Правда об «Алтайгейте»

Рубрика: Статьи

Свидетельства ритуальной казни

Теперь обратимся к этому снимку. С одного ракурса.

 

С другого ракурса.

 

Человек и половина человека сориентированы с востока на запад.

Сравните, каким образом ублюдки, орудовавшие на Черной горе, разложили животных – целое и половину. Сделали они это практически на том же месте и сориентировали в точности так же (эти жуткие пары раскладывались буквально в нескольких метрах одна от другой, животные – к юго-западу от людей). Напомним этот обошедший мир знаменитый снимок.

 

 

На рогах у одного животного – растерзанный кейс, как мы выяснили раньше. Наверняка принадлежал одному из этих двух людей.

В половину другого животного воткнут нож. Также вряд ли ошибемся, если скажем, что эта вещь принадлежит одному из этих двух убитых людей.

Мы видели как твари на снимках (людьми называть этих «псевоспасателей» мы больше не будем) терзали вещи убитых и глумились над ними. Но глумились они не только над вещами.

Ранее мы отмечали стекло, воткнутое в голову мертвого человека, чужую (женскую) левую руку, приставленную ему вместо отрубленной родной руки, полунадетые или спущенные брюки (никакой «крутящийся винт» этого не сделает; ремень расстегнут руками и демонстративно оставлен для фотографирования; в противном случае нам придется делать абсолютно безумное предположение – что именно в таком виде человек охотился).

Очевидны следы глумления над другим убитым.

 

 

 

Кстати, топорика на том месте, где мы его видели на двух других фотографиях, в этот раз нет.

На левом боку замерзла жидкость. Что это за жидкость, и откуда она взялась на 30-40-градусном морозе, уточнять не будем. 

 

 

Теперь посмотрите еще на одну деталь – отрубленную левую ногу.

 

 

 

 

Есть и другие снимки.

Эта отрубленная нога меняет местоположение. Что это значит? Вряд ли ее специально перекладывали, каждый раз фотографируя. Учитывая отношение тварей к этим убитым людям, к их телам и их вещам, мы видим, что всякий проходящий «спасатель» считал нужным пинать эту ногу.

Кому сообщим, а кому напомним, что обычай отрубания левой ноги у живого или у мертвого распространен опять же в оккультизме. Практически во всех традиционных культурах мира человек, присягающий влиятельному лицу, опирается именно на левое колено. Вытворяя свои зверства на Черной горе, эта человекообразная погань, «спасатели», осуществляли акт запугивания высокого должностного лица. Вот, мол, что мы делаем с теми, кто тебе служит! Какого руководящего лица? Вспомните должности убитых федеральных чиновников.

Еще одним, хоть и косвенным, свидетельством ритуальной казни служит то обстоятельство, что жертвы были обнажены или частично обнажены.

Левый ботинок разрубленного пополам человека, как мы убедились выше, надет на босу ногу. В ботинке, надетом на вторую, правую ногу, торчит посторонний предмет.

 

Несут следы посмертного одевания другие тела.

 

Вот эти двое после смерти как бы вложены один в другого.

Их пытались одевать уже при трупном окоченении, что, естественно, оказалось невозможным.

Обращает на себя внимание голая в момент смерти левая (!) нога. Видите, насколько твари не натянули носок.

 

 

Череп этого человека был разрублен топориком после смерти, причем, прямо здесь, на этом месте. Крови нет. Только несколько крошек.

 

 

А вот эта деталь однозначно говорит за ритуал. Больше всего это похоже на шкурку ежа.

 

 

Есть признак посмертного одевания и на теле этого человека.

Штанина заправлена в носок.

 

 

А здесь мы опять видим елочные иголки, попавшие сюда вместе с трупом. Елки, напомним, в обозримых окрестностях не растут. А растут, они, опять же напомним, в районе резиденции Банных. И в районе за пределами Республики Алтай. Возле границы. В вотчине Шойгу. Где недавно выпускали барса.

 

 

А вот след ритуальщины. Голову или часть головы этого человека отрубили и унесли. Разумеется, не у живого – в этом случае кровью было бы залито все, и не на один метр. Крови и межклеточной жидкости, сукровицы ровно столько, сколько вылилось бы из мертвой головы.

 

 

Разумеется, сама казнь была не здесь, людей сюда привозили мертвыми. На Черной горе было символическое завершение казни.

X