Источник жизни 2

Рубрика: Левашов

Все фотографии сделаны Светланой де Роган-Левашовой

Скачать все иллюстрации — 4,3 МБ

Николай Левашов

 

Лето 2005 года было необычайно жарким даже для Франции, для которой августовская жара всегда была нормальным явлением. Августовская жара — именно в этот месяц во Франции, да и по всей Европе обычно стоит очень жаркая погода, когда температура в тени достигает порой +50° Цельсия! Несколько дней в году Солнце «безумствует» на европейских просторах. Только несколько дней, а остальное время, хоть и стоит жара несусветная, но уже несколько более терпимая. И при всём при том, природа периодически освежала «лицо» Земли короткими, но мощными грозовыми ливнями, когда очень быстро на небе, как по волшебству, появлялись «тяжёлые», словно свинцовые тёмные тучи и с грохотом, и световой иллюминацией, обрушивали на утомлённую Солнцем землю свои воды. Когда очень часто при полном безветрии начинается летний ливень. Когда метеоритом падает в дорожную пыль сперва одна большая капля, образуя в слое пушистой тёплой пыли «кратер», затем вторая, третья и вдруг, совершенно неожиданно, хотя ты этого и ждёшь, на землю начинает падать «небесная» вода сплошной стеной, а затем, через каких-нибудь пятнадцать-двадцать минут, вновь, как ни в чём не бывало, светит Солнце. Летняя гроза всегда была, по крайней мере для меня, чем-то необычайным и удивительным. Летние грозы во Франции ничем не отличаются от наших русских, только может быть их ждут с большим нетерпением.

Так вот, лето 2005 года выдалось на редкость жарким и не только в августе — в течение трёх месяцев температура редко опускалась ниже +55° по Цельсию, чего не было очень давно, если вообще было что-нибудь подобное. Но это — не единственный подарок, который преподнесла природа в прошлом году. Все эти три месяца практически не было дождя в Луарской долине (Val de Loire) или, как её ещё называют – Долине Королей. Долина Королей всегда славилась очень мягким, приятным климатом, своими тёплыми зимами и влажным тёплым летом (исключая август). Именно поэтому эта прекрасная долина стала излюбленным местом жительства французских королей. Ещё со времён Людовика XI на берегах трёх рек — Луары (Loire), Шер (Cher) и Вьены (Vienne) стали появляться сказочные замки, один красивей другого. Вслед за королями в этом чудесном уголке Франции стали появляться не менее сказочные замки французской аристократии. Причём, каждый аристократ старался перещеголять другого, и только благодаря этому, окрестности долины стали воплощённой в камне и дереве сказкой. Наш замок по праву считается жемчужиной Долины Королей и находится рядом с двумя реками – Шер и Вьен в той части сказочной долины, которая называется Турень (Touraine).

Прошлым летом стояла такая жара, что довольно глубокая и широкая река Шер обмелела настолько, что её можно было перейти пешком, не переправиться, а именно перейти, как через мелкий ручей. От жары почти пересохли не только реки, но и земля покрылась «морщинами» — глубокими и довольно широкими трещинами, которые безжалостно рвали ещё не окрепшие корни саженцев. Два таких «подарка» от природы в одно лето — это явный перебор. Для всего живого подобные природные «выкрутасы» — тяжёлое испытание, особенно для растений, которые, к сожалению для них, не могут уйти туда, где лучше, а вынуждены принять капризы природы там, где проросли их корни. Но это не означает, что они страдают меньше, чем более близкие для нас животные. Растения чувствуют боль, имеют эмоции, могут любить и ненавидеть, испытывать грусть и радость, могут мыслить. У них это происходит совсем не так, как привык понимать человек, но, тем не менее, они — живые существа с определённым уровнем сознания.

Так вот, прошлым летом деревья и вся их растительная «братия» нашего парка и магнолиевого сада, в течение этих трёх месяцев были без воды. Их просто было нечем поливать. Колодцы практически высохли, а уровень воды в озере резко упал, да так, что не так уж много осталось и для рыб. Так или иначе — все растения оказались в очень суровых условиях. А если учесть, что большинство растений парка и сада были высажены в землю только год-два назад и не успели ещё восстановить свою корневую систему, становится ясно, в каких природных условиях оказались наши растения. Для полноты «картины» напомню о том, что они были высажены, в своём большинстве, в ямы, выдолбленные в известняке. В такой, если можно так назвать, «почве», магнолии и многие другие виды деревьев и кустарников расти не должны были вообще, но, тем не менее, они не только прижились под воздействием генератора поля, но и выросли до невероятных размеров, о чём я уже писал в статье «Источник жизни-1» от 25 октября 2005 года.

