Уолл-стрит и большевистская революция

Рубрика: Книги

Глава 4. Уолл-стрит и мировая революция

Американские банкиры и царские займы.

Олоф Ашберг в Нью-Йорке, 1916 год.

Олоф Ашберг в  большевицкой революции.

«Ниа Банкен» и «Гаранти Траст» вступают в «Роскомбанк».

«Гаранти Траст Компани» и германский шпионаж в США, 1914-1917.

Нити «Гаранти траст» —  Минотто — Кайо.

«В чём вы, радикалы, и мы, сторонники противоположных взглядов, расходимся, это не столько цель, сколько средства; не столько то, что должно быть достигнуто, сколько — как это должно и может быть достигнуто...»

Отто X. Кан, директор «Америкэн Интернэшнл Корпорейшн» и партнёр в фирме «Кун, Леб & Ко.», из выступления перед членами Лиги за индустриальную демократию,
Нью-Йорк, 30 декабря 1924г.

Перед первой мировой войной в финансовых и деловых структурах США доминировали два объединения: предприятие Рокфеллера «Стандарт Ойл» и промышленный комплекс Моргана — финансовые и транспортные компании.

Союзы трестов Рокфеллера и Моргана главенствовали не только на Уолл-стрит, но и через взаимосвязанных директоров почти во всей экономике США [60].

Фирмы Рокфеллера монополизировали нефтяную и относящиеся к ней отрасли промышленности, контролировали медный трест, трест плавильных предприятий и гигантский табачный трест, а также имели влияние в некоторых владениях Моргана, таких как корпорация «Ю.С. Стал», в сотнях более мелких промышленных трестов, в общественных службах, на железных дорогах и в банковских учреждениях.

«Нэшнл Сити Бэнк» был крупнейшим из банков, находившихся под влиянием «Стандарт Ойл» Рокфеллера, но его финансовый контроль распространялся и на «Юнайтед Стейтс Траст Компани», и на «Гановер Нэшнл Бэнк», а также на крупные компании по страхованию жизни — «Экуитабл Лайф» и «Мьючуэл оф Нью-Йорк».

Крупнейшие предприятия Моргана были в сталелитейной, судоходной и электротехнической промышленности; они включали в себя «Дженерал Электрик», резиновый трест и железные дороги.

Как и Рокфеллер, Морган контролировал финансовые корпорации: «Нэшнл Бэнк оф Коммерс» и «Чейз Нэшнл Бэнк»«, «Нью-Йорк Лайф Иншуренс» и «Гаранта Траст Компани». Имя Дж. П. Моргана и название «Гаранта Траст» неоднократно встречаются в этой книге.

В начале XX века в «Гаранта Траст Компани» преобладали интересы Гарримана. Когда старший Гарриман (Эдуард Генри) умер в 1909 году, Морган с партнерами купил «Гаранта Траст», а также «Мьючуэл Лайф» и «Нью-Йорк Лайф».

В 1919 году Морган также купил контрольный пакет компании «Экуитабл Лайф», а «Гаранта Траст» поглотила ещё шесть меньших траст-компаний.

Поэтому в конце первой мировой войны «Гаранта Траст» и «Бэнкерс Траст» были, соответственно, первой и второй крупнейшими траст-компаниями в США, и в обеих господствовали интересы Моргана [61].

Связанные с этими группами американские финансисты были вовлечены в финансирование революций еще до 1917 года. В слушаниях Конгресса в 1913 году зарегистрировано вмешательство юридической фирмы с Уолл-стрит «Салливан & Кромвель» в правовой спор о Панамском канале.

Об этом случае высказывает своё заключение конгрессмен Рейни:

«Я утверждаю, что представители нашего правительства [Соединенных Штатов] сделали возможной революцию на Панамском перешейке. Если бы не вмешательство нашего правительства, революция могла не достичь успеха, и я заявляю, что наше правительство нарушило договор 1846 года.

Я смогу представить доказательства того, что декларация независимости, обнародованная в Панаме 3 ноября 1903 года, была подготовлена прямо здесь, в Нью-Йорке и передана туда; она подготовлена в конторе Уилсона [так] Нельсона Кромвеля...» [62].

