Россия в кривых зеркалах

Рубрика: Левашов

2.19. Создание первых паразитических систем изгоями Белой Расы

Изгоняемые из родов и общин белой расы тунеядцы, убийцы и насильники, как уже отмечалось, в своём большинстве уже не погибали среди дикой природы, а, имея оружие из железа и позднее — из стали, могли не только успешно охотиться, что они делали по необходимости, а не по собственному желанию. Они объединялись в банды под твёрдой рукой какого-нибудь вожака, вводившего суровую дисциплину и удерживающего своих подельников под контролем жестокостью и страхом. Изначально небольшие банды нападали на небольшие поселения и веси, грабили и убивали их жителей. Постепенно небольшие банды, часто после кровавых сражений, объединялись под «крылом» самого крутого «орла» и начинали уже наносить весьма серьёзный ущерб своим недавним родственникам и соплеменникам.

Против таких больших банд все роды объединялись для отпора, и в большинстве случаев, изгнанным ничего другого не оставалось, кроме как покинуть свои родные места. Очень часто эти банды из изгоев белой расы уходили из родных мест навсегда и оказывались на землях, о которых никто из них до этого и не слышал. И очень часто новые места уже были заняты другими племенами и часто людьми других рас. У этих банд изгоев белой расы была «железная» дисциплина и организованность, плюс у них было более совершенное оружие из железа и стали по сравнению с оружием и военной организацией аборигенов новых мест чёрной, жёлтой или красной рас. Всё это давало изгоям белой расы громадное преимущество перед ними, и очень часто это приводило к тому, что умеющие держать оружие безжалостно уничтожались ими, а все остальные обращались в РАБОВ. Довольно часто подобные банды изгоев белой расы уничтожались более многочисленными воинами жителей новых мест, порой это было связано с тем, что после долгого пути без дорог по «диким» местам, не имея достаточных запасов еды, а часто и без воды, люди истощались и были просто ослаблены. Но довольно часто банды изгоев, построенные на принципах суровой дисциплины и хорошо вооружённые, брали верх в сражениях с туземцами и после победы превращались в рабовладельцев и новую знать для туземцев. Свою власть они удерживали благодаря силе и жестокости, которую они применяли к бунтарям, и в принципе, создавали таким образом новую военную «элиту». При всём при этом, происходил ещё и процесс создания НОВЫХ ПОДРАС. Дело в том, что большинство изгоев белой расы были мужчинами, а немногие женщины, бывшие среди них, очень часто не выдерживали тягот дороги или гибли в сражениях. Поэтому, обосновавшись на новом месте на верхних ступенях социальной иерархии, изгои оказывались лицом к лицу с проблемой — отсутствием женщин белой расы. Пришедших с ними белых женщин на всех НЕ «хватало», и они были вынуждены брать себе в жёны женщин из местных племён. Конечно, они насиловали женщин и после сражений, многие оставшиеся в живых туземные женщины становились не простыми рабынями, а ещё и сексуальными. И от жён, а ещё больше — от рабынь, рождались дети, и таким образом появлялись новые подрасы. Со временем «пришельцы» растворялись среди покорённых племён и народов, часто перенимая их обычаи, к которым добавляли свои. Многие слова из языка покорённых племён «вливались» в язык покорителей, и со временем создавались новые языки. Возникала смесь рас, культур и языков.

Создав подобную систему, бывшие изгои создали первую паразитическую социальную систему. Все люди делились на две основные категории — СВОБОДНЫЕ и РАБЫ, особой прослойкой между ними были, так называемые, вольноотпущенные. Покорив те или иные племена, бывшие изгои должны были, хотели они того или нет, создать государственную структуру, чтобы сохранить своё положение. И хотя эта структура и создавалась на фундаменте рабства, победители должны были создать социальную иерархию, иначе всё бы рассыпалось в прах. Поэтому при рабовладельческом строе создаётся довольно-таки громоздкая социальная машина — рабовладельческое государство (см. Рис. 29).

