Беспощадная иммунизация

Рубрика: Книги

Эффективность

В главе о ветряной оспе я уже упоминал, что длительность иммунитета, как признают и сами производители вакцины, поддерживается за счёт продолжающейся циркуляции среди людей «дикого» вируса, дающего «толчки» иммунитету. Судя по всему, это верно и для краснухи[660].

Ученые описывают немало случаев, когда через 10 и даже через 15 лет после сделанной прививки наблюдался высокий титр антител к вирусу краснухи, что было невероятно и по самым смелым прививочным оценкам. Точно так же было очевидно, что никакого отношения к прививкам не может иметь внезапное увеличение титра антител на фоне их предшествующего неуклонного снижения. Это увеличение указывает на повторное инфицирование (реинфицирование) краснухой. Единственным возможным объяснением может быть лишь то, что поддержание иммунитета связано с влиянием «дикого» вируса, о чем речь уже шла в других главах. Именно этого, дфно уже известного факта не понимают или о нем сознательно умалчивают те авторы, которые сообщают: «Поствакцинальный иммунитет у привитых вакциной против краснухи связан с циркулирующими антителами, которые появляются через 2-3 недели после вакцинации и сохраняются на протяжении 20 лет» (выделено мной. - А.К.)[661].

Такому сказочному сохранению антител мог бы позавидовать и иной вполне естественный иммунитет, но истинному положению вещей это может соответствовать, лишь до тех пор, пока среди нас циркулирует «дикий» вирус, стимулирующий выработку антител.

Блаженная вера в десятилетия защиты позволяет некоторыми авторам утверждать, что «при вакцинации против краснухи основной целью является не защита привитых от относительно легкого заболевания, а предотвращение заболевания плода, возможно, через десятки лет после вакцинации»[662].

О планах по элиминации вируса, в которых детям отведена довольно незавидная роль, почему-то стыдливо умалчивается, что делает прививочный посыл совсем нелогичным. Отчего же тогда не сделать прививку не за «десятки лет» до предполагаемого события, а непосредственно перед ним?

Полное удаление вируса краснухи из человеческого общества прививками выглядит предприятием очень сомнительным, если вообще осуществимым — за исключением натуральной оспы. ВОЗ, несмотря на все задорные (и при этом неизменно весьма и весьма прибыльные для производителей вакцин) кампании под лозунгом «Мир, свободный от болезни X, У или Z к такому-то году!», пока что не удалось ликвидировать ни одного антропоно-за (т.е. заболевания, в передаче которого принимают участие только люди).

Краснуха — не натуральная оспа, когда несомненная опасность болезни, ее четкая клиническая различимость и огромные вложенные в дело деньги стран-спонсоров позволяли изолировать каждого заболевшего и держать его в карантине до тех пор, пока тот становился незаразным, обрывая таким образом цепочку передачи инфекции. Краснуха очень часто протекает в стертой, клинически неразличимой форме, без температуры, кашля и насморка, и на нее могут просто не обратить внимание.

Эти сомнения могли бы рассматриваться как серьезные контрдоводы против кампании тотального прививания детей против краснухи в том случае, если бы эффективность вакцины была действительно очень высока и серьезно угрожала циркуляции вируса краснухи. Однако у последнего вряд ли есть серьезные основания для беспокойства, а потому делать упор на этих сомнениях смысла нет[663].

Как и в случае всех остальных вакцин, эффективность вакцины против краснухи вызывает очень большие сомнения. Вскоре после появления первых краснушных вакцин в конце 1960-х годов были опубликованы сообщения о заболевании ранее успешно привитых против краснухи. Так два исследования, проведенные д-ром Беверли Аллан, показали полную неэффективность одной из этих вакцин («Сенде-вакс»).

Особенно показательно было первое из них, когда 80% привитых молодых солдат, у которых введение вакцины вызвало выработку необходимых антител, несколькими месяцами позднее заболели краснухой в лагере, печально известном регулярными вспышками краснухи (почему именно этим солдатам и были сделаны прививки)[664].

С того времени сообщения о неэффективности вакцины появляются регулярно. Очевидно, что если она и может обеспечить какую-либо защиту в отсутствие реинфици-рования, то лишь на очень краткий срок. Проведенные в середине 1980-х годов исследования показали, что после пятнадцатилетних повальных прививок процент восприимчивых к краснухе к фертильному возрасту остался тем же, каким был и в допрививочную эру - 10-20%[665].

Стало очевидно, что эффективность прививки оказалась гораздо ниже предполагавшейся. Тем не менее даже добавление прививки в фертильном возрасте получившим лишь одну прививку в детстве или не получившим вообще, оказалось неспособным решить проблему кардинально. Можно считать уже вполне доказанным, что прививка — не то что в младшем детском или школьном возрасте, но и непосредственно за несколько лет до беременности — отнюдь не гарантирует зашиты, и публикации в медицинской периодике о случаях появления на свет детей с врожденной краснухой, рожденных от привитых матерей, вовсе не являются ни уникальными, ни даже просто очень редкими[666].