Конгрессмен Рейни заявил, что только 10 или 12 из крупнейших панамских революционеров плюс «сотрудники фирмы «Панама Рейлроуд & Стимшип Ко.», которые были под контролем Уильяма Нельсона Кромвеля из Нью-Йорка и сотрудников Государственного департамента в Вашингтоне», знали о приближающейся революции [63].

Цель революции заключалась в том, чтобы лишить Колумбию, частью которой тогда была Панама, 40 миллионов долларов и приобрести контроль над Панамским каналом.

Лучшим документальным примером вмешательства Уолл-стрит в революцию является деятельность нью-йоркского синдиката в китайской революции 1912 года, возглавлявшейся Сунь Ят-сеном.

Хотя конечная выгода синдиката остается неясной, намерение и роль этой нью-йоркской финансовой группы полностью документированы вплоть до денежных сумм и информации о связанных с нею китайских секретных обществах и отгрузочных списках купленного оружия.

В синдикат нью-йоркских банкиров, поддержавших революцию Сунь Ят-сена, входил Чарльз Б. Хилл, поверенный в юридической фирме «Хант, Хилл & Беттс».

В 1912 году эта фирма располагалась по адресу: Нью-Йорк, Бродвей 165, но в 1917 году она переехала на Бродвей 120 (значение этого адреса будет указано в главе 8).

Чарльз Б. Хилл был директором в нескольких дочерних компаниях корпорации «Вестингауз», включая «Брайант Электрик», «Перкинс Электрик Суитч» и «Вестингауз Лэмп»; это все филиалы компании «Вестингауз Электрик», нью-йоркская контора которой тоже была расположена по адресу: Бродвей 120.

Чарльз Р. Крейн, организатор дочерних компаний корпорации «Вестингауз» в России, сыграл известную роль в первой и второй фазах большевицкой революции (см. главу 2).

 Деятельность синдиката Хилла в Китае в 1910 году зафиксирована в документах Лоренса Бута в Институте Гувера [64].

Эти документы содержат свыше 110 относящихся к этому делу единиц хранения, включая письма Сунь Ят-сена своим американским покровителям и их ответы. В обмен на финансовую поддержку Сунь Ят-сен обещал синдикату Хилла железнодорожные, банковские и торговые концессии в новом революционном Китае.

Ещё один случай поддержки революции нью-йоркскими финансовыми учреждениями относится к мексиканской революции 1915-1916 годов.

В мае 1917 года нью-йоркский суд обвинил фон Ринтелена, германского шпиона в США [65], в попытке «поссорить» США с Мексикой и Японией, чтобы отвлечь в другую сторону оружие, предназначенное для союзников в Европе [66].

Оплата оружия, которое отправлялось из США мексиканскому революционеру Панчо Вилье, производилась через «Гаранта Траст Компани».

Советник фон Ринтелена Зоммерфельд заплатил через «Гаранта Траст» и «Миссисипи Вэлли Траст Компани» 380.000 долларов компании «Уэстерн Картридж» из города Алтон (штат Иллинойс) за оружие, отправленное в Эль-Пасо для переправки Вилье.

Это было в середине 1915 года. 10 января 1916 года Вилья убил 17 американских шахтеров в Санта-Исабель, а 9 марта 1916 года он напал на город Колумбус (штат Нью-Мексико) и убил ещё 18 американцев.

Участие Уолл-стрита в этих набегах на мексиканской границе стало предметом письма (от 6 октября 1916 года) американского коммуниста Линкольна Стеффенса полковнику Хаусу, адъютанту Вудро Вильсона:

 «Мой дорогой полковник Хаус:

Как раз перед тем, как я в прошлый понедельник покинул Нью-Йорк, мне было сообщено из достоверного источника, что “Уолл-стрит” завершил приготовления к ещё одному набегу мексиканских бандитов в США: он так приурочен ко времени и так жесток, что решит вопрос с выборами...».

После прихода к власти в Мексике, правительство Каррансы закупило дополнительное количество оружия в США. Был заключён контракт с компанией «Америкэн Ган» о поставке 5.000 маузеров, и Палата военной торговли выдала отгрузочную лицензию на 15.000 винтовок и 15.000.000 патронов.

