Древняя Мексика

Рубрика: Книги

Как-то по случаю, уже после мексиканской экспедиции, мне довелось побывать на одной конференции египтологов, где, как мне кажется, удалось получить ключевой ответ на загадку существования столь парадоксального одновременного сосуществования непримиримых версий истории. Дело в том, что большинство профессиональных историков занималось и продолжает заниматься своим предметом в буквальном смысле слова заочно – не видя реальных фактов!..

И к этому есть вполне прозаические предпосылки. Еще не так давно даже выехать на место, где находятся эти самые факты, было практически невозможно в силу различного рода политических и идеологических причин. Даже тем же профессионалам, которые из-за этого вынуждены были работать только с библиотечной литературой. Но любая литература уже заведомо несет в себе субъективные трактовки, субъективные искажения действительности, которые вносят авторы этой литературы. И дело даже не в том, что нередко приходится сталкиваться с замалчиванием «неудобных» фактов и находок, а в том, что каждый в одном и том же объекте видит свое – выделяет свои, значимые именно на его взгляд, характеристики и параметры этого объекта. В результате этого, какое описание не читай, оно все равно не будет полным. Но и более того, оно запросто может быть настолько неполным, что даст принципиально неправильное представление о реальном объекте.

Чтобы не быть голословным, поясню это на конкретном примере.

Все читали и «знают» о знаменитых египетских обелисках. Но знают что?.. В книжках можно увидеть данные по высоте обелисков, оценку их веса и указание материала, из которого они изготовлены; описание их величественности; изложение версии изготовления, доставки и установки на место. Можно даже найти варианты переводов надписей на них. Но вряд ли где вы встретите упоминание о том, что на этих же обелисках очень часто можно встретить узкие декоративные прорези (глубиной порядка сантиметра и шириной на входе всего в пару-тройку миллиметров и практически равной нулю в глубине), которые не в состоянии ныне повторить ни один супер-совершенный инструмент. И это в наше-то время высоких технологий!..

Что значите такая небольшая прорезь на таком внушительном объекте, как обелиск?.. Так – «мелкая деталь»…

Но проблема в том, что параметры этой «мелкой детали» категорически отвергают все теории ее изготовления не только примитивными инструментами, но и вообще ручным способом. Такую прорезь в граните можно сделать только с помощью очень высокотехнологичного оборудования. Теоретически – сугубо теоретически, поскольку практически этого сейчас никто не делает – подобное можно было бы повторить достаточно мощным лазером или фрезой из искусственного материала с твердостью, приближающейся к твердости алмаза (самого твердого природного материала) или даже превышающей ее!

Отсюда неизбежно и автоматически вытекает то, что сделать ее могли только те, кто имел соответствующий инструмент. Это – раз. Тот, кто имел машинное производство (а вовсе не ручное). Это – два. Тот, кто имел производственную базу для создания подобного инструмента. Это – три. Тот, кто имел соответствующее энергетическое обеспечение как для работы этого инструмента, так и для работы всей базы, производящей инструмент. Это – четыре. Тот, кто имел соответствующие знания. Это – пять. И так далее, и тому подобное. В итоге мы получаем цивилизацию, превосходящую современную нам и по знаниям, и по технологиям.

Фантастика?.. Но прорезь-то реальна!!!

Конечно, конкретно в обелисках эта деталь далеко не одна. Есть еще высочайшим образом исполненные надписи (по крайней мере на тех обелисках, где они есть, и по крайней мере в центральной части этих надписей), которым позавидуют и современные гравировщики. Есть великолепнейшее качество граней и ребер, которое вручную обеспечить невозможно (законы физики не позволят). Но чаще всего количество таких деталей в конкретном объекте все-таки можно пересчитать по пальцам одной руки.

Так вот. Отсутствие или наличие в описании обелиска одной такой «маленькой детали» как прорезь (или двух-трех подобных ей – в данном случае точное количество не имеет значения) кардинальным образом меняет саму сущность обелиска как артефакта.

