Древняя Мексика

Рубрика: Книги

Астрономия без астрономии

Г.Ершова обратила внимание, что продолжительность цикла в 5125,4 года, будучи помноженной на пять дает величину, равную 25627 лет. Это значение оказывается очень близко к периоду прецессии Земли, в результате которой положение северного полюса небесного свода описывает замкнутый круг на фоне неподвижных звезд (Фото. 181а), также как и точка восхода Солнца в день весеннего равноденствия совершает полный оборот по зодиакальному кругу.

«Пять временных блоков явно перекликаются с хорошо известными легендами ацтеков о «Пяти Солнцах», где каждое из «Солнц» знаменуется созданием мира и концом света. Ацтеки, последними перенявшие мезоамериканскую научную традицию, во многом утратили ее истинное понимание и потому воспроизводили ее в виде увлекательного, но маловразумительного мифа» (Г.Ершова, «Древняя Америка: полет во времени и пространстве»).

В связи с этим обращают на себя внимание именно первые два варианта окончания текущего цикла – 21 и 23 декабря 2012 года, поскольку именно на это время приходится и день зимнего солнцестояния, соответствующей столь же знаменательной точке календаря как и день весеннего равноденствия. Так что конца света в 2012 году ждать все-таки не следует, поскольку цикл прецессии не заканчивается в какой-либо условной точке, а продолжает свой круговорот в пространстве…

Кстати, на одном из интернет-форумов была приведен следующий текст:

«Событие 21 декабря 2012 года (13.0.0.0.0 4 Ахау 3 Канкин) зафиксировано только в одной надписи из Тортугеро, памятник 6. Огромная трещина проходит прямо через отрывок с описанием «что будет» (употреблена надлежащая форма будущего времени). Прочитать его невозможно…»

Впрочем, подождать до названной даты остается немного. Там и посмотрим, что же было на месте той самой трещины…

Ну, а чтобы ожидать «конца света» было не скучно, попробуем пройти чуть дальше Ершовой.

Современные астрономы признают, что для точного определения периода прецессии мы в настоящий период времени не имеем измерительных средств и методов, и что принимаемое сегодня значение для этой величины в 25800 лет имеет определенную погрешность. Величина 25627 отличается от 25800 всего лишь на 0,675 процента – великолепный результат в таких условиях!..

Получается, что индейцам был известен период прецессии с той же точностью, какой обладает современная астрономия!.. Более того, абсолютно не исключен вариант, что истинное значение периода прецессии как раз и составляет 25627 лет!.. То есть не исключен вариант, что у индейцев было знание более точное, чем у современных астрономов!..

Автоматически снова возникает вопрос: откуда такое знание?!.

Тем более, что заметить явление прецессии визуально крайне сложно. Ведь в результате прецессионного движения небесные тела изменяют свое положение всего на один градус за целых 72 года. Заметить это изменение по точке восхода Солнца невозможно – задолго до этого самого восхода звезд будет уже просто не видно из-за рассветного неба. А для того, чтобы фиксировать такое смещение ночью нужно уже к моменту измерений каким-то образом иметь очень точный календарь, которого, как мы уже выяснили, у индейцев не было!.. Таким образом, получается, что у них просто не было возможности провести необходимые астрономические измерения даже для того, чтобы хотя бы заметить прецессионное движение, не говоря уже о том, чтобы его измерить, да еще с такой точностью!..

И вновь получается знание откуда-то извне…

Кстати, в таком случае шансы на то, что значение периода прецессии равно именно 25627 лет, только возрастают!..

* * *

Исследователи давно обратили внимание на невероятно точные – буквально-таки фантастические – астрономические знания индейцев Мезоамерики, которые нашли отражение как в надписях на стелах, так и в знаменитых кодексах майя. И представители официальной версии истории, и сторонники «альтернативных» взглядов пишут об этом в своих книгах в самых восхищенных тонах, превознося «достижения жрецов майя в астрономии».

Однако тотальная тяга к различного рода «преувеличениям» практически во всей литературе по истории Мезоамерики заставляет осторожничать и тут. Надо все проверять. Тем более, что первый же взгляд выявляет как расхождения «в показаниях» разных авторов, так и то, что они явно пересказывают все с чьих-то чужих слов. Так что пойдем как можно ближе к исходным данным – обратимся к показаниям человека, который сам общался с майянскими «первоисточниками», к Майклу Ко.

