Власть доллара

Рубрика: Книги

Война в Югославии, стимулируемый наплыв неквалифицированной рабочей силы в Западную Европу, а также навязывание давно исчерпавшего себя либерализма (современной болезни России) являются всего лишь наиболее видимыми проявлениями данного столкновения глобальных интересов.

В настоящее время внешняя экспансия доллара постепенно начинает снижать обороты — дополнительных территориальных ресурсов для сброса всё возрастающей инфляционной массы, после распада мировой социалистической системы, не предвидится, а обеспеченность доллара сократилась до минимума.

Вспомним, что сначала в качестве единой меры стоимости выступало золото, потом — доллар, обеспеченный золотом (Бреттон-Вудская система), потом — «долговая расписка», напоминающая о том, что трудовую теорию стоимости, за 150 лет до Маркса, сформулировал не кто иной, как Бенджамин Франклин.

Приемлемым выходом из сложившейся ситуации становится периодическая организация финансовых кризисов, поскольку любая национальная экономика имеет тенденцию впитывать дополнительные объёмы мировой резервной валюты именно в результате последних.

Причём, не следует уповать на то, что какой-либо управляемый региональный кризис вдруг возьмёт и перерастёт в неуправляемый мировой. Ведь на долю США приходится порядка 30% мирового ВВП, а американским гражданам и корпорациям принадлежит 55% всех выпущенных в мире акций.

Таким образом, США являются локомотивом не только мировой экономики, но и мировой финансовой системы. Следовательно, кризис может стать глобальным только после того, как он поразит США и, тем самым, отправит весь состав под откос.

Фундаментом, на котором основывается экономика США, является обычная долговая пирамида.

Она характеризуется высокими постоянными темпами роста денежной массы, потребительского и корпоративного кредитов, внешнеторгового дефицита и зависимости экономики США от притока иностранного капитала.

Например, в 1997 г. США привлекли инвестиций на сумму в 91 млрд. долл. Существование финансовой пирамиды обусловлено не внутренними факторами, а внешними обстоятельствами: в первую очередь — это уровень доверия к ней крупных инвесторов, а также частных лиц, использующих доллар США в качестве резервной валюты.

Но в формировании этого доверия задействованы не американское трудолюбие или инновационные технологии, а правительственные статистические органы и, частично, бухгалтеры крупных американских корпораций.

Энтони Саттон свидетельствует: «Современные экономисты настолько пристрастились к математической манипуляции (под надуманным предлогом скрупулёзности), что они полностью пренебрегают основными экономическими аксиомами».

На самом деле, это не «надуманный предлог скрупулёзности», а общепринятая (особенно в период правления администрации Клинтона) в США практика, целенаправленно идущая в разрез с традиционными методиками расчёта экономических показателей.

Её цель — формирование доверия к экономике США со стороны крупных и мелких инвесторов.

Есть все основания полагать, что впечатляющие показатели экономического роста и инфляции, а также высокие прибыли американских корпораций не соответствуют действительности, поскольку система национальных счетов, применяемая статистическими службами США, характеризуется математическими искажениями, маскируемыми специфичностью расчётов ряда макроэкономических показателей.

Главным индикатором инфляции является индекс потребительских цен, рассчитываемый по составу корзины товаров.

В настоящее время в США подавляющая часть рабочей силы (порядка 70%) занята в сфере услуг. Поэтому индекс потребительских цен следовало бы рассчитывать преимущественно по услугам, а не по товарам.

Более того, использование данного индекса в качестве дефлятора ВВП приводит к завышению реальных темпов роста экономики.

Также мало кто знает, что США включают в состав ВВП «приписную ренту» (арендную плату, которую должны были бы платить собственники домов и квартир, если бы они жили в сдаваемой недвижимости, то есть, фиктивную арендную плату). Данная манипуляция приводит к завышению ВВП порядка на 10%.

Современный американский политический деятель Линдон Ларуш утверждает:

«Статистические отчёты периода с 1955-го по 2002 г., якобы свидетельствующие о чистом росте американской экономики, все до одного основаны на обмане. Сегодняшняя волна банкротств представляет собой проявление скрыто вызревавшей в течение последних семи лет несостоятельности американских фирм».

Кстати, никто уже не замечает того, что одной из самых избитых, но в то же время неестественных «аксиом», является постоянное снижение цен на золото при устойчивом на него спросе, превосходящем объёмы добычи.

Здесь мы имеем дело с монополией («золотым трестом») центральных банков (в первую очередь Федеральной резервной системы), ведь повышение цен на золото вызовет отток средств с фондового рынка и дальнейшую цепную реакцию банкротств.

