Миф о шести миллионах

Рубрика: Книги

18. Миф и правда об Освенциме и других «лагерях смерти»

По разным случаям Хесс «признавался», что от 2,5 до 3 миллионов людей было умерщвлено газом в одном только лагере Освенцим. Постоянно утверждалось, что большинство жертв были евреями и, следовательно, это составляет примерно половину от общей цифры в 6 миллионов евреев, якобы погибших с 1941 по 1945 годы. Важно отметить, что так называемый конец этой «программы по уничтожению», наступивший в октябре 1944 года, вовсе не завершил хронику жертв среди евреев. В последние лихорадочные месяцы войны последние встретили смерть от голода, бомбардировок, болезней как в самих лагерях, так и при эвакуации из лагерей. Таким образом, создаётся впечатление, что около двух третей смертей из общей преднамеренной программы по уничтожению имело место в одном лагере.

Уничтожение или сокрытие сторонниками легенды об уничтожении немецких статистических данных об Освенциме, так же как и отказ русских предоставить любые точные данные о количестве евреев, проживавших в России перед 1941 г. и после 1945 г. делают невозможным с точностью утверждать, сколько евреев было интернировано в Освенцим. Однако точно известно, что число евреев, побывавших в Освенциме за годы войны, составляет всего лишь незначительную часть от числа уничтоженных там по легенде. Еврейский статистик Райтлингер — который обращается с цифрами намного осторожней, чем большинство евреев, писавших об этой теме, — в своей книге «СС: Алиби нации» (стр. 268 и далее) заявляет, что с февраля 1940 г. по январь 1945 г. в Освенциме было зарегистрировано только 363.000 узников, и далеко не все из них были евреями. Кроме того, во время войны многие заключённые Освенцима были освобождены или переведены в другие лагеря, и как минимум 80 тысяч человек было эвакуировано на запад в январе 1945 года. Дикий, непостоянный и безответственный характер заявлений о числе евреев, уничтоженных в Освенциме, может быть увиден из того, что цифры, которые предлагали приверженцы легенды об уничтожении, варьируются от примерно 200 тысяч до свыше 6 миллионов.

Бенедикт Каутский (Benedikt Kautsky) в книге «Дьявол и проклятые» («Teufel und Verdammte», Zürich, 1946, p. 275) заявляет, что «в Освенциме было умерщвлено газом не менее 3,5 миллионов человек». Весьма поразительно слышать подобное заявление от человека, который, как он сам утверждает, ни разу не видел там ни одной камеры (Там же, стр. 272−273).

Каутский поясняет, что в октябре 1942 года его, как еврейского политического заключённого, перевели из Бухенвальда в Освенцим для работы на фабрике Буна. Жертв якобы умерщвляли газом на расстоянии около двух километров оттуда, в Освенциме-Биркенау. До Каутского доходили об этом слухи.

Каутский был-таки свидетелем нескольких казней в Освенциме. Он приводит случай, когда двое польских заключённых были казнены за убийство двух еврейских узников. Эту книгу он посвящает своей маме, которая умерла 8 декабря 1944 года в возрасте 80 лет. Как и любой другой еврей, неважно какого возраста, умерший в этот период на оккупированной немцами территории, она считается жертвой нацистов. В январе 1945 года Каутский возвращается в Бухенвальд, после того как немцы покинули Освенцим. Он описывает, как последние месяцы коллапса Германии 1945 года породили худшие условия голода и болезней, какие когда-либо видел Бухенвальд — лагерь, который уже крайне редко называют лагерем смерти. Каутский подчёркивает, что использование узников в военной промышленности было главной особенностью системы немецких концлагерей вплоть до самого конца. Ему так и не удалось согласовать этот факт с мнимой попыткой истребить всех евреев.

Поль Рассинье в книге «Ложь Одиссея» («Le Mensonge d'Ulysse», Paris, 1955, pp. 209ff.) убедительно доказывает, что в Бухенвальде не было газовых камер. Рассинье является французским профессором, проведшим большинство войны в заключении в Бухенвальде. Он написал короткую работу про сумасбродные заявления о газовых камерах в Бухенвальде, содержащиеся в книге Дави Руссе (David Rousset) «The Other Kingdom» («Другое царство», N.Y., 1947; французское издание — L'Univers Concentrationnaire, Paris, 1946). Он также провёл исследование книги Денис Дюфурнье (Denise Dufournier) «Ravensbrueck: the Women's Camp of Death» («Равенсбрюк — женский лагерь смерти», London, 1948) и установил, что автор не имеет никаких доказательств существования газовых камер, кроме расплывчатых слухов, описанных Маргарет Бубер.