Рис. 29

И как в любом тоталитарном государстве, создаётся в первую очередь профессиональная армия, благосостояние которой полностью зависит от желания новой «знати» — рабовладельцев. Основной целью этой армии была защита имущества и жизни новой знати от посягательств желающих занять их место, в основном от других банд изгоев, каковыми они были и сами совсем недавно. А также армия стала поставщиком новых рабов, в которых обращали как пленённых в сражениях воинов, так и мирное население захваченных земель или всех тех, кого могли захватить при набегах на соседей. В принципе ОСНОВОЙ рабовладельческого строя стали ВОЙНА и РАБСТВО. Относительно небольшая часть социального организма полностью владела в прямом и переносном смысле этого слова значительно большей остальной частью оного. Таким образом, изгнанные паразитические элементы общинного строя создали параллельно новый социальный организм — рабовладельческий строй, отличие которого от общинного строя заключалось в том, что паразитические элементы захватили в социальном организме ключевые позиции в социальных экономических нишах и в значительно расширенной категории пассивных экономических ниш, ПЛЮС, заменили труд свободных людей на труд рабов. В силу того, что большинство племён чёрной, красной и жёлтой рас были на более низком эволюционном уровне в силу причин указанных выше, завоеватели-изгои из белой расы «поднимали» покорённые племена до уровня, близкого к уровню эволюционного развития белой расы. Конечно, они это делали не по своей «душевной доброте» и не из-за «заботы» о «бедных» туземцах, а только из-за необходимости сохранить своё господство. Там, где победители опускались до уровня покорённых племён, они очень часто и быстро оказывались, конечно, те, кто выживали, рабами последующих волн изгоев белой расы. Следует отметить, что среди ПЛЕМЁН БЕЛОЙ РАСЫ РАБСТВО ПРАКТИЧЕСКИ ОТСУТСТВОВАЛО на протяжении всего времени. Идею рабства изгои белой расы «позаимствовали» у племён чёрной или красной рас, среди которых данное явление было довольно-таки широко распространено. И это в первую очередь связано с тем, что эти расы занимали климатические пояса, которые способствуют развитию паразитического отношения к самой природе, а от этого весьма недалеко до идеи паразитизма на других людях. Для племён чёрной и красной рас обращать в рабов людей соседних племён было нормой. Не так уж редко пленники становились просто обедом или ужином для победителей. Для того, чтобы было проще удерживать покорённых в рабстве, создавались и внедрялись в головы покорённых легенды и мифы об избранности «властелинов» их тел и душ.

Были придуманы религии, оправдывающие существующее положение вещей и внушающие рабам мысли о покорности, которая вознаградится им после их смерти. Особенно легко это удавалось осуществить тогда, когда изгои белой расы обладали знаниями и умениями, значительно превышающими эволюционный уровень покорённых ими народов. Особое место среди рабовладельческих государств древности занимает Египет. Но к этой, особой роли Египта вернёмся несколько позже, а пока продолжим анализ экономических систем и их эволюцию… Общинный строй и рабовладельческий строй сосуществовали тысячи лет. Это сосуществование продолжалось до тех пор, пока развитие экономической системы общинного строя, который продолжал существовать у белой расы, не привело к тому, что рабовладельческий строй отстал технологически и эволюционно от уровня развития экономической системы общинного и появившегося феодального. В современной истории принято изображать общинный строй примитивным, что в принципе не соответствует истине. Все народы и племена белой расы придерживались ведического миропонимания и жили родами и общинами. И даже на уровне первобытно-общинного строя развитие племён белой расы было значительно выше, чем у племён других рас из-за причин, о которых уже говорилось ранее. Это заключение никакого отношения не имеет к избранности какой-либо расы, а только констатирует факт, что разные расы, осваивающие разные климатические зоны на Мидгард-Земле, развиваются с РАЗНОЙ ЭВОЛЮЦИОННОЙ СКОРОСТЬЮ и, в силу этого, никоим образом НЕ могут быть на одинаковых уровнях со всеми вытекающими из этого последствиями. Разве берёза средней полосы России дискриминирует карликовую берёзу тундры своими размерами?! Карликовые размеры берёзы тундры определяются природно-климатическими условиями, в которых оказывается берёза, а не тем, что берёзы умеренной полосы их «дискредитируют».