«…майя были чрезвычайно озабо­чены тем фактом, что период движения Луны не являлся целым числом. В надписях, относящихся к «вводной серии», вслед за датой обычно следуют так называемые «лунные последовательности», ко­торые содержат до 8 иероглифов, связанных с цик­лами этого небесного тела. Одна из таких записей указывает на то, что лунный месяц считался рав­ным 29 или 30 дням, а другая запись говорит о возрасте Луны, появление которой в небесах свя­зывалось с определенной датой «длинного счета».

Майя… пытались найти способ приведения своего лун­ного календаря в соответствие с календарем сол­нечным… В 682 году нашей эры жрецы Копана начали вести вычисле­ния по формуле: 149 лунных месяцев = 4400 дней. Некоторое время спустя эту систему начали ис­пользовать во всех культурных центрах майя…

Большой интерес как для специалистов по майя, так и для астрономов представляют таблицы затме­ний, которые можно найти на нескольких страни­цах «Дрезденского кодекса». Они указывают на то, что у майя существовал цикл в 405 лунных месяцев, или 11960 дней, что приблизительно соответствует 46х260 дням. Эта формула была необычайно важ­на для майя, поскольку, пользуясь таким уравнени­ем, можно было скоординировать движение этого небесного тела со временем проведения их самых пугающих ритуалов. Уже к середине VIII века нашей эры, а возможно, что и раньше, древние майя знали о том, что лунные и солнечные затмения могут происхо­дить только в интервале, начинающемся за 18 дней продолжающемся еще 18 дней от так называемой узловой точки, то есть точки, в которой Луна, в своем видимом движении по небу, пересекает ли­нию видимого движения Солнца. Таблицы затмений представляют собой указания на подобные узловые моменты – периоды, когда существовала вероят­ность затмений. Судя по всему, майя знали, что постепенно происходит сдвиг периода узловых то­чек или, по крайней мере, со временем в нем про­исходят изменения» (Майкл Ко, «Майя. Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты»).

Маленькая поправка: то ли М.Ко ошибся, то ли переводчик был небрежен, но 11960 дней не «приблизительно соответствует», а в точности равно 46х260 дням…

Согласно современным астрономическим измерениям, так называемый синодический месяц, то есть период полной смены фаз Луны, равен 29,5305882 суток (или «дней»). Из соотношения, зафиксированного в Копане, продолжительность синодического месяца получается равной 4400/149=29,5302013 дней, что отличается от принятого ныне значения всего на 0,00131 процента. Погрешность составляет чуть больше секунды!.. Точность действительно просто фантастическая!..

Однако данные «Дрезденского кодекса» оказываются еще более точными, поскольку они дают значение 11960/405=29,5308642. Тут погрешность уже меньше секунды и составляет всего 0,00093 процента!.. Фантастичней и точней просто некуда!..

Продолжительность синодического месяца особо интересна тем, что она задает периодичность лунных и солнечных затмений, которые не только производили сильное впечатление на древних людей, но продолжают привлекать к себе пристальное внимание и сейчас. Так что не удивительно, что таблицам движения Луны посвящено довольно много места в «Дрезденском кодексе» – страницы 30–37.

Считается, что индейцы знали и причины затмений.

«То, что закрывает Солнце – это Луна, которая идет, привлеченная Солнцем, на него и закрывает его собой. Она движется по линии на север, увеличиваясь, и затем они сливаются в единое целое – и Солнце, и Луна закрывают друг друга. Все это описано таким путем для того, чтобы люди Майя могли понять, что случается с Солнцем и с Луной... Это неправда, что оно «укушено». Это из-за того, что между Солнцем и Землей встает Луна» («Книга Происхождения, Книги Чилам Балам»).

Любопытно, а зачем тут понадобилось вообще указывать, что Солнце никто не кусает?.. Значит, все-таки далеко не все знали причины затмений и были убеждены в противоположном – что Солнце и Луна пожираются неким драконом?.. Кстати, и на страницах «Дрезденского кодекса», посвященных Луне змеевидные изображения, вовсе не редкость (Фото. 182)…

Но вернемся к Майклу Ко.

