Древняя Мексика

Рубрика: Книги

Неудобная облицовка

Наверняка найдется читатель, который скажет: «Ну, была облицовка… Что ж тут удивительного?..»

Но удивительно как раз вовсе не наличие облицовки у пирамид Теотиуакана ранее, а отсутствие упоминаний об этой облицовке в современной исторической литературе. Парадоксально, но по этому вопросу большинство книг, написанных представителями академической науки, почему-то предпочитает придерживаться позиции скромного умолчания. Причем настолько, что пришлось тратить время чуть ли не на специальное выяснение – была облицовка или нет…

Казалось бы, наличие облицовки – весьма важная архитектурная деталь, которую нельзя не упомянуть. А уж наличие облицовки каменной, да еще и на столь грандиозных сооружения как пирамиды Теотиуакана – тем более. Особенно если учесть, что эта «маленькая деталь» имеет прямое отношение к уровню развития строительных технологий, а следовательно, и к уровню развития общества в целом. Почему же тут историки так «скромны»?..

В конце концов, само по себе простое наличие облицовки абсолютно ничего не говорит о возрасте сооружений и, казалось бы, не может поэтому угрожать официальной датировке Теотиуакана. Почему же тогда для того, чтобы найти в книгах по истории Мезоамерики только упоминание об облицовке приходится потрудиться?.. А о том, чтобы найти описание этой облицовки, я уже и не говорю – придется перерыть горы литературы!..

Причины столь странной «скромности» представителей академической науки по данному вопросу становятся ясны, если присмотреться повнимательней к тем блокам облицовки, которые ранее находились на пирамиде Солнца, а ныне лежат у ее основания с западной стороны. Их – еще в ходе «реставрации» столетней давности – снял с пирамиды Бартрес, и с тех про они столь же «скромно» лежат чуть в стороне от лестницы, ведущей на вершину пирамиды Солнца. Настолько скромно, что большинство туристов их просто не замечает.

И мы также умудрились пройти мимо – никто даже их не сфотографировал. Лишь один из операторов несколько раз бегло прошелся по ним камерой (Фото 60 – скриншот с этих съемок), благодаря чему и удалось все-таки их заметить хотя бы на стадии обработки материала уже после экспедиции.

Несмотря на почтенный возраст, некоторые из этих блоков сохранили еще довольно ровные грани. И это – очень показательный момент, поскольку простым обстукиванием каменным инструментом получить такие ровные грани невозможно. Для этого нужна металлическая пила или еще более совершенный инструмент. Однако ничего похожего на пилы ни у одной из известных историкам древних цивилизаций Мезоамерики не было. А ровные грани на каменных блоках есть!..

Более того: сохранились и очень ровные углы, которые также как и ровные плоскости, обстукиванием получить нельзя. Нельзя по одной довольно простой причине: фактура природного материала такова, что имеет место сильно нерегулярная кристаллическая структура. При обстукивании будут получаться заметно неровные сколы, которые ручной шлифовкой бесследно не устранить. Тем более, что тут речь идет не об одном-единственном изделии, на создание которого какой-нибудь мастер и мог бы потратить значительную часть своей жизни, а о весьма масштабном строительстве, при котором на столь тщательную доводку каких-то блоков никто бы и время тратить не стал. Подобное качество каменной облицовки получалось явно автоматически в процессе обработки – именно так, как оно и образуется, например, в ходе современной машинной распиловки.

Вот поэтому-то и хранят учебники истории стыдливое молчание!.. Ведь тут уже речь должна идти не просто о наличии облицовки, а о том, что сделать ее могла лишь настолько высоко развитая цивилизация, насколько известные историкам индейские цивилизации никогда не продвигались в своем развитии. И более того: даже и не приближались к сколь-нибудь сопоставимому уровню развития технологий!..

Цивилизаций таких историкам не известно. Но блоки-то есть!.. Тогда кто их сделал?.. Надо давать какой-то ответ...

