Беспощадная иммунизация

Рубрика: Книги

Вакцина

«Гриппозные вакцины индуцируют гуморальный иммунитет и очень слабо — клеточный. Иммунитет кратковременный, поэтому требуется ежегодная вакцинация. Основной причиной недостаточной эффективности противогриппозных вакцин является высокая изменчивость циркулирующего вируса гриппа, появление нового (или возврат старого) подтипа вируса. В связи с этим очень редко достигается соответствие вакцинного штамма эпидемическому»[304].

Собственно, с этого начав, разговор о вакцине можно было бы этим и закончить, потому что все необходимое уже сказано. Если соответствие вакцинного штамма эпидемическому и в самом деле достигается «очень редко», то какой смысл во введении в организм токсических веществ и гарантии «прививочной» болезни (легкой, средней тяжести или тяжелой - тут уж кому как повезет)? Но даже если бы вожделенное соответствие достигалось не редко, а часто, то и в этом случае трудно поверить в то, что стоит подвергать себя разным связанным с прививками опасностям, чтобы избежать болезни, которая 99% заболевших держит в постели неделю.

«Дня профилактики гриппа используются как инактивированные, так и живые вакцины. Инактивированные вакцины в зависимости от характера иммунизирующего антигена делятся на: 1) цельновирионные; 2) субъединичные, содержащие только поверхностные антигены гемагглютинин и нейраминидазу; 3) фрагментированные из разрушенного вируса — сплит-вакцины»[305].

Поскольку беспрерывно лицензируются и выбрасываются на рынок все новые вакцины против гриппа, точное их число на рынке той или другой страны назвать трудно. В России в 2001 г. было зарегистрировано десять вакцин, из них пять российских и пять зарубежных[306].

Правда, из этого числа в том году применялось только пять инактивированных сплит- и субъединичных вакцин ("Ваксигрипп», «Флюарикс», «Бегривак», «Грип-пол» и «Инфлювак"). Почему всего половина? «Цельновирионные инактивированные и живые вакцины практически не используются из-за высокой реактогенности»[307].

Калейдоскоп вакцин от гриппа не дает возможности в деталях анализировать их состав. Все нынешние инактивированные вакцины содержат остаточные количества тиомерсала (например, для вакцины «Флюзон» около 0,5 Mg/0,25 mL стандартной дозы или 0,01% для «Ваксигриппа"), вещества, в котором содержится 49,6% ртути. (Эти вакцины бестрепетно рекомендуются беременным, в отсутствие каких-либо свидетельств в пользу безопасности такой процедуры и при наличии сведений об эмбри-отоксичности ртути!) В составе вакцин от гриппа может обнаруживаться и формальдегид, которым инактивируются вирусы. Из антибиотиков, традиционно добавляемых для подавления роста бактериальной флоры, -гентамицин или канамицин. Все вакцины содержат взятые в разных пропорциях цельные штаммы или отдельные антигены — комбинация зависит от того, какой прогноз дала ВОЗ на этот год. Угадывать же удается, как следует из приведенной выше цитаты, «очень редко».

Вирусы выращиваются на куриных эмбрионах, а потому их введение не рекомендовано тем, у кого есть аллергия на яичный белок. Учитывая традиционную способность вакцин к сенсибилизации организма, можно предположить, что массовое применение этих вакцин значительно увеличивает число имеющих такую аллергию.

Ответ на вопрос, кого же следует прививать от гриппа, по внимательному ознакомлению с рекомендациями американских медицинских властей достаточно прост: да всех поголовно, как о том и мечтали всегда производители вакцин. Малышей (с шести месяцев жизни) и пожилых (с 64 лет) — потому что они имеют риск осложнений по возрасту. Тех, кто курит, — безусловно. У них крайне высок риск осложнений. Родителей -чтобы не заразили детей[308].

Детей — чтобы не заразили родителей и росли здоровыми. Врачей, медсестер, социальных работников и вообще всех, так или иначе работающих с людьми, — чтобы не заразились сами и не заразили других. Беременных, начиная со второго триместра, — чтобы не надо было от гриппа лечиться и тем самым вредить плоду[309].

Путешественников — чтобы не подцепили и не импортировали инфекцию. Остающихся — чтобы могли работать спокойно на своем месте. И разумеется, в первую очередь совершенно необходимо прививать разнообразных больных, потому что уж они-то в первую очередь рискуют тяжелыми осложнениями гриппа. По приведенным в аннотации к вакцине «Флюзон» подсчетам Совещательного комитета по иммунизационной практике, в США таких больных имеется: в группе старше 65 лет — 35 млн. человек, от 50 до 64 лет — 10-14 млн., от 18 до 49 лет — 15-18 млн., от 6 месяцев до 17 лет - 8 млн[310].