Американский посол в Мексике Флетчер «наотрез отказался рекомендовать или санкционировать отправку каких бы то ни было патронов, ружей и т.д. Каррансе» [67].

Однако вмешательство государственного секретаря Роберта Лансинга свело это препятствие к временной задержке, после которой «вскоре... [компания «Америкэн Ган»] получит разрешение на отгрузку и поставку» [68].

Набеги на США отрядов Вильи и Каррансы освещались в газете «Нью-Йорк таймс» как «техасская революция» (что-то вроде тренировки для большевицкой революции) и предпринимались совместно немцами и большевиками.

Свидетельство Джона Э. Уолсса, окружного поверенного из Браунсвилля (штат Техас) в Комитете 1919 года было подкреплено документальными доказательствами связи между интересами большевиков в США, деятельностью немцев и силами Каррансы в Мексике [69].

Следовательно, правительство Каррансы, первое в мире, которое имело конституцию советского типа (написанную троцкистами), пользовалось поддержкой Уолл-стрита.

Революция Каррансы, возможно, не была бы успешной без американского вооружения, и Карранса не пробыл бы у власти столько, сколько он продержался с американской помощью [70].

Аналогичное вмешательство в большевицкую революцию 1917 года в России вращается вокруг шведского банкира и посредника Олофа Ашберга. Рассказ об этом логичнее начать с дореволюционных царских займов у банковских синдикатов Уолл-стрита.

Американские банкиры и царские займы

В августе 1914 года Европа вступила в войну. По международному праву нейтральные страны (а США были нейтральны до апреля 1917 года) не могли давать займы воюющим странам. Это был вопрос как права, так и морали.

Когда дом Моргана предоставил военные займы Великобритании и Франции в 1915 году, Дж. П. Морган приводил доводы, что это вовсе не военные займы, а средство содействия международной торговле.

Такое различие было искусно разработано президентом Вильсоном в октябре 1914 года; он объяснил, что продажа облигаций в США в интересах иностранных правительств фактически представляет собой сберегательный займ воюющим правительствам, а не финансирование войны.

С другой стороны, принятие казначейских билетов или другого доказательства задолженности в платежах за товары является лишь средством, способствующим торговле, а не финансирующим военные действия [71].

Документы в фондах Государственного департамента показывают, что «Нэшнл Сити Бэнк», контролируемый Стиллменом и Рокфеллером, и «Гаранта Траст», контролируемый Морганом, совместно предоставили существенные займы воюющей России до вступления в войну США и что эти займы были предоставлены после того, как Государственный департамент указал этим фирмам, что они действуют вопреки международному праву.

Кроме того, переговоры о займах проводились по официальной правительственной связи США с использованием «Зелёного шифра» высшего уровня Государственного департамента.

Ниже приведены выдержки из телеграмм Государственного департамента, которые относятся к этому случаю.

24 мая 1916 года посол Фрэнсис в Петрограде послал в Государственный департамент в Вашингтон следующую телеграмму для передачи Фрэнку Артуру Вандерлипу, тогдашнему президенту «Нэшнл Сити Бэнк» в Нью-Йорке.

Телеграмма была направлена по «Зеленому шифру» и была зашифрована и дешифрована сотрудниками Госдепартамента США в Петрограде и Вашингтоне за счет налогоплательщиков (досье 861.51/110).

«563, 24 мая, 13:00

Для Вандерлипа, Нэшнл Сити Бэнк, Нью-Йорк. Пять. Наши предыдущие мнения по кредиту укрепились. Мы рассматриваем переданный план как безопасные инвестиции плюс очень привлекательная спекуляция рублями. Ввиду гарантии обменного курса сделали курс немного выше нынешнего рыночного.

Из-за неблагоприятного мнения, вызванного долгой задержкой, пришлось под собственную ответственность предложить взять двадцать пять миллионов долларов. Мы думаем, что значительная часть этого должна храниться в банках и связанных с ними учреждениях.

При пункте договора в отношении таможни облигации становятся практическим правом удержания более чем ста пятидесяти миллионов долларов в год в случае неуплаты, причем таможня обеспечивает абсолютную безопасность и закрепляет рынок, даже если он дефектный.