Для участников нашей экспедиции объяснение очевидно. Это – дело рук совсем другой, весьма высоко развитой цивилизации. А у историков места для такой цивилизации не находится. Вот и избран другой путь: «скромное умолчание мелких деталей»…

* * *

Такое же «скромное умолчание» имеет место и в отношении еще одной «детали». Хотя «деталью» это нельзя назвать, поскольку речь идет о целой зоне в комплексе Теотиуакана, расположенной прямо в его центре – на берегу речки, пересекающей комплекс перпендикулярно Дороге Мертвых.

О речке книги по истории упоминают. Особенно когда речь идет о какой-то «сакральности» плана застройки: дескать, речка образует с Дорогой Мертвых фигуру в виде креста – древнего сакрального символа. Вот о том, что находится на ее южном берегу к востоку от Дороги Мертвых – ни слова!..

Да и туристические маршруты обходят эту зону стороной. И мы довольно случайно туда попали, пытаясь сократить путь и продравшись через колючий кустарник. Хотя, зная это место, туда можно попасть и более удобным путем – непосредственно свернув с Дороги Мертвых по малоприметной тропинке, идущей параллельно речке.

Блоки облицовки пирамиды Солнца

Фото 60

Блоки облицовки пирамиды Солнца

«Сад камней» в Теотиуакане

Фото 61

«Сад камней» в Теотиуакане

Блок из «Сада камней» с барельефом и плоской гранью

Фото 62

Блок из «Сада камней» с барельефом и плоской гранью

Блоки из «Сада камней» в Теотиуакане

Фото 63

Блоки из «Сада камней» в Теотиуакане

Мы как-то сразу назвали это место «Садом камней», и такое название у нас мгновенно прижилось, поскольку оно хоть и условно, но, пожалуй, наилучшим образом отражает то, как выглядит эта зона. Тут археологи подняли с земли и поставили на специальные тумбы каменные блоки, которые нашли. Судя по всему, воспроизвести из блоков какие-то постройки (которые они явно ранее составляли), оказалось невозможным, и блоки оставлены непосредственно на месте их обнаружения. Похоже даже, что сюда эти блоки были кем-то ранее перенесены и/или просто брошены по дороге…

Есть тут блоки с остатками краски, блоки с кусками штукатурки и даже блоки с фрагментами резных украшений. Однако для нас наибольший интерес представляли не они, а простые камни, но с очень ровными плоскостями и углами, которые указывали на явные следы распиловки исходного материала в процессе изготовления этих блоков.

На Фото. 62 для примера показан один из таких блоков. На одной его грани сохранились остатки барельефа. Это вполне можно было сделать и вручную самым простым каменотесным инструментом. Но другая грань у этого блока слишком ровная для ручного изготовления. На ней нет никаких признаков обстукивания в форме каких-либо неровностей или отклонений от идеальной плоскости.

И подобных камней тут немало. Время изрядно их потрепало, но ровные плоскости сохранились. И все указывает на то, что каждый из этих блоков вовсе не был чем-то вроде «уникального произведения искусства» какого-то мастера, а был лишь малой частью результата фактически поточного производства стройматериалов из натурального камня.

При этом хотя большинство каменных блоков сделаны из известняка, который все-таки относительно несложно обработать, есть тут и гораздо более твердый материал – гранит и базальт. Правда, блоки из этого материала не имеют ярко выраженных ровных углов – они обладают округлой формой и больше похожи на цилиндры неправильной формы с сечением близким к приплюснутому эллипсу. Но обработка столь твердых пород и здесь поражает – выполнено все очень ровно.

А на одном из таких блоков, который сделан из прочного и твердого базальта, имеется углубление квадратной формы. Чем и как настолько ровно выполнено это углубление – остается загадкой. Однако если ориентироваться на форму углубления, то можно выдвинуть предположение о его функциональном назначении – не исключено, что в углублении крепилась какая-то поперечная балка. Но почему при этом понадобилась опора из столь трудоемкого в обработке материала – не ясно. Хотя если вести речь уже о высоко развитой цивилизации, то для нее изготовление подобных блоков и углублений в них вполне могло не составлять каких-то проблем.

