Спецнужды и спецслужбы

Рубрика: Книги

«История итальянских секретных служб»

Джузеппе де Лутиис. Пер. с итал. Москва. «Прогресс»,1989 г.

Отдельные выводы и заключения:

1. Член комиссии итальянского парламента времён первой мировой войны ситуацию в стране со спецслужбами характеризовал следующим образом: «Предаётся гласности существование, наряду с гражданской полицией, полиции военной, сфера деятельности который не ограничивается только военной контрразведкой, а распространяется также на область политических взглядов и образа действий граждан и которая раскидывает свои сети, действуя абсолютно независимо от любой правительственной власти» (стр.  11).

2. Новый начальник итальянской спецслужбы в течение 1902-1905 годов изобрёл первый телеграфный шифровальный код, разработал новые инструкции для консульств за рубежом, предписания по цензуре печатных органов в военное время, правила сношения с осведомителями, организовал учёбу офицеров, готовящихся для ведения разведки в приграничных районах. Перед началом ливанской войны с Турцией в 1911-1912 годах спецслужба воспользовалась помощью известных географов, направив их в научные экспедиции на территорию предполагаемых военных действий, где учёные должны были сделать детальные топографические карты Ливии. Успешному функционированию разведывательной службы мешала постоянная грызня со смежными службами генштаба и других ведомств (стр. 13,15).

3. К концу первой мировой войны умножилось число разведывательных отделов — почти каждое итальянское министерство стремилось создать свою разведывательную службу. Что, естественно, привело к рассеянию немногих действительно ценных кадров профессионалов, масса энергии затрачивалась на постоянное соперничество, конкуренцию. В это же время, хоть и с большими трудностями (скепсис начальства, ограниченность средств, противодействие ведомств), началось систематическое прослушивание телефонных разговоров (стр. 15).

4. В 1926 году была сформирована тайная политическая полиция фашистского режима — институт надзора за антифашистским движением и его подавления. К 1930 году финансирование политической полиции увеличилось почти в 15 раз — прежде всего, для оплаты услуг тысяч тайных осведомителей. Среди которых можно было встретить журналистов, бывших офицеров, педагогов, женщин всех возрастов и социальных слоёв, кулуарных интриганов, прелатов — даже в ранге кардиналов. Один из руководителей политического сыска свидетельствовал позже, что в центральном аппарате того времени работало около 80 функционеров и 600 агентов, руководивших тысячами тайных и надёжных осведомителей (стр. 18,19).

5. Военная секретная служба Италии в 1925 году преобразована в службу военной разведки. В период пребывания у власти Муссолини руководители службы разведки менялись часто. Предполагают, из опасения диктатора фашистского режима появления сильного соперника. В 1934 году органы военной разведки были удвоены, а сама она стала активной силой фашистского режима, перестав быть только аппаратом разведки и контрразведки, приобретя все худшие черты, характерные для современных секретных служб. В частности, в структуре службы военной разведки появился и занял едва ли не доминирующее положение отдел внутренней безопасности, как инструмент слежки за оппозицией режиму (стр. 20,21).

6. Одной из первых «специальных операций» службы военной разведки явилось убийство во французском городке лидеров итальянского антифашистского движения братьев Россели в 1937 году (стр. 21).

7. На допросах после ареста в 1945 году шеф контрразведки с 1936 по 1941 год сообщил, что по поручению свого руководства разработал план подготовки актов саботажа, распространения эпидемий и «устранения» неугодных лиц во Франции и Испании. Приводится и шкала расценок, соответствующих различным актам насилия, а также компенсацией агентам, оказавшимся в «неприятной» ситуации. Дороже всего оплачивались уничтожение парохода, организация крушения эшелона, подешевле — уничтожение грузовика с людьми. Оплата за распространение инфекций, нанесение вреда произведениям искусства, разрушение железных дорог зависела от полученных результатов.

В случае «неприятностей», завершившихся арестом, каждый агент знал, что его семье будут перечисляться прожиточные средства вплоть до его освобождения. Был установлен и размер компенсации семье в случае гибели агента. Деятельность СИМ в те годы аттестуется следственными органами послевоенной Италии, как цепь убийств, покушений, организованных кораблекрушений, железнодорожных катастроф, поджогов зданий и кораблей, заражения источников с целью вызвать эпидемии. Притом, что многое из задуманного не удалось осуществить из-за плохой организации и исполнения (стр. 23-25).

8. В структуре службы военной разведки (СИМ) существовал и малоприметный отдел по подделке документов, изготовлению отмычек и других подобных «поделок» (стр. 26).

9. К типичным упущениям в работе спецслужбы относятся выявленные собственной инспекционной проверкой недостатки работы отдела контрразведки в 1939-40 годах: чрезмерное увлечение спецоперациями за рубежом и ещё больше — личными контрабандными торговыми афёрами привели в упадок собственно контрразведывательную деятельность (стр. 27).