Хотя в некоторых сообщениях указывается, что обычно титр антител ниже 1:64 не является защитным, практического значения этот вывод имеет мало. Известно, что титр антител может понизиться от «защитного» до «незащитного» достаточно быстро вследствие самых разных причин, да и мысль, что каждый год желающая забеременеть должна проверять титр антител к вирусу краснухи, достаточно абсурдна.

Бюджет ни одной страны не сможет позволить себе роскошь таких достаточно дорогих серологических исследований. Сегодня рекомендуется не беременеть в течение как минимум трех месяцев после прививки, чтобы избежать внутриутробного инфицирования плода живым вирусом, содержащимся в краснушной вакцине.

Учитывая, что у определенного количества привитых уже через два-три года после прививки титр антител становится ниже требуемого 1:64 (не говоря о тех, у кого прививка вообще оказывается неудачной), мы приходим к выводу, что в случае повторных неудач забеременеть или всякий раз перед следующей беременностью необходимо будет каждые несколько лет повторять прививку против краснухи, что неизбежно повлечет за собой увеличение числа осложнений и случаев инвалидности, за которые положена государственная компенсация, а также к общему ухудшению состояния здоровья беспрерывно прививаемых. Впрочем, такой вариант пока что никем и не предлагался.

Показательно, что главной цели, ради которой якобы и затевалась эта прививочная кампания, — ликвидация врожденной краснухи — добиться так и не удалось. После увеличения числа случаев врожденной краснухи в 1962-1965 гг. их число в США затем стабилизировалось (1967 г. - 10, 1968 г. - 11, 1969 г. - 14[667]).

Однако далее, на фоне массовых прививок, их число начало возрастать. В 1971 г. их было 77, в 1972 г. — 68. Результатом прививок стало то, что дети, которым болезнь практически ничем не грозит (кроме приобретения к ней пожизненного иммунитета), стали болеть краснухой меньше, а подростки и взрослые — больше. В течение примерно десяти лет число случаев врожденной краснухи колебалось от 32 до 60, прежде чем наконец спустилось к уровню «допрививочной» эры (за исключением 1991 г., когда был зафиксирован 41 случай)[668].

Следует отметить, что хотя и исключительно редко, но возможно повторное инфицирование краснухой у перенесших ранее естественную болезнь. К порокам развития плода это, по имеющимся сведениям, не ведет[669].

Завершая эту главу, я хотел бы привести цитату из монографии российского авторского коллектива: «...Резюмируя результаты клинического испытания краснушной вакцины, можно считать: существующие вакцины в ряде случаев не способны индуцировать прочный и длительный иммунитет, который в состоянии предохранить беременную женщину от внутриутробной инфекции; вакцинация, особенно у девушек и женщин, в значительном проценте случаев сопровождается реакциями со стороны суставов; у большинства вакцинированных лиц аттенуированный вирус выделяется из носоглотки, однако практически не передается контактным лицам; вакцинный вирус способен преодолевать плацентарный барьер, и случайная вакцинация восприимчивой беременной может привести к хронической инфекции плода»[670].

Если сюда добавить «долгосрочные последствия применения краснушной вакцины у лишенных иммунитета к краснухе женщин никогда не изучались», то в целом я готов разделить этот вывод.

В свете всего сказанного выше понятно, что проблема краснухи существует и требует серьезного к себе отношения. Любой женщине, желающей забеременеть, должен быть рекомендован (в числе прочих рутинных проверок) анализ на наличие антител к вирусу краснухи. В случае, если результаты окажутся отрицательными, женщина должна сделать свой выбор или в пользу повышенных мер предосторожности (следует избегать детских коллективов и особенно детей с признаками простуды, что вообще крайне желательно в первом триместре беременности, и не только из-за опасений заразиться краснухой), гомеопрофилактики, либо в пользу прививки.

Последняя автоматически отодвигает предполагаемую беременность минимум на три месяца и грозит осложнениями, частота которых отнюдь не дает возможности отмести их как редкие и несерьезные. Кроме того, согласно приведенной выше гипотезе американских исследователей, само отсутствие иммунитета к краснухе может быть свидетельством иммунной поломки, усугубить которую может вакцинация. Методы гомеопрофилактики рекомендуются некоторыми гомеопатами, однако оценку их реальной эффективности должны дать исследования, до настоящего времени еще не проводившиеся.