Ни у одного человека, если он психически здоров, не возникнет подобной мысли. Но почему тогда, стоит кому-то только намекнуть на эволюционные различия рас, обусловленные их различиями в генетике, биохимии, условиями существования в тех или иных климатических поясах, такой человек немедленно подвергается нападкам и обвинениям в расизме?! И такое происходит практически всегда. А если происходит, значит это кому-то нужно и выгодно. Остаётся открытым вопрос — кому это выгодно и почему? Оставим этот вопрос открытым… пока открытым, и вернёмся к анализу экономических систем…

Рабский труд не эффективен по определению, поэтому, по мере усовершенствования орудий труда и технологий в родах и племенах белой расы, в социальном организме общинного строя, правильнее было бы назвать ВЕДИЧЕСКОГО СТРОЯ, появлялось всё больше и больше активных, социальных и пассивных экономических ниш. Социальный организм рос и развивался всё быстрее и быстрее. Изгои белой расы, покорившие себе племена и народы других рас, полностью «оторвались» и культурно, и экономически от своих бывших сородичей. Те знания, а в основном оружие, которые они имели к моменту порабощения племён других рас, хотя и обеспечили им эволюционное преимущество на несколько тысяч лет, но тем не менее, не навсегда. Изгои по своей сути были социальными паразитами и, в силу многих причин, не могли сами творить и создавать новое. Единственное, что они могли сделать, так это сохранить те знания, которые они имели до своего изгнания. Придя на новое место, они, чтобы сохранить для своих потомков эти знания, превратили их в предмет поклонения и делали их доступными ТОЛЬКО для своих потомков. Они превратили знания в догмы, не допускающие ничего нового. Кастовость и догматизм привели к тому, что такие цивилизации превратились в «мумии». Наиболее наглядным примером подобного подхода служит цивилизация Египта. Группа людей белой расы после планетарной катастрофы 13 016 лет назад (на 2007 год) «осела» на территории Северной Африки. Обладая довольно-таки высокими знаниями, они, демонстрируя племенам чёрной расы свои возможности, лежащие за гранью их понимания, создали в умах этих людей образ своего божественного происхождения и превратили их в рабов, заставив РАБотать на себя. Они создали жёсткую кастовую систему, и особая каста жрецов превратила имеющиеся знания в религию, предмет божественного поклонения. И с этого момента принесённые белыми людьми знания превратились в мёртвую догму, и именно это послужило основной причиной падения цивилизации Египта. Несколько тысяч лет эти знания были недосягаемы для соседних племён и народов чёрной расы, и подобное положение продолжалось до тех пор, пока племена гиксосов на рубеже XVIII и XVII вв. до н.э. (порядка 3700 лет назад) впервые не покорили Египет.

