Враг народа

Рубрика: Книги

Сравнивая предписания-директивы МВФ с результатами «государственной деятельности» Чубайса, понимаешь, как неукоснительно чётко исполнены им команды хозяев.

Цитирую:

«2.1.4. … Задача Правительства (ничего себе стиль послания из-за рубежа! — Б.М.) заключается в том, чтобы доля денежных платежей в таких отраслях, как электроэнергетика, природный газ и системы центрального отопления, была не ниже следующих… (далее идёт конкретная жёсткая роспись по росту тарифов по годам и месяцам.

Так что, вздымая народ на митинги протеста против роста цен на жилищно-коммунальные услуги, их организаторам надо бы знать, что их следует проводить не у Белого дома в Москве, где ничего не решают, а у Белого дома в Вашингтоне, где сидят истинные правители России — Б.М.)…

2.1.5. «Для улучшения сборов, будут предприняты следующие меры. В целях дальнейшего совершенствования политики и порядка ограничения или прекращения снабжения физических лиц и организаций, которые не платят по счетам: Правительство направит в Думу поправки к статье 546 и другим соответствующим разделам Гражданского Кодекса с тем, чтобы обеспечить принятия этих поправок Думой к 30 сентября 1999 года и выпустит соответствующее правительственное решение, где будет подробно изложен порядок уведомления о прекращении обслуживания всех категорий потребителей, включая население (физических лиц) в случае неплатежа… (вот, чей приказ ретиво выполнял Чубайс, в лютый холод обесточивая жилые дома, как в Туве, больницы, как во Владивостоке, стратегические объекты, как на Урале — Б.М.).

2.2.4. «РАО «ЕЭС «России» заключит контракт с независимыми консультантами, имеющими международный авторитет (понятно, что с иностранными — Б.М.) на подготовку программы дальнейшего совершенствования правил и порядка диспетчеризации в целях сокращения затрат на топливо и одновременного обеспечения недискриминационного доступа к системам передачи и распределения электроэнергии».

Казалось бы, благие намерения. Но далее идут категоричные указания и становится ясно, о чьих интересах идёт речь.

2.2.5. «…К 30 июня 1999 года «РАО «ЕЭС» подготовит проект плана создания достаточного числа независимых генерирующих компаний… (потрясающая точность исполнения российской стороны: ссылаясь на правительственное постановление от 19.07.99 № 829 Совет директоров РАО «ЕЭС «России» утвердил список независимых генерирующих компаний, куда попали крупные устойчивые энергосистемы — «Самарэнерго», «Оренбургэнерго», «Свердловэнерго», «Омскэнерго», «Кузбассэнерго», «Чувашэнерго», «Хакасэнерго», «Карелэнерго», «Янтарьэнерго», «Калмэнерго», а также ОАО «Энерго-металлургическое объединение», ОАО «ЛуТЭК», «БурТЭК», «УралТЭК», «Кузбасская энергоугольная компания», ОАО «Черепетская ГРЭС», ОАО «Псковская ГРЭС» («Реформа, которую проводить нельзя», «Независимая газета», 29.02.2000).

В период разработки указанного плана, РАО «ЕЭС», при содействии финансовых советников и в соответствии с мировой практикой, разработает инвестиционную программу для повышения эффективности каждой генерирующей компании…

После широкой публикации указанной инвестиционной программы до 31 марта 2000 года генерирующие компании будут рассматривать на недескриминационной основе конкурсные предложения от частных стратегических инвесторов» («согласовано»).

2.2.6. «РАО «ЕЭС России» наймёт консультантов, чтобы, не позднее 31 марта 2000 года, они выставили на продажу не менее пяти АО «Энерго»… «РАО «ЕЭС» заключит контракт с независимыми консультантами, имеющими международный авторитет…

Эти финансовые консультанты проведут предпродажную подготовку крупнейших российских предприятий… и разместят акции этих предприятий на международных рынках… представят предложения о наиболее вероятной рыночной цене сделки…».

