей! Всё идет не так, как ты хочешь? Выпей, и станет хорошо!

Праздник в честь иноземного «святого» — выпей! Праздник в честь победного шествия чужеродной религии по родной земле — выпей! И так круглый год до самой смерти! Да и градусы у церковного «Кагора» не 2-3, как у сурицы, а все 16!

Захмелев малость в церкви (а причастие совершается часто), можно было добавить в шинке (кабаке), располагавшемся, как правило, рядом. И пошло, поехало! Опоздавших на литургию распинали, с помощью кандалов, на церковных дверях. Недовольных предавали «анафеме» (публичному проклятию).

Где уж тут прожить до 432 лет, если алкоголь убивает ни что иное, а высшие сферы центральной нервной системы — нейроны головного мозга!

Винного спаивания россиян кое-кому показалось мало и с 1552 года Иваном Грозным в России был открыт сначала царёв кабак для опричников, а потом и для всего люда, где продавали уже не 16 градусное вино, а 40 градусную водку!

Немка Екатерина II открыла кабаков на Руси такое количество, что треть всех поступлений в государственную казну были за счёт прибыли от продажи алкоголя.

На вопрос княгини Дашковой: «Ваше Величество, зачем Вы спаиваете Русский народ?» — Екатерина II цинично заявила: «Пьяным народом править легче!»

Оказывается вот, где собака-то зарыта! Пьяным народом править легче!

А какая экономическая выгода! На производство алкоголя и табака необходимы минимальные финансовые затраты, а прибыли — баснословные! И никаких отрицательных последствий!

Спивается славяно-арийский народ? Да и чёрт с ним! Он же чужой, народ-то! И для сына Хазарии Владимира «Красна Солнышка», и для дочери Германии Екатерины II, и для всех последующих нерусских правителей русского народа.

А что же сам-то народ? Быстро ли стал стадом? Оказывается, нет! Боролся до последнего!

Первая волна антиалкогольных бунтов прошла в 1858-1860 годах. Н.А. Добролюбов писал: «Сотни тысяч народа в каких-нибудь 5-6 месяцев без всяких предварительных возбуждений и прокламаций, в разных концах обширного царства отказались от водки».

Народ не только отказывался от водки, но и громил шинки торговцев сивушной отравой. Только за один 1858 г. за бойкот алкоголя и разгром шинков было брошено в тюрьмы более 110 000 только крестьян (не считая представителей других социальных слоёв общества).

Вторая волна трезвеннического движения прокатилась по России в 1885 г. Начались создаваться общества трезвости. Одно из них называлось «Согласие против пьянства». Им руководил Л.Н. Толстой, из под пера которого выходят такие работы, как «Пора опомниться», «Для чего люди одурманиваются?», «Богу или Маммоне?», «К молодым людям».

В мае 1885 г. царское правительство, под давлением общественного мнения, вынуждено было издать закон «О предоставлении сельским обществам права закрывать в пределах своих территорий кабаки». Этим правом незамедлительно воспользовались десятки тысяч сельских обществ.

Однако, в первое десятилетие 20 века ситуация ухудшилась. Вот что писал в 1912 году И.А. Родионов в статье «Неужели гибель» по поводу финансовой политики царского правительства, использующего алкоголь одной из важнейших статей дохода:

«Разве возможно в государстве в век расцвета либерализма и гуманитарных идей сделать всевыносящей осью государственной финансовой политики народное пьянство — отвратительнейший порок, разоряющий, развращающий и в буквальном смысле убивающий русский народ.

Мало того, что этот ужас допущен, за него, за этот исторический грех, равного которому не записано на скрижалях истории, правительство держится, как за самый надёжный якорь спасения.

Великая страна, точно одержимая легионами дьяволов, бьётся в судорогах бешеных и вся деревенская жизнь обратилась в один сплошной пьяный кровавый кошмар, а правительство, как припёртый к стене нечистый игрок, заявляет перед народными представителями, что у него нет достаточных данных, точно устанавливающих чрезмерное потребление народом водки, оно не находит, что народ через кабак разоряется и спивается с круга.