И именно такое впечатление остается от «Сада камней» в Тиауанако – особых трудностей их создатели, похоже, не испытывали…

Обнаружение «Сада камней» заметно подогрело наш оптимизм. Следы причастия к созданию Теотиуакана высоко развитой в техническом отношении цивилизации были налицо. И уровень развития этой цивилизации явно превосходил возможности любой из известных историкам индейских цивилизаций.

Но окончательно какие-либо сомнения в существовании на территории Мезоамерики и в причастности к созданию сооружений Теотиуакана высоко развитой цивилизации развеялись у нас уже возле пирамиды Кетцалькоатля…

* * *

Пирамида Кетцалькоатля – самая южная из трех главных пирамид Теотиуакана – значительно уступает по размерам пирамиде Солнца и пирамиде Луны. И обычно на схемах ее обозначают лишь в качестве небольшой составной части комплекса сооружений под общим названием «Цитадель». Такое название этот комплекс явно получил из-за прямоугольной формы насыпи, чем-то напоминающей оборонительные стены, над которыми возвышаются небольшие пирамидки как башни над крепостью. Но имел ли он вообще подобное назначение – сказать трудно. Пожалуй, сугубо для обороны подобная толщина стен слишком чрезмерна. Да и стены ли это были?..

Судя по всему, название дано сугубо по первым приходящим в голову ассоциациям, а ассоциации – штука довольно ненадежная в таком деле как определение функционального предназначения сооружений…

Гранитный блок с овальным сечением из «Сада камней»

Фото 64

Гранитный блок с овальным сечением из «Сада камней»

Блок с квадратным углублением из «Сада камней»

Фото 65

Блок с квадратным углублением из «Сада камней»

Вид на Цитадель с вершины пирамиды Солнца

Фото 66

Вид на Цитадель с вершины пирамиды Солнца

Пирамида Кетцалькоатля

Фото 67

Пирамида Кетцалькоатля

Пирамида Кетцалькоатля располагается в восточной части Цитадели. Это, пожалуй, даже не пирамида, а две пирамиды (Фото. 67). Хотя если быть точным, я бы сказал, что это одна с тремя четвертями пирамиды. Дело в том, что у одной из пары пирамид (на Фото. 67 – слева) попросту… отсутствует четвертая грань!.. Вместо этого с ее восточной стороны располагается странной формы выемка, которая придает «недопирамиде» в плане некоторое сходство с буквой «П».

Каким образом возникла подобная форма – еще можно предположить: скажем, вторую пирамиду (ту, которая всего на три четверти) пристроили позже. А вот зачем понадобилась именно такая «ущербная на четверть» форма – большая загадка…

Историки, согласно привычному для них подходу, пытаются толковать столь странную конструкцию, придавая ей некий сакрально-религиозный смысл: «кто-то куда-то проходил, как бы символизируя что-то типа духовного восхождения». Поскольку довольно очевидно, что подобное «объяснение» ничем не отличается от высасывания из пальца, из которого можно высосать все что угодно, ясно, что ответа у историков попросту нет. А в книжках и путеводителях просто приводятся «объяснения» тех, чей палец оказался авторитетней…

Собственно, и у нас не нашлось сколь-нибудь разумно-логичного объяснения этого странного «недостроя». Разве что можно предположить, что «недопирамида» никогда и не задумывалась в качестве пирамиды, а служила лишь чем-то типа забора вокруг небольшой площадки, содержимое которой строителям зачем-то понадобилось укрыть от посторонних глаз…

Доступ широкой публики непосредственно к пирамиде Кетцалькоатля закрыт. Все, что дозволено «простому смертному» – посмотреть на нее с расстояния порядка десятка метров из-за ограды, да подняться на «недопирамиду».

К сожалению, это не дает никакой возможности оценить качество исполнения той облицовки, которая – в отличие от пирамиды Солнца и пирамиды Луны – тут сохранилась в достаточном объеме. Над видимой частью облицовки явно неплохо потрудились «реставраторы», а издали невозможно разобрать, где действительно ровные исходные поверхности, а где – просто современная штукатурка.

