Беспощадная иммунизация

Рубрика: Книги

Понятно, что «почти 100%» и «каждый ребенок» может существовать только в воспаленном воображении и победных реляциях вакцинаторов, потому что всегда были, есть и будут разумные родители, отказывающиеся от прививок[440].

Точно так же были, есть и будут врачи и медсестры, оформляющие — по доброте душевной или небескорыстно — фиктивные документы о сделанных прививках своим и чужим детям, но самое главное — всегда были, есть и будут дети, имеющие бесспорное право на отвод от прививок по медицинским показаниям, а множащиеся из года в год прививки вкупе с низким уровнем жизни населения увеличивают их число. Значит, «вопрос о ликвидации» не может быть поставлен никогда? Правда, чиновник тут же уточнил: «Опыт медработников Ленинграда показал, что радикальное воздействие на эпидемический процесс может быть достигнуто при создании иммунитета у 95% детей прививаемых возрастов»[441].

Что ж, если не ликвидация, так пусть будет хоть «радикальное воздействие». Но как это увязать с утверждением в том же докладе на следующей странице: «Известно, что даже при правильно проводимых прививках мы не можем создать иммунитет у 10 -12% прививаемых»?[442]

Откуда тогда могут взяться 95% «иммунных» детей, если даже при выглядящем совершенно фантастическим соблюдении абсолютно всех условий (будут прививаться все дети; решительно все без исключения прививки будут «правильными» — никто из детей, как заговоренный, не заболеет никакой инфекционной болезнью, способной свести на нет пользу прививки; не будет никаких проблем с качеством вакцин) эта цифра не может быть достигнута по определению, лишь в силу биологических законов? У взрослых же, согласно данным недавнего российского исследования, иммунитет и по прививочным меркам невозможно создать у 19,1% прививаемых (т.е. почти у каждого пятого) — у них образуются «дефектные», неспособные к защите от дифтерийного токсина антитела[443].

Кроме того, уже через год или два (какие там десять лет!) 7-8% привитых вновь становятся «незащищенными»[444].

Так в чем смысл массового прививания и борьбы за создание несуществующего коллективного иммунитета, когда в среднем каждый шестой-седьмой прививаемый, кроме вреда, от прививки ничего не получает, а вполне ощутимый процент привитых уже через год-другой возвращается к status quo ante?

Нет смысла говорить об эффективности прививок в тех странах, где дифтерия давно уже стала казуистикой. Хотя процент имеющих прививочный иммунитет взрослых в западноевропейских странах традиционно был не слишком велик — даже при самых щедрых допущениях ниже не только «защитных» ВОЗовских 95%, но даже 80%[445], дифтерия туда не перекинулась, притом что границы никто не закрывал и санитарных карантинов не устраивал. За 1990-е годы финны, неравнодушные к тем благам, которые запрещены или дороги у них на родине, не убоялись совершить 6 млн. поездок в страдающую от дифтерии Россию, в основном в Санкт-Петербург. В результате дифтерией заболело... аж 10 человек, причем двое, вернувшись домой, заразили двоих детей (вероятнее всего, привитых). Из этих десяти четверо заболели дифтерией в тяжелой форме, двое скончались. «Все заболевшие тяжелой формой дифтерии имели в России непосредственный контакт со слюной» (пусть читатели сами догадаются, что это означает). Кроме того, 91 финский медик контактировал с больными дифтерией. Никто из медиков даже не инфицировался (определено бактериологическим анализом)[446].

Это, разумеется, не считая визитеров в Финляндию из России. Так отчего же дифтерии избежали нормальные, сытые страны? Ведь и там лишенные прививочной зашиты взрослые должны были стать ее жертвой? Вопрос скорее риторический — ответ ясен.