«Говоря о разделе астрономии майя, связанном с наблюдением и расчетом движения планет, мы мо­жем с полной уверенностью утверждать лишь, что майя вели расчеты движения планеты Венера. В отличие от греков эпохи Гомера они знали, что ве­черняя и утренняя звезды представляют собой одно и то же небесное тело. Синодический цикл Венеры считался у майя равным 584 дням. По современным расчетам, он равняется 583,92 дня, то есть астроно­мы майя рассчитали эту цифру достаточно точно. Этот цикл майя делили на четыре периода: период, когда Венера появлялась на небе как утренняя звез­да, исчезновение планеты в верхнем соединении, появление Венеры как вечерней звезды и исчезно­вение ее в нижнем соединении. Пять циклов сино­дического движения Венеры соответствовали 8 го­дам солнечного цикла «нечеткого года» 5х584 =8х365=2920 дней. Таблицу движения Венеры, рас­считанную по 8-летним циклам, можно найти в «Дрезденском кодексе»» (Майкл Ко, «Майя. Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты»).

Венере в «Дрезденском кодексе» посвящено несколько страниц – с 24-й по 29-ю. И здесь точность соотношения для расчетов тоже фантастическая: погрешность составляет 0,0137% – менее полутора сотых долей процента!..

Текст о Луне – «Дрезденский кодекс» (страницы 35-36)

Фото 182

Текст о Луне – «Дрезденский кодекс» (страницы 35-36)

Текст о Венере – «Дрезденский кодекс» (страницы 27-28)

Фото 183

Текст о Венере – «Дрезденский кодекс» (страницы 27-28)

Страницы 23-24 «Парижского кодекса»

Фото 184

Страницы 23-24 «Парижского кодекса»

Караколь в Чичен-Ице

Фото 185

Караколь в Чичен-Ице

Повосхищались – и хватит. На этом, собственно, все и заканчивается…

Больше нигде ни о какой точности говорить не приходится. Да и выводы порой весьма сомнительные.

«Если задаться вопросом, занимались ли майя наблюдением за движением других планет, кроме Венеры, то ответ, скорее всего, должен быть утвер­дительным. Трудно представить себе, что одна из таблиц «Дрезденского кодекса», включающая в себя таблицу умножения числа 78, может быть чем-либо иным, кроме как таблицей расчета движения Марса, синодический цикл которого составляет 780 дней. Также трудно представить, что такие интеллектуалы, как майя, могли проглядеть тот факт, что число 117, которое получается в результате перемножения двух магических чисел нумерологии, 13 и 9, приблизи­тельно равняется синодическому циклу Меркурия, по современным вычислениям – 116 дням. Были высказаны предположения о том, что майя интере­совались и Юпитером. Но следует учесть, что майя были не столько астрономами, сколько астролога­ми, и все небесные тела, блуждающие по небу на фоне звезд, должны были, с их точки зрения, вли­ять на их судьбу» (Майкл Ко, «Майя. Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты»).

Непонятно, как Майклу Ко – специалисту по переводу текстов, буквально напичканных числами, записанными в двадцатеричной системе – оказалось трудным представить, что никакой связи нет между таблицей умножения на 78 и синодическим циклом Марса в 780 лет. Эти числа ведь выглядят взаимосвязанными вовсе не в двадцатеричной системе майя, а в нашей – десятеричной!.. И если б связь с Марсом имела место, то следовало бы ожидать тогда уж таблицы умножения не на 78, а на 39 (39=780/20)…

Больше по Марсу нет ничего. Так что предположение о наблюдениях жрецов майя за этой планетой просто высосано из пальца.

Ясно, что еще менее обоснованы утверждения в отношении Меркурия, поскольку опора в подобных рассуждениях на «магические числа в нумерологии» ничем не отличается от гадания на кофейной гуще…

Все это на самом деле является попыткой притягивания фактов к заранее заданной теории – теории, по которой индейцы имели многовековые традиции наблюдения за небом. Естественно, что при подобном наблюдении они не могли бы не заметить смещения на небе других видимых невооруженным глазом планет – Меркурия, Марса и Юпитера. Поэтому отсутствие каких-либо соотношений для этих планет ставит вопрос на этой заданной изначально теории.

Тем более, что по Венере-то таблицы есть!..

Нередко в книгах разных авторов можно встретить удивление по самому факту столь пристального внимания «Дрезденского кодекса» к нашей соседке по Солнечной системе. Какие только фантастические версии тут не высказываются...

Между тем, этому есть вполне простое и логичное объяснение. Вслед за Солнцем и Луной Венера представляет собой самый яркий объект на небесном своде. Ее видимая звездная величина на максимуме имеет значение – 4,8; в то же время, скажем, максимальная видимая звездная величина Марса всего – 2,8; а Юпитера – 2,5.