Попытка приблизиться хоть на какое-то приемлемое для оценки облицовки расстояние постоянно натыкалась на расставленные ограждения и окрики смотрителей. Сначала мы решили, что это – только перестраховка от толпы туристов, но впоследствии выяснилось, что не все тут так просто…

К концу второго дня посещения Теотиуакана, когда время оставалось, а желание перелезать через колючую проволоку и продираться через кустарник еще не отпало, часть нашей группы решила направиться к выходу от «Сада камней» не напрямую по туристическому маршруту, а сделать крюк и заглянуть на восточную сторону пирамиды Кетцалькоатля. Мы без проблем преодолели небольшую полоску кустарника, затем пустое никем не контролируемое пространство к северу от Цитадели, вышли к ней ближе к ее северо-восточному углу и поднялись по лестнице на «стену» Цитадели.

Эх, если бы знали, что увидим у пирамиды – мы бы не маячили так долго на стене, фотографируя и снимая на камеру панорамные виды на виду у вездесущих смотрителей!.. На самом деле стоило бы обойтись без этих самых панорамных видов, а вместо этого пройти под прикрытием стены Цитадели ближе к пирамиде и уже оттуда быстренько преодолеть стену, не высвечиваясь на всеобщее обозрение. Но, как говорится: знал бы где упадешь – соломки бы постелил…

Вид на пирамиду Кетцалькоатля с «недопирамиды»

Фото 68

Вид на пирамиду Кетцалькоатля с «недопирамиды»

Россыпь блоков у восточной стороны пирамиды Кетцалькоатля

Фото 69

Россыпь блоков у восточной стороны пирамиды Кетцалькоатля

Блоки облицовки у восточной стороны пирамиды Кетцалькоатля

Фото 70

Блоки облицовки у восточной стороны пирамиды Кетцалькоатля

Блоки облицовки (там же)

Фото 71

Блоки облицовки (там же)

Уже сразу со стены мы увидели буквально россыпь блоков облицовки у восточной стороны пирамиды Кетцалькоатля и ускорили ход. Тут «реставраторы» потрудились на «диснейлэндом» явно меньше, чем на доступной туристам стороне – блоки облицовки не установлены на пирамиду, а оставлены с сохранением того положения, в котором были найдены, для чего в некоторых случаях археологам пришлось сделать нечто типа «подставок» под блоки из мелкого камня.

Мы быстро спустились вниз, по пути просто на вскидку щелкая затворами фотоаппаратов, каким-то шестым чувством понимая, что слишком долго торчали на виду, находясь на стене. И действительно: бдительный смотритель, заметивший наш спуск к пирамиде, уже буквально летел в нашу сторону. Благо, что изначально он был довольно далеко и минут пять-семь в итоге оказалось в нашем распоряжении. А осматривать-то было чего!..

Часть облицовки явно изрядно потрепала эрозия. Но у другой части блоков (видимо, довольно долго находившихся под землей) прекрасно сохранились настолько ровные грани и углы, что никаких сомнений не оставалось – без распиловки тут не обошлось!.. И хоть не на все сто процентов, но очень и очень вероятно, что тут не обошлось даже не просто распиловки, а распиловки машинной!.. По крайней мере именно на это указывало качество обработки известняка, из которого была сделана облицовка.

Расположение блоков – и особенно расположение части из них на специальных подставках для фиксации положения, в котором они были найдены – однозначно указывает на то, что современные реставраторы не имели никакого отношения к их созданию. Индейцы – обладавшие только инструментами, которыми можно было обстукивать камень и шлифовать его, но никак не распиливать – тоже этих блоков не создавали. Тогда чьих рук это дело?.. Ответ вполне определенно также однозначен: некая неизвестная историкам цивилизация, технологический уровень развития которой был весьма и весьма высок.