Таким образом, настоятельно рекомендуется (и врачи, следовательно, будут добиваться прививания всеми правдами и неправдами, хотя бы для того, чтобы обезопасить себя от возможных обвинений на тот случай, если кто-то пострадает от гриппа) привить от 68 до 75 млн. человек, около четверти населения США, которые официально признаны больными и нуждающимися в защите от возможных осложнений гриппа. Неплохой показатель здоровья для самой привитой нации в мире!

На этом фоне рекомендации российских вакцинаторов намного безыскусней: «... Обязательную вакцинацию против гриппа следует проводить в домах ребенка, школах-интернатах, дошкольных учреждениях. Вакцинацию против гриппа в других группах детей проводят по желанию родителей[311].

То, что беззащитных детей в приютах будут прививать, никого не спрашивая, не должно удивлять читателей. Но то же самое, оказывается, следует делать и в «дошкольных учреждениях», словно и там исключительно сироты безгласные.

И это, несмотря на то, что в федеральном законе «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» однозначно сказано, что «профилактические прививки проводятся с согласия граждан, родителей или иных законных представителей несовершеннолетних и граждан, признанных недееспособными в порядке, установленном законодательством Российской Федерации»[312].

Безопасность

Осложнения от вакцины против гриппа известны, многочисленны и не щадят даже медицинских работников, если те имеют неосторожность согласиться на прививку.

В одном проведенном в Канаде исследовании было показано, что у 89% привитых развились местные реакции (воспаление, покраснение, отек), а у 49%-системные (лихорадка, утомляемость, головная боль, насморк, воспаление шейных лимфоузлов, миальгии, боли в желудке, рвота, бессонница)[313].

Вероятно, этот опыт навсегда отбил у канадских медиков желание самим служить объектом для экспериментов с вакцинами. Безопаснее и, добавлю, доходнее призывать прививаться пациентов.

Лучшей иллюстрацией того, насколько могут быть опасны даже такие «безобидные» вакцины, как вакцина против гриппа, служит печальная история вакцины против «свиного» гриппа, о которой я хотел бы вкратце рассказать в этой главе.

Когда в феврале 1976 г. двенадцать призывников заболели гриппом в военном лагере в ФортДиксе (Нью-Джерси)[314] и один из них скончался, то доктора, якобы изучив антигенную структуру вируса, заявили, что произошла значительная мутация и следует ожидать ужасной эпидемии в национальном масштабе, подобной эпидемии 1918 -1919 гг.

Все находившиеся в лагере были срочно привиты вакциной «Порт Чалмерс», о которой с уважением говорили, что она защищает от всех штаммов гриппа. Вскоре после этого 500 «защищенных» человек заболели гриппом. Центр контроля заболеваний немедленно создал экспертную комиссию во главе со своими любимыми парадными конями, «спасителями мира от полиомиелита» — Солком и Сэбином, решившими поучаствовать в еще одной прибыльной кампании[315].

Очень скоро, впрочем, выяснилось, что никаких оснований для паники не было: на куриных эмбрионах экспериментальные вирусы росли крайне медленно и никакой явной эпидемической опасности не представляли. Кроме того, в спешке и суете срочного создания вакцины ее производитель — компания «Парк-Дэвис» забыла ввести в состав вакцины необходимый антиген, что, естественно, привело к полной неэффективности вакцины даже в эксперименте. Из-за этого создание «эффективной вакцины» затянулось еще на шесть недель. Долго ли, коротко ли, но к середине лета 1976 г. стало ясно, что никакой эпидемии нет и не предвидится, и приунывший Сэбин предложил полностью свернуть программу.

Однако в тот момент произошла первая вспышка так называемой болезни легионеров в Филадельфии, и она стала отличным поводом для продолжения начатого дела. Хотя никаких свидетельств в пользу того, что причиной болезни стал вирус гриппа, не было (позднее выяснилось, что болезнь вызывается неизвестным до того микроорганизмом, который назвали легионелла), Центр контроля заболеваний обратился к президенту Джеральду Форду с тем, чтобы были выделены деньги на экстренную разработку новой вакцины... против заветного «свиного» гриппа!

