Спецнужды и спецслужбы

Рубрика: Книги

В связи с недавним скандалом отстранения от должности епископа Варшавы, одного из польских католических священников за сотрудничество со спецслужбами, стало известно, что число сотрудничавших священнослужителей с органами госбезопасности в соцстранах могло составлять до 15%. Такова реальность вне зависимости от того, хорошо это или плохо, правильно или неправильно, достойно или недостойно.

Если послушать самих практикующих такие полезные «совмещения» функций, то руководствовались они всегда при этом самыми лучшими, даже богоугодными намерениями. Позиция их «оппонентов» другая. У иных — весьма радикально отличная: «Возлюбленные! Не всякому духу верьте, но испытайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире» (Иоанн IV, I). К нашему времени наиболее приложимы эти священные слова возлюбленного ученика Христова и тайнозрителя Ионанна. Наше смутное время весьма скудно пророками. Мир оскудел «Духом Божьим», но очень богат «духом заблуждения».

Одним из самых вредных и поистине сатанинских лжеучений в истории человечества является масонство. О нём мы и намерены по архипастырскому долгу нашему поведать православному русскому миру. Масонство есть тайная интернациональная мировая революционная организация борьбы с Богом, христианством, с Церковью, с национальной государственностью…

«Недостаточно победить влияние духовенства и лишить церковь авторитета… Необходимо разрушить самую религию» — постановляет масонский Конгресс 1900 года. «Борьба не на жизнь, а на смерть», — заявил на этом Конгрессе один бельгийский гроссмейстер. Знаменательны и следующие слова, что христианство и масонство абсолютно непримиримы. Настолько, что примкнуть к одному означает порвать с другим»[35].

Справедливости ради следует здесь заметить, что, борясь с кем-нибудь «не на жизнь, а на смерть», масоны стараются никогда лично не впадать в геройства, а при возникновении любой смертельной опасности, прячутся по щелям проворнее тараканов. Поднимать на «геройства» предпочитают других — приказами, пламенными революционными речами, песнями: уничтожение после революции православного клира в России осуществлялось в основном руками малограмотных «передовых рабочих» и «революционных» латышей, чехов, поляков, рекрутированных на низшие должности в органы ВЧК-НКВД.

Непросто складывались отношения с масонами и у российских спецслужб в монархические времена. Непросто и со стороны политического сыска, и со стороны самих масонов: в чём-то спецслужбы подыгрывали и помогали масонам, вербуя в их среде свою агентуру, в чём-то масоны подыгрывали и помогали политическому сыску, имея там осведомителей и покровителей.

В целом обе стороны были весьма хорошо осведомлены об основных намерениях друг друга и если случались позиционные противоборства, то протекали они по весьма прихотливым схемам — как-никак в российских масонах состояли и члены самых родовитых семей, включая царскую. Позиции же родовой знати, благодаря её исключительному положению в обществе, были настолько сильны, что те оказывались не по зубам никаким спецслужбам, какие бы «убойные» доказательства неблагонамеренного поведения «сиятельных особ» те не имели.

Не помогали ни высокий профессионализм, ни полнота знаний о «предмете»: «Спецслужбы Российской Империи, как известно, имели репутацию самых профессиональных в мире. Царская охранка знала всё: иерархию преступных авторитетов преступного мира России, планы политических радикалов на месяц вперёд, взяточников в высших чиновных кругах — поимённо. Знала даже, сколько денег тратят обучавшиеся в Лонжю, под Парижем, активисты-большевики. И не вина специалистов экстракласса, что их информацией политики пользовались порой весьма бездарно. (Это, похоже, судьба всех профессионалов, независимо от эпохи — достаточно вспомнить предостережение экспертов КГБ о планируемом извне развале Союза).

Не ускользнули, конечно, из поля зрения Департамента полиции и масонские органы в России. Плодом тщательного и кропотливого изучения их внутренней структуры, принципов действия и задач стала докладная записка, составленная экспертами Департамента ещё в феврале 1895 года, когда масонская сеть на территории Империи находилась в зачаточном состоянии. Информация, изложенная в ней, не потеряла своей актуальности до сего дня. Впрочем, судите сами. Мы предоставляем читателям выдержки из этого универсального документа…

Устройство «Всемирного общества вольных каменщиков», или «франко-масонов» уподобляется пирамиде, сложенной путём последовательного наслоения плоскостей, составленных из отдельных кирпичей. Каждый слой представляет иерархическую степень посвящения, каждый кирпич — отдельную ложу.