Однако блоки лежат не только возле пирамиды, но и непосредственно на ней. Более того: они смотрятся тут вполне естественно и наводят на мысль, что и пирамида была также построена этой высоко развитой цивилизацией, а вовсе не индейцами Теотиуакана. Но в данном случае уже нельзя утверждать это однозначно, поскольку нет возможности до конца исключить вариант, что авторами пирамиды были-таки индейцы, которые могли просто использовать для облицовки пирамиды готовые блоки из руин какой-то гораздо более ранней постройки. Хотя на мой взгляд, второй вариант все-таки менее вероятен, и строителями пирамиды скорее всего были те, кто создавал и блоки – представители высокоразвитой цивилизации.

Долго наслаждаться долгожданной «добычей» нам не дали. Прибежал ретивый смотритель, которому для этого пришлось пересечь всю Цитадель, а она – весьма немаленькая по размерам. И хоть никто из нас (из тех, кто забрался в эту зону) испанским не владеет, но и без знаний языка по красноречивым жестам и возмущенной речи смотрителя было понятно: нас категорически оттуда выдворяют. Слабые попытки с нашей стороны как-то договориться, чтобы задержаться тут подольше, успеха не имели – решительность смотрителя была довольно велика, да и вынужденный марш-бросок явно не поднимал ему настроения. Но мы и не особо настаивали. Во-первых, мы итак уже самое основное отсняли. А во-вторых, пока смотритель разбирался со мной и Алексеем Тесленко, Дмитрий Огай – один из наших операторов – продолжал все снимать на камеру, оставаясь на «стене» Цитадели. Так что мы получали дополнительную возможность разнообразить видеоряд сценой препятствия нашим изысканиям. И чем дольше – тем содержательней становился материал, а посему мы покидали зону возле пирамиды как можно медленней, почти как покидает поле сменяемый ближе к концу матча футболист, когда его команда выигрывает с минимальным перевесом, то есть со скоростью черепахи…

Ровные грани блоков облицовки

Фото 72

Ровные грани блоков облицовки

Блоки облицовки на южной стороне пирамиды

Фото 73

Блоки облицовки на южной стороне пирамиды

Смотритель, выгоняющий автора книги из закрытой зоны

Фото 74

Смотритель, выгоняющий автора книги из закрытой зоны

Остатки облицовки близ юго-западного угла пирамиды Кетцалькоатля

Фото 75

Остатки облицовки близ юго-западного угла пирамиды Кетцалькоатля

Поднявшись опять на «стенку» Цитадели, мы продолжили путь вокруг пирамиды Кетцалькоатля уже в сопровождении смотрителя, который постоянно нас поторапливал, не давая остановиться, до тех пор, пока не вывел в доступную для туристов зону. Но поскольку самый простой путь туда пролегал как раз в том же направлении, в каком мы и двигались ранее, нам удалось в итоге обойти пирамиду со всех сторон и оценить характер развалов сохранившихся блоков облицовки. И выяснилась любопытная деталь: зона, доступная туристам, огорожена именно таким образом, что из нее совершенно не видно этих блоков!.. Недаром в предыдущий день мы даже ничего и не заметили, хотя довольно долго осматривали различные руины в области Цитадели (но находясь в открытой для всех зоне). Все же, что можно было увидеть из остатков облицовки, носило явные следы реставрации, хотя даже при этом доступное расстояние было столь велико, что их приходилось фотографировать на максимальном увеличении.

Столь явная разница в состоянии облицовки в доступной для туристов и в закрытой для них же зонах неизбежно выводят на одну мысль: ограждение возле пирамиды Кетцалькоатля поставлено вовсе не случайным образом, а носит явно преднамеренный характер и имеет при этом вполне четкую цель – закрыть широкой публике доступ к детальному осмотру тех блоков, которые дают информацию, не укладывающуюся в общепринятые исторические схемы. Говоря другими словами, тут имеет место откровенное сокрытие неудобных для историков фактов. Фактов, которые не просто не укладываются в академическую версию истории этого региона, а прямо ей противоречат, подрывая самые ее основы, поскольку для объяснения происхождения столь «неудобной» для историков облицовки необходимо признать наличие в Теотиуакане следов цивилизации, кардинально отличающейся по уровню развития от известных тем же историкам цивилизаций индейцев Мезоамерики.