Нет описания этих деталей – и можно рассуждать о тысячах египтян, впряженных в салазки и перетягивающих обелиск к месту установки; о сотнях каменотесов; о специально выстроенных судах, способных выдерживать подобный груз; о хитроумных приспособлениях для подъема и перегрузки обелиска с места на место. Можно даже пытаться «воспроизвести» обработку гранита медными и каменными инструментами (в СССР для подобного даже существовала специальная лаборатория; ныне ее судьба мне неизвестна).

Однако наличие прорези перечеркивает все эти теории и эксперименты напрочь!.. Дальше можно сколько угодно рассчитывать количество рабов для перетаскивания обелиска с места на место – эти расчеты становятся столь же смешными, как и попытки сосчитать, сколько человек толкало вручную перед взлетом реактивный самолет…

А ведь подобных артефактов в том же Египте – просто колоссальное количество! Только мы (те, кто участвовал в египетских экспедициях) видели, без всякого преувеличения, тысячи таких предметов и объектов, существование которых можно объяснить только применением высоких технологий. И нас уже ни в чем убеждать не нужно – мы просто знаем о том, что в древности реально была цивилизация, превосходившая нас по уровню знаний и технологий.

(Тем, кто еще не знаком с материалами этих экспедиций, могу порекомендовать свою книгу «Цивилизация Древних Богов Египта», также вышедшую в издательстве «Вече»; шестисерийный документальный фильм «Загадки Древнего Египта» и отчеты, вывешенные в Интернете на сайте Лаборатории Альтернативной Истории – www . lah . ru )

Однако легко понять и того профессионального историка, который ничего этого не видел и который сталкивался лишь с такими описаниями объектов, в которых эти – принципиально значимые – «детали» просто отсутствуют. Увы, так уж сложилось, что действительно отсутствуют. Кто-то вообще не обращал на них внимания, поскольку не был силен в технических дисциплинах и не понимал важности соответствующих параметров таких деталей. А кто-то и замечал неприятные детали, однако специально замалчивал, потому что эту важность как раз и понимал, но не хотел отказываться от привычной точки зрения…

* * *

Так вот. Возвращаясь к профессиональному историку, который имеет дело лишь с литературой – его действительно легко понять, поскольку он просто не имеет возможности ознакомиться с реальными фактами. И конечно, для него будет казаться самой настоящей дикостью версия древней высоко развитой цивилизации. Слишком велика пропасть между этой версией и тем, к чему он привык с детства, и на что потратил многие годы своей жизни…

Выход один: если этого историка интересует не только карьера в «научных кругах», а и само реальное прошлое, ему надо ездить и смотреть самому. Благо мы живем в то время, когда это стало вполне возможным. Не только потому, что в нашей стране уже нет проблем с выездом за границу, но и потому, что сами границы стали доступней – развивается транспорт, растут скорости, и уже не надо тратить целые месяцы на дорогу только в одну сторону.

Впрочем, достижениями современной цивилизации может воспользоваться и любой читатель этой книги, который не захочет дожидаться изменения мнения историков, а заодно и содержимого школьных учебников. Ныне практически любой имеет возможность убедиться в реальности фактов, которые в корне противоречат принятой ныне версии истории.

Рано или поздно изменения так или иначе произойдут. Любая наука оперирует лишь теориями, которые строятся на каком-то знании. А наше знание непрерывно растет, и одна теория неизбежно сменяет другую. В этом страшного ничего нет. Это – нормальное состояние науки. И ошибочность даже господствующих теорий тоже вполне нормальна.

В свое время Парижская академия наук осмеяла Лапласа с его гипотезой о небесном происхождении метеоритов. Дескать, «камни с неба падать не могут, потому что на небе камней нет». Ныне же мы только снисходительно улыбаемся такому «невежеству» парижских академиков…