Загипнотизированный именами авторитетных «спасителей», конгресс предоставил внушающую уважение сумму в 135 млн. долл. на разработку вакцины и массовое прививание населения. Никаких серьезных проверок ни на безопасность, ни на эффективность вакцины в свете необходимости всех срочно спасать, конечно же, не проводилось. Заявление Центра контроля заболеваний в лице д-ра Уолтера Дудля о том, что вакцина «также безопасна, как чистая вода», и подписанный сертификат о безопасности продукта были наглым обманом. До конца ноября 1976 г. было произведено около 150 млн. доз и сделано 40 млн. прививок, в основном пожилым людям.

Результатом прививок действительно стала настоящая эпидемия... из сотен случаев синдрома Гийена-Барре — тяжелой и потенциально смертельной болезни, часто требующей подключения пациента к аппарату искусственной вентиляции легких, — и иных неврологических осложнений, причем в 113 только документированных случаях прививка привела к смерти[316].

Страховые компании, далекие от научных тонкостей, раньше других поняли, чем могут обернуться для них спасительные прививки, и наотрез отказались страховать деятельность производителей вакцин. Как всегда в таких случаях, на выручку пришло доброе и щедрое правительство, взявшее на себя гарантийные обязательства.

Доброта в итоге обошлась ему, по разным оценкам, в сумму от 400 млн. до 3 млрд. долл., выплаченных только в качестве компенсации по 4 тыс. искам за причиненный здоровью ущерб, не говоря уже о расходах, связанных с производством и распространением вакцины. На фоне свыше тысячи поступивших сообщений о синдроме Гийена — Барре, а также о внезапной смерти трех человек в Питтсбурге после прививки против гриппа, 16 декабря 1976 г. Службой общественного здравоохранения вся гриппопрививочная активность была полностью свернута «для оценки опасностей, связанных с использованием вакцины». Скандал разразился неимоверный. Чтобы убедить американцев в безопасности вакцины (и спасти собственное реноме), сам президент Форд закатил рукав и мужественно получил прививку перед телекамерами[317].

Уже 9 февраля 1977 г. вакцина с заслуживающим лучшего применения упорством была вновь рекомендована «для находящихся в группах риска по фатальным последствиям этой инфекции».

Однако кампания того года была уже безнадежно скомпрометирована. Как всегда некстати для вакцинаторов (см. главу о коклюше), объявился и неутомимый д-р Дж. Энтони Моррис. Моррис уже успел завоевать дурную славу у вакцинаторов в 1971 г., когда, возглавляя лабораторию по исследованию гриппозных вакцин, он обвинил родное Отделение биостандартов (DBS) при американском Национальном институте здоровья (NIH), отвечающее за стандартизацию и тестирование вакцин, в многочисленных нарушениях законов, устанавливающих его деятельность. Он был поддержан известным адвокатом Джеймсом Тернером и сенатором Абрахамом Рибикоффом из Коннектикута, организовавшим специальные сенатские слушания, на которых Отделение биостандартов трясли несколько лет, а жадная до разоблачений пресса смаковала обнаружившиеся факты фальсификации данных исследований и преступной круговой поруки. Помимо всего прочего, проверка Генеральной инспекции конгресса (GAO) вскрыла, что в вопиющее нарушение всех правил были одобрены серии гриппозных вакцин, которые вообще не прошли обязательные тесты Отделения: сотрудникам было просто велено принять без проверки данные, которые предоставил производитель (в действительности эффективность вакцины оказалась менее 1 % от декларированной). Кроме того, Моррис обнаружил, что живая вакцина против гриппа, уже испытанная на сотнях взрослых и детей и даже получившая поддержку конгресса, будучи введенной мышам (что не было сделано при проверке), стимулировала рост раковых опухолей.

Эти слушания надолго запомнились прививочным дельцам, и открытой, разнузданной коррупции на какое-то время стало меньше. Моррис же был переведен в Управление контроля пищевых продуктов и лекарств (FDA), где продолжил свою вредительскую антипрививочную деятельность. В 1976 г. он разослал разнообразным начальникам докладную записку, в которой делился данными работы своей лаборатории по изучению вакцины против «свиного» гриппа. Он заявил, что нет никаких доказательств возможности передачи вируса «свиного» гриппа от человека к человеку; что эффективность вакцины невозможно измерить по определению; что она просто опасна, так как способна вызывать сенсибилизацию и различные неврологические расстройства — от постоянной головной боли до паралича и даже смерти.