Но сюрпризы природы летней жарой не ограничились. После довольно дождливой и ничем не примечательной осени, пришла зима. И тогда природа преподнесла свои очередные «подарки». Зима 2005-2006 гг. для Франции выдалась необычайно холодной. Впервые за последние двести лет волшебные пейзажи Долины Королей дважды в течение зимы были засыпаны снегом, и мороз доходил до -18° по Цельсию, что само по себе просто невероятно. Невероятно, но, тем не менее, факт. И наш парк, и сад магнолий оказались под снегом (см. Рис.1, Рис.2 и Рис.3). Весьма редкая картина, когда можно увидеть пальмы и магнолии в снегу, точнее, картина — просто фантастическая для Луарской долины.

По идее, пальмы и магнолии должны были погибнуть только от мороза и снега, не говоря уже о последствиях летней жары. Дело в том, что летнее противостояние растений и Солнца в течение трёх месяцев, неизбежно должно было бы привести к явлению шока у растений. Как я уже писал раньше, с начала разбивки парка и сада, самое активное участие в этом деле принимает французский ботаник, автор четырёх книг о жизни растений и деревьев, довольно известный специалист по селекции растений — профессор Жерар Шартье. Когда к началу зимы умерло несколько деревьев в нашем парке и саду, на вопрос моей жены Светланы, почему гибнут деревья, он сказал с досадой в голосе, что следует ожидать гибели очень многих растений и деревьев от шока. Оказалось, что многие растения, чтобы выжить в такую жару и при недостатке воды, расходовали все свои жизненные силы, и у них просто ничего не осталось для того, чтобы пробудиться после зимы.

Пальмы и магнолии в снегу

Puc.1.

Пальмы и магнолии в снегу

Puc.2.

Пальмы и магнолии в снегу

Puc.3.

Бутоны магнолии во льду

Puc.4.

Когда мы узнали об этом, для нас это оказалось неприятным сюрпризом. Для профессора Шартье данное природное явление являлось неизбежным злом, как и для всех остальных ботаников и всех тех, кто имеет дело с землёй и растениями. Для них не существует выбора — остаётся пытаться спасти только то, что ещё возможно, а все погибшие деревья просто срезают. До восьмидесяти процентов растений погибают после такого тяжёлого природного испытания и последствий шока. А для молодых и вновь посаженных растений... и так понятно. Когда мы узнали о явлении шока и его причинах, у меня возникла мысль не допустить гибели растений и деревьев от истощения жизненных сил. Я ввёл некоторые изменения в генератор поля под нашим замком. Суть этих дополнительных изменений в том, чтобы восстановить израсходованную жизненную силу растений и, тем самым, не позволить им погибнуть. И вновь в большинстве случаев это удалось. Но, перед тем, как перейти к результатам, хотелось бы прояснить некоторые моменты.

Растения, так же, как и животные, имеют сущность, состоящую из второго и третьего материальных тел (т.н. эфирного и астрального тел). В силу этого, они в состоянии испытывать спектр эмоций, чувств и обладают определённым интеллектом. Растения очень сильно отличаются от животных организмов, но это не означает, что они не в состоянии иметь сознание. Просто их «нервная система» совершенно не такая, как у животных организмов. Но, тем не менее, они имеют свои «нервы» и реагируют посредством их на происходящее вокруг них и с ними. Растения боятся смерти так же, как и любое другое живое существо. Они чувствуют всё: когда их срубают, обрезают или ломают ветки, когда даже рвут или едят их листья, цветы и т.д.

Ещё в начале своего изучения природы я произвёл один эксперимент, результаты которого меня просто потрясли. Я взял спичку и слегка прижёг один лист дерева и каково было моё удивление, когда на это, казалось бы, столь незначительное действие всё дерево отреагировало болью! Дерево чувствовало то, что я прижигал один листик, и ему это явно не нравилось. На это моё, казалось бы, столь «невинное» действие, дерево мобилизовало свои силы, ожидая от меня других не столь приятных сюрпризов и подготовилось встречать всё, что уготовила ему судьба, во всеоружии. Оно быстро изменило своё пси-поле, готовясь нанести своему врагу ответный удар сгустком своего поля. Это — единственное оружие (не считая выделения растительных ядов, шипов и иголок) которым располагают растения. Нанесение деревом или любым другим растением, ответного полевого удара, может быть, и не проявляется сразу же, но, тем не менее, приводит в повреждениям на уровне сущности нападающего, что позже проявится в ослаблении организма и даже болезнях. Каждый защищается, как может, никто (в том числе и растения) не хочет стать чьим-то завтраком, обедом или ужином...

После такой необычной реакции дерева на прижигание одного листика, я удалился от пострадавшего дерева, и оно практически мгновенно вернулось к обычному состоянию. Я попросил других приблизиться к этому же дереву, не делая ему ничего плохого. Дерево не изменило своего состояния, но, стоило только мне приблизиться к этому дереву уже без всяких спичек, как оно немедленно среагировало на моё приближение, заранее готовясь к возможным «пакостям» с моей стороны. Дерево запомнило, что именно я причинил ему вред и, на всякий случай, приготовилось к другим возможным проблемам с моей стороны.

Страницы

 1   2   3 
X