По той же причине индейцев не особенно интересовали и звезды. Да, созвездия они выделяли. Есть мнения, что выделяли и зодиак. В частности, есть публикации, в которых утверждается, что зодиакальные созвездия отражены в «Парижском кодексе» на страницах 23-24 (Фото. 184). А на поврежденных страницах «Дрезденского кодекса» можно увидеть изображения скорпиона, черепахи, гремучей змеи, которые, подобно украшениям, све­шиваются с ленты, обозначающей небо.

Однако имеет место удивительный парадокс.

В текстах, которые являются претендентами на отображение Зодиака, нигде нет каких-либо числовых соотношений, связанных с периодом прецессии, о котором шла речь в начале главы. А это по меньшей мере странно, поскольку связь между прецессией и Зодиаком самая непосредственная – в результате прецессии точка восхода Солнца в день весеннего равноденствия постепенно смещается на фоне как раз созвездий зодиакального пояса. И если майя имели столь точное знание периода прецессии, то почему это не нашло отражения в точных астрономических текстах рядом с изображением Зодиака, а попало только в самые расплывчатые предания о «Эрах» и «Солнцах»?!.

* * *

Итак. Из огромной массы всевозможных астрономических явлений майя имели фантастически точное знание только о четырех. Эти четыре явления характеризуются соответствующими величинами, которые по данным майянских текстов имели следующие значения:

Продолжительность солнечного года – 365,242 дня (погрешность всего 0,000062 процента)

Продолжительность синодического месяца – 29,5308642 (погрешность 0,00093 процента)

Длительность синодического цикла Венеры – 584 дня (погрешность 0,0137 процента)

Длительность периода прецессии – 25627 лет (отличие 0,675 процента, погрешность – ???)

Не густо, надо сказать… Однако и эти четыре результата должны были откуда-то появиться.

Первая и вполне логичная мысль: такие точные астрономические данные – результат долгосрочных астрономических наблюдений. Да иначе и быть не может, ведь случайно так не угадаешь и с одного раза не измеришь.

Естественно, историки и не сомневаются, что индейцы Мезоамерики на протяжении очень длительного времени наблюдали за небом, в результате чего и добились таких фантастических результатов. Историкам вторят и многие «альтернативщики»…

Однако любая деятельность должна оставлять после себя следы. Особенно длительная деятельность. А раз так, если индейцы занимались астрономическими наблюдениями, то должны остаться какие-то свидетельства этих наблюдений.

Часто приходится встречать такой «аргумент»: дескать, сами астрономические знания являются уже свидетельством и даже доказательством астрономических наблюдений. В общем случае готов согласиться: да, конечно же. Но чьих наблюдений?!.

Многие ведь даже не задаются таким вопросом, по умолчанию подразумевая, что индейцы Мезоамерики и являются авторами астрономических знаний. А разве исключен вариант, что знанием пользуются одни, а авторами этого знания являются совсем другие?.. Вовсе нет. Например, порох получил широкое распространение в Европе, а изобретен был в Китае. Для массы россиян картофель – один из основных продуктов питания, но родина-то его в Америке… Так что само знание в качестве «аргумента» отпадает. Нужны другие свидетельства астрономических наблюдений и измерений индейцев.

Часто в качестве таких «свидетельств» называются пирамиды Мезоамерики. Дескать, они служили жрецам майя для того, чтобы производить наблюдения за небом.

С приподнятой над окружающей местностью точки, конечно, удобнее наблюдать за небом – не мешают джунгли вокруг. Однако для этого вовсе не обязательно громоздить пирамиду. Да и следуя подобной логике, можно было бы сказать, что для астрономических наблюдений служили все искусственные сооружения в мире, поднимающиеся над окружающей местностью – например, скифские курганы или Великая китайская стена…

На самом деле достаточно очевидно, что сам по себе факт существования пирамид никоим образом не указывает на их какую-либо функциональную связь именно с астрономическими наблюдениями. О чем, впрочем, говорит и то, что никто из египтологов даже не пытается утверждать, что египетские жрецы будто бы поднимались на пирамиды, чтобы следить за звездами и планетами…

Иногда в качестве дополнительного «аргумента» историки, занимающиеся Мезоамерикой, приводят утверждение о некоей связи самих пирамид и их деталей с астрономическими знаниями. Например, у знаменитой пирамиды в Чичен-Ице (Фото. 162) лестницы с четырех сторон имеют по девяносто одной ступеньке, что в сумме с верхней площадкой дает 91х4+1=365 количество дней «Хааба», то есть количество дней в году. И подобные соотношения с календарными циклами будто бы прослеживаются и в других некоторых сооружениях Мезоамерики. Появилось даже крылатое выражение – дескать, «архитектура майя – это застывший в камне календарь»…

Спору нет: красивая и поэтичная метафора…

Но причем тут астрономические наблюдения?!.