Кроме того, низкие цены на золото позволяют скрывать инфляцию фондовых активов, которая в любой момент может перекинуться на рынок потребительских товаров, и занизить процентные ставки.

Также постоянно снижающиеся цены на золото обеспечивают максимальную прибыльность от спекуляции с ним на бирже. Здесь основными монополистами выступают «Чейз Манхаттан банк» (финансовый центр Рокфеллеров) и «Дж. П. Морган». Этим двум кредитным учреждениям уделено особое внимание в работе Саттона.

Конечно же, вышеизложенное не означает, что американская экономика в чём-то уступает экономике ЕС.

Однако она находится в весьма уязвимом положении, поскольку реальные процессы, проистекающие в ней, не соответствуют ожиданиям даже самых рядовых инвесторов, которые, в свою очередь, об этом не подозревают.

Поэтому для сохранения статуса доллара может потребоваться очередной мировой военный конфликт, необходимость которого уже назрела, но целесообразность, по понятным причинам (наличие ядерного вооружения), ещё нет.

Во время предвыборной гонки финансовую поддержку Джорджу Бушу-младшему оказал американский ВПК. В свою очередь новоизбранный президент не остался в долгу.

В 2003 г. на военные нужды планируется выделить почти 400 млрд. долл., что может стать крупнейшим увеличением бюджета Пентагона с 1966 г.

Военное министерство США планирует направить данные средства на следующие цели: разработку беспилотных летательных аппаратов и «самолётов-неведимок» нового поколения, создание национальной системы ПРО (7,8 млрд. долл.), закупку оружия (73,4 млрд. долл.), военное строительство (4,8 млрд. долл.), помощь военным инвалидам (5,8 млрд. долл.).

Примечательно, что значительные ассигнования предусмотрены на экологические программы. Таким образом, дальнейшая эскалация военных конфликтов в период срока президентства Буша-младшего гарантирована.

После Первой мировой войны США увеличили свой экспорт втрое, а страны Европы превратились из кредиторов Америки в её должников.

После холодной войны в должников США превратился практически весь цивилизованный мир.

Давать кредиты для США более жизненно важно, чем получать их обратно. Этим достигается постоянный спрос на долларовую массу.

Именно поэтому США превратились не только в крупнейшего кредитора, но и в лидера по объёму внешнего долга. США обладают показателем внешней задолженности примерно в 700 млрд. долл.

К слову, внешний долг Германии, обладающей вторым после США показателем, равен 350 млрд. долл.

Правда, стоит отметить, что сам по себе уровень внешней задолженности — показатель относительный. Наиболее универсальным индикатором является отношение внешнего долга к ВВП. Оно определяет возможность обслуживания внешней задолженности.

Поэтому говорить об отрицательном воздействии внешнего долга на экономику государства можно только тогда, когда его удельный вес в ВВП достигает предельных значений.

В частности, в России отношение внешнего долга к ВВП достигло к концу 1999 г. 85%.

В других странах первой пятёрки должников показатели были следующими: в США — 9%, в Германии — 13,5%, в Бразилии — 28,1%, в Мексике — 35,5%.

Таким образом, даже если вычесть все заложенные в валовой продукт манипуляции, то США в настоящее время, более или менее, эффективно могут обслуживать свой внешний долг.

Следовательно, для обострения проблемы внешней задолженности, требуется не, как таковое, её увеличение, а расширение отношения задолженности к ВВП.

То, что кредитование уже давно превратилось в элементарную профанацию, отягощающую долговое бремя государства, и приносящую народу не пользу, а только вред, доказывает официально признанный факт расхищения самого крупного из предоставленных России МВФ кредитов.

Ещё 19 марта 1999 г. в газете «Нью-Йорк Таймс» министр финансов США Р. Рубин заявил, что «заем в размере 4,8 млрд. долл., выделенный МВФ России 14 августа 1998 г., расхищен окружением президента Ельцина».

Согласно газете, в тот же день вся эта сумма была переведена со счета № 9091 Федерального резервного банка Нью-Йорка в отделение «Кредитанштальт-Банкферайн» (Лугано, Швейцария) в пользу АО «Ост-Вест Хандельсбанк» (Франкфурт-на-Майне).

Дальнейшее расследование показало, что 2 млрд. 350 млн. долл. из Франкфурта были переведены в «Бэнк оф Сидней». Оттуда 235 млн. были зачислены на счёт некоей австралийской компании.

Оставшуюся сумму конвертировали в фунты стерлингов и перевели в Национальный Вестминстерский банк в Лондоне. «Прибыль» распределили так: 1,4 млрд. долл. получил «Бэнк оф Нью-Йорк», 780 млн. — «Креди Сюис» (Швейцария), а 270 млн. получило лозаннское отделение «Кредитанштальт-Банкферайн».