3.1.2. «Что касается приватизации крупных предприятий… доля выставляемых на продажу акций будет определена после проведения консультаций с независимыми финансовыми консультантами. К числу таких предприятий относятся:

1. ОАО Конструкторское бюро автоматизированных линий «Ротор» из Вологды (одно из лучших предприятий российского машиностроения).

2. «Связьинвест».

3. РАО «Газпром».

4. ЛУКОЙЛ (Москва).

5. «Бор» из Приморского края (единственное в России предприятие, добывающее сырьё для атомной промышленности),

6. Мосэлектрофольга (уникальное предприятие, выпускающее все тонкие полиметаллические ленты, используемые в энергоустановках и в машиностроении),

7. Балашовский хлебокомбинат (крупнейшее хранилище зерна на Волге, отсюда будут диктоваться цены на хлеб)…

Против каждого пункта-приказа американцев взметнувшаяся под козырёк российская рука «есть!» — «согласовано».

Чубайсу привычно работать под заокеанскую диктовку, иначе он не работал с первого дня, как вошёл в Правительство. Именно по указанию Международного валютного фонда идеологи «реформ» во главе с Анатолием Чубайсом беспощадно затапливали «нерентабельные» шахты.

Для борьбы с углепромом были взяты кредиты почти в миллиард долларов.

Деньги пошли не на модернизацию отрасли, а на её бездумное разрушение (Олег Спасский «Споткнулись на угле», «Российская Федерация сегодня», №17, 2001).

Началось вымерзание половины России, потому что на тысячи километров возрос подвоз угля.

Железные дороги выдыхаются таскать на такие расстояния миллионы тонн угля.

Из-за дальности перевозок бешено подскочила цена угля для потребителей.

Замерзающее от нехватки угля Приморье никогда не знало отключений света и перебоев с подачей топлива, обходилось без угольных авралов, потому что в богатейших недрах края всегда хватало своего угля, причём, хорошего качества, которого даже в военные годы добывалось достаточно для нормальной жизни населения.

Но, несколько лет назад, шахты были закрыты, краевой власти не удалось отстоять ни одной.

Чубайс, выполняя приказ Международного валютного фонда, был неумолим.

Только «реструктуризаторы» отрасли во главе с Чубайсом не учли, когда закрывали шахты и выбрасывали на улицу тысячи горняков, огромные расстояния и все возрастающую стоимость доставки угля, или, наоборот, как раз это и учитывали, преследуя совсем иные, противные развитию страны цели.

Трагедия Приморья, других ныне замерзающих гигантских территорий России — ещё одно свидетельство преступного исполнения Чубайсом чужих приказов, далёких от российских интересов.

В энергетическом балансе Советского Союза доля угля достигала почти 60%, сейчас она упала до 13%.

Первый заместитель председателя Правительства Анатолий Чубайс лишил Углепром господдержки, объявил отрасль нерентабельной.

В то время, как все развитые страны строят свою сырьевую и топливно-энергетическую политику, ориентируясь на уголь.

Вот, как выглядит структура мирового потребления энергоресурсов: нефть — 40%, газ — 23%, уголь — 27%, АЭС — 7,2%, ветрогидроэнергетика — 2,5%.

В России: нефть — 24,5%, газ — 50,5%, уголь — 13%, АЭС — 3,8%, ветрогидроресурсы — 2,2%.

Доля угля в топливно-энергетическом балансе США — 56%, Германии — 55%, Китая — 70%, даже в Японии, где вообще нет залежей «горючего камня», доля угля в топливно-энергетическом балансе составляет 20%! («Российская Федерация сегодня», № 17, 2001).

Возглавив РАО «ЕЭС», Чубайс продолжил разрушение угольной отрасли «за ненадобностью».

Используя своё влияние на руководителей государства, он добился поставок на электростанции неограниченного количества газа по баснословно дешёвым ценам.