Другое дело, что смена теорий, скажем, в естественных науках типа математики и физики происходит довольно регулярно и поэтому достаточно безболезненно. История – та же наука. И в ней смена теорий тоже должна быть явлением нормальным. Но так уж сложилось, что в исторической науке процесс смены теорий затянулся, хотя время для этого не просто наступило – оно уже давно прошло. А подобное затягивание смены господствующих взглядов чревато тем, что старая теория не просто уступит в конце концов место новой. Не исключен (а с моей точки зрения, весьма и весьма вероятен) вариант, что старая теория рухнет, и рухнет с громким шумом, много чего похоронив под своими обломками. И чем дальше будет затягиваться процесс смены теорий, тем сильнее будет шум, и тем мельче будут обломки. Поэтому, чтобы не оказаться среди голых руин, здание новой теории нужно выстраивать уже сейчас – даже тогда, когда этому откровенно препятствуют всеми силами те, кто предпочитает поддерживать ветхое здание теории устаревшей. А для этого нужно опять-таки ездить, смотреть своими глазами, щупать руками. Изучать в первую очередь реальные факты…

* * *

Кто-то скажет: гладко было на бумаге – да забыли про овраги. И будет прав. Съездить и посмотреть – еще не значит увидеть и понять. Нужно все-таки знать – хотя бы предварительно – что именно искать, и на что обращать внимание. Ну, так на это и нацелена данная книга в том числе. Кто-то пройдет по нашим следам и сможет удостовериться в обоснованности выводов о высоко развитой древней цивилизации. А кто-то сможет сделать свои выводы и пойти еще дальше. И это – тоже нормально!.. Ни я, ни другие участники наших экспедиций вовсе не претендуем на то, чтобы быть истиной в последней инстанции…

Но даже представляя, что искать и что смотреть, можно не увидеть. Тут ведь еще есть целый ряд препятствий. В том числе и созданных искусственно.

Далеко не все представители официальной исторической науки не понимают, о чем действительно говорят те или иные артефакты или их параметры. Но не имея возможности их объяснить в рамках принятой теории и не желая менять свою позицию, они предпочитают просто прятать неудобные объекты, скрывать их от посторонних глаз. То, что имеет небольшие размеры, убирается в закрома и хранилища музеев. А к тому, что сдвинуть с места не так-то просто, простых туристов и «посторонних» не пускают, возводя различные заграждения из заборов и колючей проволоки. Поэтому в составе обычной туристической группы мало что можно увидеть. Да и гид расскажет вам только официально утвержденную версию, поскольку в противном случае он может лишиться своей работы.

За время египетских экспедиций мы к этому уже достаточно привыкли, поэтому и в Мексике нас гораздо больше привлекали те места, которые находились за заграждениями с табличками «Проход запрещен». Так что не все, представленное в данной книге, будет легко доступно тем, кто захочет проверить на месте достоверность изложенного.

Впрочем, далеко не все смотрители на археологических объектах являются рьяными приверженцами строго официальной версии. И далеко не все они не имеют никаких материальных затруднений. Поэтому проблемы с доступом к закрытым объектам вполне решаемы. Ну, если и не все, то многие…

* * *

Гораздо сложнее дело обстоит с тем, что упрятано в закромах музеев. Тут система барьеров отработана уже настолько, что шансы человека, усомнившегося в официальной версии, получить доступ к реальным «неудобным» артефактам практически равны нулю. К ним допускаются лишь те, чья лояльность принятой версии многократно проверена в ходе самой работы (получения званий, должностей и прочего) на историческом поприще. Увы, надеяться на их объективность не приходится – «лишних» деталей в своих описаниях они не допустят. Как и вообще «неудобной» информации. И на меня в последнее время наводят лишь грусть бравурные сообщения средств массовой информации, что та или иная очередная находка отправилась в музей и «стала достоянием всех», а не попала в частную коллекцию. По сути это означает, что доступ к этой находке для несогласных с принятой версией истории закрылся на долгие годы…