* * *

В представлениях об истории Теотиуакана в той литературе, авторами которой являются представители академической науки, очень часто читателям преподносится идея о разделении комплекса на две части: «сакральной» – куда имели доступ только жрецы, посвященные в таинства религиозного культа, и так называемой «профанной» – куда доступ был открыт всем, в том числе и «простым смертным». И на этой идее созданы даже целые теории, в соответствии с которыми пытаются выстроить последовательность строительства разных частей комплекса, объяснить их назначение и так далее и тому подобное. На этой же идее базируется немало работ, которые послужили основанием для получения историками и археологами ученых степеней и званий. Она явно уже давно перестала быть просто гипотезой – академическая наука заигралась в эту игру уже весьма серьезно. Настолько, что, похоже, стала переносить историческую гипотезу в реальную современную жизнь.

По крайней мере именно на такую мысль наводят параллели с тем, что мы видим по ограничению доступа широкой публики в разные зоны комплекса Теотиуакана. «Профаны»-туристы имеют право осматривать только то, на что им дали санкцию «посвященные»…

Любопытно, что аналогия тут оказывается гораздо глубже, чем можно было бы ожидать.

Как и жрецы, историки и археологи, работающие с разрешения (или, используя соответствующую терминологию, «благословления») Национального института антропологии и истории, имеют доступ не просто в какие-то зоны, а доступ к объектам, несущим в себе информацию, закрытую от «профанов», то есть от широких масс.

Как и жрецы, историки и археологи в прямом смысле слова верят в ту версию прошлого, которую тиражируют в учебниках, верят в свой «культ». И как жрецы, посвящают этой вере всю свою жизнь. Усомнившиеся же в официальной версии истории, отлучаются от системы академической науки, как отлучаются от церковно-культовой системы жрецы, усомнившиеся в основах культа.

И даже более того: аналогия имеется не только по форме, но и по содержанию.

Любой культ основан на вере в бога или богов. А жрецы посвящены в некие «сакральные» знания, несущие информацию о соответствующем боге или богах. Артефакты же, о которых идет речь в данной книге и доступ к которым так старательно закрывается для широкой «профанной» публики, несут в себе информацию о такой цивилизации, представителей которых наши далекие предки называли богами!.. Так что историки и археологи, как и жрецы, имеют доступ к информации о «богах»!..

Но на этом аналогия заканчивается. В отличие от жрецов, представители академической науки не воспринимают этих самых «богов» в качестве реальных лиц, существовавших в далеком прошлом. И даже откровенно и упорно противится такому восприятию другими людьми…

Получается парадоксальная картина: самая информированная о следах древней высокоразвитой цивилизации часть населения нашей планеты с наибольшей категоричностью отвергает сам факт существования этих следов!..

* * *

Во время вылазки в закрытую зону возле пирамиды Кетцалькоатля мы наткнулись на вход в пирамиду. Уходящий в темноту коридор был закрыт решеткой, и попасть внутрь было невозможно. Да, собственно, и некогда – время до появления выгнавшего нас в итоге смотрителя стремительно сокращалось, и надо было успеть еще много чего сфотографировать. Поэтому сколь-нибудь длительного осмотра этого входа мы позволить себе не могли.

Хорошо, что в отличие от Египта, где нередко преграждающие проходы затворы покрыты мелкой сеткой, решетки в Мексике имеют довольно крупные ячейки, поэтому сквозь них можно просунуть руки с фотоаппаратом, чтобы не снимать непосредственно саму решетку…

Вход в пирамиду оказался для нас полной неожиданностью. Сведений о нем, да и о каких-либо вообще внутренних коридорах и проходах в пирамиде Кетцалькоатля нам нигде не доводилось встречать. Еще одна какая-то «сакральная» информация. Как «сакральной» остается информация и о том, удалось ли что-то найти там археологам. И если удалось, то что…

Нельзя исключить, конечно, вариант, что этот проход проделан самими археологами. Но тут есть одна странность: вход в пирамиду Кетцалькоатля находится… прямо в юго-восточном углу пирамиды!.. Не по центру какой-нибудь грани, а именно непосредственно в углу!.. Ничего подобного нигде больше не встречается. Ну, или по крайней мере, ни о чем подобном нигде нет информации в доступных источниках.