Давайте теперь посмотрим на то, как прививки спасали россиян. Хотя публике усердно промывали мозги рассказами о том, что всему виной вредители из СМИ, давшие трибуну борцам с прививками, которые и настроили народ против парентерального счастья и этим спровоцировали наступление дифтерии, специалисты на своих совещаниях признавали, что проблема как минимум не только в нежелании прививаться. Сам прививочный божок в очередной раз дал маху. Вот, например, такое признание: «Высокий удельный вес (70%) заболевших привитых детей ставит под сомнение качество применяемых вакцин и схем иммунизации...»[447]

Или: «Из 19 больных, зарегистрированных за последние 2,5 года, было 9 детей (в том числе 7 детей, получивших полный курс профилактических прививок) и 10 взрослых (среди последних вакцинированы были только двое)»[448].

Другое сообщение: «Каждый третий ребенок, заболевший дифтерией, не был вакцинирован. Наиболее высокие показатели заболеваемости (4,1 на 100 тыс. детей) были зарегистрированы в возрастной группе 7-10 лет, что свидетельствует о наибольшей интенсивности эпидпроцесса у детей этого возраста... Число непривитых детей среди всех заболевших детей варьировало от 20% в группе 7-10 лет до 62% в возрасте до 3 лет»[449].

Значит, две трети заболевших были привиты, а наибольший процент заболевших привитых (80%) был именно в той группе, в которой эпидпроцесс был особенно интенсивен, не так ли?

А вот что сообщали из Беларуси: «Из общего числа детей, заболевших в 1992 — 1993 гг. (36 человек), ранее привиты против дифтерии были 24 человека, а из 12 непривитых две трети (8 человек) были непривиты по медпоказаниям. Из 67 заболевших взрослых ранее привиты были лишь 19 человек, то есть 28,4%»[450].

Сходная картина была и на Украине:»... эпидемиологические наблюдения выявили довольно высокую частоту заболеваний у взрослых, привитых однократно и двукратно. Серологические исследования в более отдаленные сроки после прививок показали, что защитных титров антител не имели 57% привитых однократно и 66% двукратно привитых. В связи с тем, что при проведении иммунизации взрослых использовались препараты многочисленных серий и при повторном введении вакцины четкой схемы интервалов не соблюдалось, дать объяснение столь неэффективного результата вакцинации взрослых невозможно»[451].

Кстати, на Украине дотошно проверили свои вакцины и прививочную историю заболевших. В1992 г. были изучены такие истории у 262 заболевших с января по октябрь в возрасте младше 15 лет.

На основании изучения титра антител оказалось, что прививки вакциной, привезенной из России, были эффективны у 98,2% (!) заболевших, а в контрольной группе — лишь у 84,2%. На основании этих данных были отвергнуты 5 гипотез о причине эпидемии, как то:

 

1) появление нового токсигенного штамма возбудителя;

2) низкая эффективность российской вакцины;

3) низкое качество существующей «холодовой цепи»;

4) недостаточная восприимчивость прививаемых к вакцинам вследствие чернобыльской радиации;

5) малый прививочный «охват» детей (выделено мной. — А.К.)[452].

 

Но честное обсуждение всех этих трудностей в объяснении того, что было вполне очевидно для непредубежденного наблюдателя, оставили для закрытых совещаний и последующих публикаций в периодике для специалистов. В прессе же, на радио и на телевидении объяснение было, там кричали: всему виной — отсутствие прививок! нам надо больше прививок! даешь прививки!

И прививки действительно раздавались щедрой рукой, всем, кому нужно и не нужно (повторюсь: примерно у каждого десятого ребенка и у каждого пятого взрослого прививка от дифтерии совершенно бесполезна даже по меркам вакцинаторов, оставляя в стороне все другие соображения).

«Согласно постановлению Главного государственного санитарного врача... с целью снижения заболеваемости органами практического здравоохранения проведена большая работа по иммунизации взрослого населения. В1996 г. были привиты более 5 млн. взрослых; охват прививками взрослого населения России составил 82%»[453].

На графике, приведенном в недавней книге российского авторского коллектива, показаны «заболеваемость и своевременность охвата прививками населения Российской Федерации».