Мы считаем опцион в три [года?] по облигациям очень ценным, и по этой причине сумма рублевого кредита должна быть увеличена группой или путем распределения среди близких друзей. «Америкэн Интернэшнл» должна взять партию облигаций, и мы проинформируем правительство.

Думаю, группа должна быть сформирована сразу же, чтобы взять, и выпуск облигаций... должен обеспечивать полную гарантию сотрудничества. Предлагаю Вам повидаться с Джеком лично, использовать все возможности, чтобы заставить их действительно работать, или сотрудничать с гарантией для образования новой группы.

Возможности государственного и промышленного финансирования здесь на ближайшие десять лет очень большие, и если эта сделка будет завершена, они без сомнения осуществятся. При ответе имейте в виду ситуацию с телеграфом. Мак-Робертс Рич. Фрэнсис, американский посол»! [72]

Относительно приведённой телеграммы необходимо подчеркнуть несколько моментов, чтобы понять историю, которая за ней последовала.

Первое: отметьте ссылку на «Америкэн Интернэшнл Корпорейшн», фирму Моргана — название, которое снова и снова встречается в этой истории.

Второе: слово «гарантия» относится к «Гаранта Траст Компани».

Третье: Мак-Робертс это Сэмюэл Мак-Робертс, вице-президент и исполнительный директор «Нэшнл Сити Бэнк».

24 мая 1916 года посол Фрэнсис отправил по телеграфу сообщение от Рольфа Марша, представителя «Гаранта Траст» в Петрограде, в нью-йоркскую «Гаранта Траст» — и опять по особому «Зеленому шифру», вновь используя средства связи Государственного департамента. Эта телеграмма гласит:

«565, 24 мая, 18:00

для Гаранти Траст Компани, Нью-Йорк: Три. Олоф и я рассматриваем новое предложение, о котором заботится Олоф и которое скорее поможет, чем повредит Вашему престижу. Ситуация такова, что сотрудничество необходимо, если необходимо здесь делать большие дела.

Настоятельно рекомендую Вам связаться с Сити для совместного рассмотрения и действий по всем крупным здешним предложениям. Определенные преимущества для обоих и не будет игры друг против друга. Представители Сити здесь хотят (написано рукой) такого сотрудничества.

Рассматриваемое предложение исключает наш кредит на имя, а также опцион, но мы оба рассматриваем рублевый кредит с опционом по облигациям в предложениях. Второй параграф предлагает прекрасную выгодную возможность, настоятельно рекомендую Вам принять его.

Просьба передать мне по телеграфу все полномочия для действий в связи с Сити. Учтите, что наше увлекательное предложение создает для нас удовлетворительную ситуацию и позволяет делать большие дела. Снова настоятельно рекомендую Вам взять двадцать пять миллионов из рублевого кредита.

Никакой потери возможностей и определенные биржевые преимущества. Снова настоятельно рекомендую привлечь вице-президента. Эффект здесь будет определенно хорошим. Местный поверенный не имеет такого престижа и веса. Это идет через посольство по коду, ответьте так же. Смотрите телеграмму о возможностях. Рольф Марш, Фрэнсис, американский посол.

Примечание: Все сообщение дано Зеленым шифром. Телеграфный кабинет» [73]

«Олоф» в телеграмме означает Олофа Ашберга, шведского банкира и главы «Ниа Банкен» в Стокгольме.

Ашберг был в Нью-Йорке в 1915 году и вел переговоры с фирмой Моргана об этих русских займах.

Теперь, в 1916 году, он был в Петрограде с Рольфом Маршем из «Гаранта Траст» и Сэмюэлем Мак-Робертсом и Ричем из «Нэшнл Сити Бэнк» (в телеграмме «Сити»), организуя займы для консорциума Моргана-Рокфеллера.

В следующем году Ашберг, как мы увидим позже, станет известным как «большевицкий банкир», и в его мемуарах приведены доказательства его права на этот титул.

В досье Государственного департамента также имеется серия телеграмм между послом Фрэнсисом, исполняющим обязанности секретаря Фрэнком Полком и государственным секретарем Робертом Лансингом о законности и уместности передачи телеграмм «Нэшнл Сити Бэнка» и «Гаранта Траст» за государственный счет.

