Власть доллара

Рубрика: Книги

Приложение 5. Кто правит Россией

World Business Newspaper. Financial Times

Международная газета деловых кругов «Financial Times» от 1 ноября 1996 опубликовала большую статью под названием «Московская группа семи», где даёт характеристику наиболее приближённым к больному президенту и наиболее могущественным политикам России.

Слева направо помещены фотографии:

зам. секретаря по национальной безопасности, хозяина «Логоваза» и ОРТ — Бориса Березовского;

бывшего руководителя Онексимбанка и нынешнего первого премьер-министра — Владимира Потанина;

главы МОСТ-банка, хозяина НТВ и издательского дома «Семь дней» — Владимира Гусинского;

главы администрации президента и директора приватизационных программ — Анатолия Чубайса;

родной дочери Ельцина и компаньона Чубайса — Татьяны Дьяченко (по словам Березовского, она «наиболее эффективный канал связи с президентом»).

В группу также входят (их фото не воспроизведены):

президент фининсовой корпорации МЕНАТЕП и «нефтяной империи» — Михаил Ходорковский;

глава Столичного банка — Александр Смоленский;

руководители АЛЬФА-БАНКА — Пётр Авен и Михаил Фридман.

Предприятия этих дельцов, по сведениям газеты, в совокупности контролируют около 50% всей российской экономики.

Обращает на себя внимание также и тот факт, что все перечисленные банкиры (кроме Потанина) входят в руководящий круг Российского еврейского конгресса (РЕК), который возглавляет Владимир Гусинский.

Среди политиков, приближённых к избранной семёрке, названы Григорий Явлинский, Егор Гайдар и Валентин Ковалев.

Источник: «Financial Times», 1/11/1996.

Приложение 6. Евро против доллара?

Страны Европейского союза хотят реорганизовать своё представительство в МВФ, чтобы получить власть, аналогичную той, что имеют США.

Комиссар ЕС по экономической и валютной политике Педро Сольбес призывает правительства 15 стран отказаться от своих мест в руководстве фонда и выдвинуть единого представителя от ЕС.

Реализация идеи Сольбеса позволит ЕС получить более 15% голосов в руководстве МВФ, что даст блоку право вето при принятии важнейших решений — например, о предоставлении кредитов странам, испытывающим финансовые и экономические трудности.

Сегодня США, у которых 17,2% голосов, являются единственным акционером фонда, имеющим право вето. Несколько раз они использовали его, ограничивая выделение средств, и демонстрировали таким образом международному финансовому институту свою власть.

У ЕС нет такой возможности. В общей сложности у стран ЕС 34% голосов, однако, они распределены между девятью делегациями, голосующими независимо. Германия, Великобритания и Франция имеют по одному месту, другие страны ЕС входят в блоки со странами, не являющимися членами союза.

Больше всего голосов среди европейских стран имеет Германия (6%), однако, это существенно меньше 15%, необходимых для того, чтобы заблокировать любое решение. Голоса в руководстве МВФ распределены в соответствии с долей страны в капитале фонда.

Теоретически страна может взять в кредит сумму, в три раза превышающую её долю в капитале МВФ. Но на практике фонд в последние годы выдавал гораздо большие суммы странам Азии и Латинской Америки, в которых разразился кризис.

Если ЕС перетасует свои голоса, их число существенно уменьшится с нынешних 34% и, соответственно, уменьшится сумма, которую страны союза смогут взять в кредит. Директор Института международной экономики Фред Бергстен считает предложение Сольбеса хорошей идеей.

«Одна страна не должна управлять миром, и это [уравнивание влияния] уже происходит в торговле», — говорит он.

Перед Сольбесом, однако, стоит непростая задача: не исключено, что Германия и Великобритания не захотят отказываться от своих мест, да и США идея появления равного по силе партнёра вряд ли придётся по душе.

Вначале было ЭКЮ, но неудачно. Многие считают, что Сорос атаковал в 1992 г. фунт, на основе которого предполагалась ЭКЮ и похоронил идею общеевропейской валюты в то время.

Говорят также, что китайцы, которые из деятельности Сороса сделали выводы, разорили его при попытке обвалить в 1997 г. гонконгский доллар. После этого Сорос разочаровался в глобализации и написал очень эмоциональную книжку.

После ЭКЮ европейцы пошли на единую валюту в её нынешнем виде. На евро было произведено со стороны США и подконтрольных им игроков (НАТО, глобальные спекулянты) достаточное количество атак.

