Николай Левашов. Неоднородная Вселенная

Рубрика: Левашов

Предисловие

Актуальность проблемы

Появление человека и зарождение у него сознания неразрывно связано с попытками познания им окружающего мира. Весь мир в своей бесконечности, безграничности и беспредельности не дан человеку в его непосредственности. Онтологический подход даёт возможность охватить мир, как целое, как систему. Таким образом, онтология отвечает на вопрос: в чём сущность мироздания и миропонимания.

Специфическая философская постановка вопроса, которую мы встречаем у древнегреческих философов Фалеса, Анаксимандра и Анаксимена, состоит в попытке установить первопричину, первооснову, которые могли бы объяснить всё бесконечное многообразие природных явлений.

Фалес считал таким первоначалом воду, Анаксимен — воздух, Гераклит — огонь, Ксенофан и Парменид — землю, т.е., в общем, те же, казавшиеся в древности далее неразложимыми стихии, которые мы находим и в древнеиндийской, и в древнекитайской натурфилософии. Лишь Анаксимандр выдвинул, в качестве такого первоначала, некую неопределённую первостихию, которую он обозначил словом «апейрон».

Лейбниц началом считал монаду, т.е., простую субстанцию, которая не возникает и не исчезает, не имеет частей и может быть получена только путём творения. Каждая монада должна быть отличной от другой, и, как любое творение, монада подвержена беспрерывному изменению. Изменения монады исходят из внутреннего начала, т.к. внешняя причина не может иметь влияния внутри монады.

Эпикур, Левкипп, Демокрит и Кант полагали, что первоначальным состоянием природы было всеобщее рассеяние первичного вещества всех небесных тел — атомов. Левкипп и Демокрит полагали, что бесконечно не только число атомов во вселенной, но и число возможных для них форм, т.е. их фигур, очертаний.

Число этих различных форм — бесконечно. Доказательство бесконечного числа форм атомов, конечно, не могло быть эмпирическим, вследствие невидимости и неосязаемости этих форм, а только логическим. Это учение стало новым и вполне оригинальным способом решения естественнонаучной и философской проблемы, которая была поставлена перед греческой мыслью элейцами с их учением, согласно которому истинно сущее бытие не может ни возникнуть, ни погибнуть.

Левкипп и Демокрит, так же, как Эмпедокл и Анаксагор, согласны с этим тезисом, но, вместе с тем, боролись против воззрений элейцев, отрицавших мыслимость множества и мыслимость движения. Эмпедокл пытался решить эту задачу, разработав гипотезу о четырёх «корнях всех веществ» и о двух силах, которыми они приводятся в движение. Анаксагор ту же задачу пытался решить, выдвинув гипотезу о существовании отдельного от всего «ума» — механической движущей силы, которая приводит эти частицы в движение.

Но ни Эмпедокл, ни Анаксагор не предполагали, что элементарные частицы вещества являются абсолютно неделимыми. Именно эта мысль становится основой материалистической философии и физики Левкиппа и Демокрита. Теория о невидимых нами атомах вытекает из наблюдений над процессами и явлениями, происходящими в чувственно воспринимаемой природе. Теория атомизма возникла у Левкиппа и Демокрита на основании наблюдений и некоторых аналогий.

По разъяснению Симплиция, Левкипп и Демокрит постулировали существование бесконечного множества атомов потому, что бесконечность необходима для объяснения всех явлений, наблюдаемых в физическом мире. Только тем, кто считает атомы бесконечно многими по числу, удаётся дать всему разумное объяснение. Это обоснование — классический пример возникновения научной гипотезы.

Атомистическое учение Демокрита развивалось в неразрывной связи с понятием о вечности времени. Аристотель писал, что вечность времени была для Демокрита средством доказательства того, что существует не возникшее бытие. За исключением Платона, все философы, как указывал Аристотель, считали время нерождённым.