Уголь стал крайне невыгодным, естественно упали и инвестиции в его добычу. 65% электроэнергии вырабатывается на «газовых печах». Доля угля — около 17-18%. Разрушена вся инфраструктура теплоэнергетики.

Чубайс поставил под угрозу энергетическую безопасность страны.

В самой богатой углём стране мира всё острее проявляется его дефицит.

Нехватка угля в отопительный период по стране колеблется от 5 до 2 миллионов (!) тонн.

Пока выручает Кузбасс, быстро наращивающий добычу, но и расплачивается за это десятками жизней шахтёров, гибнущих то в завалах, то от взрывов метана.

«Реформаторы» во главе с Чубайсом уже подают успехи кузбассцев в росте добычи угля, как результат реструктуризации углепрома.

Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев называет подобные утверждения цинизмом («Российская Федерация сегодня», №17, 2001).

Не в оправдание Чубайса, объективности ради, заметим, что не ему одному идут указания из-за океана, и сегодня, по прошествии времени, мы точно знаем, кто ещё, в полном соответствии с директивой МВФ, исполняет порученное из-за океана — фракция «Единая Россия» в Государственной Думе.

Читаем пункт 3.6.1. указаний Международного валютного фонда:

«Правительство внесёт в Госдуму и будет добиваться принятия нового Кодекса законов о труде…

В Кодексе будет установлен реальный и достижимый минимум социальных гарантий, усилена роль индивидуальных трудовых соглашений, включая упрощённый порядок расторжения индивидуальных трудовых соглашений, например, с устранением необходимости получать согласие профсоюза и предоставлять другое место работы».

4.4.1. «К 30 июня 1999 года Правительство направит в Госдуму проект закона, предусматривающего ограничение выплат из Фонда социального страхования пособиями по временной нетрудоспособности, а также пособиями по беременности и родам…».

2.6.3. «Что касается значительного сокращения льгот по оплате жилищно-коммунальных услуг, предоставляемых за счёт федерального, регионального и местного бюджетов, Правительство внесёт в Думу поправки к законам, предусматривающие отмену всех льгот, за исключением тех, что были ранее предоставлены ветеранам войны…».

4.4.3. «Темпы роста покрытия затрат на жилищно-коммунальные услуги за счёт населения будут составлять, как минимум, 10 процентных пунктов в год, вплоть до достижения полной окупаемости затрат…

Правительство примет на себя обязательство воздерживаться от каких-либо индексаций или повышений пенсий, которые не могут быть полностью профинансированы за счёт поступлений в Пенсионный фонд, включая средства, выделяемые из федерального бюджета».

Перепечатывая этот документ даже такая либеральная газета, как «Московский комсомолец», которую, ну никак не отнесёшь ни к фашистам, ни к экстремистам, ни к националистам, определяет всё происходящее, как «абсолютную оккупационную жестокость запланированных для России экономических акций», когда «оккупанты не церемонятся» и «Россия превращается в колонию», где «русский человек просто создан пахать на других».

А мы удивляемся, почему Генеральная прокуратура, почему Кремль не замечают тягчайших преступлений Чубайса, да потому, что Чубайс безнаказанно действует по тем же заокеанским приказам, что и Кремль, и Правительство, и Генеральная прокуратура.

Леонид Семёнов в журнале «Российская Федерация сегодня» очень точно назвал Чубайса баскаком.

Были когда-то наместники ханов на Руси, контролирующие местную власть и собирающие дань с территорий, вот только баскаки, в отличие от Чубайса, никогда не стремились к опустошению территорий, уничтожению проживавшего там люда.

* * *

У Чубайса биография никого, страшная биография для человека государственной власти, и уж вовсе недопустимая для человека, получившего гигантскую власть над Россией, по существу — право торговать Россией.