Основной причиной победы пришедших из Индии племён гиксосов было наличие у оных железного и стального оружия, в то время как у египтян оружие было из бронзы или меди. Гиксосы — племена серой подрасы, изначально возникли в результате смешения Славяно-Ариев и племён дравидов и нагов чёрной расы после завоевания Славяно-Ариями Дравидии (Древней Индии) в Лето 2 817 от С.М.З.Х. или 2 692 г. до н.э. (4699 лет назад на 2007 год). Славяно-арийские племена, завоевавшие Дравидию во время Первого Похода, имели железное и стальное оружие, уже тогда они обладали секретом булата. Мечи из булата легко рассекали любые доспехи из кожи, кости, меди и… даже железа. И хотя булатного оружия было немного, во время сражения оно производило на людей буквально мистическое воздействие. Обычно таким мечам давали имена, и вокруг них создавались легенды, многие из которых дошли до наших времён. Для племён негроидной расы (чёрной), например, магия была основой их мировоззрения (магия Вуду), и для них так же, как и для большинства племён серой подрасы (белая + чёрная, негроидная раса), которые, несмотря ни на что, явно или тайно продолжали поклоняться Кали-Ма (Чёрной Матери), возможности булатного оружия представлялись волшебными. Таким образом рождались мифы, подобные мифу о мече короля Артура — Эскалибуре, который может извлечь из камня только герой. Обычно подобное оружие передавалось от отца к сыну или добывалось в бою, что действительно соответствовало подвигу. Всё дело в том, что подобным оружием, в основном, владели воины высшей касты Славяно-Ариев — варяги. И даже среди них — только лучшие из лучших.

Возможности ВАРЯГОВ, владеющих ЖИВОЙ или КАЗАЧЬИМ СПАСОМ, в бою лежат за гранью возможностей «нормальных» воинов. Кроме высочайшего искусства владения любым холодным оружием и своим телом, они могли «замедлять время», делать себя неуязвимыми от поражения любым оружием и многое другое. Имея при этом булатное оружие и броню из булата, они становились практически НЕУЯЗВИМЫМИ. Легенда об Ахиллесовой пяте имеет именно такие «корни» и совершенно не греческие… Таким образом, вполне понятен почти мистический ужас, охватывающий воинов других племён и народов, вне зависимости от их расовой принадлежности, когда они на поле боя сталкивались с такими мастерами боя. Огромные армии бывали разбитыми и разбегались под ударами относительно небольших дружин таких воинов…

И хотя среди воинов гиксосов воинов такого уровня практически не было, тем не менее, их железное и стальное оружие и соответствующая броня позволили им относительно легко захватить Древний Египет и стать в нём почти на двести лет новой элитой. И причиной поражения армий Египта от относительно малочисленных племён гиксосов, которые, к тому же, двигались вместе со своими семьями и имуществом по незнакомым пустынным и полупустынным территориям со всеми вытекающими из этого последствиями, в первую очередь объясняется наличием у них железного и стального оружия, доступ к технологиям которого они получили от Славяно-Арийских племён, покоривших Дравидию (Древнюю Индию) во время Первого Похода. Хотелось бы отметить один любопытный факт. Племена и народы даже внутри одной расы довольно-таки сильно отличались друг от друга эволюционно. В силу изложенных ранее причин, племена и народы, освоившие экваториальный, субэкваториальный, тропический и субтропический климатические пояса, эволюционно значительно отставали от уровня развития племён и народов, освоивших умеренный климатический пояс Мидгард-Земли. В силу того, что именно белая раса освоила умеренный климатический пояс, она оказалась эволюционно впереди всех остальных рас, обосновавшихся на Мидгард-Земле. Общины и роды белой расы изгоняли из своих рядов паразитические элементы, которые, покидая родные места, сбивались в банды и при соответствующей удаче покоряли племена и народы других рас, превращая оставленных в живых в рабов.

