Спецнужды и спецслужбы

Рубрика: Книги

Главными качественными признаками которых являются неутолимое стяжательство, потребительское «бешенство», подаваемые мировым кинематографом, литературой, театром, как главные человеческие доблести, заслуживающие всяческого восхищения и подражания.

Причём, эта нравственная проказа не только успешно «цивилизовала» подавляющую часть населения стран европейской культуры, но и сильно зацепила клир ведущих конфессий, практически нейтрализовав духовно-нравственное влияние церкви на мирскую жизнь своих прихожан, на жизненное поведение завсегдатаев театров, которые на многих спектаклях умиляются душещипательным сценам, плачут, продолжая оставаться бездушными в жизненной практике.

После театра — привычно негодяйствуют, иные — душегубствуют. Для многих воцерквленных точно также заповедные прописи религиозного поведения перестают воздействовать на их мирскую практику за порогом церкви.

Так живут целые социумы, уподобляясь в своей жизненной практике своим светским вождям, во главе которых негласно шествует масонство. По заверениям всех допущенных говорить с нациями, шествуют все, конечно же, в светлое царствие разума. А то, что природные и социальные пейзажи вокруг чаще и чаще попадаются всё более устрашающие, жутковатые, так это случайность, а не закономерность, сопутствующая схождению во всё более глубокие виражи общецивилизационнного инфернального погружения.

Устрашает стабильность этого направления цивилизационного мейнстрима, поддерживаемого всё возрастающим потоком во властные структуры (через масонство, спецслужбы и т.п.) новых и новых орд неукротимых честолюбцев со всё большими нравственными ущербами, зачастую шокирующими их более старших «братьев». Иного ожидать не приходится: алчущих жизненных успехов и впечатляющих обретений, всяческих благ только всё больше, а главная дорога — одна и она хорошо известна бесчисленным духовно-нравственным пролетариям.

В исламском мире роль змеев-искусителей для честолюбцев и их основных поставщиков из «широких народных масс», подобно масонам в западной цивилизации, играют суфии и их ордена (аналог масонским). Те тоже стремятся вычленить в исламских обществах наиболее способных, одарённых, просветив их и используя, как поводырей в светлое царство человеческого разума кратчайшей дорогой, продираясь через «мракобесие» исламского духовенства.

Как в различных мусульманских странах взаимодействуют спецслужбы и религиозные ордена, обсуждается мало: на путях рыночных войн тамошние общества с их феодальными производственными технологиями не представляют пока серьёзной опасности. Кроме одной — производства в промышленных масштабах большей части мирового объёма наиболее потребляемых наркотиков. Этого своеобразного «оружия возмездия» в межцивилизационной войне в ответ на «неэквивалентный обмен» стран западной цивилизации с третьим миром. И, как показало развитие мировых событий последних десятилетий, и здесь спецслужбы «цивилизованных стран» и масонские структуры удивили и на этот раз человечество своим специфическим подходом к одной из тяжелейших проблем цивилизации.

Как известно из потоков сообщений в мировых СМИ, правительства стран и их правоохранительные органы и спецслужбы борются изо всех сил с наркоманией. Но наркомания мира настолько сильна, ловка, хитроумна, что сколь-нибудь серьёзных результатов нигде нет: сколько производится наркотиков — почти столько и реализуется. Где-то, правда, дело обстоит лучше, где-то гораздо хуже: в России, к примеру, реализуется наркотиков в 200 раз больше, чем в Японии (численность населения почти одинакова), даже по официальным оценкам в стране в год умирает от передозировки около 70 тысяч российских наркоманов. Реально же выморочная цифра в 3-5 раз выше. В США положение если и лучше, чем в России, то не намного.

