Россия в кривых зеркалах

Рубрика: Левашов

Глава 2. Геопсихология и психология экономики

2.1. Экологическая система Мидгард-Земли

и её качественная структура

Разумная жизнь, вне зависимости от того, какую форму она имеет на той или иной планете, не может существовать без многообразия форм жизни, эволюция которых и привела к появлению разума. Разумный вид появляется только НА ОПРЕДЕЛЁННОМ УРОВНЕ РАЗВИТИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ ПЛАНЕТЫ. И, как и любой другой вид, вид разумных существ не может существовать вне пределов этой экологической системы. И не только это, разумный вид не может существовать, по крайней мере, полноценно, не только вне экологической системы планеты, но и ВНЕ «СВОЕГО» УРОВНЯ РАЗВИТИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ. Но что это означает?! А это означает, что при эволюции зародившейся жизни формируется экологическая система, представляющая собой сбалансированное многообразие разнообразных живых форм, которые образуют устойчивую систему. ОСНОВОЙ любой такой системы, по крайней мере, для белковых форм жизни, служат РАСТИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНИЗМЫ, которые ПРЕОБРАЗУЮТ ИЗЛУЧЕНИЯ планетарного светила (звезды) в РАСТИТЕЛЬНУЮ БИОМАССУ. Именно РАСТИТЕЛЬНАЯ БИОМАССА ОПРЕДЕЛЯЕТ МНОГООБРАЗИЕ ЖИВОТНЫХ форм, а следовательно, и всю сложность и многообразие живой природы[81].

Животные формы жизни, как всем это хорошо известно, разделяются на РАСТИТЕЛЬНОЯДНЫЕ и ПЛОТОЯДНЫЕ ВИДЫ. Плотоядные поедают растительноядные виды, которые, в свою очередь, поедают растительные организмы. Таким образом, в фундаменте экологической системы находятся РАСТИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНИЗМЫ, и именно их СВОЙСТВА и КАЧЕСТВА определяют всё многообразие животных форм. Растения синтезируют свою биомассу, усваивая излучения светила планеты посредством молекул хлорофилла. Поэтому имеет огромное значение, какая часть падающего на поверхность планеты излучения усваивается в виде биомассы в растениях. Так называемый биологический коэффициент растений и определяет объём синтезируемой на планете растительной биомассы. Поэтому, чем больше этот биологический коэффициент — тем растения синтезируют больше растительной биомассы, и тем большее число животных форм жизни в состоянии существовать в гармонии с растительным миром. Например, у ПОКРЫТОСЕМЕННЫХ РАСТЕНИЙ биологический коэффициент равен 10%, в то время как у ГОЛОСЕМЕННЫХ РАСТЕНИЙ он равен 7%. Изменение биологического коэффициента на 3% привело к появлению множества новых экологических ниш для новых видов животных организмов, которые не оставались долго не занятыми. Именно появление покрытосеменных растений сделало возможным возникновение нового класса — млекопитающих, к которому относится и современный человек, вне зависимости от того, появился Homo Sapiens на Мидгард-Земле или на других планетах-Землях. Причём каждый животный вид полностью СООТВЕТСТВУЕТ «СВОЕЙ» экологической нише, которую данный вид занимает. Каждый новый вид появляется только в результате адаптации уже существующих видов живых организмов к условиям, предъявляемым свободными экологическими нишами.

Другими словами, каждый вид ОПТИМАЛЬНО СООТВЕТСТВУЕТ экологической нише, которую он занимает. А это означает, что любой вид находится в гармонии не только со «своей» нишей, но и со многими другими видами, занимающими соседние экологические ниши. В здоровой экологической системе все виды уже идеально «притёрты» друг к другу и в принципе друг без друга существовать не могут. Все вместе они создают СБАЛАНСИРОВАННУЮ ПИЩЕВУЮ ЦЕПОЧКУ, без которой любой вид очень быстро бы вымер. Каждая экологическая ниша предъявляет к виду, который пытается её освоить, свои специфические требования, такие, как наличие или развитие тех или иных свойств и качеств, оптимальные размеры и формы особей, пропорции конечностей, их вид и форма, цвет шерсти или кожи, наличие когтей, зубов, клыков, рогов и т.д.

Другими словами, КОНКРЕТНУЮ ЭКОЛОГИЧЕСКУЮ НИШУ может занять ТОЛЬКО ВИД, ПОЛНОСТЬЮ или МАКСИМАЛЬНО СООТВЕТСТВУЮЩИЙ требованиям этой ниши. Поэтому появление экологической ниши, создающей условия для возникновения разума у занимающего её вида, возможно только на определённом уровне развития всей экологической системы. Разумная жизнь может возникнуть и возникает только тогда, когда экологическая система достигает этого развития, не раньше и не позже. Если теоретически перенести человека в Эру динозавров, в экологическую систему, в которой царствовали гиганты, ни Homo Sapiens, ни Неандерталец, ни какой-либо другой гуманоидный вид не смг бы адаптироваться и даже просто выжить в этом мире. Просто в те времена не существовало ткой экологической ниши, в которую гуманоидный вид мог бы «втиснуться». Кроме того, «вооружение» любого гуманоидного вида, а именно — зубы и ногти (когти), даже усиленные камнями и дубинками и даже копьями и стрелами с железными наконечниками, не идёт ни в какое сравнение с зубами, когтями, рогами и хитиновой бронёй большинства видов экологической системы гигантов. И в то же самое время, любой гуманоидный вид представлял бы собой очень лёгкую добычу для тамошних хищников. Поэтому «разумные» экологические ниши гуманоидного типа и не могли возникнуть в Эру Гигантов, а только тогда, когда эти гиганты вымерли и «освободили» огромные «квартиры»-ниши, которые они занимали. Вернёмся теперь к виду, занимающему «разумную» экологическую нишу. Все соседние «квартиры»-ниши на всех уровнях жизни не пусты, а заняты разными растительными и животными видами. И Homo Sapiens, человек разумный, вынужден для простого выживания сосуществовать с этими видами и использовать их для пропитания себя родимого. И в этом месте возникает маленькое «НО».