Умненько, раненько, предусмотрительно, ещё на выпускном курсе серенького для Ленинграда инженерно-экономического института имени Пальмиро Тольятти, Чубайс вступил в партию, после защиты диплома остался на кафедре инженером, тихохонько, аккуратненько, со ступеньки на ступеньку — ассистент, после защиты кандидатской диссертации — доцент, в апреле 1990-го года горбачёвская перестроечная волна выносит в зампреды исполкома Ленсовета, даже ненадолго в первые заместители, но вскоре отправлен в отставку.

В утешение удостоен ничего не значащего местечка экономического советника мэра и вдруг, мелкий клерк сразу становится Председателем Государственного комитета по управлению имуществом Российской Федерации (ноябрь 1991-го года), заместителем Председателя Правительства Российской Федерации, первым заместителем Председателя Правительства.

Воистину, кто был ничем, тот стал вдруг всем.

Был этакой тихой незаметной экономической мышкой, тайком боязливо почитывающей статейки из перепадающих по случаю зарубежных журналов об экономических реформах Венгрии и Югославии.

И потом шёпотом обсуждавшей «запретное» в узком кругу себе подобных, таких же аккуратненьких, асфальтовых, начитанных еврейских мальчиков, России не знавших, не видевших её, не прочувствовавших ни её громады, ни её мощи, ни её боли, ничего не создавших, ничего не открывших — одно заимствованное умствование, щегольство, выпендрёж друг перед другом на экономических семинарах своей начитанностью-нахватанностью.

Затем — поездки за границу: Венгрия, Польша, Италия, Австрия (не многовато ли для рядового доцента заштатного, хоть и ленинградского вуза?), а здесь, за рубежом, уже серьёзные и разговоры, и книги, и статьи, как вспоминает сам Чубайс о многомесячной венгерской стажировке:

«Я там занимался чем угодно, только не своей докторской диссертацией» (А. Колесников «Неизвестный Чубайс», М., 2003).

В Будапеште много читал, общался со множеством людей: познакомился с кумиром молодых российских экономистов Яношем Корнаи, классиком западной экономической науки Алеком Ноувом, будущим премьером, а затем и президентом Чехии Вацлавом Клаусом, многими известными советологами…

Очень интересный круг общения для никому неизвестного экономиста из провинциального вуза, не то, что имени, но и публикаций не имевшего! Запомним и послушаем Чубайса дальше.

«Резко улучшил свой английский, получал из Америки уже самую настоящую антисоветскую литературу, вытащил (!?) в Будапешт поэтапно некоторых представителей своей команды».

Спустя два года, в той же Венгрии прошёл знаменитый Шопронский семинар, собравший лучших экономистов из России, включая значительную часть будущих представителей первого правительства реформ, и известных западных экономистов уровня Уильяма Нордхауза и Руди Дорнбуша.

Эта страна стала своего рода «окном в Европу» для первого поколения реформаторов в целом и для Чубайса в частности.

После Венгрии, после Шопрона, куда приехал из соседней Австрии на своей новенькой «девятке» щеголеватый Пётр Авен (я продолжаю цитировать любимую книгу Чубайса о себе родимом, ведь не даром же он держит её рядом со своим портретом на главной странице личного сайта в Интернете, а вы запоминайте, как и с кем они готовились «реформировать» Россию).

Не только Анатолия Борисовича, но и многих представителей команды стали звать на конференции международного уровня (речь о 80-х, о которых сам Чубайс пишет: «Я долго оформлялся в Швецию, а затем в Финляндию, но мне отказали — отчасти из-за «еврейской» анкеты, отчасти из-за моего нахальства — нельзя было сразу претендовать на капстраны») (там же).

И вдруг на тебе! — полная свобода передвижения, свободное посещение конференций, да ещё каких!

В Альбахской конференции (Австрия), вспоминает Чубайс, участвовали Васильев, Авен, Кагаловский, Гайдар.