А между тем, из года в год поступления в государственную кассу по графе “правительственные регалии” всё увеличиваются. Это значит, что народ из года в год пропивает всё больше и больше своих трудовых грошей. Это значит, что он всё сильнее и сильнее отравляется алкогольным ядом и отравляет все своё будущее потомство.

Это значит, что он всё хуже и хуже питается, это значит, что он всё глубже и глубже развращается и становится всё преступнее и преступнее. Ещё недавно, всего год назад, в роковой графе государственной росписи значилась умопомрачительная сумма в 740 миллионов рублей чистого дохода от пропитых денег, в росписи же на 1912 г. уже значится 751.850.000 руб.

Цифры не так красноречивы, как факты, зато неумолимее их. Значит, для того, чтобы в соответствующую графу вписать вышеприведённую сумму, надо, чтобы народ в один год снёс в кабак около 1 миллиарда своих трудовых денег.

Что этим миллиардом потери, как народа, так и государства не ограничиваются: пропивая свой наличный миллиард, народ пропивает и своё рабочее время, в течении которого он мог бы заработать новый миллиард, а то и более! И этим не исчерпываются зло и потери. Пропивая время и деньги, народ вместе с тем, пропивает и своё здоровье, здоровье и будущность грядущих поколений России.

И этим не исчерпываются зло и потери! А общее озверение народа? Откуда оно идёт? Разве можно умолчать о кровопролитных драках, о бесчисленных убийствах, насилиях, о поджогах, о всякого рода разврате, о мелких и крупных материальных потерях частных лиц от воровства, грабежа, пьяных дебошей, а ведь из них слагается грандиозная общая сумма убытков государства. И этим ещё не исчерпывается всё зло и потери.

Как прямое следствие всего этого безобразия, этого непростительного, смрадного греха являются переобременённые суды, переполненные тюрьмы, каторги, ссылки... На все эти учреждения, на многочисленный персонал, обслуживающий их, опять тратятся государственные деньги и деньги немалые.

Нельзя не принять в расчёт и того, что силы и время осуждённых, не приложенные к производительному труду, пропадают даром, и сами осуждённые становятся подневольными пенсионерами государства, на это опять тратятся государственные деньги.

Хозяйства осуждённых гибнут, семьи их нередко идут по миру. А такие хозяйства и такие семьи считаются сотнями тысяч. Горе, народное мною не было бы исчерпано до дна, если забыть слёзы жён, детей и мате­рей, вот этих бездольных, что изо дня в день оглашают своими стонами неоглядную ширь Русской Земли.

И разве эти слё­зы, эти муки, эти стоны малого стоят? Поистине, сама земля и воздух России пропитались кровью, слезами и всяким непотребством. Какое-то сокрушительное колесо, какой-то адский круг, в котором бестолково, несчастно и безумно бьётся жизнь мировой державы... И всё от водки.

Не родились ещё такие математики, ум которых мог бы охватить и с точно­стью до последней копейки высчитать всю неисчислимую сум­му потерь от пьянства, не придумано ещё таких весов и мер, при посредстве которых наше министерство финансов дости­гает своего с каждым годом повышающегося “бюджетного благополучия”.

Тогда ужаснулись бы бездонной глубине и неохватной шири содеянного зла... и с содроганием, с отвращением к самим себе навсегда отвернулись бы от этого про­клятого дела, руки сами бы собой опустились бы от делания его.

Поистине, те пропойные денежки так дороги, что не хватит цифр выразить их подлинную цену. Это даже не деньги, а кровь, хлещущая непрерывным потоком, струями из раскрытых жил народных. Неужели ждать, сложа руки, той поры, когда он окажет­ся совсем обезкровленным? Поздно или рано, но пьянство страшной роковой ценой отыграется России».

Это было третья волна трезвеннического движения в России. При этом, наши соотечественники били тревогу при потреблении абсолютного спирта на душу населения 3,13 литра в год! Сейчас эта цифра балансирует на отметке около 19 литров!

