Древняя Мексика

Рубрика: Книги

Высокие технологии

Надеюсь, что смогу компенсировать терпение читателя, который был вынужден в начале довольствоваться рассуждениями по общетеоретическим вопросам, перейдя с ходу к, пожалуй, самым выдающимся артефактам из тех, что нам довелось увидеть в Мексике. Это, конечно, не совсем логично, с точки зрения нарастания интриги, но представляется более логичным в рамках данной книги…

Итак, мы ехали искать следы высоко развитой цивилизации. Мы их нашли. Не так много, как в Египте. Но все равно в достаточном количестве, чтобы быть уверенным в реальности такой цивилизации.

Максимальное – не по весу, а по разнообразию – количество высокотехнологичных артефактов мы увидели в самом, что ни на есть, оплоте официальной доктрины – в Национальном музее антропологии в Мехико.

Музеи вообще, а уж государственные музеи особенно тщательно, если так можно выразиться, «фильтруют» свои экспозиции. То, что способно поставить официальную картину прошлого под вопрос, прячется подальше в закрома. А для экспозиции на полки выставляется то, что этой картине не противоречит.

Однако к счастью (и тут недостаток исторической науки в целом оборачивается преимуществом – только преимуществом для сторонников истории альтернативной) сотрудники музеев с их традиционным образованием в рамках господствующей доктрины весьма слабо разбираются в технических вопросах, связанных с обработкой материалов. Поэтому даже среди тщательнейшим образом отобранной ими экспозиции, доступной широкому кругу, порой можно увидеть такие предметы, которые они никогда бы на полки не поставили, понимай они хоть в малейшей степени то, о чем эти предметы на самом деле говорят. Так и в Музее антропологии…

Среди ручных и довольно простеньких поделок, которые если и представляют какой-то интерес, то лишь любителям направления примитивизма, бросился в глаза небольшой – сантиметров десять в диаметре – диск из обсидиана, очень похожий на привычные нам CD -диски, только чуть потолще.

На первый взгляд, ничего обычного. И край диска местами не очень ровный. И процарапанные на плоскости окружности гуляют из стороны в сторону. Но… Какова сама плоскость диска!!!

К сожалению, все подобного размера экспонаты находятся за стеклом, и проверить инструментами точность, с которой изготовлена плоскость, возможности не представилось. Но человеческий глаз – сам по себе очень неплохой измерительный инструмент. Он с великолепной точностью замечает неровности на плоской поверхности, если они там есть. Тут же – на диске – неровностей нет!..

Обсидиан – вулканическое стекло. Очень удобный материал для простой обработки, благодаря своей хрупкости. При даже не сильном ударе обсидиан раскалывается так, что образуются очень острые кромки. Ими легко разрезаются мягкие материалы – например, кожа, мясо, некоторые виды растительности. Если аккуратно, то можно разрезать материалы и потверже – типа дерева. А при развитой сноровке из обсидиана можно делать не только ножи (как на Фото. 8), но и более тонкие инструменты, которые использовать на вроде тонкого лезвия, шила или даже грубой иголки – см. Фото. 13.

Диск из обсидиана

Фото 12

Диск из обсидиана

Изделия из обсидиана

Фото 13

Изделия из обсидиана

Шкала Мооса

Фото 14

Шкала Мооса

Обработка обсидиана в мастерской

Фото 15

Обработка обсидиана в мастерской

Однако стекло есть стекло. Оно легко колется. Но колется так, что ровных плоскостей – таких, как на диске (Фото. 12) – не образуется!.. Получить простым раскалыванием куска обсидиана такую плоскость просто физически невозможно. Для этого нужны уже совсем другие технологии обработки: обсидиан для начала надо распиливать или разрезать. А потом еще и полировать – ведь поверхность диска отполирована!.. И вот тут-то как раз и начинаются весьма серьезные проблемы для принятой версии древней истории.

Дело в том, что обсидиан легок в обработке, когда используется простое скалывание материала. А вот его резка или распиловка – задача очень непростая. Твердость обсидиана на уровне 5-6 по шкале Мооса (см. Фото. 14) – весьма и весьма высокая. Такую твердость имеют, например, привычные нам стальные ножи и не самые твердые напильники. Но для обработки требуются материалы потверже – инструмент из более мягкого материала будет стачиваться сам, а не обрабатывать обсидиан.

Мы заезжали в Теотиуакане – близ знаменитого археологического комплекса – в мастерскую по обработке обсидиана. Эта мастерская находится при сувенирном магазине, и туристов туда специально завозят. Конечно, вовсе не для повышения уровня образования в деле обработки материалов, а для того, чтобы у них не совсем уж повылазили глаза на лоб от уровня цен на предлагаемые тут сувениры. Как бы то ни было, любой имеет здесь возможность увидеть собственными глазами процесс современного производства изделий из обсидиана.

Для его обработки используют твердые абразивные диски, которые вращаются с большой скоростью либо специальным оборудованием, либо (при так называемой «ручной» обработке) чем-то типа электрической дрели. При желании, если взять абразивный диск достаточных размеров и жестко зафиксировать вращающий его инструмент, можно изготовить и такую ровную плоскость, как на « CD -диске» из музея.

