Миф о шести миллионах

Рубрика: Книги

15. Подлинная сущность СС и его роль в иллюзии геноцида

Изданные коммунистами мемуары Хесса поднимают основной вопрос о сущности СС и его персонала. Это имеет решающее значение из-за ведущей роли СС в управлении концентрационных лагерей. С 1945 года книг, обвиняющих СС, вышло несметное множество, однако двумя самыми всеобъемлющими нападками, вне всякого сомнения, являются повествовательный отчёт Джеральда Райтлингера «СС: Алиби нации» и документальная коллекция Раймунда Шнабеля (Reimund Schnabel) «Macht ohne Moral: eine Dokumentation über die SS» («Власть, лишённая морали. Документация СС», Frankfurt a.M., 1957). Как Шнабель, так и Райтилингер прослеживают рост организации СС от её раннего рождения внутри Национал-социалистической партии. Даже в 1929 году, когда Гиммлер был назначен руководителем CC, в неё входило всего 280 членов.

СС планировалась как самая верная и целенаправленная организация по безопасности, охраняющая движение Гитлера. Шнабель цитирует Гиммлера, который в 1935 году в Госларе сказал, что мало кому в Германии понравится СС и что некоторых будет просто тошнить при виде эсэсоовской униформы. Райтлингер делает особый акцент на главных драматических событиях — таких, как восстание Варшавского гетто в апреле 1943 года и его подавление эсэсовцами и польскими вспомогательными подразделениями в следущем месяце. И тот, и другой пытаются представить руководство СС как тупых и педантичных людей без малейших угрызений совести, а большинство рядовых эсэсовцев — как запрограммированных роботов с неограниченной способностью совершенствовать свои чудовищные деяния.

Разумеется, существует и другая сторона истории СС, которую необходимо учитывать для того, чтобы получить полную картину. Эсэсовцы были возмущены обвинением, согласно которому они были переделаны до неузнаваемости и лишены человечности. Особенно сильно они негодовали по поводу обвинения, выдвинутого против них после войны, согласно которому они были преступными членами преступной организации. Тысячи письменных показаний бывших эсэсовцев, свидетельствующих о нравственности и достоинстве их организации, были законсервированы в неопубликованных документах Нюрнбергских процессов.

Эсэсовцы обращали особое внимание на то, что их социальный статус и полученное воспитание были выше среднего. Они напоминали, что в организацию не допускались криминальные элементы и люди с уголовным прошлым. Они считали себя прежде всего верными служителями государства, мира и порядка, и отнюдь не фанатиками-идеологами.

До 1933 года свыше 5/6 членов СС не были связаны с Национал-социалистической партией. Только 20% эсэсовцев, служивших в полную меру своих возможностей во время войны, поступили добровольно на службу до начала войны. Абсолютное большинство эсэсовцев были активными католиками или протестантами, посещавшими службы.

Эсэсовцы доказывали, что их обработка по еврейскому вопросу была, как правило, утончённой и находилась на высоком уровне. Она ни в коем случае не была направлена на то, чтобы привить ненависть или желание уничтожить евреев. И действительно, защиту евреев и их собственности эсэсовцы считали частью своих обязательств — что они и сделали в ноябре 1938 года, положив конец антиеврейским демонстрациям в немецких городах. Около 99% эсэсовцев заявило, что первые слухи о якобы имевших место жестокостях против евреев они услышали только после того, как закончилась война, и что они и понятия не имели о так называемых запланированных военных преступлениях.

В их обучение входило то, что грубость считается недостойной эсэсовца. Все они знали о зверствах, имевших место против немцев в России и Югославии во время войны, и о невероятно плохом обращении с пленными эсэсовцами в гигантском лагере Фюрстенфельдбрюк после мая 1945 года. У эсэсовцев существовало понимание того, что иностранные рабочие в Рейхе, находившиеся там во время войны, имеют равный статус с немецкими рабочими и что не должно оказываться непомерное давление для роста производительности рабочих отрядов, сформированных из заключённых концлагерей. В этой сфере деятельности было общеизвестно, что два эсэсовца были с позором уволены со службы за то, что в 1936 году они без разрешения вошли в дом евреев в Ганновере. Также было известно, что в 1937 году в Дюссельдорфе два эсэсовца были исключены из организации за плохое обращение с одним евреем.