В 1916 г. Государственная дума рассматривала вопрос «Об установлении трезвости в Российской Империи на веки вечные». Но тут подоспела Советская власть. Сначала она запретила производство алкоголя для собственной же безопасности.

Но, окрепнув, в 1924 г. по инициативе Бухарина (обратите внимание на фамилию) и Рыкова приняла решение «О введении водочной монополии».

Водку разрешалось пить в цехах, в рабочее время на рабочем месте. Более того, на заводах содержался дополнительный штат рабочих, для подмены упившихся! До 3 дней в месяц разрешалось прогуливать во время запоев!

Результаты не замедлили сказаться. Началось тотальное производство брака, невыполнение планов, прогулы, разложение производственных, профсоюзных и государственных кадров. Только в одном 1927 г. в пьяных драках погибло и получило тяжёлые увечья более 500 000 человек.

Народ не мог терпеть более. По стране прокатилась четвёртая волна трезвеннического движения. В 1928 г. было создано «Общество борьбы с алкоголизмом», был учреждён журнал «Трезвость и культура».

В 1929 г. были приняты серьёзные противоалкогольные законы. Школьники устраивали митинги и демонстрации. Они пикетировали в дни зарплаты проходные фабрик и заводов с плакатами: «Папа, принеси получку домой!», «Долой полку винную, даёшь полку книжную!», «Мы требуем трезвых отцов!».

Это принесло ощутимый эффект. Государство снизило производство алкогольных напитков. Стали закрываться точки торговли спиртным. На страницах «Известий» М.Г. Кржижановский заявил о том, что во второй пятилетке предлагается вообще не планировать производство алкогольных изделий».

Четвёртая попытка народа сбросить с себя алкогольное ярмо закончилась к 1933 году упразднением «Общества борьбы с алкоголизмом», закрытием журнала «Трезвость и культура», позиция которых на страницах центральной печати была названа «узкотрезвеннической, не соответствующей своеобразию текущего момента».

Организаторы и активисты антиалкогольного движения были репрессированы и отправлены за решётку. К началу Великой Отечественной войны пили снова около 4 литров абсолютного спирта на душу населения в год. В войну появились «наркомовские» 100 граммов.

С 60-х по 80-е стали строить коммунизм, пьянея с каждым годом всё сильней. В 1980 г. было продано населению алкогольных изделий в 7,8 раз больше, чем в 1940 г. Притом, что население увеличилось лишь в 1,36 раза.

Пятая горбачёвская попытка установления трезвости в России была потоплена 19 литрами потребления абсолютного спирта на душу населения, пьяными «улюлюканиями» и умышленно вредительским уничтожением в сельскохозяйственных районах лучших виноградных плантаций.

Вместо того, чтобы продавать населению отборный виноград, его хищнически вырубали, добиваясь негативного общественного мнения.

Да и кого было отрезвлять, если народ в период «застоя» уже впал в состояние стада. Ведь пили то не 4 литра абсолютного спирта на душу населения в год, как в 30-е годы, а все 19 литров!

Если кто-нибудь ещё пребывает в иллюзии по поводу того, что это не планомерный геноцид под лозунгом: «Пьяным народом править легче!», приведём цитату классика марксизма-ленинизма:

«Раб, сознающий своё рабское положение и борющийся против него, есть революционер. Раб, не сознающий своего рабства и прозябающий в молчаливой, бессознательной и бессловесной рабской жизни, есть просто раб. Раб, у которого слюнки текут, когда он самодовольно описывает прелести рабской жизни и восторгается добрым и хорошим господином, есть холоп, хам. (В.И. Ленин, Полное собрание сочинений, т. 16, стр. 40).

Из этой цитаты явно видно, что вождь мирового пролетариата изначально планировал превратить русский народ сначала в «раба-революционера», затем, в эпоху индустриализации и коллективизации в «просто раба», а в эпоху развитого социализма и коммунизма в «раба-хама и холопа».

Так что, к состоянию стада мы пришли в полном соответствии с политикой незаконно пришедшей к власти царской династии Романовых, а затем, в точном соответствии с ударными планами советских пятилеток.

X