По окраске пирамида трехцветная. Нижние ряды — синие, верхние — красные… Низшее масонство включает три степени: ученик, подмастерье и мастер. Действительное назначение всего низшего масонства — просто служить кадром испытуемых для дальнейшего отбора…

Адепт низшего масонства ровно ничего существенного или поучительного не узнаёт. С течением времени для большинства поступивших из честолюбия, любопытства или ради заполнения праздного досуга масонская ложа превращается в нечто вроде скучного клуба с эксцентричным уставом, а самое масонство представляется чем-то напыщенным, смехотворным и в сущности бессодержательным.

Таковым на самом деле и было бы низшее масонство, не существуй трёх основных строго соблюдаемых правил.

В то время, как доступ в ложи высшей степени закрыт для адептов низшей степени, членам всех высших степеней, наоборот, вменяется в обязанность постоянное посещение низших лож, причём им сторжайше воспрещено чем-либо обнаруживать свою принадлежность к высшей степени масонства. Следовательно, над каждым поступившим в масонство сразу же устанавливается незримое для него систематическое и длительное наблюдение, гарантирующее продвижение только вполне подходящих элементов дальше, в глубь организации.

Таковыми являются обычно люди только двух определённых категорий. Либо это — простаки с громким именем, большим состоянием или кристальной общественной репутацией, либо люди, одарённые умом, способностями, знаниями, но с заметным уклоном к неуравновешенности в страстях (честолюбцы, игроки, развратники и т.д.)…

Среднее масонство существенно отличается от низшего, прежде всего, одностепенностью лож. Иначе говоря, всякая степень имеет свои собственные ложи.

Вторым существенным отличием является самый состав каждой ложи. Вместо случайного, разношерстного, каковым он бывает в низшем масонстве, состав ложи среднего значительно однороднее вследствие того, что адепты уже сортируются по ложам, в зависимости от общественного положения, социального круга, наклонностей, вкусов и других видовых признаков.

В ложах среднего масонства ритуал значительно упрощённый, характер же деятельности их разнородный. Одни занимаются политикой, другие — богоискательством, третьи — благотворительностью и т.д. Наблюдается, однако, нечто общее, т.е. специфически присущее любой из лож, а именно стремление подорвать в своих членах всякие принципы и традиции религии, семьи, служебной этики и проч.

Назначение среднего масонства: сперва пропустить адепта сквозь горнило всесторонних жизненных соблазнов, дабы выяснить себе точно полный нравственный облик его, безошибочно знать, на чём его поймать и чем его держать, далее — морально оторвать его от всего того, что человеку с детства было привычно почитать и беречь, т.е. нравственно обезличить его и тем самым превратить в послушное орудие масонской организации.

В среднем масонстве адепту раскрывается постепенно только одна какая-нибудь ближайшая цель, намеченная обществом (ниспровержение определённой династии, пропаганда монометаллизма и т.д.). Это неизбежно, т.к. каждый почти привлекается в качестве более или менее ответственного исполнителя той или иной отрасли масонской деятельности.

Некоторым, более зорким, выявляется при этом аморальность начинания, коему они призваны служить, и это сознание становится им настолько тягостным, что они стремятся отойти от масонства. Но выход из среднего масонства даром не проходит. Принимаются крутые меры, чтобы заглушить в обществе голос ренегата, посвящённого в кое-какие тайны.

Иногда просто его имя компрометируется инсинуациями, подтасовкой данных и т.д., иногда, если нужно, его настигает и какое-либо более существенное наказание, как-то: внезапное разорение, разбитая карьера, судебный процесс и проч.»[36].

Как видим, даже для стародавних российских спецслужб мало было тайн в деятельности масонства империи. События начала прошлого века дали убедительные факты «совместной» деятельности спецслужб и масонских структур по раскачке самодержавного строя, с разными, правда, целями. По полученным же результатам масоны оказались в большем выигрыше, хотя персонально многие из них потеряли всё, часто — и жизнь. Но несколько позже, уже после оглушительных побед и триумфов.

Как социальный институт, политический сыск древнее масонского интернационала, хотя и не «старше» организованной преступности. По сути, принципиальных расхождений в целях, методиках, технологиях деятельности спецслужб и масонов мало: служивая публика рекрутируется примерно из одних и тех же социальных групп, да и мотивации в деятельности членов тех и других «формирований» весьма похожи.

При наличии, конечно, определенных специфических отличий. Так, со сменой политических режимов и соответствующей сменой идеологий происходят кардинальные изменения и в руководстве спецслужб и в социальной принадлежности их личного состава. Существенно меняются наборы целей деятельности спецслужб.

В масонстве такого, как правило, не происходит, а неизбежные изменения носят более «естественный» характер — со сменой мировоззрений «вождей», изменениями социальной обстановки и т.п. Меняются и взаимоотношения спецслужб и масонов: если российские жандармы из политического сыска Империи по преимуществу видели в масонах, их методах работы и целях враждебную силу и только отсутствие политической воли монархии удерживало российские спецслужбы от радикальных действий по полному их изведению (что вполне было по силам тогдашним идейным потомкам Малюты Скуратова), то спецслужбы США изначально видели в масонах своих ближайших союзников и соратников.