В отсутствие какой-либо реакции начальства[318] и продолжавшейся при этом с большим размахом прививочной кампании он решился поделиться своими сомнениями насчет вакцины с многомиллионной аудиторией в телепередаче знаменитого Фила Донахью, известного гражданам бывшего СССР по первым телемостам, на которых тот представлял США (а Владимир Познер — СССР). После телепередачи Моррис был немедленно уволен «за отказ соблюдать субординацию». Очень примечательно, что уволивший его директор в середине 1980-х годов оставил Управление и перешел на работу в фармацевтическую компанию «Ледерле Лэборэториз[319].

Прививочные ларчики всегда открываются очень просто.

У людей, впрочем, короткая память, и прививки продолжились как ни в чем не бывало в следующем сезоне. С 1978 по 1981 г. в США было зарегистрировано еще 575 случаев синдрома Гийена-Барре, 67% из которых пришлись на привитых ранее, в 1977 г., и затем получивших вторую прививку от гриппа.

Это могло означать лишь одно — вакцины сенсибилизировали (повышали чувствительность), каждая следующая доза повышала опасность развития осложнения. Кстати, и эпидемия гриппа 1979-1980 гг., когда прививки делались особенно усердно, «не обратила на них никакого внимания». Вполне вероятно, что прививки лишь способствовали развитию эпидемии, ослабив иммунную систему ее будущих жертв[320].

 

[304] Медуницын Н.В. «Вакцинология». M., 1999, с 175-176.

[305] Там же, с. 177.

[306] Учайкин В.Ф. «Вакцинопрофилактика...», с. 177-178.

[307] Там же, с. 178.

[308] Эта удачная коммерческая идея пришлась по душе и в России: «Для защиты детей первых 6 месяцев жизни предлагается вакцинировать всё его (? — А.К.) окружение» (там же, с. 180).

[309] Показательно, что на сроке до 14 недель прививка не рекомендована из-за возможности... случайного совпадения с выкидышем! Остаётся только развести руками: что только не выдумают!

[310] Influenza virus vaccine Fluzone(r), 2002-2003 Formula, p. 3.

[311] 32 Учайкин В.Ф. «Вакцинопрофилактика...», с. 178.

[312] Закон «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» № 157-ФЗ, утверждён президентом РФ 17 сентября 1988 г., ст. 11, п. 2. См. «Приложения».

[313] Scheifele D.W. et al. Evaluation of Adverse Events after Influenza Vaccination in Hospital Personnel // Canadian Medical Association Journal. 1990; 142 (2): 127-130.

[314] Напомню, что эпидемия 1918-1920 гг. также началась в военном лагере, и также среди предварительно многократно привитых от разных болезней. Подозрительное совпадение!

[315] Интересно было бы узнать о деталях работы этого комитета, так как Джонас Солк и Альберт Сэбин, как известно, совершенно искренне ненавидели друг друга: каждый считал именно себя главным спасителем (или, в крайнем случае, вторым после Дженнера). Д-р Рассел Александер, профессор кафедры общественного здравоохранения Вашингтонского университета, высказавший сомнения по поводу безопасности вакцины и призвавший к «здоровому консерватизму в отношении введения в организм чужеродного материала... особенно, когда речь идет о двухстах миллионах организмов», тем более в отношении мероприятия, уже успевшего с позором провалиться в 1957 и 1968 гг., в комитет приглашён не был.

[316] McBean E. Swine Flu Exposure, 1977.

[317] Несмотря не безмерное уважение к своему президенту, все сотрудники Белого дома (за исключением пресс-секретаря) наотрез отказались последовать его примеру. Д-р Арчи Калокеринос, имя которого я ещё буду упоминать в этой книге (см. главу о кори), заявил тогда о своей уверенности, что всё было, лишь ловкой инсценировкой: Форд на деле получил «пустую» прививку, а не прививку от гриппа. Никто не осмелился бы поставить здоровье президента США под угрозу, тем более, что истинную цену безопасности вакцины те, кто должны были это знать, и в самом деле, прекрасно знали.

[318] При этом, выводы Морриса и уроки провала этой кампании были все же учтены на будущее. Когда в 1988 г. от «свиного» гриппа скончалась 32-летняя жительница Висконсина, никто более и не заикался о массовом прививании от гриппа. Было лишь сухо отмечено, что «передачи этого вируса от человека человеку не происходит» // JAMA. 1988; 260:21-3116.

[319] Coulter H.L, Fisher В. LA Shot in the Dark. N.Y., 1991, p. 166-167.

[320] Scheibner V. Vaccination. 100 years of Orthodox Research Shows that Vaccines Represent a Medical Assault on the Immune System. Australia, 1993, p. 196-198.

X