10. В годы войны на стороне фашистской Германии, Италия имела четыре разведывательные службы, действующие независимо друг от друга — армейскую разведку, секретную разведслужбу ВМФ, разведслужбу авиации и собственно контрразведку. Что породило множество забавных и вполне трагических ситуаций, вылилось в открытую конкуренцию. Ситуацию только ухудшили пять структурных перестроек «разведсообщества» в течение трёх лет! Ситуацию ещё более усугубляли плодившиеся собственные разведслужбы фашистских банд, следивших также и друг за другом. К примеру, Муссолини поручил руководителю своей разведслужбы установить тайный контроль за деятельностью органов разведки режима (стр. 29, 30).

11. Спецслужбы Италии после свержения Муссолини стали фактическим придатком американских разведорганов, позже — ЦРУ (стр. 41).

12. После создания НАТО, были реорганизованы и спецслужбы Италии. На основе соглашения НАТО разведывательная служба министерства обороны Италии (СИФАР) должна была передавать информацию в специальный центр ЦРУ и получать оттуда инструкции. Между спецслужбами союзников по НАТО обязан был осуществляться полный обмен имеющейся информацией. Кроме этого «уставного» порядка существовали секретные соглашения, которыми предписывались целый ряд других обременительных поручений итальянским спецслужбам (стр. 56, 57).

13. После падения режима Муссолини архивы политической полиции были перевезены в Рим, где его фактически разграбили те, кто был заинтересован в том, чтобы в списках полицейских осведомителей не встретились имена некоторых политических деятелей, которым удалось доказать свою лояльность новому демократическому режиму (стр. 59)

14. После 1956 года, в связи «со сдвигом» политической жизни Италии вправо, была резко активизирована работа с левой оппозицией секретных служб и структур министерства внутренних дел. На руководящие посты в политической полиции назначаются лица по рекомендации шефа ЦРУ в Италии. Специально созданное подразделение, дислоцированное на конспиративных квартирах, внимательно следит и документирует секретные дела правительства и государства, активно собирает информацию о деятельности министров различных правительственных течений.

В 1978 году один из руководителей политической полиции арестовывается и привлекается к уголовной ответственности по обвинению в контрабанде, незаконных операциях с финансами, добытыми к тому же грабежом. В 1963 году в секретном документе ЦРУ отмечалось, что собранные политической полицией Италии досье на несколько тысяч политических деятелей оказались в руках частных лиц и могли использоваться для шантажа. Правительство предпринимало попытки вернуть эти досье и сосредоточить в архивах СИФАР (стр. 67-72).

15. После назначения по рекомендации ЦРУ начальником СИФАР генерала Де Лоренцо, спецслужба получила солидное финансирование, была оснащена современной дорогостоящей специальной техникой, что позволило ей по уровню работы вполне сравнится с «коллегами» из ЦРУ. Новый глава СИФАР взял на себя обязательство перед американскими спецслужбами, не уведомляя об этом собственное правительство, добиваться всеми силами снижения влияния оппозиции. В числе конкретных поручений ЦРУ, выполненных СИФАР, была установка техники прослушивания и записи личных разговоров президента республики и римского папы (стр. 72-74).

16. «Долгожительство» в должности шефа СИФАР генерала Де Лоренцо во многом было обеспечено с помощью безосновательных, но умело инсценированных и подогретых спецслужбой слухов о якобы существующем заговоре с целью покушения на главу президента Италии. Для «защиты» президента от готовящегося «покушения» были истрачены астрономические суммы денег, в том числе и на приобретение бронированного автомобиля, которым тогдашний президент так ни разу и не воспользовался (стр. 74-75).

17. К 1960 году СИФАР располагала уже не тысячами, а 150 тысячами досье на депутатов, сенаторов, профсоюзных активистов, партийных руководителей и чиновников всех мастей. В числе «подшитых к делу» оказались порядка 4500 священнослужителей и представителей различных епископальных организаций. Характер собираемых сведений становился обширным: к фактам, представляющим интерес с точки зрения государственной безопасности, добавлялись сведения, имевшие интимный характер.

Принцип этой работы был сформулирован чётко: «Знать всё обо всех». В разъяснении к служебным циркулярам СИФАР о порядке сбора информации для досье говорилось, что под деятельностью надо понимать всё, чем занималось интересующее лицо с самых юных лет до сего дня во всех сферах жизни: социальной, коммерческой, личной, а также прочих, даже если оно было задействовано в них случайно. Контактами считать все отношения, как личные, дружеские, так и вытекающие из деятельности в вышеозначенных сферах, то есть, с представителями политических, экономических, интеллектуальных кругов, а также с подозрительными или опасными для национальных интересов личностями (стр. 76, 77).