И что же предпринимают при этом сильнейшие спецслужбы мира и те, кто с их помощью пытается функционировать в качестве мировых центров власти, то есть, господа масоны? А вот что:

«В условиях констатированного в 70-х годах “Римским клубом” перенаселения на фоне ресурсных ограничений в мире, наркотическая культура стала способом выбраковки лишних и слабых, демонстрируя циничную позицию социал-дарвинизма. Она возникла не стихийно, а была спланирована и смоделирована при участии ЦРУ и на государственные средства США. К работе были привлечены известные учёные и деятели искусства (Г. Маркузе, Ж.-П. Сартр, О. Хаксли, Т. Лири, А. Гинзберг, даже К.Г. Юнг и М. Мидл, Бейтсон и другие). Создатели контркультуры окрестили её, как rock-drug-sex culture.

Реализация концепции ограниченности природных ресурсов и перенаселения, порождённая глобальным рынком, демонстрирует активно-деструктированную позицию, утрированный дисбаланс целей и средств, при котором интеллект вообще выводится за сферу гуманизма. В борьбе за “соответствие демографическим нормам” экономическая и информационная войны становятся не менее, а более действенными, чем даже реальные войны с применением физического оружия. В качестве методов сокращения населения используются насаждение наркотической “культуры”, контркультуры сексуальных меньшинств[37], культивирование бедности и долговой зависимости, которые сопряжены с высокой смертностью и низкой рождаемостью населения»[38].

Самые выдающиеся, несопоставимые ни с одной страной мира, результаты реализации упомянутой технологии сокращения и деградации населения rock-drug-sex culture получены, к величайшему нашему прискорбию, в России, и только в России.

Причина очевидна: в обрушивающуюся на страну смуту структуры власти и управления заполнили одержимые хищничеством, алчным, неуёмным обретательством человекообразные особи с психологией вечно голодных грызунов. Которым и в голову не придёт ничего из того, то именуется национальными интересами, а если даже кто-то из околовластного окружения и выговорит нечто подобное, то взять в толк, что это такое люди нынешней власти не в состоянии — не приспособлены они для этого, всё мышление локализуется только на собственной недвижимости, счетах в зарубежных банках и отдыхе на Мальдивах или в Куршавеле.

Естественно, если политическая властная камарилья не требует, то и спецслужбы, и правоохранители занимаются наркоманией только формально, без сколь-нибудь значимых результатов. В результате Россия оказалась единственной страной в мире, где население сокращается уже более 15 лет катастрофически, а по показателям нравственного, психического и физического здоровья деградирует в масштабах, не имеющих аналогов в мире.

В то же время главные генераторы перенаселения планеты — мусульманские страны Азии, Китай — оказались абсолютно невосприимчивы к означенной гениальной технологии ЦРУ. И тоже по вполне понятным причинам: мусульманское духовенство прочно держит в своих руках бытоустройство и культуру взаимоотношений в своих обществах. А коммунистическая партия Китая не менее успешно контролирует следование основополагающим нравственным нормам жизни общества и основанные на них принципы межличностных отношений.

И жестокими административными мерами решительно пресекают любые попытки создать предпосылки для материализации пресловутой rock-drug-sex culture в своей стране. И не допустят этого впредь, сохраняя здоровым и генофонд своих наций, и душевное состояние людей. Как бы при этом не прыгали и скакали специалисты ЦРУ и господа из «Римского клуба» или «Трёхсторонней комиссии». И это — отнюдь не первый, и не последний грубый просчёт спецслужб в реализации своих очередных амбициозных глобальных проектов.

В набирающей же обороты войне цивилизаций западные спецслужбы и масоны по своей извечной склонности к упрощениям (умышленный расчёт здесь вряд ли мог иметь место — жизни и самих глобалистов тоже на кону) весьма впечатляюще подыграли антагонистам западной цивилизации. И экономически — перекачивая колоссальные денежные ресурсы в экономику основных производителей наркотиков (Афганистан, Китай, исламские страны Юго-Восточной Азии).