25 мая 1916 года посол Фрэнсис направил в Вашингтон телеграмму, сославшись на две предыдущие, следующего содержания:

«569, 25 мая, 13:00

Мои телеграммы 563 и 565 от 24 мая направлены за местных представителей учреждений-адресатов в надежде заключения займа, который значительно увеличит международную торговлю и даст большие выгоды (в дипломатических отношениях). Перспективы успеха многообещающие.

Представители в Петрограде считают выдвинутые условия весьма удовлетворительными, но опасаются, что такие представления в их учреждения могут помешать заключению займа, если здешнее правительство узнает об этих предложениях. Фрэнсис, американский посол» [74].

Основная причина, которой Фрэнсис оправдывает содействие в передаче телеграмм, — «надежда заключения займа, который значительно увеличит международную торговлю». Однако передача коммерческих сообщений с использованием средств Государственного департамента была запрещена, и 1 июня 1916 года Полк телеграфирует Фрэнсису:

«842 Ввиду инструкции Департамента, содержащейся в его циркулярной телеграмме от 15 марта (прекращение передачи коммерческих сообщений) [75] 1915 года, прошу объяснить, почему надо было передать сообщения в Ваших 563, 565 и 575. После этого просьба точно следовать инструкциям Департамента.

Исполняющий обязанности. (861.51/112 и /110) Полк»

Затем, 8 июня 1916 года государственный секретарь Лансинг расширил этот запрет и ясно заявил, что предлагаемые займы являются незаконными:

«860 Ваши 563, 565, 24 мая, и 569, 25 мая, 13:00. До передачи сообщений Вандерлипу и Гаранти Траст Компани я должен проверить, не относятся ли они к займам любого вида российскому правительству. Если да, я сожалею, что Департамент не сможет участвовать в их передаче, так как такое действие подвергнет его оправданной критике из-за участия нашего правительства в сделке о займе воюющей стране для цели ведения ее военных операций.

Такое участие противоречит общепринятой норме международного права о том, что нейтральные правительства не должны оказывать помощь осуществлению военных займов воюющим странам».

Последняя строка написанной Лансингом телеграммы не была передана в Петроград. Эта строка гласит: «Нельзя ли организовать пересылку этих сообщений по русским каналам?»

Как мы можем оценить эти телеграммы и вовлеченные стороны?

Ясно, что круги Моргана-Рокфеллера не были заинтересованы в соблюдении норм международного права. В этих телеграммах есть очевидное намерение предоставить займы воюющим странам. Эти фирмы без колебаний использовали для переговоров средства Государственного департамента.

Кроме того, несмотря на протесты. Государственный департамент позволил сообщениям пройти. В заключение, и что самое интересное для последующих событий, Олоф Ашберг, шведский банкир, был видным участником и посредником в переговорах от имени «Гаранти Траст».

Поэтому, давайте присмотримся к Олофу Ашбергу.

Олоф Ашберг в Нью-Йорке, 1916 год

Олоф Ашберг, «большевицкий банкир» (или «банкир народной революции», как его называла германская пресса), был владельцем банка «Ниа Банкен», основанного в 1912 году в Стокгольме.

В число его содиректоров входили видные члены шведских кооперативов и шведские социалисты, включая Г.В. Даля, К.Г. Рослинга и К. Герхарда Магнуссона [76].

В 1918 году из-за финансовых операций в пользу Германии «Ниа Банкен» попал в черный список союзников. После этого «Ниа Банкен» сменил свое название на «Свенск Экономиболагет».

Банк оставался под контролем Ашберга и принадлежал главным образом ему. Лондонским агентом банка был «Бритиш Бэнк оф Норт Коммерс», президентом которого был Эрл Грей, бывший коллега Сесила Родса.

В число других лиц заинтересованного круга деловых коллег Ашберга входили: Красин, который до большевицкой революции (когда он сменил окраску на видного большевика) был русским управляющим фирмы «Сименс-Шукерт» в Петрограде; Карл Фюрстенберг, министр финансов в первом большевицком правительстве [77]; и вице-президент «Гаранта Траст» в Нью-Йорке Макс Мэй, отвечающий за иностранные операции.

Олоф Ашберг был такого высокого мнения о Максе Мэе, что фотография Мэя помещена в книге Ашберга [78].