Таким образом они получали для себя всё необходимое для своей жизни. Но при всём при этом невольно они эволюционно «подтягивали» покорённые племена и народы к более высокому уровню развития. Среди изгоев были и мастера разных ремёсел, изгнанные из своих родов за убийства и насилие, были и обладатели других навыков и знаний, так что на новом месте они пытались воссоздать на основе рабского труда свои ремёсла. Скорее всего, они не были самыми лучшими мастерами, но тем не менее, они пытались воссоздать знакомый с детства социальный организм на основе рабства. На начальных этапах им даже удавалось иногда и вырваться «вперёд» за счёт жестокости к рабам и жёсткой организации и дисциплины. Рабский труд НИКОГДА НЕ БЫЛ ЭФФЕКТИВНЫМ. Но долгое время, пока орудия труда были довольно-таки примитивными, труд свободного человека мало отличался от труда раба. Чтобы вырастить урожай, даже свободный человек был вынужден трудиться от зари до зари. Раб делал практически то же самое, только не по своей воле, а под принуждением надсмотрщиков рабовладельца. Результаты труда свободного человека принадлежали в основном ему самому, только ДЕСЯТЬ ПРОЦЕНТОВ отдавались на нужды общины, так называемая ДЕСЯТИНА. Поэтому свободный человек если и трудился в поте лица своего, то по крайней мере, результаты его труда в основном принадлежали ему и его семье. В то время, как раб и сам принадлежал рабовладельцу, как вещь, и все результаты его труда тоже принадлежали тому же рабовладельцу. Всё, что «получал» раб за свой труд — место под крышей и кусок хлеба, чтобы не умереть с голода. Многие рабовладельцы и не кормили бы, если бы раб мог работать на пустой желудок. В Центральной Америке, например, ацтеки и майя своих военнопленных не кормили вообще, а давали им мощные наркотики. Человек после их приёма не хотел есть, мог работать по двадцать часов в день, но … за месяц-полтора полностью «сгорал»… Конечно, подобное было абсурдом, но тем не менее, такое было. Но следует отметить и тот факт, что труд раба и свободного человека мало чем отличался по своей сути, ОТЛИЧАЛОСЬ только РАСПРЕДЕЛЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ этого труда. Раб не имел ничего и не распоряжался даже самим собой, в то время как свободный человек распоряжался и самим собой, и 90% своего труда. Именно в этом заключалось основное отличие между СВОБОДНЫМ и РАБОМ — по их отношению к распределению продукта их собственного труда. В одном случае присутствует стимул, а в другом — полное отсутствие оного, при наличии только страха быть наказанным в случае отказа работать по принуждению. Именно этот психологический фактор ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТИ РАБОТАЮЩЕГО в своём труде, или отсутствие оного, играют ОПРЕДЕЛЯЮЩУЮ РОЛЬ в обеспечении жизнеспособности той или иной экономической системы. Именно поэтому рабовладельческая система была обречена с самого начала. Как только орудия труда усовершенствовались до определённого уровня, рабский труд стал неэффективным, и любая экономическая система, основой которой служил рабский труд, становилась обречённой на крах. Как только КАЧЕСТВО ПРОДУКТОВ ТРУДА, создаваемых трудом СВОБОДНОГО ЧЕЛОВЕКА, стало ЗНАЧИТЕЛЬНО ВЫШЕ КАЧЕСТВА аналогичных ПРОДУКТОВ ТРУДА РАБА, экономическая система рабовладельческого строя была ОБРЕЧЕНА.

Таким образом, параллельное существование двух экономических систем — ОБЩИННОГО СТРОЯ и РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОГО, не могло продолжаться бесконечно долго. Как только развитие экономической системы общинного строя стало семимильными шагами опережать развитие рабовладельческого, последний был обречён. Волны изгоев и вынужденных переселенцев периодически «выплёскивались» на просторы Европы, Средней Азии, Ближнего Востока и Северной Африки. В основном это были люди белой расы или серой подрасы. Мощные волны изгоев наблюдались во время НОЧИ СВАРОГА, особенно в «предрассветное время», по изложенным ранее причинам, а волны вынужденных переселенцев возникали при изменении климата на сибирских и дальневосточных просторах или под давлением соседей, несущих с собой смерть. Интересен и тот факт, что именно рабовладельческий строй был эволюционно ОТТЕСНЁН «в сторону» общинным, а не наоборот. Новые волны переселенцев и изгоев буквально смели со своего пути рабовладельческие государства Европы, Ближнего Востока и Средней Азии. Этот факт общеизвестен, но на нём «почему-то» не заостряют внимания. Отмечая только упадок рабовладельческих государств и разложение оных изнутри, как основные причины случившегося «недоразумения». А о том, что пришедшие с севера «варвары» имели в большом количестве стальное и булатное оружие, отличное воинское мастерство и применяли новую тактику боя, почему-то «скромно» умалчивают.