И, что особо опасно, демографически — запустив деградационные и выморочные процессы в собственных странах и вынужденно открыв шлюзы для миграционного половодья из враждебного геополитического лагеря: обслуживать европейскую техносферу, инфраструктуру своих уже катастрофически не хватает. Подобное — неизбежно и в обозримом будущем, сколько бы его ни было отпущено «надёжам и опорам» спецслужб и структур самоорганизации «элит».

По очень простой причине: у того, кто переходит автодороги, как попало, шансы погибнуть в дорожно-транспортном происшествии колеблются в пределах между 90 и 100 процентами — здесь всё зависит от длительности «эксперимента».

В какой мере в структурах власти и в спецслужбах СССР присутствовали и влияли на развитие событий масоны, сколько их было в разных сегментах советского государства, в какие периоды они стали особенно влиятельны и активны, нет сколь-нибудь объективных и полных сведений. Но то, что они были в СССР, не вызывает сомнений: специалисты обнаруживают «метки» их присутствия в изрядном количестве в разных сферах жизнедеятельности. Естественно, что основное место дислокации — столица: все оппоненты в политике, экономике, культуре в любом социуме стараются подчинить своему влиянию тех, кто обретается на верхних уровнях власти.

Интерес к этой стороне бытия СССР не в том, участвовали ли масоны вместе со спецслужбами (своими и чужими) в развале СССР или нет. Дело, прежде всего здесь в том, что любая достаточно разветвлённая общенациональная корпорация, при своём чрезмерном разрастании, неизбежно превратит в труху любой социум только своими непомерными потребительскими аппетитами (даже если такие запросы продиктованы необходимостью адекватно противостоять вызовам противников, как это было в случае с гонкой ядерных вооружений и «освоением» военных целей космоса).

Масоны, конечно же, не служители злобной марсианской цивилизации или ещё чего-то подобного — они лишь владеющие навыками селектировать, отбирать, структурировать и оптимизировать реализацию таких естественных извечных качеств людей, как склонность к стяжательству, власти, славе. Не позволяя «разбавлять» эти ценнейшие человеческие свойства никакими соображениями нравственности, морали.

По любым юридическим законам это не преступление, а по шкале социальных ценностей — так и вовсе величайшее, особо ценимое достоинство, умение. Которое должно вознаграждаться возможно большим размером богатства, влияния, власти, известности.

Что же касаемо позиции здесь отдельных иерархов христианской церкви — пусть Господь и рассудит. Потом, за пределами земной жизни. Со стороны клира масоны не имели никаких особых утеснений, более того, жизненный успех в чисто мирском, бытовом измерении сопутствовал и сопутствует им в самых больших дозировках, имеющих быть в современных социумах.

Этого более чем достаточно, чтобы убедить все орды сущих и грядущих честолюбцев-обретателей в полной практической несостоятельности религиозных догматов с угрозами страшных мук за нарушение за пределами земной жизни. Кому этого мало — можно безнаказанно издеваться над иконописным изображением Господа, не получая за это никакого немедленного возмездия.

Для бездуховной, бессовестной сущности любого честолюбца-неофита таких «доказательств» — с избытком, чтобы навсегда проникнуться правотой ценностей обретений кодлы. И всю жизнь потом получать ощутимые доказательства правильности избранного жизненного пути. Чем держатся и будут держаться все сущие ныне тайные структуры имущих сословий, не испытывая никакого недостатка в притоке новых адептов в любые формирования ненасытных обретателей.

А для спецслужб — это готовые поля приложения своих сил: или для подавления чрезмерно разросшихся «формирований», или для направления их на «благие дела», либо использования, как естественных союзников в решении личных или корпоративных проблем.

Особняком стоят технологии взаимодействия и взаимосвязей спецслужб и клира ведущих конфессий. Своеобразие здесь определяется многими факторами:

— В ряде стран религия (ислам, иудаизм) несколько даже доминирует над светской властью и спецслужбам здесь особо не разгуляться, выстраивая отношения с тамошними церковниками.