Теперь подытожим те факторы, которые могут вызвать предполагаемый крах мировой долларовой системы и, как следствие, уход доллара США с позиций мировой резервной валюты.

1) Американское благосостояние держится на притоке иностранного капитала, компенсирующего колоссальный по своим масштабам внешнеторговый дефицит США. Однако в последние годы Уолл-стрит перестаёт быть главным центром притяжения капиталов. На первые позиции выходят европейские и азиатские фондовые рынки.

2) Стабильный доллар стимулирует падение уровня конкурентноспособности и прибылей американских промышленных компаний, что вызывает недовольство у внутренних производителей. Вот, что заявил Джордж Буш 17 июля 2001 г.: «Рынок предпочитает сильный доллар. На самом деле, сильный доллар создаёт нам не только преимущества, но и проблемы. В первую очередь он затрудняет американский экспорт». Данная реплика Буша сразу вызвала небольшое падение доллара.

Не исключён вариант мягкой девальвации доллара, что может привести к кризисным явлениям в азиатских странах, живущих за счёт экспорта в США, а также в России, которой некому будет продавать нефть и сталь.

Правда, некоторые специалисты полагают, что ослабление доллара пойдёт на пользу всей мировой экономике. Но здесь присутствует только доля истины, поскольку мнения насчёт того, что является стержнем мировой экономики, сильно разнятся.

3) Все сектора американской экономики перегружены долгами (агрегированная задолженность её — 32 трлн. долл.).

4) Рост «виртуальной» («новой») экономики приводит к повышению издержек в промышленности, оттоку специалистов из секторов традиционной («старой») экономики.

Прибавим к этому рассмотренные выше факторы возможного:

5) укрепление альтернативной доллару региональной резервной валюты;

6) повышение роли золота в системе мировых финансов.

Каковы в этих условиях шансы геоэкономического проекта «евро»?

Можно утверждать, что рынок евро уже успел сформироваться, и в настоящее время создаёт определённую конкуренцию доллару США.

Например, в поддержку евро высказался Китай, 45% выпускаемых на мировых рынках облигаций номинируются в евро, а Ирак в 2000 г. потребовал перевести в евро всю свою выручку от экспорта нефти.

В то же время, евро, как альтернативная международная валюта, будет набирать силу ещё достаточно долго, поскольку смена резервных валют никогда не происходит моментально.

Вспомним, что фунт стерлингов потерял свою роль основной резервной валюты только после Второй мировой войны, хотя становление доллара США началось на рубеже веков.

Введение евро уже ликвидировало колебания валютных курсов на европейском континенте и несколько снизило себестоимость товаров и услуг (риск, связанный с колебаниями, закладывается в себестоимость продукции).

Данные, которые ежедневно поступают с мировых бирж, свидетельствуют о хронических трудностях, испытываемых американской экономикой.

Финансовый рынок США падает и, по всей видимости, будет падать и далее. Отрицательно на курс доллара влияют также крупные финансовые скандалы внутри США (Enron, WorldCom).

Доллар будет ещё достаточно долго доминировать на рынках сырья также и потому, что сильный евро способен подорвать конкурентоспособность европейских товаров.

Поэтому в данный момент мы не наблюдаем политического единства стран Западной Европы (особенно Франции и Германии) и какого-либо желания у США уступать свои позиции.

К тому же, из-за резкого роста курса евро по отношению к доллару, Россия может понести дополнительные расходы, связанные с обслуживанием государственного долга, ведь основная часть долгов Парижскому клубу кредиторов рассчитывается в евро.

Наконец, стоит отметить, что американская политика имеет первостепенное значение не только для политологов, крупных инвесторов или предпринимателей, но и для рядовых граждан России.

Причины лежат на поверхности: российская экономика встроена в финансовую модель МВФ, а сбережения домашних хозяйств в своей массе конвертированы в доллары США.

Многие обозреватели уверенно говорят о неизбежной девальвации доллара. Однако, не исключено, что западный мир переживёт её за счёт третьих стран, а также посредством технологического отрыва от всего остального мира, включая Россию, которая и далее будет заниматься перераспределением собственности (на современном этапе — землёй).

Вряд ли следует также ожидать того, что экономическая конфронтация внутри «цивилизованного сообщества» перерастёт в ближайшее время в крупный политический или даже военный конфликт.

Ещё осталось достаточно много «врагов» американского образа жизни, объединяющих его приверженцев в единую силу.

Денис Карев

X