Есть только лишь фиксация в камне некоего астрономического знания – только и всего. Процесс самих наблюдений за небом ведь не зафиксирован!..

Да и умудрись майя каким-нибудь образом добавить к пирамиде в Чичен-Ице еще 0,242 ступеньки до точного значения продолжительности года (в соответствии с их знаниями данной величины), и это бы ничего не изменило – ведь, повторюсь, наличие знания само по себе еще ничего не говорит о его источнике…

В Чичен-Ице есть сооружение Караколь (Фото. 185), которое почти все авторы книг по истории Мезоамерики связывают с астрономическими наблюдениями и которое нередко даже соответственно и называют – «Обсерватория». Это – невысокая круглая башня, расположенная на прямоугольном возвышении и некогда, возможно, имевшая полусферический верх. По своим внешним формам эта конструкция действительно очень сильно напоминает современную обсерваторию, поэтому подавляющее большинство и простых туристов, и даже довольно дотошных исследователей легко принимают версию обсерватории, в которой будто бы и проводили жрецы майя свои наблюдения за небом.

Чем не искомое «доказательство»?..

Однако внешний вид порой бывает очень обманчив.

Подойдем поближе и посмотрим на детали конструкции «купола» Караколя, точнее: полусферической части сооружения – там, где она разрушилась, в результате чего стало возможным увидеть ее как бы «в разрезе» (Фото. 186).

И что же мы увидим?.. Все те же знакомые остроконечные своды майя над узкими проходами с абсолютно глухой внешней стеной!..

Вы, уважаемый читатель, сможете наблюдать за звездами сквозь глухие стены?.. Думаю, вряд ли… Я, например, не смогу точно…

У современной обсерватории сферический купол тоже непроницаем. Но ведь он имеет возможность при необходимости раздвигаться, открывая для обзора доступ к нужной части небесного свода. А могла ли таким же образом раздвигаться каменная кладка Караколя?.. Очевидно, что нет.

Нет, ну конечно, можно предположить, что жрецы майя настолько развивали в себе экстрасенсорные способности, что могли видеть сквозь глухие стены. Но при таком уровне развития подобных способностей никакая обсерватория им была бы не нужна. Да и вообще не были бы нужны какие-либо специальные сооружения для астрономических наблюдений. Смотри себе хоть из джунглей сквозь самые глухие заросли и фиксируй что тебе надо…

В верхнем ярусе Караколя есть то ли окна, то ли проемы для выхода на открытую площадку (Фото. 187). Но они мало что меняют. Их, очевидно, было всего несколько штук. И никакими визирными особенностями, необходимыми для сколь-нибудь точных наблюдений, они явно не обладают…

В целом же можно констатировать, что Караколь – сооружение, лишь своей формой отдаленно напоминающее реальную обсерваторию. В действительности из этой «Обсерватории» наблюдать что-либо (тем более на небосводе) просто невозможно. И достаточно очевидно, что к астрономическим измерениям она не имеет никакого отношения. Название же только вводит в заблуждение непосвященных и дано по ближайшей ассоциации. Хотя если присмотреться, то гораздо больше сходства можно обнаружить с каким-нибудь христианским храмом или даже просто часовней. В них тоже почти полусферический купол венчает нередко круглую (точнее: цилиндрическую) «башенку»…

Ну, и какие тогда есть основания считать Караколь обсерваторией, а не обычным храмом, кроме простого желания историков?!.

* * *

Еще одним якобы «свидетельством» развитых астрономических наблюдений у индейцев Мезоамерики считается ориентация как некоторых сооружений, так и целых комплексов по сторонам света.

Например, комплекс Цибальчальтуна выстроен с привязкой к забетонированной дороге, которая проложена точно по оси восток-запад. На одном – восточном – конце дороги стоит небольшое сооружение, «храм» с окошками. Он расположен так, что, стоя на другом конце дороги в день весеннего равноденствия, можно увидеть как Солнце восходит точно в окошке этого «храма» (Фото. 188).

Из этого примечательного факта в исторической литературе делается вывод, что тут индейцы занимались астрономическими наблюдениями. Но насколько реально обосновано данное утверждение?.. И есть ли тут на самом деле связь с астрономией?..