Учение Левкиппа и Демокрита о качествах тел было совершенно новой точкой зрения, впервые введённой в древнегреческую философию и науку. Оно оставило глубокий след в развитии физики, химии и философского понимания природы.

Воззрения эти резко расходились с господствовавшими в 5 в. до н.э. представлениями. Мысли о бесконечности Вселенной и об одновременном существовании в ней бесчисленного множества миров с трудом прокладывали себе пути в сознание людей.

Кант принимал атомистическую теорию Эпикура, Левкиппа, Демокрита. Так, Эпикур предполагал, что существует тяжесть, заставляющая падать первичные частицы материи. Его теория немногим отличается, признавал Кант, от принимаемого им Ньютонова притяжения. Наконец, вихри, возникшие из беспорядочного движения атомов, составили один из главных пунктов в системе Левкирра и Демокрита, и эти вихри встречаются в космогонической теории Канта.

В то же время, Кант говорит, что вышеназванные сторонники учения о механистическом происхождении мироздания выводили всякий наблюдаемый в нём порядок из слепого случая, который столь удачно объединил атомы, что они составили одно стройное целое. Эпикура, например, он критиковал за утверждение, что атомы, дабы была их возможная встреча, без всякой причины отклоняются от своего прямолинейного движения.

Все эти философы, говорил он, приписывали происхождение живых существ слепому случаю и поистине выводили разум из неразумия. Кант видел роль высшего разума в процессах, присущих законам материи, когда из её состояния полнейшего разложения и рассеяния естественно развивается некое прекрасное стройное целое. Он отмечал, что материя, составляющая первичное существо всех вещей и подчинённая известным законам, должна дать прекрасные сочетания. Этой причиной должен быть Бог, потому что природа, даже в состоянии хаоса, может действовать только правильно и слаженно.

В отношении строения и движения небесных тел, Кант говорил, что, раз дана материя, которая, по природе своей, одарена силой притяжения, нетрудно определить те причины, которые могли содействовать устроению системы мира, рассматриваемой в целом. Необходимо, чтобы тело приобрело шарообразную форму и, чтобы свободно парящие тела совершали круговое движение вокруг центра, к которому они тяготеют.

Взаимное расположение орбит, совпадение направления, эксцентриситет — всё это может быть объяснено простейшими механическими причинами. В то же время, Кант признаёт, что легче понять происхождение всего устройства мироздания, чем точно выяснить, на основании механики, возникновение одной только пылинки или гусеницы.

Необходимо отметить, что сам Кант объяснял великий порядок природы только силой притяжения и силой отталкивания, которые одинаково первичны и всеобщи. Обе они заимствованы из философии Ньютона, который счёл возможным отказаться от естественной космогонии. Кант заменил антологию трансцендентальной философией, т.е., системой понятий и принципов, которые предшествуют опыту априори, но даны человеку чувственно и поэтому могут быть подтверждены опытом.

Кант оценивает свою гипотезу, как новый виток в развитии теории мироздания, основанной на всеобщих законах природы. В совершенствовании гипотез мироздания, а также, решении подобных проблем, необходимо обращаться только к естественной философии. Физическая же часть науки о Вселенной может быть в будущем доведена до такого же совершенства, до какого Ньютон довёл её математическую часть, отмечал Кант.

Исходное положение философии Гегеля — тождество бытия и мышления, т.е., понимание реального мира, как проявления идеи, понятия, духа. Это тождество рассматривалось, как исторически развивающийся процесс самопознания абсолютной идеей самой себя. В основе всех явлений природы и общества лежит абсолют, духовное и разумное начало — «абсолютная идея», «мировой разум» или «мировой дух». Это начало — активно и деятельно, причём, деятельность его состоит в мышлении, а точнее, в самопонимании.