Естественно, что ничего подобного у индейцев в древности не было. Как, впрочем, не было вообще какого-либо другого инструмента, с помощью которого можно было бы изготовить тот самый « CD -диск». Но диск-то есть!.. Значит, кто-то его все-таки сделал… И явно вовсе не тот индеец, который известен археологам и историкам, а представитель некоей цивилизации, у которой были соответствующие инструменты и технологии…

Заведомо не к примитивным индейцам относится изготовление и изумительного сосуда в форме обезьяны, который стоит в том же музее в Мехико. Качество ее просто совершенно!.. И дело вовсе не в замечательно отполированных даже мельчайших деталях фигуры обезьяны снаружи сосуда, а безукоризненном исполнении самого сосуда. Для того, чтобы выбрать материал изнутри нужен очень твердый инструмент. Нужно при этом умудриться не расколоть весьма хрупкий обсидиан. И главное: нужно было каким-то образом – при полном отсутствии даже чего-либо похожего на гончарный круг – изготовить сосуд таким образом, чтобы на глаз не было заметно ни малейших отклонений от правильной круглой формы как венчика сосуда, так и любого видимого поперечного сечения внутренней полости!..

Аналогичные чаши предлагаются и в упомянутом чуть ранее сувенирном магазинчике, при котором находится обсидиановая мастерская. Судя по заоблачным ценам (на которые не решился никто из наших даже наиболее состоятельных участников экспедиции), труда при изготовлении этого сосуда мастерам пришлось приложить очень немало. И это – при наличии всего того оборудования, что находилось в их распоряжении. О ручном же изготовлении подобного с помощью лишь примитивных инструментов и говорить не приходится.

Кстати, в одном из других залов музея находится аналогичная обезьянка, но сделанная на сей раз из алебастра. Алебастр мягче обсидиана и гораздо проще в обработке, однако мастер как ни старался, ему так и не удалось приблизиться по качеству к идеалу – легко заметны погрешности в изготовлении деталей обезьяны, отклонения от симметрии в ее фигуре. А внутренняя полость сделана так, что ее несоответствие идеальным округлым формам сразу бросается в глаза. При этом сосуд также очень тщательно отполирован – значит, мастер очень старался и не жалел времени. Однако добиться правильных геометрических форм он так и не смог. Судя по всему, мы имеем тут дело с явным подражанием, попыткой повторить идеальный оригинал. Но в отсутствии соответствующих инструментов и технологий, разница в качестве между оригиналом и копией просто неизбежна. Что и могут сейчас наблюдать воочию многочисленные посетители музея…

Создатель же обсидиановой обезьяны, в отличие от подражателя, похоже, не испытывал никаких затруднений при создании своего шедевра (иначе и не назовешь). По крайней мере именно на такое предположение наводят другие изделия из этого материала. Например, странные предметы (Фото. 17), которые очень сильно напоминают… шпульки (катушки для ниток) в современных швейных машинках. Они даже по размерам практически одинаковые.

Но шпульки для современных швейных машинок штампуют из пластмассы (в ХХ веке они были металлическими), а здесь – ровно та же самая форма, но из обсидиана!.. Маленькие диски толщиной всего в миллиметр на общем цилиндре, который сделан полым и имеет ту же миллиметровую толщину стенок – и все это монолитно!.. О какой ручной работе примитивными инструментами тут может вообще идти речь!?. Трудно представить что-то иное кроме токарного станка с алмазными (или аналогичными по твердости и прочности) резцами. Вся форма «шпулек» указывает именно на такой способ изготовления. Ведь для получения столь точной формы вращения заготовку нужно вращать. Для обработки твердого обсидиана нужны более твердые резцы. А для того, чтобы обсидиан при этом срезался, а не скалывался, нужна большая скорость вращения заготовки. Вот и получаем токарный станок в чистом виде!..

Разве у индейцев доколумбовой Мезоамерики было что-то подобное?.. Нет. Но «шпульки»-то вполне реальны!.. И найдены при археологических работах на древних объектах, а не привезены из современной мастерской…

Историки полагают, что «шпульки» использовались в качестве всего лишь… ритуальных украшений. Дескать, индейцы – представители знати или жречества – прорезали себе отверстие под нижней губой и вставляли туда эту «шпульку». Банальное назначение для предмета, изготовление которого требует таких технологий, которых у индейцев и в помине не было…

У историков вообще принято называть «ритуальными» все те предметы, реальное назначение которых они не могут объяснить в рамках принятой ими картинки прошлого…

Хотя, впрочем, индейцы действительно могли использовать шпульки именно в качестве украшений – дай какому-нибудь папуасу из дикого племени, обитающего глубоко в джунглях, использованную шариковую ручку, он запросто вставит ее в проколотую мочку уха или даже ноздри в виде украшения вместо простой палочки, которую он итак привык там носить...