— Во многих странах институты религии вровень с государственной властью (католицизм, ислам). Здесь тоже спецслужбам приходится быть предельно осмотрительными, корректными.

— В некоторых странах (бывшие соцстраны, ныне — Китай, Индия) противоборствующие религиозные сообщества — терпимый рудимент национальной культуры. Здесь спецслужбам раздолье, а клиру — некуда особо деться: хочешь нормальной карьеры, отсутствия неприятностей — взаимодействуй с охранителями отечества.

— Своеобразия добавляют и личностные качества глав государств: при тяготеющих к силовым методам управления лидерах, спецслужбы чувствуют себя особо уверенно и во взаимодействиях с клиром. Могут даже позволить себе быть и наглыми.

Наиболее прочные позиции здесь, бесспорно, у раввината. Многие авторы, включая архипастырей православия, утверждают, что высшие уровни мирового масонства (выше 33-ей степени) открыты исключительно для духовенства иудаизма. И в таковом качестве именно оно определяет генеральные цели и направляет эту структуру на их выполнение. А через высокопоставленных (высокопродвинутых) масонов в качестве руководителей и сотрудников спецслужб в состоянии концептуально руководить таковыми.

Можно, конечно, оспаривать — целиком или частично — такое видение расклада сил. Но объективных обоснований отрицать такие возможности у раввината тоже нет и ни у кого. Кроме того, раввинат надёжно контролирует свою мировую диаспору, помощь которой получить спецслужбам можно тоже только по рекомендации религиозной иерархии.

Несколько слабее в этом отношении позиции мусульманского духовенства: и мировой суфизм не конкурент масонству, и диаспора не столь послушна и организована, хотя и более многочисленна. К тому же, в отличие от еврейской диаспоры, исламская не может похвастать такими же мощными позициями в политической, финансовой и культурной жизни стран пребывания. Но и того, что есть в распоряжении исламского духовенства, включая сеть медресе, вполне достаточно, чтобы оказывать (добровольно, по своему усмотрению) помощь и спецслужбам «дружественных» стран, а то и вовсе исламским радикалам в их священной войне с неверными.

В обществах, где клир в состоянии поддерживать «паритетные» отношения со спецслужбами, какую информацию передавать им, какие просьбы органов госбезопасности выполнять, а какие нет, решают сами церковники на основе «взаимности». То есть, помочь, конечно, можно, но только, что взамен?

Картина взаимоотношений кардинально меняется в немногих странах, преимущественно «тоталитарного», диктаторского толка, где спецслужбы — главные устранители миропорядка, обладающие обширными полномочиями и наибольшей численностью. Благодаря чему, их социальный статус, влияние неизмеримо выше любых других государственных органов, не говоря уж об институте церкви с их конфессиональными общинами.

Интерес же спецслужб к религиозным структурам постоянно высок в любых формациях в любые времена: и как к мощному аппарату умиротворения паствы, и как к средству внедрения в сознание «широких верующих масс» нужных для политического режима умонастроений. Но главное — как источник обширной и весьма важной информации: конфессиональные структуры сами по себе мощнейший «естественный» агентурный аппарат. Причём, практически не требующий затрат, в отличие от агентуры самих спецслужб.

Кагальная же разведка еврейских общин — вообще уникальнейшее обретение для тех спецслужб, которые бывают допущены к разведбанкам общин еврейской диаспоры. Благодаря, опять же, традиционно высокому социальному статусу большинства членов иудейской общины в любом социуме, в том числе и по причине традиционно высокого уровня образования и профессиональной подготовки практически всех дееспособных евреев.

 

[37] Гомосексуалистов, лесбиянок — Прим. авт.

[38] О. Дейнека, профессор, доктор психологических наук. «Наркотическая «культура», как метод сокращения населения». «Вестник политической психологии», № 1(4).

X