Рассинье провёл аналогичные исследования таких книг, как «This Was Oswiecim (Auschwitz): the Story of a Murder Camp» («Это был Освенцим. История лагеря смерти», N.Y., 1946) Филипа Фрайдмана (Filip Friedman) и «The Theory and Practice of Hell» («Теория и практика ада», N.Y., 1950) Юджина Когона (Eugen Kogon). Рассинье приводит утверждение Когона о том, что бывшая узница Янжа Вайсс (Janda Weiss), ныне покойная, сказала ему, что в Освенциме она была свидетельницей газовых камер в действии. Рассинье отмечает, что слухи также ходили и о существовании газовых камер в Дахау, но, к счастью, это были всего лишь слухи. В самом деле, их можно проследить ещё от выхода сенсационной книги немецкого коммуниста Ганса Баймлера (Hans Beimler) «Four Weeks in the Hands of Hitler's Hell-Hounds: the Nazi Murder Camp of Dachau» («Четыре недели в дьявольских лапах Гитлера — нацистский лагерь смерти Дахау», N.Y., 1933).

Рассинье назвал свою книгу «Ложью Одиссея», напоминая о давно известном факте, что путешественники по возвращении домой начинают рассказывать небылицы. Рассинье спросил Аббе Жан-Поля Ренара (Abbe Jean-Paul Renard), который также был в Бухенвальде, как это он мог свидетельствовать, что там существовали действующие газовые камеры? На это Ренар ответил, что об их существовании ему рассказали другие, и после этого он решил представить себя в качестве очевидца вещей, которых никогда не видел.

Несколько лет Рассинье колесил по Европе, подобно Диогену в поисках честного человека, а именно такого, который был личным свидетелем того, как во время Второй мировой войны немцы преднамеренно уничтожили в газовой камере хотя бы одного человека (еврея или нееврея). Однако он так и не нашёл такого человека. Он обнаружил, что ни один из авторов многочисленных книг, обвиняющих немцев в уничтожении миллионов евреев во время войны, ни разу не видел газовую камеру, построенную для этих целей, не говоря уже о газовой камере в действии. Также ни один из этих авторов не был в состоянии предоставить живого, подлинного очевидца, который бы видел эти камеры.

В обширной поездке с лекциями по основным городам Западной Германии весной 1960 года профессор Рассинье решительно подчёркивал перед своей немецкой аудиторией, что уже давно настало время для нового духа расследований и возрождения истины. Он внушал немцам, что теперь самое время приступить к работе такого рода в том, что касается легенды об уничтожении, которая остаётся главным пятном на Германии в глазах мировой общественности — пятном совершенно беспочвенным и ненужным.

Эрнст Кальтенбруннер, вне всякого сомнения, имел в виду вопрос истинности, когда жаловался на успехи нюрнбергского обвинения, которое заставляло немецких свидетелей делать нелепые заявления, подтверждающие миф о шести миллионах. Многие ключевые свидетели были казнены, однако не все. Вилли Фришауэр (Willi Frischauer) в книге «Himmler: the Evil Genius of the Third Reich» («Гиммлер — злой гений Третьего рейха», London, 1953, pp. 148ff.) придаёт большое значение обличительному показанию генерала СС Эриха фон ден Бах-Зелевского (Erich von den Bach-Zelewski) против Гиммлера на Нюрнбергском процессе. Гиммлер якобы говорил Бах-Зелевскому в помпезном стиле об уничтожении людей в Восточной Европе. Однако Геринг в зале Нюрнбергского суда публично упрекнул Бах-Зелевского за это показание.

В апреле 1959 года Бах-Зелевски публично отрёкся перед немецким судом от своего показания в Нюрнберге и с завидной храбростью признал, что его ранние заявления являлись, по сути дела, необоснованными и были сделаны из соображений целесообразности и желания жить.

Это один из двух типов ложных немецких показаний на Нюрнберге. Другой тип — это показания немцев, которые были противниками национал-социалистического режима и обращались с фактами весьма своевольно. Чарльз Бьюли в книге «Герман Геринг» (стр. 296 и далее) проделал замечательную работу, приводя пример подобного рода в случае с Хансом Бернардом Гисевиусом (Hans Bernd Gisevius) — служащим СС и в то же время членом немецкого подполья. Под эту категорию также подпадают показания Курта Герштейна.

X