Да и в гипотезе о ритуальном назначении историки на самом деле могут оказаться правы. Если индейцы понимали, что «шпульки» достались им от цивилизации, намного более развитой, чем они сами, то представителей этой цивилизации индейцы вполне могли посчитать «богами», а доставшиеся им от «богов» предметы – «божественными». А божественные предметы, конечно же, надо было использовать только в наиболее значимых ритуалах почитания этих самых «богов».

Только вот об исходном назначении «шпулек» подобное использование не говорит абсолютно ничего…

Кстати, тут же в музее есть аналогичные предметы из другого материала – из горного хрусталя (Фото. 18)!.. А у хрусталя твердость гораздо выше – на уровне уже 8 по шкале Мооса!.. И резать его можно только еще более твердыми материалами. Алмазный резец тут вполне подойдет… Что-то другое – вряд ли…

Сосуд из обсидиана в форме обезьяны

Фото 16

Сосуд из обсидиана в форме обезьяны

«Шпульки» из обсидиана

Фото 17

«Шпульки» из обсидиана

«Шпульки» из горного хрусталя

Фото 18

«Шпульки» из горного хрусталя

Спиральная «трубочка» из нефрита

Фото 19

Спиральная «трубочка» из нефрита

На фоне шпулек из обсидиана и горного хрусталя нефритовые изделия могут показаться «детскими игрушками». Но и они далеко не все одинаковы, и не все их можно изготовить с помощью самых простых технологий. Например, странной формы «трубочка» (Фото. 19), как будто завернутая спиралью вокруг своей оси, что гораздо естественней смотрелось, если бы «трубочка» были из пластилина или из глины.

Теоретически – пожалуй, только теоретически – можно представить себе мастера-индейца, который решил положить не один год своей жизни на то, чтобы выточить из нефрита (с твердостью 6-6,5 по шкале Мооса) подобную «игрушку». Но как он смог добиться столь высокой точности шага спирали?.. Как он смог создать полнейшую иллюзию легкого кручения в твердом камне?..

Другая трубочка из нефрита уже не требует кавычек – это действительно трубочка (Фото. 20). Но сделана она настолько идеально, что кажется выточенной на станке. И это – если даже ограничиваться только внешней ее поверхностью. Но это – трубочка в полном смысле слова: внутри нее просверлено отверстие. Просверлено так, что толщина стенок составляет всего миллиметр-полтора!..

Чем простой индеец мог бы сделать подобное?.. И сделать не в мягком дереве, а в твердом нефрите!..

Нефритовая трубка (скриншот)

Фото 20

Нефритовая трубка (скриншот)

Скульптура ягуара

Фото 20a

Скульптура ягуара

Базальтовая скульптура в музее Мехико

Фото 20b

Базальтовая скульптура в музее Мехико

Птице-ягуар

Фото 20c

Птице-ягуар

Технологии, которые требуются для изготовления описанных предметов, настолько кардинально отличаются от всего, что находилось в распоряжении любого известного историкам общества на территории Мезоамерики, что заведомо надо говорить об их создании высоко развитой цивилизацией. Цивилизацией, которую от индейцев Мезоамерики отделяет целая пропасть!.. Тут технологии, если даже и уступающие нашим современным возможностям (в чем я сомневаюсь), то лишь очень и очень немного!..

В принятой ныне картине далекого прошлого этого региона планеты места для цивилизации подобного уровня нет. Но предметы-то есть! И есть реально!..

А предметы – это факты!.. Факты, как говорилось ранее, – самодостаточны. Их не нужно доказывать, поскольку их доказательство – это они сами. И если факты не вписываются в принятую картинку прошлого, то вариант остается только один – надо менять картинку!..

На территории Мезоамерики есть следы неизвестной историкам древней высоко развитой цивилизации! А раз так – надо смотреть по другому и на то, что уже не столь очевидно. Вдруг найдется еще что-то, что относится также вовсе не к индейцам, а к этой самой неизвестной цивилизации…

Такие объекты действительно можно найти даже в том же музее. Это – целый ряд каменных скульптур, выполненных чаще всего из базальта. Базальт – весьма твердая горная порода, и обрабатывать ее ох как не просто. Между тем в музее есть, скажем, фигура ягуара (Фото. 20а), качеству исполнения линий которой позавидовал бы и современный резчик по камню. Впрочем, позавидовал бы этот резчик и изображению какого-то совершенно фантастического существа размером больше человеческого роста (Фото. 20 b ). Эту статую с радостью приняла бы любая галерея современной каменной скульптуры, и вовсе не за ее древность…

Есть какое-то создание с кошачьей головой, но с телом птицы, покрытом перьями (Фото. 20с). Каменные перышки уложены один к одному и выглядят так, как будто сделаны под копирку... А скульптура гремучей змеи, свернувшейся кольцами, отполирована до блеска так, что змея кажется живой (Фото. 21).

И ведь это – только то, что выставлено туристам на обозрение. А что еще может лежать в заповедных закромах музея!.. И не только этого, между прочим…

X