Бывшие члены СС были не согласны с обвинением, согласно которому все, связанные с управлением концлагерей были садистами. Люди из таких лагерей, как Дахау, Бухенвальд, Заксенхаузен и Освенцим, настаивали на том, что заключённые этих лагерей не имели анормальной работы и что их хорошо кормили. В течение большей части войны лагеря были в основном чистыми и благоустроенными; только в последние страшные месяцы имели место отсутствие еды и сильное переселение. Самих охранников лагерей на работу набирали. После 1945 года было легко получить письменные показания от тысяч бывших заключённых концлагерей о том, что с ними хорошо обращались.

Судья СС, доктор Конрад Морген (Konrad Morgen) в 1943 и 1944 годах в качестве главного следователя Отдела криминальной полиции Рейха посетил множество лагерей, в том числе Освенцим. Он конфиденциально беседовал с сотнями узников о насущных проблемах. Работающие заключённые получали дневной рацион, который даже весь 1943 и 1944 годы составлял не менее, чем 2.750 калорий — что в два с лишним раза превышало средний рацион гражданского населения во всей оккупированной Германии в первые годы после войны.

Регулярный паёк, описанный выше, часто дополнялся работой внутри лагерей и за их территорией. Морген видел только нескольких истощённых узников, в больнице, и причиной здесь была сама болезнь. Скорость и выполнение работ у заключённых была гораздо ниже, чем у немецких гражданских рабочих. Для роста производства использовались премии, и, как следствие, у заключённых часто имелось больше табака, чем у внешнего населения или даже у охранников. Виды отдыха и развлечений для заключённых включали в себя радио, библиотеку, газеты, кино и все виды спорта.

В лагерях во время войны проводились судебные процессы во избежание эксцессов. До 1945 года было расследовано свыше 800 крупных дел. 13 июля 1946 г. в Нюрнберге Морген сделал заявление, основывавшееся на отчётах, о которых он слышал с момента начала войны, о том, что секретная кампания по уничтожению, должно быть, проводилась без его ведома, однако позже он отозвал своё заявление.

Администрация немецких концентрационных лагерей была главным предметом для обсуждения на процессе Освальда Поля (Oswald Pohl) в Нюрнберге в 1948 году. До 1934 года Поль был главным казначеем военно-морского флота Германии, после чего по настоянию Гиммлера он перевёлся на службу в СС. В течение 11 лет он был главным административным руководителем всего СС. Это именно под его ответственностью концентрационные лагеря после 1941 года стали крупным промышленным центром. Однако все показания, которые позволили сделать Полю на его процессе, ограничены семью страницами в «Trials of War Criminals before the Nuremberg Military Tribunals» («Процессы над военными преступниками перед Нюрнбергскими военными трибуналами», 1946—1949, vol. 5, pp. 555ff).

Верхом сарказма на процессе стали слова, сказанные Полю представителями обвинения: «если бы Германия довольствовалась высылкой евреев со своей территории, отнятием у них немецкого гражданства, их исключением из государственных учреждений или любыми другими подобными внутренними актами, то никакое государство не имело бы ничего против». На самом же деле ещё до 1941 года Германия была просто завалена протестами и экономическими санкциями (особенно со стороны США) как раз за такое обращение с евреями. Обвинение тужилось изо всех сил, чтобы доказать, что Поль видел несколько газовых камер в Освенциме летом 1944 года, однако Поль при каждом удобном случае отрицал это обвинение. Является фактом то, что Поль ранее подписал несколько обличающих заявлений — после того, как был подвергнут жестоким пыткам. Конрад Морген предъявил специальное письменное свидетельство о том, что он никогда не пытался вовлечь Поля в какую бы то ни было попытку по уничтожению евреев. Однако оно оказалось бесполезным, и Поль был осуждён и повешен. Этот подавленный и сломленный человек был лживо изображён на процессе сущим дьяволом в человеческом обличии, каким он якобы был все годы, находясь у власти.

Однако впечатление, которое Поль оказывал на других людей во время своей службы, было прямо противоположным. В декабре 1942 года Поль объяснил Генриху Хёпкеру (Heinrich Hoepker) некоторые из средневековых, направленных против личной собственности представлений СС, которые произошли от традиций Немецкого рыцарского ордена. Марк Аугир (Marc Augier) в книге «Сумерки богов» («Goetterdaemmerung», Freising, 1957) разъяснил, что СС не имело ни малейшего желания расширять эти принципы на частное немецкое общество.

X