Заболеваемость на 100 000 населения, согласно графику, была следующей: 1992 г. — 2,6; 1993 г. - 10,3; 1994 г. — 26,8; 1995 г. — 24,1; 1996 г. — 9,3; 1997 г. — 2,7; 1998 г. — 1,0. Последние годы заболеваемость держится на уровне 0,5-0,6.

«Своевременность» начинается лишь с 1995 г. — сколько было привито до того, остаётся неизвестным. Выглядит своевременность в процентах следующим образом: 1995 г. — 77,8; 1996 г. — 83,7; 1997 г. — 87,5; 1998 г. — 91,3... 2001 г. - 95,4.

Если учесть, что до начала эпидемии «охват», как было указано выше, равнялся 73%, то 77,8% в 1995 году, в котором началось снижение заболеваемости, не выглядят очень впечатляющими. Равно как и 83,7% в 1996 г., когда заболеваемость упала уже до 9,3% — скорее всего, просто в результате естественного спада эпидемии, о чем будет сказано ниже.

Обратимся к странам СНГ и Балтии, на которые дифтерия распространилась из России. Нет необходимости утомлять читателя цитатами из написанных словно под копирку статей, опубликованных в одном европейском журнале, в которых излагается стандартная схема: недостаточный прививочный «охват» > эпидемия дифтерии > героические усилия по прививанию всего населения > ликвидация дифтерии. Посмотрим на продолжительность эпидемий.

Азербайджан — 1991-1996 гг.[454], Армения — 1994-1996[455], Беларусь - 1992-1997[456], Грузия - 1993-1997[457], Казахстан - 1992-1996[458], Киргизия - 1994-1998[459], Латвия - 1994-1997[460], Литва - 1992-1996[461], Молдова - 1994-1996[462], Россия - 1992-1996[463], Таджикистан - 1993-1997[464], Узбекистан - 1993-1996[465], Украина — 1991-1997[466], Эстония - 1992-1996[467].

Я не претендую на абсолютную точность в определении сроков эпидемии во всех республиках бывшего СССР, поскольку подчас даже сами авторы статей не могли сказать, какие цифры заболевших следовало считать эпидемическими, а какие «нормальными» и, следовательно, когда именно эпидемия началась, а когда закончилась. Однако хочу обратить внимание читателей на следующее. Во всех странах СНГ и Балтии эпидемия длилась не менее трех лет в самом лучшем случае, при этом вне всякой зависимости от того, насколько интенсивно с ней боролись с помощью прививок, а в среднем продолжалась примерно четыре-пять лет. То есть длилась примерно столько же, сколько длились и заурядные дифтерийные эпидемии в допрививочную эру. Вот если бы где-то покончили с дифтерией за год благодаря тотальному прививанию всего живого, то можно было бы подумать, что вакцинации на самом деле сыграли какую-то роль. Но при нормальной длительности эпидемии — за что же кланяться прививкам? За то, что, как всегда, «без них было бы хуже?» Прививки от дифтерии, как известно, не предотвращают ни циркуляции возбудителя, ни инфицирования им. Максимум, на что они способны, даже по прививочным теориям — это защитить организм привитого от дифтерийного токсина. А судя по длительности эпидемий в упомянутых выше странах, они и с этим не справились. Иначе эпидемии прекратились бы значительно раньше и не заболевали бы привитые.

Как показывают данные Минздрава СССР, ситуация с дифтерией во второй половине 1980-х годов в РФ была вполне спокойной и не вызывающей серьезных опасений — даже если мы поверим в то, что уровень «охвата» постоянно снижался. Вполне благодушным настроение властей оставалось и в начале 1990-х годов. В своей книге Г.П. Червонская цитирует официальный циркуляр, именуемый «Об эпидемиологической обстановке по дифтерии в Москве и мерах по ее стабилизации» (письмо № 7-41/95 от 17 декабря 1991 г.), разосланный всем главным санитарным врачам округов Москвы, в котором заявляется, что «рост заболеваемости среди детей эпидемиологически закономерен и не является на сегодня неблагоприятным прогностическим признаком... Поздняя диагностика и поздняя госпитализация заболевших являются причинами распространения инфекции и формирования групповых очагов: в первые два дня за помощью обращаются 75,5% детей, а госпитализируются в эти же сроки 28,8% обратившихся (выделено мной. - А.К.)[468].