Летом 1916 года Олоф Ашберг находился в Нью-Йорке, представляя «Ниа Банкен» и П. Барка, царского министра финансов.

Главным делом Ашберга в Нью-Йорке, как писала «Нью-Йорк таймс» от 4 августа 1916 года, было заключение соглашения о займе в 50 миллионов долларов для России с американским банковским синдикатом, возглавлявшимся «Нэшнл Сити Бэнк» (НСБ) Стиллмена.

Эта сделка была заключена 5 июня 1916 года; её результатом стал кредит России в 50 миллионов долларов в Нью-Йорке по банковской ставке 7,5% годовых и соответствующий кредит в 150 миллионов рублей для НСБ в России.

Затем нью-йоркский синдикат изменил политику и выпустил на американский рынок 6,5%-ные сертификаты от своего имени на сумму в 50 миллионов долларов.

Таким образом, синдикат НСБ получил прибыль на 50-миллионном займе России, выпустил его на американский рынок для получения дополнительной прибыли и получил кредит на 150 миллионов рублей в России.

Во время своего посещения Нью-Йорка по поручению царского российского правительства Ашберг пророчествовал о будущем для Америки в России:

«Когда борьба окончится, по всей стране для американского капитала и американской инициативы будет существовать благоприятная обстановка вследствие пробуждения, вызванного войной.

Сейчас в Петрограде много американцев, представляющих фирмы, которые следят за ситуацией, и как только наступит изменение, должна развиться обширнейшая американская торговля с Россией» [79].

[60] John Moody. The Truth about the Trusts (New York: Moody Publishing. 1904).

[61] Компания Дж.П. Моргана была первоначально создана в Лондоне в 1838 г. как фирма «Джордж Пибоди энд Ко.». Она не была зарегистрирована как юридичсске лицо до 21 марта 1940 г. Компания прекратила свое существование в апреле 1954 г., слившись с «Гаранта Траст Компани», в то время наиболее важной из дочерних компаний коммерческого банка, сегодня она известна как «Морган Гаранта Траст Компани оф Нью-Йорк».

[62] United States, House, Committee on Foreign Affairs. The Story of Panama, Hearings on the Rainey Resolution, 1913, p. 53.

[63] Ibid., p. 60.

[64] Стэнфорд, Калифорния. См. также : Los Angeles Times. October 13, 1966.

[65] Позже содиректор «Национальбанк фюр Дейчланд» вместе с Ялмаром Шахтом (банкиром Гитлера) и Эмилем Виттенбергом.

[66] United States, Senate, Committee on Foreign Relations. Investigation of Mexican Affairs, 1920.

[67] Lincoln Steffens. The Letters of Lincoln Steffens (New York: Harcouit, Brace, 1941), 1:386.

[68] U.S., Senate, Committee on Foreign Relations. Investigation of Mexican Affairs, 1920, pts.2, 18, p. 681.

[69] Ibid. 1, New York Times, January 23, 1919.

[70] U.S., Senate, Committee on Foreign Relations. Op. cit., pp. 795-96.

[71] U.S., Senate. Hearings Before the Spesial Committee Investigating the Munitions Industry, 73-74Ш Cong., 1934-37, pt. 25, p. 7666.

[72] U.S. State Dept. Decimal File, 861.51/110 (316-116-682).

[73] U.S. State Dept. Decimal File, 861.51/112.

[74] U.S. State Dept. Decimal File, 861.51/111.

[75] Написано от руки в скобках.

[76] Olof Aschberg. En Vandrande Jude Fran Glasbruksgatan (Stockholm: Albert Bonniers Forlag, n.d.), pp. 98-99, которая включена в: Memoarer (Stockholm: Albert Bonniers Forlag, 1946). Для дальнейшей информации об Ашберге см. также: Gastboken (Stockholm: Tidens Forlag, 1955).

[77] Яков (не Карл) Фюрстенберг-Ганецкий (1879-1937) был не министром, а членом коллегий наркомата финансов, затем — наркомата внешней торговли и наркомата иностранных дел. Первым наркомом финансов был масон И.И. Скворцов-Степанов. — Прим. ред. «РИ ».

[78] Aschberg. p. 123

[79] New York Times. August 4, 1916.

X