Конструкция «купола» Караколя

Фото 186

Конструкция «купола» Караколя

Верхний ярус Караколя

Фото 187

Верхний ярус Караколя

«Храм» на восточном конце дороги в Цибальчальтуне

Фото 188

«Храм» на восточном конце дороги в Цибальчальтуне

Схема определения направлений на стороны света

Фото 189

Схема определения направлений на стороны света

Возьмем обычную палку и в центре ровной площадки (точка А на Фото. 189) воткнем вертикально эту палку в землю. Далее берем небольшой кусок веревки, привязываем (не туго!) ее один конец к основанию палки и вращаем веревку по кругу. Конец веревки опишет (с очень хорошей точностью) ровную окружность с центром как раз в точке А. Все, предварительные приготовления закончены. Теперь нам нужен только солнечный день, коих в Мезоамерике каждый год бывает немало…

Не поленившись, встанем пораньше и будем следить за тенью, которую будет отбрасывать палка. Ранним утром тень будет выходить за пределы окружности. Затем (если только не сделать круг очень маленьким), постепенно уменьшаясь, в какой-то момент тень от палки коснется проведенной накануне окружности. Зафиксируем эту точку (точка В) и будем следить за тенью дальше. Тень, достигнув своей наименьшей длины в полдень, будет затем постепенно увеличиваться и в некий момент вновь коснется проведенной окружности. Зафиксируем и эту точку (точка С).

Соединим теперь точку А с точками В и С – получим угол ВАС. Если теперь – с помощью также нехитрой операции – этот угол поделить пополам, то (проводя этот простой опыт где-то в Мексике) мы получим направление А D , указывающее на север с очень и очень хорошей точностью. А зная направление на север, мы можем легко определить направление на остальные стороны света: на юг, запад и восток.

Теперь только осталось протянуть дорогу по оси восток-запад и выстроить «храм» на восточном конце этой дороги. А для этого, также как и для описанного определения направлений на стороны света, нет никакой необходимости в сколь-нибудь серьезных астрономических наблюдениях. И без них Солнце взойдет в день весеннего равноденствия в нужном нам окне «храма», поскольку в этот день оно встает точно на востоке…

* * *

Итак, выясняется, что в Мезоамерике нет абсолютно никаких архитектурных сооружений, которые были бы предназначены для сколь-нибудь развитых астрономических наблюдений или хотя бы косвенно указывали на проведение таких наблюдений.

Нет ничего, сколь-нибудь похожего на хронометр или часы, без которых не обойтись – ведь простой взгляд в небо ничего не дает. Даже для того, чтобы фиксировать какие-либо астрономические явления по целым дням, а не их дробным значениям, нужно быть уверенным, что измерения или наблюдения проводятся точно в нужный момент дня, а не, скажем, на час раньше или полчаса позже. А как это обеспечить в условиях отсутствия вообще приспособлений для фиксации хода времени?!. Это просто невозможно.

Нет в Мезоамерике и абсолютно никаких инструментов для астрономических наблюдений. Даже самых простейших. Ни отвесов, ни уголков, ни визиров…

И думается, это вовсе не потому, что подобные предметы просто случайно не попали на полки музеев и в доступные описания археологических находок. При давно выявленном развитом астрономическом знании археологи и историки явно не преминули бы раструбить по всему миру об обнаружении инструментов для астрономических наблюдений. Но ничего подобного не происходит. И это говорит о том, что таких инструментов не найдено в принципе!..

А как можно фиксировать какие-либо явления на небесном своде без инструментов, пользуясь лишь пальцами?..

Результативность подобных «измерений», на мой взгляд, достаточно наглядно проиллюстрировал Серега – один из героев известного фильма «Особенности национальной рыбалки», – когда пытался вести катер по направлению «два пальца левее Алголя». Он очень живо интересовался, как нужно ставить пальцы – горизонтально или вертикально. И чьи пальцы… «У Кузьмича они толще»…

И наконец, в Мезоамерике нет абсолютно никаких записей и упоминаний об астрономических наблюдениях и измерениях как таковых. Как нет и никаких письменных текстов не с финальными итогами в виде таблиц, а с промежуточной фиксацией астрономических явлений. Как же тогда могли передаваться текущие результаты наблюдений не только от поколения к поколению, а от одного дня к другому?.. Как можно было вообще получать итоговый результат, не зафиксировав нигде начальных и конечных данных по движению какого-либо небесного тела?!. Это в принципе невозможно!..

И мы получаем весьма серьезный парадокс: астрономических наблюдений нет, а само астрономическое знание есть. И еще какое!..

X