Чтобы читателей не смутило упоминание о «групповых очагах» (может, это и есть эпидемия?), то на той же странице Г. Червонская приводит сообщение президента РАМН В.И. Покровского, датированное благополучным 1986 годом: «Несмотря на массовое проведение профилактических прививок... формируются очаги групповых заболеваний... отмечаются и летальные исходы»[469].

Итак, случаи заболевания дифтерией, вероятно, укладывались в эпидемический цикл этой болезни и не вызывали ни в 1990 г., ни до самого конца 1991 г. какой-либо тревоги. Тревогу скорее могла вызвать неспособность врачей вовремя поставить диагноз и госпитализировать ребенка, предотвращая тем самым распространение инфекции. Так на каком основании вакцинаторы подсовывают нам вывод о том, что эпидемиологическая обстановка по дифтерии «вследствие беспрецедентной кампании против прививок» стремительно ухудшалась до самой эпидемии и та стала-де лишь вопросом времени?[470]

Думаю, я не сильно ошибусь, сказав, что причиной эпидемии дифтерии стало вовсе не отсутствие прививок, а обыкновенная безграмотность некоторых врачей, неспособных вовремя различить болезнь, и вопиющая неспособность российских властей в изменившихся условиях направить должные силы и средства на изменение санитарно-эпидемиологической обстановки.

В результате рядовые случаи дифтерии, которые были и ранее, разожгли пожар эпидемии, перекинувшейся на соседние страны. Итогом стали 150 тыс. заболевших и 5 тыс. скончавшихся (из них 115 тыс. заболевших и 3 тыс. смертей в России)[471].

Показательно, что эпидемиологическая безграмотность и совершенное непонимание происходящего, помноженные на слепую веру в прививки и неспособность примириться с тем, что ушли старые добрые советские времена судебных и психиатрических расправ с инако- , мыслящими, приводили к таким вполне серьезным предложениям, как «обязательная немедленная реакция официальных представителей Министерства здравоохранения на безответственные выступления в органах массовой информации против прививок (вплоть до привлечения авторов таких материалов к уголовной ответственности)»[472].

Вот, оказывается, как надо бороться за свою точку зрения! Помимо всего прочего, за такими инициативами стояло вполне естественное желание найти того, на кого надо было переложить ответственность за разошедшуюся дифтерию...

Так нужны прививки от дифтерии или нет? Прочитав немало на тему дифтерии и прививок от нее, я пришел к следующему умозаключению. Прививки от дифтерии бесполезны так же, как и остальные профилактические прививки. Больные, ослабленные, страдающие от иммунодефицита (в том числе и благодаря усердному прививанию) дети были, есть и будут склонны к заболеванию дифтерией как со сделанными прививками против дифтерии, так и без них, в куда большей степени, чем их крепкие и здоровые сверстники. И никакой плетью статистического очковтирательства, хитроумными объяснениями «неправильности» прививок и прочими стандартными прививочными подлогами обуха фактов и биологических законов перешибить не удастся. Как не удавалось никогда!

Выводы

Заболеваемость дифтерией, бывшей в XIX и начале XX в. одной из главных причин детской смертности, значительно снизилась к началу Второй мировой войны благодаря улучшению жизненного уровня населения; при этом практически во всех европейских странах — без всяких прививок.

Как и прочие инфекционные болезни, дифтерия прежде всего болезнь грязи, скученности проживания и недоедания. Важным современным фактором риска заболеваемости дифтерией и особенно смертности от нее является алкоголизм.