18. Официальным мотивом документирования скрываемых сторон деятельности социально значимых личностей итальянского истеблишмента являлось вроде бы вполне основательное желание постоянно и подробно знать обо всех, кто может быть назначен на высокие посты, а также, кто занят или только привлекается к руководящей деятельности во всех сферах жизни нации. Практика же использования информации из досье была куда как далека от благих намерений, сформулированных в служебных инструкциях СИФАР: итоговые оценки секретной службы на основе материалов досье с течением времени могли меняться на прямо противоположные, на основе одной и той же информации. Всё зависело от того, на потребности какой политической группы работали в данный момент руководители СИФАР. То есть, аналитическая работа спецслужбы носила сугубо тенденциозный характер, несовместимый ни с какими задачами обеспечения «государственной безопасности» (стр. 77).

19. В практику спецслужб при формировании досье вошло не ссылаться на источник полученной информации, что исключало возможность оценки его достоверности и проверки. Что, в частности, позволило СИФАР самой распространять о неугодных ей лицах порочащие сведения, а затем помещать их в досье с последующим использованием для блокирования карьерного роста или иных подобных надобностей «нежелательных» спецслужбе или её «друзьям» лиц (стр. 78).

20. Проверкой деятельности СИФАР установлено, что после 1976 года начался сбор её сотрудниками преимущественно такой информации, которая могла бы навредить человеку, стать инструментом его шантажа. Смысл получаемых сведений сознательно искажался таким образом, чтобы они представляли личность в наиболее тёмном свете. Широко использовалась практика использования таких «компрометирующих материалов» из досье, чтобы сломать карьеры одних и создать благоприятные условия для других, близких по духу и амбициям.

21. Резко возросла зависимость итальянских спецслужб от ЦРУ. По инициативе которого СИФАР начало готовить вооружённый путч, одновременно усилив разнообразную слежку за «левыми» политическими лидерами с целью выявить среди них тех, кого можно шантажировать (стр. 81, 82).

22. СИФАР, другие спецслужбы понуждались ЦРУ к созданию «команд действия», которые, выдавая себя за левых, совершали бы погромы, налёты на штаб-квартиры политических партий, редакций газет, дестабилизируя обстановку в стране. В архивах резидентуры ЦРУ в Риме обнаружили списки членов крайне правых, военизированных формирований, в которых значились более 2 тысяч человек, способных убивать, подкладывать бомбы, вести пропаганду (стр. 83).

23. В 1962-1963 годах ряд руководителей СИФАР и политической полиции активно готовили группы провокаторов из числа бывших армейцев, моряков и карабинеров, снабжали их формой и оружием. Задача последних — вызывать беспорядки во время митингов, массовых шествий, а в случае переворота — осуществлять поддержку и финансовое прикрытие основных сил путчистов. Финансирование осуществлялось из секретных фондов СИФАР (стр. 85).

24. Пополнение чёрных касс СИФАР в большой мере шло от Конфедерации итальянских промышленников. Часть денег шла на финансирование огромного количества печатных изданий самой разной периодичности и значимости, которые рождались и умирали в прямой зависимости от приливов и отливов денежных поступлений из фондов СИФАР (стр. 87).

25. Возникло противоборство двух концепций противодействия смещению политического режима Италии влево: концепции военных, начавших проводить идеологическую и психологическую подготовку армии к гражданской войне. И концепции руководителей СИФАР, полагавших, что для уверенного манипулирования политической жизнью страны достаточно сильной секретной службы, опирающейся на небольшое воинское подразделение (стр. 93).

26. В 1962 году помощники уходящего по истечении срока полномочий президента, с помощью СИФАР передали журналистам ряд материалов, компрометирующих наиболее вероятных для избрания претендентов на грядущих президентских выборах (стр. 95).

27. В 1971 году решением парламента было предписано уничтожить 34 тысячи досье из 157 тысяч, имевшихся в архивах спецслужбы. Но «приговорённые» досье ещё три года оставались в архиве секретной службы и были многократно пересняты перед тем, как их предали сожжению. Содержавшиеся же в них сведения ещё десятилетия использовались в качестве орудия шантажа (стр. 104).

28. Традиционный антагонизм между СИФАР (с 1966г. — СИД) и политической полицией имел следствием их взаимную слежку друг за другом (стр. 105).

29. В организации государственного переворота «Роза ветров» в Италии в 1973 году принимали участие высшие военные чины и руководители военной разведки, старшие офицеры союзного командования Южной группы войск НАТО, сотрудники ЦРУ, СИД (стр. 126-129).

30. Документы совещания НАТО в Брюсселе имели гриф высшей секретности, к которым был допущен только руководитель СИД, а министр обороны, председатель Совета министров и глава государства допущены не были (стр. 131).

31. Наряду с СИД, в Италии действовала «параллельная секретная служба», подчинённая НАТО (стр. 139).

32. Типичный характер карьеры высшего военного чина: командир дивизии карабинеров — заместитель командующего корпуса карабинеров — член коллегии «Банка д’Италия». Обычная ситуация для итальянских спецслужб: руководители и офицеры секретных служб были членами масонской ложи «П-2». Вместе с высокопоставленными сотрудниками «Банко амброзиано»и «Банко д’Америка э д’Италия». (стр. 143, 144).

X