Если вернуться к теме книги, то применительно к Мексике тут уместно будет вспомнить про судьбу коллекции шотландского горного инженера Уильяма Невена, который проводил раскопки в долине Мехико в начале XX века. На глубине 9 метров от поверхности он обнаружил следы древней цивилизации с развитой архитектурой, ремеслами и даже письменностью. За время довольно продолжительных раскопок Невеном было собрано порядка 30 тысяч (!!!) артефактов, из которых более двух с половиной тысяч составляли таблички с неизвестной пиктографической письменностью. И вся эта коллекция после смерти Невена в 1937 году исчезла, по сути, в неизвестном направлении (что-то уехало в Нью-Йорк, что-то, по слухам, оказалось в каком-то частном собрании в Мехико, что-то осело в закромах мексиканских музеев). Причина банально проста – подобная цивилизация абсолютно не вписывалась в принятую историками картину прошлого Мезоамерики. И громадная коллекция просто была фактически ими похоронена (почти в буквальном смысле). Если и упоминается где-то сама коллекция, собранная Невеном, то лишь в так называемых неофициальных изданиях (поскольку информация, содержащаяся в таких изданиях, нередко бывает сомнительной и требует тщательной проверки, я не привожу здесь более детального описания самой коллекции, хотя оно и есть у меня под рукой)…

Вот вам размах умалчивания! Тридцать тысяч артефактов!!! Даже в Национальном музее антропологии в Мехико на обозрение туристов ныне выставлено меньше экспонатов!..

* * *

Еще одно препятствие порождено уже не со злым, а с «добрым» умыслом (если так можно выразиться вообще). Дело в том, что нередко приходится сталкиваться не только с позитивными, но и с негативными последствиями развития массового туризма. Ведь простому туристу совершенно неинтересно смотреть на какие-то руины или покрытые растительностью холмы. Его гораздо больше привлекает красота «восстановленных» и «реконструированных» древних сооружений. Вот и растет в последнее время количество откровенного новодела, за которым реальных древностей порой и не рассмотреть.

Если в Египте новострой на исторических объектах набирает серьезные обороты только в последние годы, то в Мексике «реставрация» идет давно и с большим размахом. И тут многое начинает зависеть от того, насколько достоверно производится реконструкция, кто и с какой целью эту реконструкцию проводит, сколько на это имеет средств и так далее и тому подобное. Так что порой объекты меняются до неузнаваемости (см. например, Фото. 3 и Фото. 4). И надо быть готовым к тому, что видимое вами может быть совсем не тем, что было в реальности.

Увы, законы бизнеса диктуют свое. И официальная доктрина тоже диктует свое – поэтому в подавляющем большинстве случаев «реконструкция» осуществляется в соответствии с тем планом, который утверждается представителями принятой версии истории. К этому тоже надо быть готовым…

(пирамида Солнца «реставрирована» в начале ХХ века)

* * *

Думаю, профессиональные историки возмутятся: дилетанты будут их учить, как надо работать, да еще будут лезть не в свое дело!..

Но приведу такое сравнение. Представьте, господа историки, что вас банально грабят на улице, а проезжающий мимо милицейский патруль будет делать вид, что ничего не происходит. То есть будет не замечать очевидного факта. А в ответ на ваши законные призывы о помощи лишь возмутится, что кто-то еще будет учить их исполнять их же профессиональные обязанности.

И что делают обычные обыватели, если государство – в виде хотя бы того же милицейского патруля – игнорирует свои обязанности по их защите? Правильно: сами берутся за свою защиту кто как может!..

Так вот. Действительно: изучать и объяснять исторические факты и объекты, а не закрывать на них глаза – именно ваша (профессиональных историков) профессиональная обязанность. И если этого не делаете вы, то – ровно по той же логике – это за вас будут делать другие. В конце концов, уже просто надоело бездействие профессионалов и засилье самодеятельности таких «исследователей истории» как Фоменко и Мулдашев, которых также интересует все, что угодно, только не объяснение реальных фактов.

Но есть еще и другой, весьма немаловажный момент.

Дело в том, что выводы о существовании в прошлом высоко развитой в технологическом отношении цивилизации опираются прежде всего на те параметры археологических артефактов, которые относятся к области строительства и обработки материалов. А это – уже вовсе не гуманитарное, а сугубо «технарное» направление, где важны в первую очередь не столько исторические, сколько технические знания. И основная часть состава наших экспедиций – как раз технари, имеющие соответствующее образование и опыт, необходимые для исследований в указанных областях. Вот мы и взглянули на мексиканские факты не глазами авторитетов от истории, а своими собственными…

А выводы: хотите – принимайте, хотите – нет. Каждый имеет право собственного выбора.

X