Дифтерийный анатоксин не способен предотвратить ни циркуляцию возбудителя в обществе, ни инфицирование им, ни выработку токсина, становящегося причиной болезни.

Судя по длительности последних эпидемий в странах СНГ и Балтии и по имеющимся литературным данным, его эффективность очень сомнительна и в выработке реальной невосприимчивости к токсину.

Кроме того, у значительного процента прививаемых детей и взрослых прививочный иммунитет не вырабатывается вообще.

Неразборчивое массовое использование антибиотиков и прививки детям изменили эпидемиологические характеристики болезни, резко снизив возможности приобретения и поддержания естественного иммунитета к дифтерии за счет постоянного контакта с возбудителем.

Дифтерия стала опасной для взрослых, а также для младенцев, не получающих антитела от матерей.

Причинами эпидемической вспышки дифтерии в 1990-х годах стали резкое снижение уровня жизни населения республик бывшего СССР и неспособность российских властей вовремя оценить ситуацию и принять должные меры.

Существуют интересные и многообещающие методы профилактики и лечения дифтерии, которые игнорируются медицинскими властями.

 

[440] С бесхитростными родителями, которые не покупали справки, а пытались отстаивать свои убеждения, в те времена не церемонились: «...При повторных обходах во время переписи детского населения в 1957 г. в областном центре было выявлено около 300 детей, не иммунизированных против дифтерии в связи с отказом родителей от прививок. Учитывая это, мы, в первую очередь, приняли меры к полному охвату детей прививками. На протяжении 1957-1958 гг. были почти полностью ликвидированы отказы от иммунизации против дифтерии» (Лысенко О.Ф. и др. Анализ заболеваемости дифтерией в Полтавской области и мероприятия по её снижению за послевоенные годы // Там же, с. 38). Деталей о том, как именно были ликвидированы отказы, не приводится.

[441] См. прим. 438.

[442] Там же, с. 8.

[443] Демиховская Е.В. и др. «Варианты иммунного ответа на ревакцинацию дифтерийным анатоксином у взрослых» // ЖМЭИ. 1999, сентябрь-октябрь, с. 94-98.

[444] Nicolay U. et al. Diphtheria antitoxin level 2 years after booster vaccination // Wien Med Wochenschr. 2000; 150:435-9.

[445] Например, в Дании в 1988 г. у 26% взрослых титр антител к токсину был ниже считающегося защитным 0,01 МЕ/мл (Kjeldsen К. et al. Immunity against diphtheria and tetanus in the age group 30-70 years // Scand J Infect Dis. 1988; 20:177-85), в США числящихся в защищенных по дифтерии оказалось, согласно данным недавнего исследования, только 60,5% (McQuillan G. M. et al. Serologic immunity to diphtheria and tetanus in the United States // Ann Intern Med. 2002 May; 136:660-6). Аналогичные американским цифры были получены в Италии — около 60% «защищенных» и 40% «незащищенных» и условно-защищённых — к последним приравниваются лица, имеющие титр антител от 0,01 до 0,09 МЕ/мл. См.: von Hunolstein С. et al. Diphtheria antibody levels in the Italian Population // Eur J Clin Microbiol Infect Dis. 2000 Jun; 19:433-7.

[446] Lumio J. Studies..., p. 4.

[447] Курчанов В. и др. Эпидемиология дифтерии в Санкт-Петербурге // Совещание..., с. 46.

[448] Йыгисте А. Дифтерия в Эстонии // Там же, с. 57-58.

[449] Монисов А. Дифтерия... // Там же, с. 24. Сравните со следующим: «...в 1990 г. среди заболевших дифтерией не были ревакцинированы большинство взрослых (95%) и каждый четвёртый ребенок не был привит» (выделено мной. – А.К.). Покровский В. И. Эволюция..., с. 230-231.

[450] Филонов В. и др. Эпидемиологический надзор за дифтерией в Беларуси // Совещание..., с. 51.