По Гегелю, онтология — это учение об абстрактных определениях сущности. Он отмечал, что для более ранних определений онтологии в их однообразии и конечной значимости не существовало принципа и ближайшее содержание могло быть основано на представлении, на заверении, а иногда, также, на этимологии. Система Гегеля предвосхитила идею единства онтологии, логики и теории познания, и этим указала выход к позитивному познанию мира.

Развитие научной мысли в 20 веке, как и в предыдущие века, требовало нового обоснования онтологической гипотезы. И она появилась случайно. Лоренц получил очередные математические преобразования, а Эйнштейн подвёл под них два постулата:

1. Пространство принимается изотропным, когда свойства его не зависят от направления и расстояния.

2. Скорость света принимается, как константа и, как максимальная скорость движения материальных объектов. Другими словами, скорость света не зависит от пространства.

Эта теория стала фундаментом представлений о природе пространства. Вместе с тем, некоторые открытия последней четверти двадцатого века и начала двадцать первого не находят объяснений в существующих постулатах.

Результаты анализа базы данных, полученных за пределами земной атмосферы посредством радиотелескопа, опубликованные в 1997 году американскими астрофизиками Боргом Родлангом и Джоном Ралстоном, свидетельствуют о том, что вселенная — неоднородна.

Эксперименты проведённые доктором Люджином Ванг в принстонском научно-исследовательском институте дали ошеломляющие результаты — пучки света перемещались в особой газовой среде со скоростью в 300 раз быстрее, чем теоретически допустимая скорость. В Италии, другая группа физиков получила данные о распространении микроволн со скоростью на 25 процентов выше теоретически допустимой.

Не избежала подобной участи и ядерная физика. Так, основной закон современной физики, закон сохранения материи, гласит, что материя ниоткуда не появляется и никуда не исчезает. Применительно к синтезу частиц в ходе ядерных реакций, этот закон можно записать в следующем виде:

m1 + m2 > m3                (1)

Другими словами масса, возникшая в результате синтеза частицы, должна быть меньше или равной совокупной массе частиц её создавших. Однако, в некоторых экспериментах масса возникающей частицы, порой, на несколько порядков превышала совокупную массу частиц, её создавших:

m1 + m2 << m3             (2)

Эти и многие другие экспериментальные данные говорят об очередном кризисе в науке, т.е. возникла необходимость в новых подходах, гипотезах, позволяющих дать объяснения полученным открытиям. Впервые в науке предложена концепция макро- и микрокосмоса, на основе идеи неоднородности пространства.

Эта идея позволила обосновать и объяснить практически все явления живой и неживой природы. Непрерывное изменение мерности пространства в разных направлениях (градиенты мерности) создаёт уровни, в пределах которых материя имеет определённые свойства и качества. При переходе из одного уровня в другой, происходит качественный скачок свойств и проявлений материи. На основании этого, обосновывается существование других вселенных.

Основой идеи макрокосмоса является система взаимодействующих между собой вселенных, качественно отличающихся друг от друга. Подобная позиция впервые даёт возможность объяснить такие явления, как «чёрные дыры» и существование, так называемой, «dark matter», которые были обнаружены, в результате астрономических исследований и расчётов.

На уровне микрокосмоса созданная концепция позволяет объяснить явление радиоактивности, причины которого никем не объяснялись. В то же самое время, эта теория позволяет объяснить и загадку жизни. На примере анализа поведения молекулы РНК вируса в водной среде, как простейшего живого организма, вне водной среды — как органической молекулы, объясняются качественные процессы, происходящие при этом, и даётся понимание качественной трансформации неживой материи в живую.

На основе идеи квантования мерности непрерывно меняющегося пространства, обоснована многомерность жизни. Впервые выводятся и обосновываются необходимые и достаточные условия возникновения жизни во вселенной. А также, объясняются качественные процессы преобразования материи, происходящие на клеточном уровне.

Полученные результаты позволяют по-новому взглянуть на существующие законы физики, химии, астрономии, медицины и других наук, что, в свою очередь, даёт возможность развивать новые направления во многих областях науки.

X