Если учесть, что у всех египетских пирамид вход внутрь находится по центру какой-либо (чаще всего северной) грани, то следовало бы ожидать, что археологи пробивались бы внутрь пирамиды Кетцалькоатля также по середине грани, а не на ее углу (что, собственно, они и делали при исследовании структуры пирамиды Солнца в том же Теотиуакане, о чем – чуть далее). Да и путь к центру от середины грани заметно короче, чем с угла. Так что почти уверенно можно утверждать, что вход в пирамиду Кетцалькоатля на ее юго-восточном углу – «родной».

Само же наличие такого внутреннего коридора вызывает недоумение. Как он мог сохраниться в подобной кладке?!. Если, как заявляется, пирамиды Теотиуакана сделаны из «смеси камней и земли», то проход должен был обрушиться еще на стадии строительства. И даже если вместо «земли» на самом деле использовалась глина, своды коридоров все равно должны быть крайне недолговечны. А видимые на снимке бетонные арки и поддерживающие их вертикальные опоры – явно современные…

При такой каменной кладке своды внутренних коридоров могли хоть сколь-нибудь продолжительное время выдерживать вес вышележащих слоев только в том случае, если камни скреплялись вовсе не «землей» и даже не глиной, а хотя бы тем же самым «штуком» – раствором на основе извести, широко распространенным в древних сооружениях Мезоамерики. То есть по сути, речь должна идти фактически о бетонировании перекрытий внутренних коридоров, если не вообще всех слоев пирамиды!.. И, как уже упоминалось ранее, следы бетонных перекрытий в других сооружениях Теотиуакана археологи находили…

Но если при строительстве пирамид применялась подобная технология, тогда утверждение о их составе как «смеси камней с землей» представляет (как минимум) не что иное, как недостоверную информацию!.. А использование «штука» вместо «земли» или глины кардинальным образом увеличивает возраст пирамид Теотиуакана, поскольку подобная кладка гораздо менее подвержена эрозии!..

Другое дело, что при снятой облицовке при длительном воздействии тех же дождей известь будет-таки постепенно размываться и терять свои связующие качества, все более приобретая сходство с «землей». А если еще добавить ветряные наносы песка и грунта, то не удивительно, что неискушенные в геологии археологи прошлых лет могли просто ошибиться…

Следует обратить внимание и на форму свода во внутреннем проходе пирамиды Кетцалькоатля. Если у входа он прямоугольный, а чуть далее – округлый, то в глубине имеет отчетливо выраженный остроконечный вид. Но сейчас мы только зафиксируем эту «остроконечность» свода, и вернемся к ней чуть позже – при обсуждении внутренних коридоров пирамиды в Чолуле…

* * *

Часть облицовки пирамиды Кетцалькоатля сейчас представлена в музее в Мехико. Тут хотя и можно к ней подойти поближе, но оценить качество изготовления граней и углов блоков также не просто: сказывается эрозия и повреждения, а также собранность кладки, при которой обзор боковых граней блоков невозможен. Да и освещение подобрано хоть и удачно для придания таинственности самой музейной атмосфере, но осмотру деталей и нюансов не способствует.

Андрей Жуков обратил внимание на то, что изображение Кетцалькоатля абсолютно не соответствует принятой у историков версии об изображении индейцами головы гремучей змеи. И действительно, гремучих змей индейцы изображали – но только гораздо более реалистично (см. Фото. 21). Тут же мы имеем дело со странным существом, которое больше похоже на китайского дракона!..

«Кетцалькоатль» дословно переводится как «пернатый змей». Ну, и чем это не дракон?!. И сходство с китайским драконом просто поразительное…

Только вот до Китая отсюда никак не менее двенадцати тысяч километров – весь Тихий океан!..

X