И как это часто бывает, маленькое «но» оказывается не таким уж маленьким. Количество экологических ниш НЕ ОДИНАКОВО в РАЗНЫХ КЛИМАТИЧЕСКИХ ПОЯСАХ, плюс ещё существует вертикальная зональность. Причина очень простая — неравномерное освещение солнечными лучами поверхности из-за шарообразной формы Мидгард-Земли, наклона оси к орбите и эллиптической формы орбиты, вследствие чего Мидгард-Земля в течение года оказывается на различном расстоянии от своего светила. Минимально эти факторы сказываются в зоне экватора, максимально — в областях полюсов.

Чем ближе к полюсам, тем сезоны года выражены более и более чётко. Чем ближе к полюсам, тем длиннее зимний сезон и короче осень и весна. И всё это в первую очередь влияет на многообразие растительного мира и, следовательно, неизбежно, на многообразие животного. Таким образом, в одно и то же время на Мидгард-Земле существует несколько типов экологических подсистем, которые, в основном, соответствуют климатическим поясам, в которых они находятся. Самым богатым по разнообразию растительных и животных форм является экваториальный пояс, что означает множество экологических «квартир»-ниш, занятых растительными и животными видами. И, естественно, самым бедным — арктический (антарктический) пояс. В арктическом климатическом поясе зимний сезон длится восемь месяцев в году и сопровождается Полярной Ночью. Очень короткая и бурная весна, довольно жаркое лето и, опять-таки, короткая осень. В принципе, весна, лето и осень практически сливаются в одно время года, связанное с окончанием Полярной Ночи и началом Полярного Дня, причём смена Полярной Ночи и Дня не происходит мгновенно. После долгой Полярной Ночи появляется сначала очень короткий день, длительность которого с каждым днём возрастает, и так продолжается до тех пор, пока не наступает Полярный День, когда Солнце идёт по кругу.

В принципе, время перехода от Полярной Ночи к Полярному Дню и есть Полярная Весна. И соответственно, время перехода от Полярного Дня к Полярной Ночи — Полярная Осень. А Полярный День, таким образом — Полярное Лето. Во время Полярного Дня довольно бедная растительность — мхи и лишайники, травы и кустарники, карликовые деревья — бурно и быстро выбрасывают молодые побеги, кому положено, быстро отцветают и приносят плоды и семена, а затем не менее быстро подготавливаются к своей длительной зимней спячке. Большинство животных арктического пояса появляются в Арктике только во время Полярного Дня. И среди этих сезонных обитателей огромную долю составляют перелётные птицы, которые прилетают туда, чтобы под лучами незаходящего Солнца вывести своих птенцов, чтобы потом, уже с молодой порослью, улететь на свои зимние квартиры.

Так же, как и перелётные птицы, другие сезонные обитатели Арктического пояса мигрируют с наступлением Полярной Ночи к Югу, в Субарктический и даже в северные районы Умеренного пояса. Знаменитый северный олень именно так и поступает. К постоянным обитателям Арктического Пояса можно отнести не так уж и много видов животных, большинство из которых, в большей или меньшей степени, своей жизнедеятельностью связаны с Арктическим океаном. И самым известным из этих постоянных жителей, безусловно, является Белый Медведь. А в Южном полушарии, в Антарктическом Поясе, такими постоянными жителями являются Пингвины. И для Белых Медведей, и для Пингвинов основу пищи составляет РЫБА. Так что их условия существования связаны не с сушей, а с морями и океанами, точнее — с их обитателями. Таким образом, жизнь практически всех постоянных обитателей Арктического (Антарктического) Пояса не связана напрямую с сушей. Вся активная животная жизнь обитателей суши существует только во время Полярного Дня. «Жизнь» приспособилась и к таким запредельным условиям существования. Арктический (Антарктический) Пояс является противоположностью Экваториального Пояса, в котором растительная и животная жизнь бушует практически круглый год, где понятие зимы — условно, а колебание продолжительности дня-ночи весьма незначительно, что обуславливает оптимальные условия для существования растительной жизни и, следовательно, животной.

Все остальные Климатические Пояса располагаются между этими двумя крайностями. Между Арктическим (Антарктическим) Поясом и Экваториальным Поясом, располагаются соответственно: СУБАРКТИЧЕСКИЙ (СУБАНТАРКТИЧЕСКИЙ), УМЕРЕННЫЙ, СУБТРОПИЧЕСКИЙ, ТРОПИЧЕСКИЙ и СУБЭКВАТОРИАЛЬНЫЙ ПОЯСА. По мере движения от Полюсов к Экватору продолжительность и суровость зимы уменьшается, а средняя продолжительность дня в течение года увеличивается. Казалось бы, лучшего места для развития разумной жизни, чем Экваториальный Климатический Пояс, просто не существует. Но не будем спешить с выводами…

 

[81] Николай Левашов. «Последнее Обращение к Человечеству», Глава 4; «Сущность и Разум», Том 1, Глава 2.

X