Именно тогда была окончательно оформлена идея проведения реформы в границах отдельных республик, на чём особенно настаивал Константин Кагаловский, а до этого Борис Львин, предсказавший развал Советского Союза ещё в 1988 году и угадавший конкретный срок конца империи.

В тексте Альбахской декларации прямо указывалось на невозможность реализации реформы в том случае, если СССР продолжит своё существование в прежнем виде.

«Альбахская декларация стала поворотным пунктом, — оценивает значение документа Чубайс. — Мы поняли, как будет развиваться история».

Дальше, на ниже цитируемое, я бы хотел особо обратить внимание тех, кто продолжает воспринимать преступления Чубайса с поправкой на ошибки, неизбежные-де на новом неведомом пути.

Биограф Чубайса патетически проговаривается:

«В этом контексте важно само по себе содержание доклада, который, ещё за два года до Альбаха (1989!), сделали на конференции в Италии Анатолий Чубайс и Сергей Васильев. Доклад важен с той точки зрения, что радикальным образом опровергает представления о российских реформаторах, как о людях, действовавших в 1991-1992 годах вслепую.

Они превосходным образом прогнозировали последствия каждого шага и не испытывали по этому поводу никаких иллюзий» (там же).

Вот несколько озвученных тогда Чубайсом идей: неизбежность применения антиинфляционной политики, которая способна погасить финансовую несбалансированность, но при этом вызвать «общую депрессию в народном хозяйстве».

«Сокращение инвестиционных и оборонных расходов, наряду с уменьшением промежуточного спроса предприятий, создаст обстановку структурного кризиса в тяжёлой промышленности СССР…

Логическим следствием такого процесса является закрытие или перепрофилирование значительной части предприятий тяжёлой промышленности».

Перепрофилировали! — из лучших заводов страны сделали китайские барахолки.

Всё, что творил и творит Чубайс со своей командой, никогда не было ни ошибкой, ни просчётом.

Ещё одним доказательством того, что они хорошо понимали, к чему придёт страна в результате затеваемых реформ, служит статья в популярном тогда журнале «Век ХХ и мир» (№ 6, 1990), как итог наработанного и усвоенного Чубайсом на многочисленных зарубежных конференциях и консультациях, ясно доказывающая, что всё, что творил потом Чубайс с Россией, не было, как пишет Борис Вишневский, вспоминая ту давнюю статью, случайной ошибкой, неизбежной при блуждании в хаотических поисках верного пути, а было сознательно запрограммированной линией («Независимая газета», «Фигуры и лица», №3, 1998).

Статья «Жестоким курсом…» подана в журнале, как фрагмент «аналитической записки по концепции перехода к рыночной экономике в СССР», подготовленной группой Чубайса в марте 1990 года.

Целью авторов были, как они заявили, исследования возможных последствий ускоренного перехода СССР к рыночной экономике (концепция «большого скачка»).

И сразу становится очевидным, что напрасно обвиняют Чубайса в недоучёте социальных последствий либеральных реформ, всё-то он прекрасно понимал. Читаем в статье:

«К числу ближайших социальных последствий ускоренной рыночной реформы относятся общее снижение уровня жизни, рост дифференциации цен и доходов населения, возникновение массовой безработицы.

В свою очередь, это повлечёт сильнейшее социальное расслоение и возникновение, с высокой вероятностью, экономических забастовок в базовых отраслях промышленности и политических забастовок в крупных городах.

Основными лозунгами этих забастовок будет недопущение роста цен, поддержание высокого уровня занятости, повышение зарплаты…».

Как же Чубайс и его питерская команда собирались реагировать на разумные требования народа?

По требованиям трудящихся вносить коррективы в реформы? Как бы не так.

«Очень важно, — подчёркивает Чубайс, — взять «правильный тон» по отношению к обществу: никаких извинений и колебаний! Следует предусмотреть ужесточение мер по отношению к тем силам, которые покушаются на основной костяк мероприятий реформы…

X