Потому, как политический режим страны создавался масонами, был их родным, и его сторожевые псы в образе американских спецслужб воспринимали отцов-основателей, как свою единокровную родню. Возможности же масонских лож США за рубежами, как и возможности транснациональных корпораций со штаб-квартирами в Америке, использовались разведсообществом США полной мерой. Равно, как и использование поддержки американских спецслужб масонами и теми же ТНК. Технологии и модели таких взаимодействий частично описаны ранее.

Выполняя для «элиты» ту же функцию, что и организованная преступность для неимущих социальных слоёв, масоны в полной мере подвержены влиянию всех социальных перемен, происходящих в мире, в том числе и тех, что произошли и при их активном участии. В мире, где «всё течёт, всё меняется», и братьям из разнообразных лож, задрав повыше фартуки «вольных каменщиков», приходится подчас улепётывать со всех ног от социальных лавин, непрестанно срывающихся то там, то здесь в качестве «побочных» результатов их особо бурной и удачной закулисной деятельности.

Если масоны и получили репутацию зловещей, почти демонической силы в мире (китайцы, вероятно, неудержимо гогочут, услышав подобные утверждения), то, прежде всего, благодаря грамотной, весьма масштабной, интенсивной и непрерывной организационной работе. Только тот, кто возглавляет или был в руководстве мощных национальных структур, вполне осознаёт, какого постоянного напряжения сил, воли, ума потребно, чтобы постоянно восстанавливать численность и структуру масштабной корпорации (вне зависимости от её целей, идеологии, технологий деятельности), избывая ущербы, наносимые ей «естественной» убылью «личного состава», боевыми или производственными потерями.

Кроме того, надо готовить и исполнять многочисленные регламентные мероприятия (регулярные заседания руководящих органов, тематические совещания, съезды, конгрессы, конференции и т.п.). И каково стоит поддерживать надлежащую исполнительную дисциплину рядовых членов и руководителей, различных уровней иерархии! А чего стоит одна только обязательная проверка получаемых результатов: если доверять только отчётам и рапортам исполнителей — беды не миновать.

Немало сил у руководителей уходит на урезонивание противоборств соперничающих работников, руководителей, целых структур, не позволяя конфликтам разрастаться до опасных для деятельности структуры масштабов. Очень важно (и весьма недёшево по разнообразным затратам) присматривать за своими — чтоб не переметнулись, отслеживать появление «засланных казачков» в своих рядах. А самое основополагающее — обеспечивать постоянно достаточное финансирование всей организованной и прочей деятельности.

Действующие закономерности здесь просты: разрастающиеся структуры, возрастающий уровень стандартов обеспечения жизнедеятельности корпорации и её членов, порождают всё более и более жестокие нужды в притоке финансов. Каждое очередное повышение этой «планки» воспроизводит проблему финансов в ещё большем масштабе. Так — до бесконечности. Посему масонство, даже если бы ничего больше не предпринимало, кроме обустройства своей структуры и организации её жизнедеятельности, обречено оставаться в вечной, всё более интенсивной погоне за деньгами и властью как источником новых денег.

Учитывая качества рекрутируемых — по преимуществу честолюбивых, со склонностями к негодяйствам — нетрудно согласится с критиками масонства, утверждающими, что их адепты, ради обогащения идут на всё. И «контора» их покрывает и защищает — куда деваться, если хочешь иметь впечатляющий и постоянно пополняемый «общак».

Постоянная грамотная (опыта векового хватает!) осада в незримых боевых шеренгах любых значимых должностей и больших состояний гарантировано обречена на успех. Благодаря чему масоны в странах своего преобладания успешно наполняют своими адептами государственные структуры власти и управления, окрашивая их деятельность в концентрированные тона стяжательства и неистребимой коррупции. Что, в свою очередь, сильно облегчает и спецслужбам вербовку во властных структурах на компроматах агентуры для себя, понуждая её решать задачи разведобщества.

Но доминирование безнравственных честолюбцев в структурах государственной власти и управления «цивилизованных стран», кроме повышения значимости и эффективности кое в чём их спецслужб, имело ещё и массу других важных следствий. В числе которых — существеннейшее преобладание в цивилизационной культуре бытовых ценностей, нравов морально несостоятельных, духовно ущербных «элит».

 

[35] Председатель Архиерейского Собора Русской Православной Церкви за границей Митрополит Антоний. «Не всякому духу верьте». «Советская Россия». 09.09.1993 г.

[36] «Спохватятся, да будет поздно (Из архива спецслужб Российской Империи)». «Советская Россия». 09.09.1993 г.

X