[451] Моисеева А., Маршевский В. Эпидемия дифтерии на Украине // Там же, с. 35-36.

[452] Chen R.Т. et al. Ukraine, 1992: first assessment of diphtheria vaccine effectiveness during the recent resurgence of diphtheria in the Former Soviet Union // / Infect Dis. 2000 Feb; 181 Suppl 1:S178-83.

[453] Покровский В.И. Эволюция..., с. 231.

[454] Vitek С. R, VelibekovA. S. Epidemic diphtheria in the 1990s: Azerbaijan I/ J Infect Dis. 2000 Feb; 181 Suppl 1:S73-9.

[455] Balasanian M., McNabb S. J. Epidemic investigation of diphtheria in the Republic of Armenia 1990-1996 // / Infect Dis. 2000 Feb; 181 Suppl 1:S69-72.

[456] Filonov V.P. et al. Epidemic diphtheria in Belarus, 1992-1997 // / Infect Dis. 2000 Feb; 181 Suppl 1:S41-6.

[457] Khetsuriani N. et al. Diphtheria epidemic in the Republic of Georgia, 1993-1997 // / Infect Dis. 2000 Feb; 181 Suppl l:S80-5.

[458] Kembabanova G. et al. Epidemic investigation of diphtheria, Republic of Kazakhstan, 1990-1996 // / Infect Dis. 2000 Feb; 181 Suppl 1:S94-7.

[459] Glinyenko V. M. et al. Epidemic diphtheria in the Kyrgyz Republic, 1994-1998 // / Infect Dis. 2000 Feb; 181 Suppl 1:S98-S1031.

[460] Griskevica A. et al. Diphtheria in Latvia, 1986-1996 // / Infect Dis. 2000 Feb; 181 Suppl l:S60-4.

[461] Usonis V. et al. Diphtheria in Lithuania, 1986-1996 // / Infect Dis. 2000 Feb; 181 Suppl 1:S55-9.

[462] Magdei A. et al. Epidemiology and control of diphtheria in the Republic of Moldova, 1946-1996 // / Infect Dis. 2000 Feb; 181 Suppl 1:S47-54.

[463] Markina S.S. et al. Diphtheria in the Russian Federation in the 1990s // / Infect Dis. 2000 Feb; 181 Suppl 1:S27-34.

[464] Usmanov I. et al. Universal immunization: the diphtheria control strategy of choice in the Republic of Tajikistan, 1993-1997 // / Infect Dis. 2000 Feb; 181 Suppl 1:S86-93.

[465] Niyazmatov B.I. et al. Diphtheria epidemic in the Republic of Uzbekistan, 1993-1996 // Infect Dis. 2000 Feb; 181 Suppl l:S104-9.

[466] Nekrassova L.S. et al. Epidemic diphtheria in Ukraine, 1991-1997 // / Infect Dis. 2000 Feb 181; Suppl 1:S35-40.

[467] Jxgiste A. Diphtheria in Estonia, 1991-1996 11J Infect Dis. 2000 Feb; 181 Suppl 1:S65-8.

[468] Червонская Г.П. Прививки... // Вакцинопрофилактика..., с. 61.

[469] Покровский В. и др. «Современные аспекты эпидемиологии и профилактики дифтерии». М., ВНИИМИ, 1986. Цит. по: Червонская Г.П. Прививки... // Вакцинопрофилактика..., с. 61.

[470] Вот ещё один пример такого рода: «Повышение заболеваемости дифтерией в республиках бывшего СССР началось в конце 80-х годов из-за низкого уровня охвата прививками населения, из-за многочисленных необоснованных отводов и отказов от прививок» (Медуницын Н.В. Вакцинология, с. 138). Это уже — откровенная дезинформация.

[471] Lumio S. Studies..., p. 4.

[472] Рахманова А. и др. «О преодолении негативного отношения населения к профилактическим прививкам против дифтерии // Совещание..., с. 113.

X