В предрассветную пору каждой Ночи Сварога из азиатских просторов (правильнее будет сказать асиатских, потому что Азию правильно было бы называть АСИЕЙ — землёй АСОВ) «выплёскивались» гигантские волны изгоев, которые сметали на своём пути любое сопротивление. На закате рабовладельческой эры одна из таких волн изгоев смела европейские рабовладельческие империи и государства. При этом новые хозяева земель возродили не рабство, понимая бесперспективность оного, а что-то среднее между общинным строем и рабовладельческим. Социальные паразиты во все времена не желали трудиться в поте лица своего, «предпочитая», чтобы это за них делали другие, но они не были глупцами. Поэтому рабовладельческий строй не был воссоздан на завоёванных просторах. Был создан промежуточный вариант, который позже получил название ФЕОДАЛЬНОГО СТРОЯ.

При феодальном строе новые хозяева земли — феодалы — были собственниками земли со всеми проживающими на ней людьми. Но в отличие от рабов, крепостные имели свой дом, семью и оставляли себе ДВЕ ТРЕТИ от производимого на обрабатываемой ими земле. Крепостная повинность заключалась в уплате оброка — налога с земли, который выплачивался или деньгами, или продуктами. Крепостной земледелец (крестьянин) должен был также отработать часть времени на полях своего феодала. Сколько нужно было платить и как, менялось от места к месту, часто даже от феодала к феодалу, но всё равно, работающий на земле человек становился мелким собственником, хотя и НЕ БЫЛ СВОБОДНЫМ. Но, даже такая полумера дала огромный стимул экономическому развитию феодальной экономической системы на территориях бывших рабовладельческих империй и государств (см. Рис. 30).

Рис. 30

Появляются новые экономические ниши в основных категориях. Бурно начинают развиваться ремёсла и искусства.

Ещё большее развитие получила ТОРГОВЛЯ. Торговля — необходимая всем деятельность определённой группы людей. И в то же самое время, в «умелых» руках торговля может превратиться в ОРУЖИЕ ПОРАБОЩЕНИЯ, но к этому вопросу вернёмся несколько позже… При феодализме происходит расширение числа активных экономических ниш за счёт увеличения числа ремёсел. Появляются новые технологии, бурно развивается практическая наука, создаются новые, более совершенные орудия труда. Ручной труд всё больше и больше заменяется машинным. Наряду с мастерами-одиночками появляются групповые производства, когда в создании какого-либо изделия принимает участие много людей. В групповых производствах довольно быстро появляется разделение труда, когда конкретный человек выполняет постоянно одну и ту же работу, которая не завершается готовым к употреблению конечным продуктом труда, а только, в лучшем случае, промежуточным продуктом. Разделение труда при производстве одного продукта привело к значительному улучшению качества массового товара, что делало его значительно дешевле и, в силу этого, доступннее для большего числа людей. А это несомненно сказалось на эффективности и продуктивности труда земледельцев.

Относительно дешёвые и качественные продукты труда группового производства постепенно стали вытеснять продукцию мастеров-одиночек. Мастера одиночки сохранили за собой только те активные экономические ниши, которые были связаны с производством продуктов труда высочайшего качества или производство «мелочёвки» на местах. Примером подобного может служить производство элитного оружия из булатной стали. Секреты производства которой мастера хранили в тайне и передавали из поколения в поколения своим детям, а в случае отсутствия оных — избранным ученикам, в которых мастер видел творческую искорку. Очень часто подобные секреты мастерства терялись со смертью их носителей…

X