Выводы

Краснуха — вероятно, самая мягкая и безобидная детская болезнь, необходимость перенести которую в детском возрасте девочками обусловлена потенциальной опасностью нанесения непоправимого ущерба плоду при инфицировании вирусом краснухи на раннем сроке беременности.

Прививка краснухи не позволяет приобрести к ней естественный, самый прочный иммунитет и «сдвигает» болезнь во взрослый возраст, когда она опаснее, особенно для женщин по указанной выше причине.

Кампании по прививанию детей направлены не на их защиту, а на элиминацию вируса краснухи из человеческого сообщества, и в настоящее время выиграть от этого могли бы лишь женщины, находящиеся в фертильном возрасте. Самим детям кроме вреда эта прививка не приносит ничего.

Невысокая эффективность вакцины вкупе с многочисленными осложнениями, среди которых первое место занимают артриты, доказана многолетними исследованиями. Кроме того, краснушная вакцина входит в состав вакцины MMR, связь которой с аутизмом и различными поведенческими нарушениями сейчас обсуждается.

 

[660] Just M. et al. Duration of immunity after rubella vaccination: a long-term study in Switzerland // Rev Infect Dis. 1985 Mar-Apr; 7 Suppl 1. S91-4.

[661] Учайкин В.Ф. «Вакцинопрофилактика...», с. 146.

[662] Семёнов В.М. «Краснушная...», с. 89.

[663] То, что жизнь всегда оказывается сложнее и изобретательнее самых точных прогнозов, демонстрирует сравнительно недавняя статья голландских авторов. Согласно математической модели, рассчитанной на компьютере, была предсказана элиминация вируса краснухи при переходе от селективной системы (прививки девочкам-подросткам и собирающимся беременеть женщинам) на систему массового прививания. Как компьютер сказал, так голландцы и поступили в 1987 г., начав прививать всех подряд и в любом возрасте. Десять лет спустя вирус был всё ещё жив и здоров, что авторы приписывают, как низкой эффективности самой вакцины, так и постоянному импорту инфекции из-за рубежа, приводящими, в своей совокупности, к бессимптомному реинфицированию краснухой ранее привитых. (Van der Heijden О.G._ et al. A model-based evaluation of the national immunization programme against rubella infection and congenital rubella syndrome in The Netherlands // Epidemiol Infect. 1998 Dec; 121:653-71.

[664] Allan В. Rubella immunization // Aust J Med Tech. 1973, 4:26-27.

[665] См., например, Crowder M. et al. Rubella susceptibility in young women of rural east Texas: 1980 and 1985 Texas Medicine 1987; 83:43-47; и Bart K. J. et al. Universal immunization to interrupt rubella // Rev In/Dis. 1985, 7 (suppl.l):177-184.

[666] Чтобы читатель не подумал, что речь идёт о некоем единичном, казуистичном и отнюдь не делающем погоды наблюдении, отошлю его к следующим известным публикациям: Ushida M. et al. Congenital rubella syndrome due to infection after maternal antibody conversion with vaccine // Jpn J Infect Dis. 2003 Apr; 56(2):68-9; Condon R, Bower C. Congenital rubella after previous maternal vaccination // Med J Aust. 1992 Jun 15; 156(12) :882; Miron D., On A. Congenital rubella syndrome after maternal immunization // Harefuah. 1992 Mar 1; 122(5):291-3; Das B.D. et al. Congenital rubella after previous maternal immunity // Arch Dis Child. 1990 May; 65(5):545-6; Saule H. et al. Congenital rubella infection after previous immunity of the mother // Eur J Pediatr. 1988 Feb, 147 (2): 195-6; Forsgren M., Soren L. Subclinical rubella reinfection in vaccinated women with rubella-specific IgM response during pregnancy and transmission of virus to the fetus // Scand J Infect Dis. 1985; 17(4):337-41; Enders G. Rubella embryopathy after previous maternal rubella vaccination // Infection. 1984 Mar-Apr; 12(2):96-8; Bott L.M., Eizenberg D. H. Congenital rubella after successful vaccination // MedJ Aust. 1982 Jun 12; 1(12):514-5. Российский авторский коллектив также признаёт возможность такого развития событий. Уверенно заявив, что защитная сила вакцины равна 90%, авторы сообщают: «У остальных (небольшого числа) потенциальных рожениц предупредить врождённую краснуху не всегда удаётся». (Семёнов В.М. «Краснушная...», с. 90).

[667] MMWR. 1995, 43; (53) 73-80. Цит. по: Diodati С.J.M. Immunization: history, ethics, law and health. Quebec, 1999, p. 28.

[668] Ibid., p 18.

[669] Chen F.P., Chu К К. Subclinical rubella reinfection in pregnancy: report of a case // Formos Med Assoc. 1993 Mar; 92(3):294-5.

[670] Семёнов В.М. «Краснушная...», с. 91.

X