Однако в целом Европа оказалась готовой и, несмотря на обвалы курса евро после Югославии и Косова, ввела наличный евро достаточно уверенно.

Новость, которая явилась информационным поводом для начала этой ветки, на мой личный взгляд подтверждает устойчивость позиций ЕС по отношению к США в деле непростого и многогранного противостояния евро и доллара.

Давайте подумаем. Статус мировой валюты, не менее важной и сильной, чем доллар, евро не обретёт лишь на том, что будет обслуживать рынок стран ЕС (самый ёмкий в мире), что евро вытеснит доллар из стран ЦВЕ, что в евро номинируется всё большее количество долгосрочных облигаций, что, может быть, ряд значимых стран (Китай, может быть... и Россия, и др.) переведут свои резервы или их часть, в евро.

Чтобы стать действительно мировой валютой, евро должен быть вклинен в трансфертные операции, проводимые основными рычагами глобализации. А этот процесс, т.е. глобализацию, принято отсчитывать от Бреттон-Вудских соглашений, когда были приняты первоначальные стратегические в этом направлении решения и созданы основные «органы глобализации» — ВТО, МВФ, ВБ.

При таком подходе попытка ЕС установить, как минимум, не меньшую степень контроля над МВФ, чем есть сегодня у американцев, может рассматриваться именно, как свидетельство того, что евро успешно прошёл стадию внедрения в наличный оборот, что распространение евро на страны ЦВЕ, Северную Африку и бывшую зону франка не вызывает серьёзных опасений у руководства ЕС и оно намерено реализовать серию шагов по резкому усилению своего присутствия в контролируемых ныне Соединёнными Штатами перечисленных глобальных организациях.

МВФ — очень показательный пример. Едва ли не притчей во языцех является исключительная зависимость решений руководства МВФ от воли США. И вот, по этой важной точке американского глобального влияния, проводит свою атаку Европа.

Было бы неразумно полагать, что здесь идёт «борьба двух миров», суть в ином — геополитической и геоэкономической целесообразности.

Волей и напряжением стратегической мысли Америки из МВФ был создан очень доходный инструмент. Третьи страны побуждаются МВФ-ом к тому, чтобы брать кредиты Фонда в среднем под 7-15 % годовых.

Здесь стоит обратить внимание, что, согласно регулярно публикуемой ООН статистике, средние темпы роста в третьих странах 2-3% в год. При такой ситуации проблематичным становится не просто выплата кредитов, а даже само их обслуживание.

На более понятном языке это и называют долговой ловушкой. Третьи страны вынуждены снова брать новые кредиты, таким образом, генерируется спрос на доллары, в которых кредиты Фонда выдаются.

С геоэкономической точки зрения «глобализация», если применять этот термин — это борьба за ресурсы. В случае с МВФ Европа борется за очень серьёзные ресурсы, которые, к тому же, крайне необходимы Америке в её нынешней ситуации.

Обязательно, в той или иной форме, стоит ожидать агрессивных европейских инициатив и по отношению к иным глобальным организациям.

Нельзя забывать, что ФРС — это ЧАСТНАЯ американская корпорация, хотя и очень специфичная, поскольку получает со всего мира монопольный доход за счёт эмиссии валюты единственной в мире сверхдержавы, а также за счёт эмиссии долговых обязательств этой сверхдержавы.

К примеру, ФРС в 2001 году получила чистую прибыль в размере 31.87 млрд. долл. Из них 27.14 млрд. долл. было перечислено в казначейство США. В основном прибыль ФРС была сформирована за счёт операций с государственными ценными бумагами 30.54 млрд. долл.

Об этом говорится в официальных материалах ФРС. Но реально ФРС зарабатывает больше — просто нам трудно пересчитать выгоду от хождения доллара вне Америки, а эти данные, по понятным причинам, ФРС не публикует.

Интересно, что при таких прибылях по тем же данным операционные расходы 12-ти региональных резервных банков, входящих в ФРС, в прошлом году составили 1.78 млрд. долл.

Очень эффективная корпорация! А её директор Алан Гринспен должен быть в почёте у основных акционеров ФРС — ряда крупнейших американских банков.

И как раз в силу того, что ФРС — это чисто американская фирма, а не международная организация, такого лёгкого формального повода, как в случае с МВФ, у Европы не будет.

Слабость ФРС кроется в её силе — в долларе. Угроза доллару, как глобальной валюте — это и есть угроза ФРС и её роли в Америке.

Николай фон Крейтор

Источник: www.whiteworld.ru

X